Со­вет ве­ли­ко­го пи­а­ни­ста

По­езд­кПо­езд­ка в со­ля­ные шах­ты близ Кра­ко­ва и встреча с незна­ком­цем из­ме­ни­ли мою жизнь

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Contents - МАК­СИМ

Мама с дет­ства хо­те­ла быть пи­а­нист­кой, но судьба рас­по­ря­ди­лась ина­че. Од­на­ж­ды зи­мой она по­скольз­ну­лась и упа­ла. Ре­зуль­тат: пе­ре­лом руки. Кисть срос­лась непра­виль­но – от му­зы­ки при­шлось от­ка­зать­ся. Но меч­та оста­ет­ся меч­той до тех пор, по­ка не найдет во­пло­ще­ния в ком-то дру­гом. Этим че­ло­ве­ком ока­зал­ся я. Ве­ро­ят­но, ма­ми­ны нере­а­ли­зо­ван­ные возможности за­ло­же­ны во мне ге­не­ти­че­ски, ведь я с удо­воль­стви­ем учил­ся иг­рать на фор­те­пи­а­но. Впи­тал в себя лю­бовь к клас­си­ке с мла­ден­че­ства: в до­ме все­гда зву­ча­ла му­зы­ка. Род­ная сест­ра от­ца те­тя Лю­ся вы­шла за­муж за по­ля­ка, уеха­ла к нему на ро­ди­ну, там ро­дил­ся мой брат-ровесник Вац­лав.

В тот год Лю­ся, как обыч­но, при­гла­си­ла нас к ним в го­сти на лет­ние ка­ни­ку­лы. Но мама бы­ла ка­те­го­ри­че­ски про­тив:

– Те­бе нуж­но за­ни­мать­ся му­зы­кой, а не ва­лять ду­ра­ка! Скоро по­сту­пать в му­зы­каль­ное учи­ли­ще, необ­хо­ди­мо при­ло­жить все уси­лия!

– Мам, папа ре­шил сде­лать нам по­да­рок, а имен­но ку­пить пя­ти­днев­ный от­дых в Ве­лич­ке – это са­мая известная со­ля­ная шах­та в ми­ре. Неда­ле­ко от Кра­ко­ва, где жи­вут ро­ди­чи. Кста­ти, в кни­ге по­чет­ных го­стей шах­ты за­пи­са­ны русский царь Алек­сандр I, пи­а­нист-вир­ту­оз Фре­де­рик Шо­пен, уче­ный Дмит­рий Мен­де­ле­ев, по­эт Ио­ганн Ге­те! Пред­став­ля­ешь, Шо­пен там был, а твой нена­гляд­ный сы­нок – нет! – я за­сме­ял­ся.

– Ме­ня с ра­бо­ты не от­пу­стят. А ты… лад­но, ез­жай, – бы­ло вид­но, что мама не очень до­воль­на! Только вот как же этюд Шо­пе­на, ко­то­рый те­бе так пло­хо да­ет­ся? Ты же по­ни­ма­ешь, это… – я не дал ей до­го­во­рить. – Фор­те­пи­ан­ные этю­ды Фре­де­ри­ка Шо­пе­на – од­на из са­мых яр­ких стра­ниц его творчества. Эти про­из­ве­де­ния вы­со­ко оце­ни­ва­ли Шу­ман, Лист, а Бер­ли­оз на­зы­вал их ше­дев­ра­ми! – со сме­хом про­ци­ти­ро­вал в от­вет. – Ма­му­леч­ка, нена­гляд­ная моя, ты же ви­дишь, что твой сын прак­ти­че­ски на­изусть учит лек­ции Бо­ри­са Ио­си­фо­ви­ча.

– Луч­ше бы он овла­дел ма­стер-

ством Фре­де­ри­ка Ни­ко­ла­е­ви­ча! – Это кто? – не по­нял я. – Шо­пен! – рявк­ну­ла мама. Ни­ко­гда не за­бу­ду впе­чат­ле­ний от по­се­ще­ния со­ля­ной шах­ты в Ве­лич­ке. Это что-то непе­ре­да­ва­е­мое! А слу­чай, ко­то­рый про­изо­шел при подъ­еме на­верх, так во­об­ще пе­ре­вер­нул мою жизнь. Кто был в этих ме­стах, зна­ет, что в кон­це экс­кур­сии по­се­ти­те­лей ожи­да­ют ад­ре­на­ли­но­вая встряс­ка – по­езд­ка на древ­нем лиф­те, про­хо­дя­щая в кро­меш­ной тем­но­те. Подъ­ем­ное устрой­ство скри­пе­ло, как несма­зан­ная те­ле­га. От хож­де­ния несколь­ко ча­сов по шах­те бо­ле­ли но­ги, хо­те­лось есть и спать. Стен­ки ка­бин­ки рас­трес­кав­ши­е­ся, по­это­му во вре­мя по­езд­ки ме­ня об­ду­вал ве­те­рок до­ста­точ­но низ­кой тем­пе­ра­ту­ры, что охла­жда­ло не только те­ло, но и ду­шу. Я при­крыл гла­за, од­на­ко что-то за­ста­ви­ло всмот­реть­ся в окру­жа­ю­щий мрак. Пе­ре­до мной воз­ник си­лу­эт мужчины, ко­то­рый ни с то­го ни с се­го стал да­вать со­ве­ты, как овла­деть тех­ни­кой игры на пи­а­ни­но. Чест­но го­во­ря, сна­ча­ла хо­те­лось по­слать его ку­да по­даль­ше, но по­том при­слу­шал­ся. Му­жик рас­ска­зал: – Я то­же ко­гда-то был очень ь да­же непло­хим му­зы­кан­том, – незна­ко­мец слегка за­каш­лял­ся и хрип­ло рас­сме­ял­ся. – По­том за­бо­лел, при­шлось дол­го ле­чить­ся, но это не по­мог­ло.

– В смыс­ле не по­мог­ло? – пе­ре­спро­сил его.

– Я умер…

– Вы, про­сти­те, нор­маль­ный? – мне бы­ло не по се­бе от раз­го­во­ра со стран­ным дядь­кой.

В это вре­мя лифт оста­но­вил­ся, свет уда­рил в гла­за.

– А где этот чок­ну­тый? – спро­сил я у бра­та и те­ти Лю­си.

– Ты о ком?

– Ну, му­жик только что со мной раз­го­ва­ри­вал. Учил, как пра­виль­но иг­рать на фор­те­пи­а­но. – Ты пе­ре­охла­дил­ся? И мозг за­мерз? Не бы­ло тут ни­ка­ко­го му­жи­ка! – вы­пу­чил на ме­ня гла­за от удив­ле­ния Вац­лав.

Я не стал про­дол­жать раз­го­вор, убеж­дая себя, что про­сто за­дре­мал во вре­мя подъ­ема и все при­сни­лось. Но ви­де­ние не да­ва­ло по­коя. Через па­ру дней я ска­зал род­ствен­ни­кам, что хо­чу еще раз спу­стить­ся в шах­ту.

– За­чем? Ты уже все там ви­дел. Вто­рой раз не так ин­те­рес­но! – от­го­ва­ри­ва­ли они.

Но я на­сто­ял. Чест­но го­во­ря, экс­кур­сия нисколько не ин­те­ре­со­ва­ла, сно­ва хо­тел в лифт, в на­деж­де, что уви­жу незна­ком­ца сно­ва и за­дам па­ру во­про­сов от- но­си­тель­но игры. Ко­гда за­хо­дил в ка­бин­ку, уви­дел вда­ле­ке его тень, он по­ма­хал ру­кой. Боль­ше я его не ви­дел.

Но после той неза­бы­ва­е­мой встре­чи я стал иг­рать так, как по­со­ве­то­вал тот че­ло­век, бле­стя­ще сдал эк­за­мен в му­зы­каль­ное учи­ли­ще. И мой пре­по­да­ва­тель Алек­сандр Се­ме­но­вич, и мама бы­ли в вос­тор­ге.

– Со­зда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что ис­пол­нять этот этюд те­бя учил сам Шо­пен! – по­шу­тил учи­тель. – Смот­ри, как он вни­ма­тель­но на те­бя взи­ра­ет! – Се­ме­но­вич с улыб­кой указал ру­кой на порт­рет на стене.

Ста­ло не по се­бе: дей­стви­тель­но, му­жик, с ко­то­рым то­гда встретился в со­ля­ной шах­те, – вы­ли­тый Шо­пен. Как же я не за­ме­тил этого?

Я знал, что ве­ли­кий ком­по­зи­тор ко­гда-то, мно­го лет на­зад,

Незна­ко­ме­езна­ко­мец

на­чал да­вать со­ве­ты, как имен­но ис­пол­нять этю­ды Вдруг осо­знал, что встре­чен­ный муж­чи­на по­хож на са­мо­го Шо­пе­на!

при­ез­жал ту­да по­ды­шать це­леб­ным воз­ду­хом, ведь стра­дал ту­бер­ку­ле­зом… Но ни­ко­гда не мог по­ве­рить, что встреча с при­зра­ком воз­мож­на в ре­аль­но­сти… С тех пор про­шло мно­го лет. Я пре­по­даю в музыкальном учи­ли­ще, а о встре­че с ве­ли­ким Фре­де­ри­ком Шо­пе­ном пом­ню всю жизнь, по­то­му что имен­но он научил ме­ня, как пра­виль­но иг­рать ле­вой и пра­вой ру­кой. Теперь мой долг – пе­ре­дать это своим уче­ни­кам.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.