Про­ро­че­ства из ста­рой тет­ра­ди

Ма­ма оста­ви­ла нам свои за­пи­си, ко­то­рые ей яко­бы на­дик­то­ва­ла яв­ля­ю­ща­я­ся по­кой­ная пра­ба­буш­ка во вре­мя ви­де­ний

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Темная сторона - бу­ду На­кон (п п стр Здес н

Са­жать у де­да кар­тош­ку наш «тру­до­вой де­сант» из де­тей и вну­ков при­был по­сле тру­до­во­го дня. Ра­бо­тать бу­дем утром. По­ужи­нав, рас­по­ло­жил­ся в до­ме на ноч­лег. До­ста­ли ста­рин­ные се­мей­ные фо­то­аль­бо­мы в бар­хат­ных пе­ре­пле­тах. В фи­гур­ные про­ре­зи на по­жел­тев­ших кар­тон­ных стра­ни­цах встав­ле­ны чер­но-бе­лые сним­ки.

– Мам, смот­ри, тут ка­кая-то тет­рад­ка вло­же­на! – вос­клик­ну­ла моя млад­шая доч­ка Ли­зоч­ка. И прав­да, сре­ди стра­ниц мас­сив­но­го аль­бо­ма за­те­ря­лась по­тер­тая ро­зо­вая уче­ни­че­ская тет­радь. А из нее, в свою оче­редь, вы­па­ло фо­то кра­си­вой чер­но­во­ло­сой жен­щи­ны в длин­ном пла­тье. Незна­ко­мой. Стран­но, я его рань­ше ни­ко­гда не ви­де­ла.

– Кто это? – спра­ши­ваю от­ца. – Не знаю, – оза­да­чен­но вер­тит он в ру­ке кар­тон­ный пря­мо­уголь­ник. – Не пред­став­ляю, как это сю­да по­па­ло.

На обо­ро­те ру­кой по­кой­ной ма­мы на­пи­са­но: «Моя ба­буш­ка, мо­им доч­кам пра­ба­буш­ка». Мел­ким убо­ри­стым ма­му­ли­ным по­чер­ко­мр в по­тре­пан­нойр

Из тет­ра­ди вы­па­ло фо­то, ко­то­ро­го мы ни­ко­гда не видели рань­ше

тет­ра­ди на­пи­са­ны, по­хо­же, тай­ны ее ро­да!

– Да­вай про­чи­та­ем! – за­го­ре­лась Лиз­ка.Л

Над­пи­си на­по­ми­на­ли за­шиф­ро­ван­ную тай­но­пись. Кто это смо­жет разо­брать, ин­те­рес­но?

– А я и не знал, что она та­ким за­ни­ма­лась. Ко­гда же успе­ла все это за­пи­сать? – вздох­нул отец. – Пло­хо мы, зна­чит, зна­ли на­шу ма­му­лю, – при­го­рю­ни­лась я. Она скон­ча­лась шесть лет на­зад. И я все еще тос­ко­ва­ла по ней. Раз­би­рать ста­рин­ные пре­да­ния по­ру­чи­ли мне. При­е­хав домой, за­бро­си­ла на­ход­ку на пол­ку и за­бы­ла. А ко­гда тет­радь вновь по­па­лась на гла­за, от­кры­ва­ла шур­ша­щие стра­ни­цы, на­стро­ив­шись до­воль­но скеп­ти­че­ски. В по­след­ние го­ды у на­шей ма­мы и бабушки бы­ло не все в по­ряд­ке с го­ло­вой, к со­жа­ле­нию, это так – ме­ди­цин­ский ди­а­гноз. Что она мог­ла вы­ду­мать в то вре­мя? Од­на­ко пер­вая же стра­ни­ца за­ста­ви­ла ме­ня за­ме­реть. «Ана­то­лий умрет в го­ду, что за­кон­чит­ся на двойку». Ма­ма пи­са­ла это са­мое позд­нее в 2009 или 2010 го­ду. А ее дво­ю­род­но­го бра­та, дя­дю То­лю, по­хо­ро­ни­ли в 2012-м. От­ку­да ма­моч­ка мог­ла об этом знать? Про­чи­тав сле­ду­ю­щую запись, я по­хо­ло­де­ла. «Зоя – две еди­ни­цы». Это бы­ло ма­ми­но имя. Умер­ла она в 2011-м. Са­ма се­бе кон­чи­ну пред­ска­за­ла? Я ки­ну­лась к от­цу.

– Что же это та­кое? В го­ло­ве у нее по­му­ти­лось и дар пред­ви­де­ния от­крыл­ся? – недо­уме­вал пап­ка.

Те­перь все сво­бод­ное вре­мя мы по­свя­ща­ли ста­рым за­пи­сям. Обо всех смер­тях, уже слу­чив­ших­ся и бу­ду­щих. Но не по­ни­ма­ли – от­ку­да ма­моч­ка обо всем узна­ла. На­ко­нец разо­бра­ли все. Оказалось (по ма­ми­ным сло­вам), об этом по­ве­да­ла ей кра­са­ви­ца с той стран­ной фо­то­гра­фии. – Здесь нет вен­зе­ля ма­сте­ра, рань­ше ведь все фо­то­гра­фы ста­ви­ли на сним­ках свою фа­ми­лию и ад­рес ате­лье, – рас­смат­ри­вал сни­мок отец.

– Ты по­смот­ри, он же от­ли­ча­ет­ся от дру­гих, ка­кой-то го­лу­бо­ва­тый, слов­но в дым­ке, – вто­ри­ла ему я. – Буд­то из дру­го­го ми­ра…

Ма­му­ля на­пи­са­ла, что, раз­би­рая ста­рые рас­сох­ши­е­ся че­мо­да­ны, слу­чай­но на­ткну­лась на неиз­вест­ное фо­то сво­ей баб­ки Изоль­ды, рож­ден­ной в по­за­про­шлом ве­ке.

«Кра­си­вая брю­нет­ка с вы­ра­зи­тель­ным взгля­дом вдруг под­миг­ну­ла мне, – пи­са­ла ма­ма. – Я по­ду­ма­ла – по­ме­ре­щи­лось, но нет – рес­ни­цы порт­ре­та дрог­ну­ли еще раз, и еще. И вот мор­га­ет она, я смот­рю на нее, а пе­ред гла­за­ми все плы­вет, ли­ца и циф­ры по­яв­ля­ют­ся, как в ки­но. И го­лос слы­шу, он называет име­на и да­ты. Ви­жу двух по­хо­жих друг на дру­га де­ву­шек… с вы­ко­ло­ты­ми гла­за­ми. Ви­жу па­пи­ну сест­ру те­тю На­дю, ко­то­рую гли­ной в ка­рье­ре при­ва­ли­ло еще до мо­е­го рождения. Яс­но по­ни­маю, что это она! Тут же воз­ни­ка­ют крас­ные, слов­но кро­ва­вые, бук­вы и циф­ры – На­деж­да, 1930. Не зна­ла я ни­ко­гда, в ка­ком го­ду это с ней про­изо­шло, но на­вер­ня­ка в трид­ца­том. Отец еще не же­нат был, с ма­те­рью и сест­ра­ми жил, рас­ска­зы­вал».

– Вот это да... – в ужа­се про­тя­ну­ла я.

– Так и са­мим свих­нуть­ся недол­го, – со­гла­сил­ся па­па. Мы скло­ни­лись над тет­рад­кой. На этом ме­сте ми­сти­че­ский днев­ник об­ры­вал­ся, по­том шли стер­тые ка­ран­даш­ные строч­ки. Пе­ре­вер­нув стра­ни­цу, я про­чла чет­кую запись, сде­лан­ную вполне ре­аль­ной ша­ри­ко­вой руч­кой зе­ле­но­го цве­та. Ад­ре­со­ва­на она бы­ла мне! «На­та­шень­ка! Я знаю, что эти сло­ва чи­та­ешь ты, а ме­ня уже нет. Ты все­гда бы­ла лю­бо­зна­тель­ной, и ми­мо тет­ра­ди не прой­дешь. Имен­но ты, а не Ироч­ка, ко­то­рая уже дав­но да­ле­ко от те­бя. (Бо­же! Я ужас­ну­лась. Сест­ра за гра­ни­цей, но от­ку­да ма­ма то­гда мог­ла об этом знать?) Да ей и не на­до это­го знать, за­кли­на­ние мо­жет ей на­вре­дить, у нее доч­ка. А ты про­чи­тай. На те­бе за­кон­чит­ся на­ше про­кля­тие. Ты пер­вым ро­ди­ла сы­на и этим спас­ла по­том­ков».

У ме­ня про­сто во­ло­сы на го­ло­ве ше­ве­ли­лись, ко­гда чи­та­ла по­сла­ние с то­го све­та. Я по­лу­чи­ла ве­сточ­ку от ма­мы, а она – от

Отец не знал, что пе­ред смер­тью лю­би­мая же­на ве­ла нечто вро­де днев­ни­ка

сво­ей пра­ро­ди­тель­ни­цы. Оказалось, в этом ро­ду жен­щи­ны уми­ра­ли на­силь­ствен­ной смер­тью. В каж­дом по­ко­ле­нии кто-то ста­но­вил­ся жерт­вой за­га­доч­но­го про­кля­тия. Как по­ве­да­ла ма­ме ее баб­ка Изоль­да, наш пре­док со­блаз­нил и бро­сил кра­са­ви­цу-цы­ган­ку. Та про­кля­ла весь род невер­но­го воз­люб­лен­но­го. По­том за­ре­за­ла и со­пер­ни­цу, и пар­ня. У них оста­лись

доч­ки­б­лиз­не­цы. Че­рез два­дцать лет на них на­па­ли гра­би­те­ли, из­на­си­ло­ва­ли и вы­ко­ло­ли гла­за, чтоб те не смог­ли опи­сать внеш­ность ду­ше­гу­бов. Де­вуш­ки умер­ли…

У са­мой пра­баб­ки Изоль­ды не е бы­ло до­че­ри – у нее ро­дил­сяя един­ствен­ный сын, ма­мин па­па па­па.. Кста­ти, я при­пом­ни­ла: она рас- ска­зы­ва­ла, что де­да в мла­ден- че­стве спас­ло чу­до. Он уми­рал л от скар­ла­ти­ны. В дом при­шел л пут­ник и по­про­сил­ся пе­ре­но- че­вать. Уви­дев боль­но­го ре­бен- ка, скло­нил­ся над ко­лы­бе­лью,, по­шеп­тал, и на­ут­ро ста­ло яс­ноо – ма­лыш вы­здо­ро­ве­ет. То был л по­сла­нец про­ви­де­ния, по­за­бо- тив­ший­ся о том, что­бы род не е пре­рвал­ся.

Дед по­гиб на войне, но успел оста­вить тро­их де­тей. Сре­ди них бы­ла дочь – моя ма­туш­ка. За­кля­тие пре­рва­лось. Мо­жет, по­это­му Изоль­да смог­ла по­ве­дать обо всем по­том­кам. Ведь у нее не бы­ло до­че­ри.

А вдруг оно все-та­ки оста­лось?

История всех смер­тей та­кая за­пу­тан­ная, что я не сра­зу разо­бра­лась

Ма­ма за­пи­са­ла, что несча­стья долж­ны пре­кра­тить­ся толь­ко на мне…

За­висть, за­го­во­ры, отрав­ле­ния, пре­ступ­ле­ния – мно­го че­го бы­ло в этом ро­ду. Дочь од­ной из тех близ­ня­шек сго­ре­ла в до­ме во вре­мя по­жа­ра, доч­ку дру­гой под­нял на ро­га разъ­ярен­ный бык… Обе ку­зи­ны по­гиб­ли в один год и оста­ви­ли каж­дая по две до­че­ри. Слов­но по чьей-то злой во­ле, жен­щи­ны ро­жа­ли де­во­чек. Маль­чи­ки не вы­жи­ва­ли. Пред­ки жен­ско­го по­ла гиб­ли на вой­нах, раз­би­ва­лись, па­дая с ло­ша­ди, уго­ра­ли от дыма. Од­ну за­да­ви­ло пес­ча­ным пла­стом в ка­рье­ре. Дру­гую умо­ри­ла под­поль­на поль­ная аку­шер­ка, тай­но вы­тра­вив­шая ей плод… Бы­ла и те­туш­ка, кот ко­то­рая умер­ла от раз­ры­ва серд­ца в жи­вом коль­це вол­ков, окру­жи окру­жив­ших ее. Ночь за­ста­ла бе­до­лаг бе­до­ла­гу зи­мой в сте­пи. За­клять За­кля­тье за­кон­чи­лось на на­шей пра­баб пра­баб­ке. С этим то­же свя­за­на ле­де­нящ ле­де­ня­щая ду­шу история. Юной Изольд Изоль­де по­нра­вил­ся мо­ло­дой офи­цер, но мать не со­гла­ша­лась вы­дать дочь за него – в же­ни­хи ей уже был пред­на­зна­чен бо­га­тый мель­ник.

– Я не мо­гу выйти за­муж, у нас в ро­ду про­кля­тие, – груст­но ска­за­ла де­вуш­ка сво­е­му воз­люб­лен­но­му.

–А у ме­ня есть коль­цо древ­не­го тайн­но тай­но­го ор­де­на, оно пом­мо по­мо­жет снять твое про­ок про­кля­тие, – от­ве­тилл тил ей мо­ло­дой че­ло­ввек ло­век.

Укр­ра Укра­ше­ние при­шл­ло шлось де­вуш­ке точ­но п по ру­ке, слов­но при при­лип­ло к паль­цу. –З– Зна­чит, ты моя су­уп су­пру­га, и ни­что не см­мо смо­жет раз­лу­чить на­ас нас, – об­ра­до­вал­ся Геео Геор­гий.

ООн Он про­шел две во вой­ны и не по­луч­чи чил ни ца­ра­пи­ны. А же­на но­си­ла кко коль­цо и ро­ди­ла м маль­чи­ка, ко­тор ро­му бы­ло сужд де­но вы­жить в э эпи­де­мию, скос сив­шую де­тей у п по­ло­ви­ны се­ла. П Про­кля­тие бы­ло по­беж­де­но. Но Но, ка­жет­ся, оно пе­ре­шло на дру­гую се­мью – у мель­ни­ка с дру­гой же­ной ро­ди­лись и умер­ли од­на за дру­гой три де­воч­ки…

– Вот что мог­ло ме­ня ждать, не встреть я Геор­гия, – ве­ща­ла Изоль­да мо­ей ма­ме во вре­мя их ми­сти­че­ских се­ан­сов.

«Не верь, На­та­шень­ка, что я по­ме­ша­лась, – пи­са­ла ма­ма в кон­це тет­ра­ди. – Это про­кля­тье пред­ков до­ста­ло и ме­ня, на­роч­но с ума ме­ня Изоль­да сво­дит. За­то она «ска­за­ла», что у те­бя все бу­дет хо­ро­шо, ведь те­бя зо­вут На­та­лья, как ее ма­му, и у те­бя есть сын».

Я схо­ди­ла на ма­му­ли­ну мо­гил­ку, по­пла­ка­ла. И те­перь бо­юсь за свою доч­ку Ли­зу – ведь это она на­шла тет­рад­ку с се­мей­ны­ми пре­да­ни­я­ми и ста­рое фо­то пра­баб­ки. А ес­ли та об­ма­ну­тая на­шим пред­ком цы­ган­ка все еще не успо­ко­и­лась?

На фо­то­гра­фии бы­ла изоб­ра­же­на на­ша пра­баб­ка

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.