Хо­ро­шо там, где мы есестьть

Ре­монт я сде­лал, со­се­ди хо­ро­шие, ти­хо, спо­кой­но... Мои де­воч­ки про­сто счаст­ли­вы

Moja Sudba - - Полезные Советы - Ан­тон

на­ли бы вы, как на­до­е­ло жить в сто­ли­це! Мно­гие не ве­рят, что я, мо­ло­дой успеш­ный муж­чи­на, все­гда меч­тал о жиз­ни в се­ле. В соб­ствен­ном до­ме, с са­дом и ого­ро­дом. В ти­шине. Что­бы реч­ка ря­дом. И что­бы до ле­са неда­ле­ко. По но­чам — небо в звездах. А зи­мой — снег раз­гре­бать ло­па­той, чи­стый и бе­лый. Ведь в боль­шом го­ро­де он сра­зу се­рым ста­но­вит­ся, а то и чер­ным. Что­бы пти­цы за­ли­ва­лись по утрам, на рассвете пе­тух бу­дил — все, как по­ло­же­но сель­ско­му жи­те­лю. И ез­дить на ве­ло­си­пе­де. Или на сво­их дво­их пе­ре­дви­гать­ся. В здо­ро­вом те­ле — здо­ро­вый дух! А в го­ро­де... Чест­но го­во­ря, ба­зар под са­мы­ми ок­на­ми до­стал. Воз­дух не то что све­жим не назовешь, его во­об­ще труд­но на­звать воз­ду­хом. Что­бы доч­ку в дет­ский сад устро­ить, при­шлось на­прячь­ся по­взрос­ло­му, за­ра­бо­тать на за­бор во­круг зда­ния дет­са­да. Пусть и из сет­ки-ра­би­цы, но все рав­но неде­ше­во. Же­на лю­бит в свой офис на так­си про­ка­тать­ся — опоз­ду­нья она у ме­ня. Ве­че­ром сде­ла­ет невин­ные гла­за и объ­яс­ня­ет: «То­ша, се­го­дня опять не успе­ла. Вы­нуж­де­на бы­ла в са­ди­ке с вос­пи­та­тель­ни­цей кое-что об­су­дить, а еще у На­день­ки рей­ту­зы стрел­ку пу­сти­ли, я там же и за­ши­ла по­быст­ро­му. При­шлось опять на так­си до­би­рать­ся. Но те­бе ведь

не жал­ко для сво­ей лю­би­мой жен­щи­ны­жен­щи­ны, жен­щи­ны, прав­да?» Итак­при-Итак­при­Итак при­жмет­ся лас­ко­во… Ну что с ней бу­дешь де­лать! Да ма­ло ли во­об­ще рас­хо­дов тя­нет за со­бой жизнь в сто­ли­це! И на все на­до за­ра­бо­тать. Вот и вка­лы­ва­ешь как про­кля­тый. А Свет­лан­ка по­том гу­бы ду­ет, упре­ка­ет: «Ты ме­ня со­всем уже не лю­бишь! Толь­ко лег — сра­зу за­хра­пел. Мо­жет, у те­бя кто-то по­явил­ся?» И мел­кая оби­жа­ет­ся: «Па­па, но ты же обе­щал ве­че­ром со мной в пар­ке по­гу­лять! А сам опять при­шел позд­но, когда при­лич­ным де­тям на ули­цу вы­хо­дить нель­зя». Или: «Сно­ва на ра­бо­ту?! Па­поч­ка, но ведь се­го­дня воскресенье, мы хо­те­ли в ак­ва­парк пой­ти!» Сер­дят­ся мои де­воч­ки, а что я мо­гу сде­лать: на все день­ги нуж­ны. И от­ку­да их взять, спра­ши­ва­ет­ся? А в се­ле жизнь со­всем дру­гая, раз­ме­рен­ная. Пом­ню, когда в дет­стве у ба­буш­ки жил, как хо­ро­шо бы­ло! Мо­ло­ко пар­ное, во­да из ко­лод­ца, по­хо­ды на реч­ку, виш­ни, яб­ло­ки – ешь не хо­чу. К де­ду в сто­ляр­ную ма­стер­скую за­бе­жишь — де­ре­вом пах­нет, струж­ки под но­га­ми… Ба­буш­ка свои руш­ни­ки вы­ши­ва­ет и мне од­но­вре­мен­но сказ­ку рас­ска­зы­ва­ет. Или что-то ин­те­рес­ное про пра­баб­ку Хры­стю и пра­де­да Ми­ко­лу. А ка­кое ва­ре­нье из ро­зо­вых ле­пест­ков ва­ри­ла… И ни­кто ни­ку­да не спе­шил. Вот это я по­ни­маю жизнь! Соб­ствен­но, к че­му я… У мо­ей же­ны пол­го­да на­зад ба­буш­ка умер­ла. А квар­ти­ру Свет­ке за­ве­ща­ла. Хо­ро­шую, боль­шую — ста­лин­ку. По­тол­ки три мет­ра, ок­на гро­мад­ные, каж­дая ком­на­та — как на­ши две. Же­на сра­зу же ре­ши­ла ба­буш­ки­но жи­лье в Пол­та­ве про­дать и ку­пить в Ки­е­ве что-то по­боль­ше, в но­вострой­ке. А я стал воз­ра­жать и пред­ло­жил пе­ре­ехать — это ведь та­кая воз­мож­ность сва­лить из сто­ли­цы (вид­но, услы­ша­ли ме­ня небеса)! Но Свет­ка упер­лась — ни в ка­кую! — Не хо­чу, — го­во­рит, — жить в Пол­та­ве. Ну что это за го­род, как мы там см­мо­жем смо­жем по­сле сто­ли­цы? Мы же не про­вин­ци­а­лы ка­кие-ни­бу ка­кие-ни­будь. Здесь жизнь ки­пит, раз­влеч раз­вле­че­ния вся­кие, а там что? Ску­ка смерт­ная! К то­му же Надь­ку толь­ко в са­дик устро­и­ли. — Ты, ви­ди­мо, пло­хо пред­став­ля­ешь се­бе По Пол­та­ву. — Ни­как не пред­став­ляю и пред­став­лять н не хо­чу! И во­об­ще, моя кварт квар­ти­ра — что хо­чу, то с ней и де­ла де­лаю! Я толь­ко ру­кам ру­ка­ми раз­вел: — Твоя так тво твоя. Не знал, что у нас те­перь разд раз­дель­ное иму­ще­ство. Рань­ше т ты ни­ко­гда… — Так рань­ше у ме­ня этой недви­жи­мо­сти н не бы­ло, а те­перь есть! — с важн важ­ным ви­дом пе­ре­би­ла же­на. — Ух ты, на­до ж же… — про­тя­нул я. — А когда п по­чти пять лет с На­дей до­ма си си­де­ла, а я вка­лы­вал, как ка­торж ка­торж­ный, те­бя устра­и­ва­ло, что все у нас об­щее? И не стыд­но? Все, я на ра­бо­ту, а ты по­ду­май! — бро­сил на­по­сле­док и ушел, хлоп­нув две­рью. Во­об­ще-то я че­ло­век спо­кой­ный, но тут… Впро­чем, быст­ро ото­шел. До­брал­ся до мет­ро пеш­ком, а ходь­ба успо­ка­и­ва­ет (оби­ду как ру­кой сня­ло), мыс­ли в по­ря­док при­во­дит («Уго­во­рю же­ну! — по­обе­щал се­бе. — Нель­зя упус­кать та­кой шанс, столь­ко лет меч­тал о спо­кой­ной жиз­ни! Не се­ло, ко­неч­но, но три­ста ты­сяч на­се­ле­ния — не три мил­ли­о­на. Мень­ше на­ро­ду — боль­ше кис­ло­ро­ду»). Свет­ла­на дол­го упи­ра­лась, но я гнул свою ли­нию и сда­вать­ся не со­би­рал­ся — не муж­ское это де­ло. И усту­пи­ла-та­ки жен­щи­на! Нор­маль­ный ход, мы и не та­кие вер­ши­ны по­ко­ря­ли! В ка­че­стве ар­гу­мен­та я ис­поль- зо­вал воз­мож­ность сдать на­шу ки­ев­скую квар­ти­ру в арен­ду арен­ду, а это при­лич­ная сум­ма. И то­гда же­на смог­ла бы осо­бо не на­пря­гать­ся с ра­бо­той. Тем бо­лее что ей все­гда боль­ше нра­ви­лось си­деть до­ма. А еще важ­нее — На­дя на свежем воз­ду­хе и эко­ло­ги­че­ски чи­стых про­дук­тах на­вер­ня­ка пе­ре­ста­нет так ча­сто бо­леть. Ну ка­кая жен­щи­на от­ка­жет­ся от пред­ло­же­ния укре­пить здо­ро­вье сво­е­го ре­бен­ка? Прав­да, при­шлось пре­одо­леть еще не­ко­то­рые препятствия в ви­де Свет­ки­ной по­дру­ги Та­ма­ры. Все­гда ее недо­люб­ли­вал, же­на же на­о­бо­рот — счи­та­ла Том­ки­но мне­ние ис­ти­ной в по­след­ней ин­стан­ции. Обид­но, но по­че­му-то я у су­пру­ги не поль­зо­вал­ся та­ким ав­то­ри­те­том, как по­дру­га. Жен­щи­ны, что с них взять… При­шлось про­сто при­нять, что­бы каж­дый раз не бить се­бе нер­вы. Так вот эта Та­ма­роч­ка са­мо­му чер­ту па­роч­ка как-то ска­за­ла Све­те (я слы­шал раз­го­вор из со­сед­ней ком­на­ты): — Ку­да ты собралась из сто­ли­цы, ду­роч­ка? Те­бе что, нра­вит­ся жизнь в про­вин­ции? По­слу­шай, как уни­зи­тель­но зву­чит: про­вин­ци­ал­ка… Фу! — Но там воз­дух чище, жизнь спо­кой­ней, еда луч­ше. На­день­ке по­лез­нее бу­дет, — несме­ло воз­ра­зи­ла же­на. — Зна­ешь что я те­бе ска­жу, до­ро­гая, хо­ро­шо там, где нас нет! Очень не со­ве­тую, по­жа­ле­ешь. И тут я не вы­дер­жал, вы­шел в го­сти­ную и за­явил: — Во­прос ре­шен, мы пе­ре­ез­жа­ем. И бу­дем жить по прин­ци­пу «Хо­ро­шо там, где мы есть», — уви­дев, что Та­ма­ра со­би­ра­ет­ся со мной пре­пи­рать­ся, до­ба­вил ре­ши­тель­но: — По-мо­е­му, те­бе уже по­ра до­мой, у нас де­ла. По­дру­га же­ны вско­чи­ла с ди­ва­на и, оби­жен­но на­дув гу­бы, вы­ско­чи­ла в ко­ри­дор. Свет­ка, вы­ра­зи­тель­но гля­нув на ме­ня и по­кру­тив паль­цем у вис­ка, по­бе­жа­ла за ней. О чем-то они там еще по­шеп­та­лись, по­том хлоп­ну­ла вход­ная дверь. На все по­сле­до­вав­шие за этим про­ис­ше­стви­ем упре­ки же­ны не от­ве­тил ни сло­ва. Мол­ча со­би­рал ве­щи для пе­ре­ез­да. Све­та ду­лась до ве­че­ра, а но­чью мы эту про­бле­му ре­ши­ли. Ав­то­ри­тет ав­то­ри­те­том, а секс сек­сом. Ура, пе­ре­еха­ли! Пер­вое вре­мя при­шлось жить в жут­ких усло­ви­ях. Но не зря же я ма­стер на все ру­ки. Ре­монт сде­лал (прав­да, не без по­мо­щи спе­ци­а­ли­стов) на за­гля­де­нье. Со­се­ди (кста­ти, весь­ма сим­па­тич­ные лю­ди ока­за­лись) при­хо­ди­ли смот­реть, как в му­зей, охали, аха­ли, ру­ка­ми раз­во­ди­ли, спра­ши­ва­ли, не со­гла­шусь ли и им по­мочь, и сколь­ко это бу­дет сто­ить. На­дю­шу в са­дик устро­и­ли без вся­ких про­блем. При­ня­ли на­шу доч­ку с рас­про­стер­ты­ми объ­я­ти­я­ми. И вос­пи­та­тель­ни­ца та­кая хо­ро­шая — по­жи­лая, на мою ба­буш­ку по­хо­жа. Свет­ка до­воль­на: не ра­бо­та­ет по­ка, до­мом за­ни­ма­ет­ся, в квар­ти­ре уют на­во­дит. По­дру­жи­лась с со­се­дя­ми, те раз­ре­ши­ли ей в па­ли­сад­ни­ке свои цве­ты по­са­дить и несколь­ко фрук­то­вых де­ре­вьев. Дом наш сто­ит в ти­хом ме­сте, ок­на во двор вы­хо­дят. По но­чам ни зву­ка, воз­дух — нек­тар. В яс­ную по­го­ду звез­ды вид­ны. Ни­чуть не ху­же, чем в се­ле. — Как хо­ро­шо, что ты ме­ня за­ста­вил пе­ре­ехать, То­ша, — ска­за­ла как-то же­на. — Не за­ста­вил, а уго­во­рил, — улыб­нул­ся я. — Убе­дил. С по­мо­щью ве­со­мых ар­гу­мен­тов. — Да, ар­гу­мен­ты — на вес зо­ло­та, — за­сме­я­лась же­на, по­ры­ви­сто об­няв ме­ня. — Люб­лю те­бя! Хо­ро­шо там, где мы есть!

Ан­тонАн­тон, меч­меч­тал жить в ти­хом ме­сте Стран­ные су­ще­ства жен­щи­ны. По­че­му-то мне­ние по­дру­ги для них ав­то­ри­тет­нее, чем мне­ние му­жа. Но и мы не лы­ком ши­ты!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.