Ни про­ще­ния, ни по­коя

Се­ст­рин­ская нена­висть бы­ва­ет та­кой же силь­ной, как лю­бовь. Рас­ка­я­ние ино­гда при­хо­дит слиш­ком позд­но

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Сильнее смерти - МАРИНА

Дом ока­зал­ся боль­шим, удоб­ным, уу­доб­ным, хо­тя и про­стым. Вид­но, стро­и­ли с лю­бо­вью. Бы­ло за­мет­но, что он дав­но уже пу­сту­ет, хо­тя кто-то за ним и уха­жи­ва­ет. Ри­эл­тор за­ли­вал­ся со­ло­вьем, рас­ска­зы­вая, ка­кая это бу­дет вы­год­ная по­куп­ка. И сад огром­ный име­ет­ся, и да­же озе­ро в кон­це неболь­шо­го лу­га при­мы­ка­ет к участ­ку. Ну рай, да и толь­ко! !Н Но ме­ня что-то сму­ща­ло. Что-то неяс­ное. Вне­зап­но по­ня­ла: дом не был пу­стым. Все в нем оста­ва­лось на сво­их ме­стах, буд­то хо­зя­е­ва от­лу­чи­лись нена­дол­го и вот-вот вер­нут­ся.

– И что, в са­мом де­ле ни­ка­ких род­ствен­ни­ков и на­след­ни­ков? – в со­тый раз спро­си­ла у бро­ке­ра. Дом про­да­вал­ся сель­со­ве­том за невос­тре­бо­ван­но­стью. Стран­но бы­ло не это, а то, что ни­кто не пре­тен­ду­ет. В се­лах та­кие «ни­чьи» до­ма со вре­ме­нем от­да­ют сво­им же, что­бы не стро­ить но­вые ха­ты. А тут пе­ре­да­ли на про­да­жу. Непо­нят­но. Ри­эл-

тор толь­ко пле­ча­ми по­жал. Ему яв­но на­до­е­ло ме­ня уго­ва­ри­вать. К то­му же я бы­ла уже не пер­вая. То, что обе­ща­ло при­не­сти до­ход, ста­но­ви­лось обу­зой.

– Зна­е­те, я по­жа­луй, вне­су за­да­ток, – ска­за­ла неуве­рен­но. – Мне очень все тут по­нра­ви­лось. Па­рень вздох­нул с об­лег­че­ни­ем. – А... мож­но мне клю­чи уже сей­час? По­сле­зав­тра при­еду на сдел­ку, обе­щаю.

Он по­че­сал в за­тыл­ке, со­мне­ва­ясь. Пра­виль­но: вдруг все­люсь и не за­пла­чу? Во­зись по­том с вы­се­ле­ни­ем! Но, вид­но, мой об­лик вну­шал до­ве­рие, и агент про­тя­нул клю­чи.

Я ре­ши­ла за­но­че­вать в до­ме. Стран­ная идея, учи­ты­вая что он мне еще не при­над­ле­жал. Но буд­то что-то тя­ну­ло остать­ся. За пи­ли­ка­ла мо­бил­ка. Гля­ну­ла на экран: сест­ра Настя. Сбро­си­ла. Ви­деть и слы­шать ее не мо­гу. Мы по­ссо­ри­лись. На­ча­лось все с ка­ких-то об­щих рас­суж­де­ний, об­суж­де­ния но­во­стей. По­том пе­ре­шли на лич­но­сти. Насте­на вос­пи­ты­ва­ла, учи­ла жить. А мне ее нра­во­уче­ния уже в пе­чен­ках си­де­ли. Как нра­вит­ся, так и жи­ву. И по­су­ду не мою, и бе­лье не гла­жу! Му­сор вы­но­шу раз в неде­лю, и за­муж не хо­чу! Боль­ше не хо­чу. Од­но­го ра­за хва­ти­ло. А пра­виль­ная сест­ри­ца непре­мен­но хо­те­ла, что­бы все как у лю­дей: по­ло­те­неч­ка бе­лень­кие, пыль вы­тер­та, и муж хра­пит на ди­ване. В до­ме, ес­ли не счи­тать тол­сто­го о слоя пы­ли, ца­рил иде­аль­ный по- ря­док. Я ре­ши­ла рас­по­ло­жить­ся я в го­сти­ной. Наш­ла тряп­ки, ве- - ник, убра­ла немно­го. Су­дя по о сним­кам на ко­мо­де, се­мья бы­ла а счаст­ли­вой: па­па, ма­ма, две де- - воч­ки, то ли двой­няш­ки, то ли и по­год­ки. Очень по­хо­жи. А вот т сест­ры уже взрос­лые. Всмот­ре- - лась в фо­то де­ву­шек. Не­пра­виль- - ное оно ка­кое-то. Вро­де и улы­ба- - ют­ся, а гла­за хо­лод­ные, злые. И смот­рят в раз­ные сто­ро­ны. Я от­пра­ви­лась в мест­ный ма­га- - зин­чик – ку­пить по­есть, ведь ь не пла­ни­ро­ва­ла оста­вать­ся и при­па­сов с со­бой не взя­ла. За- - од­но, д , мо­жет, , и удаст­ся уд раз­уз­нать ру ь

За нелю­бовь при жиз­ни се­стер при­го­во­и­ли к раз­лу­ке по­сле смер­ти

что-ни­будь о до­ме и вла­дель­цах. Немо­ло­дая про­дав­щи­ца по­г­ля- - ды­ва­ла ис­ко­са. Не утер­пе­ла: – Это Э вы дом Са­виц­ких С по­ку- - па­е­те? При­ви­де­ний не бо­и­тесь? ? Го­во­рят, сест­ры-утоп­лен­ни­цы до о сих пор ту­да на­ве­ды­ва­ют­ся. По- - ря­док на­во­дят, за са­дом смот­рят. Кли­ен­тов, кро­ме ме­ня, не бы­ло, , и она охот­но раз­го­во­ри­лась:

– Я со стар­шей, Ири­ной, в од­ном клас­се учи­лась. Не ла­ди­ли и сест­ры. Млад­шая, Аль­ка, рос­ла а та­кой вер­ти­хвост­кой, а Ириш- - ка бы­ла ти­хая, по­слуш­ная. Вот т Али­на ее и шпы­ня­ла все вре­мя. . Ро­ди­те­ли-то стар­шую млад­шей й в при­мер ста­ви­ли, а ту это зли­ло. . А по­том отец с ма­те­рью ма­тер в од­но- - ча­сье умер­ли. Дом до­стал­ся д се- - страм, по­по­лам, зна­чит. зна­чи Тут у них х во­все раз­бор­ки по­шли. по­шл Обе уже е ин­сти­тут окон­чи­ли, гнез­да г вить ь со­би­ра­лись. А еже­ли на­след­ство о по­де­лить, то ча­сти ма­лень­кие е по­лу­чат­ся, квар­ти­ру в го­ро­де не е ку­пить. Вот и ссо­ри­лись. А од- - на­ж­ды их в озе­ре на­шли. Обе­их. . Что про­изо­шло – ни­кто не зна­ет. След­ствие ре­ши­ло, что Аль­ка Ири­шу уби­ла – у той в го­ло­ве ра­на бы­ла, а по­том са­ма со­де­ян­но­го ужас­ну­лась и уто­пи­лась. Ока­за­лось, по­след­ний ав­то­бус в го­род уже ушел и но­че­вать мне в се­ле по-лю­бо­му. За­пер­ла две­ри, про­ве­ри­ла ок­на. Но все рав­но, сон не шел ко мне. Ночь сто­я­ла яс­ная, звезд­ная, без­лун­ная. Что за­ста­ви­ло по­дой­ти к ок­ну? На бе­ре­гу у озе­ра уви­де­ла две фи­гу­ры в бе­лых оде­я­ни­ях, во­ло­сы рас­пу­ще­ны. Од­на из де­ву­шек под­ня­лась, по­ма­ни­ла ме­ня. Мо­жет, я со­шла с ума, но от­кры­ла две­ри и по­шла на ее зов.

– Глу­по все по­лу­чи­лось, – услы­шал я ти­хий го­лос млад­шей. – По­ка жи­ли – не дру­жи­ли, а те­перь так нам оди­но­ко друг без дру­га. Мы же по­рознь. Вот толь­ко в го­дов­щи­ну от­пус­ка­ют нас сю­да, за до­мом при­смот­реть, мо­гил­ки ро­ди­те­лей по­пра­вить. Я Ироч­ку не уби­ва­ла, неправ­да это. Ру­га­лись мы тут на мост­ках ры­бац­ких. Толк­ну­ла я сест­ру в серд­цах, а она и упа­ла в во­ду... – Алеч­ка не ви­де­ла, что я го­ло­ву рас­шиб­ла о ка­мень, – по­да­ла го­лос вто­рая сест­ра. Ду­ма­ла: спе­ци­аль­но де­лаю вид, что то­ну. Ко­гда по­ня­ла, пы­та­лась ме­ня спа­сти, но на мок­рых дос­ках по­скольз­ну­лась, и я ее за со­бой утя­ну­ла со стра­ху... И ни­ко­го по­бли­зо­сти не ока­за­лось, де­ло-то ве­че­ром бы­ло.

– На­ка­за­ли нас за нелю­бовь веч­ной раз­лу­кой. Каж­дый раз, как ви­дим­ся, про­шу у нее про­ще­ния, – всхлип­ну­ла Али­на. – Толь­ко позд­но...

Они об­ня­лись еще раз и рас­та­я­ли в но­чи. Я вер­ну­лась в дом, по­зво­ни­ла На­сте.

– Про­сти, что не от­ве­ти­ла, Настю­ха. И зна­ешь... да­вай боль­ше не ру­гать­ся. Нас же толь­ко двое...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.