ЛЮ­БОВЬ НА СОДЕРЖ АНИИ

Я очень лю­би­ла Ро­ма­на, по­это­му со­гла­си­лась на та­кую уни­зи­тель­ную роль – быть тре­тьей. Лю­би­мый мог уй­ти от же­ны, но их со­еди­ня­ли ин­те­ре­сы биз­не­са. Во вся­ком слу­чае, так мне го­во­рил Ром­ка. А ка­кой же ока­за­лась прав­да? Весь­ма бо­лез­нен­ной...

Moja Sudba - - Полезные Советы - Фа­ми­лии и име­на дей­ству­ю­щих лиц из­ме­не­ны

Rсто­я­ла у ок­на и смот­ре­ла, как Ро­ма идет по тро­туа­ру к сво­ей ма­шине. Он все­гда ухо­дил. Уже два го­да, од­ним и тем же спо­со­бом: то­роп­ли­во, не огля­ды­ва­ясь, как буд­то бо­ял­ся мо­ей по­пыт­ки его удер­жать. Непо­движ­но стоя за за­на

вес­кой, я ду­ма­ла о том, что лю­би­мый идет к дру­гой жен­щине. Мне же от него до­ста­ва­лись толь­ко ко­рот­кие мгновения сча­стья, а так­же уве­ре­ния, что он не смог бы без ме­ня жить. Мои чув­ства к нему бы­ли так силь­ны, что при­шлось со­гла­сить­ся на роль тре­тьей. Ро­ма обе­щал когда-ни­будь раз­ве­стись, но это «когда-ни­будь» все вре­мя ото­дви­га­лось и уже на­ча­ло ка­зать­ся при­зрач­ным, недо­сти­жи­мым. — По­ни­ма­ешь, Ира та­кая… та­кая… неса­мо­сто­я­тель­ная, — объ­яс­нял лю­би­мый. — Бы­ло бы свин­ством с мо­ей сто­ро­ны, ес­ли бы вот так, ни с то­го ни с се­го, оста­вил ее… — Ни с то­го ни с се­го?! Но мы же вме­сте уже це­лых два го­да. Те­бе ведь хо­ро­шо со мной, прав­да? А она… — Но Ира моя же­на. Он от­ве­чал так, буд­то этот аб­сурд­ный ар­гу­мент все объ­яс­нял. — Же­на! — фыр­ка­ла я. — Ведь ты ее не лю­бишь! Сам го­во­рил, стра­да­ешь, когда от ме­ня ухо­дишь. Един­ствен­ное, что вас со­еди­ня­ет, — ка­кая-то мерз­кая бу­маж­ка, штамп в пас­пор­те! Ро­ма пе­чаль­но ки­вал. Я зна­ла, что он ни­че­го не чув­ству­ет к су­пру­ге, что ему тя­же­ло. Не раз жа­ло­вал­ся: дол­жен ра­бо­тать за дво­их, так как у Ири­ны сла­бое серд­це и ей нель­зя пе­ре­утом­лять­ся. Эта жен­щи­на ни на что не спо­соб­на! Сла­бая, впе­чат­ли­тель­ная, неса­мо­сто­я­тель­ная! Лю­би­мо­му при­хо­ди­лось са­мо­му за­ни­мать­ся их юве­лир­ным ма­га­зин­чи­ком: де­лать за­ка­зы, выписывать сче­та, сто­ять за при­лав­ком… — У Ири­ны нет де­ло­вых спо­соб­но­стей, — объ­яс­нял Ро­ма. — Од­на она про­сто про­па­дет. Я хо­ро­шо по­ни­ма­ла, по­че­му он в ме­ня влю­бил­ся. Еще бы! Пол­ная про­ти­во­по­лож­ность его жене: силь­ная и ре­ши­тель­ная. Ни­ко­гда бы не ста­ла си­деть на нее у му­жа! — Уй­ди от нее! — шеп­та­ла со­блаз­ня­ю­щим го­ло­сом, да­вая это­му муж­чине все, че­го он так страст­но же­лал. Ро­ма при­ни­мал мою пре­дан­ность, уве­рял, что лю­бит. Но по­том то­роп­ли­во про­щал­ся, буд­то этим хо­тел на­пом­нить мне, что на­ру­шаю свое обе­ща­ние. Да, я на­ру­ша­ла! В са­мом на­ча­ле на­ше­го ро­ма­на неосмот­ри­тель­но по­обе­ща­ла, что ни­ко­гда ни­че­го не ста­ну от него тре­бо­вать. Те­перь уже не хо­те­лось оста­вать­ся столь ве­ли­ко­душ­ной. Я бы­ла про­тив, что­бы та­кая си­ту­а­ция тя­ну­лась го­да­ми. По­это­му, когда за­кон­чи­лись про­ти­во­за­ча­точ­ные таб­лет­ки, не ку­пи­ла но­вую упа­ков­ку. Мо­жет, нечест­но с мо­ей сто­ро­ны и сле­до­ва­ло по­со­ве­то­вать­ся с Ро­мой, но его от­вет был пред­ска­зу­ем: «Да­вай еще по­до­ждем… Мы не долж­ны то­ро­пить­ся». Ему все вре­мя хо­те­лось по­до­ждать, а мне — дей­ство­вать. Зна­ла, что рискую, но это был един­ствен­ный шанс. Два ме­ся­ца спу­стя врач со­об­щил о бе­ре­мен­но­сти, и я впер­вые по­чув­ство­ва­ла, что взя­ла верх. «Боль­ше не долж­на про­сить, — ду­ма­ла, воз­вра­ща­ясь до­мой. — Мо­гу тре­бо­вать. И бу­ду это де­лать!» К со­жа­ле­нию, на сле­ду­ю­щий день Ро­ма при­шел ко мне, как

Когда за­кон­чи­лись про­ти­во­за­ча­точ­ные таб­лет­ки, я не ста­ла по­ку­пать но­вую пач­ку

обыч­но, все­го на два ча­са. Я на­столь­ко бы­ла уве­ре­на в по­бе­де, что он сра­зу за­ме­тил ка­кую-то пе­ре­ме­ну. Дол­го при­смат­ри­вал­ся, пы­та­ясь най­ти в мо­их гла­зах от­вет на свой невы­ска­зан­ный во­прос, но, не вы­дер­жав мол­ча­ния, сам риск­нул спро­сить. — Ка­жет­ся, у мо­ей де­воч­ки по­яви­лась тай­на? Хо­те­лось пре­под­не­сти ему важ­ную но­вость как-то ина­че, но тер­пе­ние под­ве­ло, и я на­пря­мик вы­па­ли­ла: — Да. Я бе­ре­мен­на. Во­ца­ри­лась ти­ши­на, но не та, ко­то­рую ожи­да­ла, — пол­ная взвол­но­ван­ной ра­до­сти. Гла­за Ро­ма­на ста­ли пу­сты­ми, ли­цо за­сты­ло и пре­вра­ти­лось в мас­ку. — Что?! — вы­да­вил он из се­бя. — У нас бу­дет ре­бе­нок, — про­шеп­та­ла я и, преж­де чем он успел от­ве­тить, об­хва­ти­ла его шею и по­це­ло­ва­ла в гу­бы. — Как это воз­мож­но? — вы­рвал­ся он. — Ведь ты го­во­ри­ла… — Ну да… Но да­же таб­лет­ки ино­гда под­во­дят… Ро­ма сде­лал несколь­ко шагов и тя­же­ло опу­стил­ся в крес­ло. Дол­го тер ла­до­нью лоб и мол­чал. У ме­ня серд­це би­лось как ненор­маль­ное. Ира не мо­жет ро­дить ре­бен­ка, а я подарю ему ма­лы­ша! Тем не ме­нее лю­би­мый по­че­му-то не ра­до­вал­ся. Си­дел, как па­мят­ник. Ме­ня охва­ти­ла па­ни­ка. — По­ни­маю, за­ста­ла те­бя врас­плох. Для ме­ня это то­же неожиданность. Но ес­ли так слу­чи­лось, при­ми как знак, что на­ша лю­бовь важ­нее все­го, и она долж­на по­бе­дить! Ро­ма кив­нул и про­дол­жал мол­чать. Чув­ство­ва­ла, что он усколь­за­ет от ме­ня, что те­ряю его, а Ира опять мо­жет празд­но­вать по­бе­ду. Ли­хо­ра­доч­но раз­мыш­ля­ла, что же еще сде­лать в дан­ной си­ту­а­ции. Мне не хо­те­лось по­ка­зы­вать Ро­ма­ну, как силь­но уни­жа­ет ме­ня роль лю­бов­ни­цы. Но те­перь гор­дость ото­шла на вто­рой план. — Зна­ешь, я ду­ма­ла, ты об­ра­ду­ешь­ся… — про­шеп­та­ла, но он ни­че­го не от­ве­тил. — А мо­жет, ты счи­та­ешь, что я… долж­на немед­лен­но из­ба­вить­ся от ре­бен­ка? — чуть слыш­но спро­си­ла, гля­дя лю­би­мо­му в гла­за. — Нет-нет… — воз­ра­зил он. — Аня, ведь я… ну... рад. Счаст­лив. Очень. Толь­ко это так неожи­дан­но, и… Ду­маю, как ска­зать об этом Ире. Ты же зна­ешь, она боль­на… — Боль­на! Она веч­но боль­на! По­это­му ты не мо­жешь ее оби­деть, да?! А ме­ня мо­жешь! Со мной ни­че­го не слу­чит­ся, по­то­му что я силь­ная, са­мо­сто­я­тель­ная, я справ­люсь… Ро­ман, на­пу­ган­ный вне­зап­ной вспыш­кой гне­ва, по­до­шел ко мне и об­нял, креп­ко при­жав к се­бе. — Тсс... — про­шеп­тал он, с тре­во­гой взгля­нув на ме­ня. — Я же не ска­зал, что не хо­чу это­го ре­бен­ка. Но все рав­но ви­де­ла страх в его гла­зах. По­че­му Ро­ма так бо­ит­ся? Не­уже­ли эта ба­ба на­столь­ко его за­тра­ви­ла? Ку­да по­де­вал­сяп мой принц из сказ­ки, неустра­ши­мый­не­устр и му­же­ствен­ный? «В та­кую ми­ну­ту лю­бой му­жик мо­жет по­те­рять­по­те­ря го­ло­ву, — я очень быст­ро на­шла оправ­да­ние непо­нят­но­му по­ве­де­ни­ю­ве­де­ни сво­е­го ры­ца­ря. — Ес­ли он да­же и за­па­ни­ко­вал, на­до по­мочь ему об­ре­сти­об уве­рен­ность!» — Ну так ска­жи ей об этом! Пря­мо се­го­дня!сег И пусть на­ше му­че­ние на­ко­нец-то­на­коне за­кон­чит­ся! Ро­ман как-то стран­но по­смот­рел на ме­ня. Бы­ло вид­но, что он хо­чет увиль­нуть от раз­го­во­ра, но не мо­жет ре­шить­ся. — Хо­ро­шо… Ска­жу, — про­из­нес он че­рез си­лу. По­бе­да! И хо­тя я не так пред­став­ля­ла се­бе си­ту­а­цию, все рав­но по­чув­ство­ва­ла удо­вле­тво­ре­ние. А Ро­ма на­пра­вил­ся в ко­ри­дор. Он что, хо­чет сра­зу уй­ти к НЕЙ? Мог бы нем­но­го по­быть у ме­ня. Ведь толь­ко-толь­ко при­шел… Но я ни­че­го не ска­за­ла. Ожи­да­ла, что лю­би­мый по­явит­ся в тот же ве­чер или утром сле­ду­ю­ще­го дня. Од­на­ко Ро­ман да­же не по­зво­нил. «Что про­ис­хо­дит?» — на­ча­ла я нерв­ни­чать. Когда стем­не­ло, не вы­дер­жа­ла и са­ма на­бра­ла номер его до­маш­не­го те­ле­фо­на. От­ве­ти­ла ОНА, по­это­му я про­мол­ча­ла. По­зво­ни­ла вто­рой раз, труб­ку под­нял Ро­ма. Услы­шав ме­ня, сму­тил­ся и на­чал бор­мо­тать что-то невра­зу­ми­тель­ное. — Да, я вас слу­шаю… Да… — про­из­нес офи­ци­аль­ным то­ном. По­том со­всем умолк. Че­рез ми­ну­ту до ме­ня до­нес­ся при­глу­шен­ный го­лос (ви­ди­мо, за­сло­нил ла­до­нью труб­ку): — По­че­му ты зво­нишь? Ведь я про­сил те­бя… — про­из­нес Ро­ман с за­мет­ным раз­дра­же­ни­ем. — Но я… Мне ста­ло пло­хо… — со­лга­ла, ис­пу­ган­ная его неожи­дан­ным недо­воль­ством. — Те­бе нехо­ро­шо? — в го­ло­се по­яви­лось бес­по­кой­ство. — Лад­но, сей­час бу­ду… — И до­ба­вил уже гром­ко: — Жди­те! По­ни­маю, сей­час при­еду к вам. — К нам?! — уди­ви­лась я, но сра­зу до­га­да­лась, что в ком­на­ту во­шла его же­на. Ну и что? Ведь она уже зна­ет о нас. Или?.. — Ты ни­че­го не ска­зал ей? — уточ­ни­ла с тре­во­гой. — Хо­ро­шо. Еду, — су­хо от­ве­тил Ро­ман и по­ве­сил труб­ку. Я не мог­ла по­ве­рить! Ири­на до сих пор ни­че­го не зна­ет?! Но по­том по­ду­ма­ла: «Мо­жет, он рас­ска­зал, толь­ко же­на не со­глас­на отпустить его? А вдруг эта жен­щи­на угро­жа­ет, что сде­ла­ет что­ни­будь с со­бой?! — ужас­ну­лась я. — Ведь она та­кая сла­бая, так от него за­ви­сит…» — Ты ска­зал ей? — спро­си­ла, как толь­ко Ро­ма во­шел. — Нет… — он опу­стил го­ло­ву. — Не бы­ло под­хо­дя­ще­го мо­мен­та. Ну не мо­гу я вот так, с бух­ты-ба­рах­ты... — Те­бе на­столь­ко труд­но от нее уй­ти? Ты же лю­бишь ме­ня…

Чест­но го­во­ря, мне ка­за­лось, что по­бе­да обес­пе­че­на. Но все вы­шло нем­но­го не так

— Да, но я и Ири­на за­ви­сим друг от дру­га в фи­нан­со­вом плане. У нас ма­га­зин… Са­ма по­ни­ма­ешь... — Так раз­де­ли­те его. Ведь твоя су­пру­га — не ре­бе­нок. Ей при­дет­ся когда-то стать на но­ги, на­учить­ся жить без те­бя. — Ты пра­ва, — Ро­ма тя­же­ло вздох­нул. — Но Ира та­кая сла­бая… Он по­сто­ян­но это по­вто­рял. С ме­ня хва­тит! Сколь­ко мож­но слу­шать дет­ский ле­пет? — Нель­зя все вре­мя от­кла­ды­вать. Обе­щай, что все ула­дишь, по­жа­луй­ста… — лас­ко­во по­про­си­ла я. Ро­ма креп­ко об­нял ме­ня и так неж­но по­це­ло­вал, что я опять по­чув­ство­ва­ла се­бя безумно счаст­ли­вой. В тот ве­чер он оста­вал­ся доль­ше, чем обыч­но. Об Ирине боль­ше не го­во­ри­ли, толь­ко о нас и о на­шем ре­бен­ке. Мы оба ве­ри­ли, что все долж­но из­ме­нить­ся. На сле­ду­ю­щий день, в суб­бо­ту, по­зво­ни­ла Ром­ке ра­но утром. Он не от­ве­чал. «На­вер­ное, в ма­га­зине, ра­бо­та­ет», — ре­ши­ла я. Быст­ро собралась и по­еха­ла ту­да, но… че­рез стек­ло вит­ри­ны уви­де­ла не Ро­му, а Ири­ну. Сра­зу до­га­да­лась, что это она. Ко­ле­ба­лась все­го ми­ну­ту. А по­том от­кры­ла дверь и во­шла. Не ста­ла ин­те­ре­со­вать­ся укра­ше­ни­я­ми, а пря­мо по­смот­ре­ла Ире в гла­за. — Чем мо­гу по­мочь? — спро­си­ла она. — Я хо­те­ла бы по­го­во­рить с ва­ми. — Слу­шаю. — По лич­но­му де­лу… — Вот как? Хм... На­чи­най­те. — Я… Я… по­дру­га Ро­ма­на. Он го­во­рил обо мне? — Не го­во­рил, но нетруд­но до­га­дать­ся, что у него кто-то есть. Че­го вы хо­ти­те? — спро­си­ла она ле­дя­ным то­ном. — Ви­ди­те ли… я бе­ре­мен­на. — Ах, да­же так. Вам нуж­ны день­ги? — Нет, — воз­ра­зи­ла я. — Что же то­гда? — Про­сто жить счаст­ли­во. С Ро­мой. Она усмех­ну­лась, по­том на­пра­ви­лась к две­ри и по­ве­си­ла на нее таб­лич­ку «Тех­ни­че­ский пе­ре­рыв», ука­за­ла ру­кой на под­соб­ку: — Там смо­жем спо­кой­но по­го­во­рить. Мы се­ли за стол друг на­про­тив дру­га. Ири­на про­из­во­ди­ла впе­чат­ле­ние весь­ма уве­рен­ной в се­бе жен­щи­ны. Она ни­как не вы­гля­де­ла сла­бой и тем бо­лее бо­лез­нен­ной. — Так че­го же вы хо­ти­те? — по­вто­ри­ла она свой во­прос. — Ро­ман ме­ня лю­бит. — Не­уже­ли? — Ири­на ехид­но фырк­ну­ла. —А я все эти го­ды бы­ла уве­ре­на, что он лю­бит толь­ко се­бя. — Зна­чит, вы оши­ба­лись, по­то­му что ме­ня он точ­но лю­бит! — Это очень ин­те­рес­но… Я пре­крас­но по­ни­ма­ла, по­че­му со­пер­ни­ца так со мной го­во­рит. Хо­те­ла ме­ня оби­деть. И кро­ме то­го, бо­я­лась при­знать, что про­иг­ра­ла бо­лее мо­ло­дой. — Я при­шла сю­да не от­кро­вен­ни­чать. Про­сто хо­те­ла пре­ду­пре­дить: удер­жи­вать Ро­ма­на бес­по­лез­но. У нас бу­дет ре­бе­нок, и ему ну­жен отец. Луч­ше оставь­те Ро­му по-хо­ро­ше­му, ведь вы его дав­но не лю­би­те. — Вы пра­вы, — кив­ну­ла она. — Уже не люб­лю. Ну что ж, оста­ет­ся толь­ко по­же­лать вам вы­держ­ки и тер­пе­ния, по­то­му что эти ка­че­ства очень ско­ро по­на­до­бят­ся! Наш до­ро­гой Ро­моч­ка при­вык опи­рать­ся на силь­ных, энер­гич­ных и са­мо­сто­я­тель­ных жен­щин. Это его спо­соб су­ще­ство­ва­ния. Я си­де­ла непо­движ­но, не про­из­но­ся ни сло­ва. Ко­неч­но, эта ба­ба на­де­я­лась ме­ня на­пу­гать, но ее уси­лия бы­ли та­ки­ми жал­ки­ми! — Вы оскорб­ля­е­те че­ло­ве­ка, ко­то­рый все­гда вел се­бя по­ря­доч­но по от­но­ше­нию к вам и тя­же­ло ра­бо­тал, что­бы… Ири­на пре­зри­тель­но рас­сме­я­лась. — Бедная де­воч­ка! Столь­ко ил­лю­зий... Ро­ман ни­ко­гда тя­же­ло не ра­бо­тал, он име­ет все толь­ко бла­го­да­ря мне! — за­яви­ла она. — У вас ско­ро по­явит­ся ре­бе­нок? Так за­би­рай­те Ро­му, ес­ли мо­же­те это се­бе поз­во­лить! Не бу­ду пре­пят­ство­вать. Я его не дер­жу. Но вам еще при­дет­ся на него по­ра­бо­тать. Я не на­ме­ре­ва­лась даль­ше слу­шать этот бред. Она от­да­ет мне лю­би­мо­го?! Ка­кая наг­лая са­мо­уве­рен­ность! — Да­же ес­ли бы вы его не от­да­ли, он все рав­но бы от вас сбе­жал! — с чув­ством пре­вос­ход­ства про­из­нес­ла я, рез­ко вста­ла и вы­шла. Од­на­ко всю до­ро­гу до­мой в ушах зву­ча­ли ее стран­ные сло­ва: «Вам еще при­дет­ся на него по­ра­бо­тать». «Это толь­ко угро­зы… — успо­ка­и­ва­ла я се­бя. — Толь­ко угро­зы… Она зна­ет, что про­иг­ра­ла, вот и пу­га­ет! Ка­кая неснос­ная ба­ба! Столь­ко лет ис­поль­зо­ва­ла Ром­ку, а те­перь так гад­ко о нем от­зы­ва­ет­ся!» Мне бы­ло боль­но слы­шать лю­бое дур­ное сло­во о лю­би­мом че­ло­ве­ке. В те­че­ние этих двух лет Ро­ман толь­ко и твер­дил, ка­кая Ири­на бес­по­мощ­ная, впе­чат­ли­тель­ная, бо­лез­нен­ная, но он не бро­сил ее на про­из­вол судь­бы. Да­же не мо­гу пред­ста­вить се­бе дру­го­го та­ко­го же доб­ро­го, чут­ко­го и до­стой­но­го муж­чи­ну, как Ром­ка, а она по­сме­ла... Так ей и на­до! До­ма ме­ня ждал сюр­приз. Ро­ма кру­тил­ся на кухне в мо­ем пе­ред­ни­ке. До че­го ж за­бав­ный! — Где ты бы­ла так дол­го? — спро­сил он. — Встре­ча­лась с тво­ей же­ной, — твер­до от­ве­ти­ла ему (он по­блед­нел). — И все ула­ди­ла. — Что-о-о?! — Она уже зна­ет о нас и о ре­бен­ке. Да не пе­ре­жи­вай ты так! — Ты со­шла с ума?! — зло про­ши­пел Ро­ма. — Ведь нель­зя вот так, без под­го­тов­ки… Вы по­ру­га­лись?! — Лю­бо­му яс­но, что по­доб­ные бе­се­ды не бы­ва­ют осо­бен­но при­ят­ны­ми и от­ли­ча­ют­ся от дру­же­ских встреч, — от­ре­за­ла я.

В кон­це кон­цов я ре­ши­лась по­го­во­рить с же­ной Ро­ма­на. По­ра ей все объ­яс­нить!

— Аня! Как ты мог­ла это сде­лать, не по­со­ве­то­вав­шись со мной?! — Ро­ман взо­рвал­ся. — Я же го­во­рил, что сам все ула­жу! У нас с Ири­ной су­ще­ству­ет некая фи­нан­со­вая за­ви­си­мость, — за­и­ка­ясь, вы­да­вил из се­бя он. — Ты дол­жен ей день­ги? — ис­пу­га­лась я. — Нет. То есть… Ви­дишь ли, юве­лир­ный ма­га­зин... — мям­лил Ро­ма, — при­над­ле­жит Ирине, а я… Я толь­ко у нее ра­бо­тал. А что те­перь? Оста­нусь на ну­лях! Призна­юсь, бы­ла уве­ре­на: ма­га­зин — их об­щая соб­ствен­ность. По­это­му ме­ня за­стал врас­плох столь не­ожи­дан­ный по­во­рот.

М-да, вы­хо­дит, бы­ла невни­ма­тель­на. Ведь лю­би­мый дей­стви­тель­но не го­во­рил, что ма­га­зин его. Ви­ди­мо, я са­ма это при­ду­ма­ла. По­то­му что се­мья, в мо­ем по­ни­ма­нии, — когда все об­щее, и иму­ще­ство в том чис­ле… — Ро­моч­ка! Ка­кая раз­ни­ца! Са­мое глав­ное, что мы те­перь смо­жем быть вме­сте… Спра­вим­ся. У те­бя есть хо­ро­шая спе­ци­аль­ность. Юве­лир­ных ма­сте­ров це­нят. Не про­па­дем, не со­мне­вай­ся! — Юве­лир­ный ма­стер?! С че­го ты взя­ла?! — он мрач­но по­смот­рел на ме­ня. — Ни­че­го по­доб­но­го. — Как же? Ведь мы го­во­ри­ли о... — Про­сто о ма­га­зине! Мо­гу про­да­вать укра­ше­ния, про­из­во­дить рас­че­ты, выписывать кви­тан­ции. Но ни ма­лей­ше­го по­ня­тия не имею, как де­ла­ют­ся все эти без­де­луш­ки. Хо­тя его сло­ва уди­ви­ли ме­ня, но все рав­но не име­ло ни­ка­ко­го зна­че­ния, был ли Ро­ма юве­ли­ром и ко­му при­над­ле­жал ма­га­зин. Я лю­би­ла это­го муж­чи­ну и ра­до­ва­лась, что те­перь нам не нуж­но бу­дет скры­вать на­шу лю­бовь. — Ни­че­го, лю­би­мый, — успо­ка­и­ва­ла его. — Мы спра­вим­ся. На­ко­нец-то ис­пол­ни­лась мои меч­та! Ро­ман пе­ре­ехал ко мне! А Ира уво­ли­ла его с ра­бо­ты, что и не­уди­ви­тель­но. С на­шей сва­дьбой, ко­неч­но, при­дет­ся по­до­ждать. До тех пор, по­ка офор­мят раз­вод. Ну ни­че­го... Ром­ка не сра­зу стал ис­кать ра­бо­ту. Жа­ло­вал­ся, что пе­ре­ме­ны в жиз­ни сто­и­ли ему слиш­ком мно­го нер­вов, и на­до прий­ти в се­бя, успо­ко­ить­ся. Мне не хо­те­лось на­пря­гать ми­ло­го, тем бо­лее он вы­гля­дел та­ким по­дав­лен­ным. Ста­ра­лась изо всех сил, со­зда­вая для него уют­ное теп­лое гнез­дыш­ко, в ко­то­ром лю­би­мый был бы счаст­лив. Окру­жа­ла неж­но­стью и по­ни­ма­ни­ем — очень хо­те­ла, что­бы Ро­ма не со­жа­лел об ухо­де от же­ны. Ско­рее все­го, имен­но то­гда и со­вер­ши­ла гру­бей­шую ошиб­ку. Слиш­ком ма­ло от него тре­бо­ва­ла. Это ему сле­до­ва­ло за­бо­тить­ся обо мне, ведь я но­си­ла под серд­цем его ре­бен­ка. Че­рез пол­то­ра ме­ся­ца я ста­ла на­по­ми­нать Ро­ма­ну, что по­ра бы на­чать ис­кать ра­бо­ту. — Где и что я дол­жен ис­кать? — спро­сил он бес­по­мощ­но. — По­сле шко­лы ме­ня за­бра­ли в ар­мию, а по­след­ние де­сять лет ра­бо­тал у Ири­ны… Ни­че­го дру­го­го не умею. — Ну и от­лич­но. Сей­час са­мое под­хо­дя­щее вре­мя для пе­ре­мен, — про­из­нес­ла я оп­ти­ми­стич­но. По­ни­ма­ла: Ро­ме труд­но най­ти се­бя в но­вой си­ту­а­ции. По­это­му под­дер­жи­ва­ла и обод­ря­ла, как мог­ла. Да­же объ­яв­ле­ния о ра­бо­те мы про­смат­ри­ва­ли вме­сте. Но ско­ро убе­ди­лась, что он весь­ма при­ве­ред­лив и ам­би­ци­о­зен и вме­сте с тем ни­че­го тол­ком не уме­ет. Ну ку­да ему до­би­вать­ся от­вет­ствен­ной долж­но­сти в круп­ной фир­ме... Язы­ков не зна­ет, ком­пью­те­ром вла­де­ет сла­бо. А он все кру­тил но­сом, жа­лел се­бя, ка­приз­ни­чал, про­яв­лял нере­ши­тель-

ность, неуве­рен­ность в се­бе. Ве­ро­ят­но, Ро­ма все­гда был та­ким, но я толь­ко сей­час это за­ме­ти­ла. На­ко­нец он со­гла­сил­ся по­ра­бо­тать на про­до­воль­ствен­ном скла­де. Вы­дер­жал лишь два ме­ся­ца, по­том на­чал жа­ло­вать­ся, что ма­ло пла­тят, а в по­ме­ще­нии слиш­ком хо­лод­но. — Как это ты уво­лил­ся? — не мог­ла по­ве­рить. — У нас впе­ре­ди столь­ко рас­хо­дов! Нуж­но ку­пить ко­ляс­ку, пе­лен­ки, под­гуз­ни­ки, по­су­ду… — пе­ре­чис­ля­ла я на од­ном ды­ха­нии. Ро­ма на­кло­нил­ся и неж­но по­це­ло­вал мою ру­ку. — Ну и ку­пим! Раз­ве нет дру­гой ра­бо­ты? Я боль­ше не мог смот­реть на фи­зио­но­мию ше­фа, — объ­яс­нил он. — Кро­ме то­го, у ме­ня еще есть неболь­шие сбе­ре­же­ния… — Ну и что? На сколь­ко их хва­тит? Как мож­но так жить? — Не тре­вожь­ся, до­ро­гая, — успокоил лю­би­мый. — По­че­му нуж­но до­воль­ство­вать­ся чем по­па­ло? Тот, кто вы­со­ко ме­тит, до­сти­га­ет боль­ше­го! Зав­тра же нач­ну ис­кать но­вое ме­сто, обе­щаю. Ты долж­на в ме­ня ве­рить. Те­перь он по­сто­ян­но по­вто­рял эту фра­зу. Я ве­ри­ла и все боль­ше взва­ли­ва­ла на свои пле­чи. Да­же на­ча­ла подыс­ки­вать се­бе ка­кое-то до­пол­ни­тель­ное за­ня­тие. Но кто за­хо­чет взять на ра­бо­ту бе­ре­мен­ную жен­щи­ну? В от­ча­я­нии со­гла­си­лась по ве­че­рам по­мо­гать по­дру­ге. Она де­ла­ла раз­ные укра­ше­ния из би­се­ра и по­лу­дра­го­цен­ных ка­меш­ков. За­ра­бо­ток был, ко­неч­но, ма­лень­кий, но луч­ше так, чем ни­как, — ско­ро на сче­ту бу­дет каж­дая ко­пей­ка. Ро­ма то и де­ло рас­сы­лал свое ре­зю­ме в раз­ные фир­мы. От­ве­тов при­хо­ди­ло со­всем нем­но­го. Вре­мя от вре­ме­ни лю­би­мый от­прав­лял­ся на ка­кие-то со­бе­се­до­ва­ния, но тол­ку... «Ско­ро уйду в де­крет, — ис­пу­ган­но ду­ма­ла я. — Что то­гда бу­дет?» Но вдруг в один пре­крас­ный день Ро­ма вер­нул­ся до­мой с кро­ват­кой для бу­ду­ще­го ма­лы­ша. — Ну, что ты на это ска­жешь? — с гор­до­стью спро­сил он. Кро­ват­ка бы­ла оча­ро­ва­тель­ная. С ящич­ком для пе­ле­нок... — А вот еще! На пол при­зем­лил­ся огром­ный плю­ше­вый мед­ведь. — Те­бе не ка­жет­ся, что еще ра­но­ва­то для та­ких боль­ших иг­ру­шек? — рас­сме­я­лась я. — Не ра­но, пусть при­вы­ка­ет! — Ты на­шел ра­бо­ту? — Нет, был у ма­мы… Она да­ла мне день­ги на при­да­ное для вну­ка. Очень здо­ро­во с ее сто­ро­ны, прав­да? — Прав­да, но так нель­зя. —А я ду­мал, ты об­ра­ду­ешь­ся… — оби­дел­ся Ро­ман. — Ма­ма от чи­сто­го серд­ца за­хо­те­ла нам по­мочь. А ты... все ис­пор­ти­ла! Я по­чув­ство­ва­ла се­бя ви­но­ва­той, хо­тя де­ло бы­ло со­всем в дру­гом. Это здо­ро­во, что ма­ма ре­ши­ла нам по­мочь, но ведь мы уже дав­но ста­ли взрос­лы­ми, ско­ро бу­дем ро­ди­те­лям. По­ра бы и са­мо­сто­я­тель­но­сти на­брать­ся. Вре­мя шло, я бы­ла уже на пя­том ме­ся­це, а Ро­ма по-преж­не­му ни­где не ра­бо­тал. Как буд­то что-то ис­кал, как буд­то рас­спра­ши­вал зна­ко­мых и твер­дил, что це­лы­ми дня­ми зво­нит по объ­яв­ле­ни­ям, но все без ре­зуль­та­та. Смот­ре­ла на него и все ча­ще ду­ма­ла, ку­да по­де­вал­ся мой иде­ал — тот па­рень, в ко­то­ро­го влю­би­лась? Что с ним слу­чи­лось? Где его тру­до­лю­бие и от­вет­ствен­ность? А мо­жет, все это вре­мя я жи­ла лишь ил­лю­зи­я­ми? Ведь по­ка не убе­ди­лась на соб­ствен­ной шку­ре, ка­кой он, ве­ри­ла каж­до­му его сло­ву. «Не­уже­ли быв­шая же­на бы­ла пра­ва, не­уже­ли она дей­стви­тель­но его обес­пе­чи­ва­ла?» — му­чи­лась до­гад­ка­ми. Ужас­но не хо­те­лось в это ве­рить. В оче­ред­ной раз я ре­ши­ла взять де­ло в свои ру­ки и на­ча­ла рас­спра­ши­вать зна­ко­мых о ра­бо­те для Ро­мы. На­ко­нец кое-что на­шлось… Му­жу по­дру­ги сроч­но по­на­до­бил­ся курьер для раз­воз­ки по­сы­лок. Когда ска­за­ла об этом лю­би­мо­му, он недо­воль­но скри­вил­ся и спро­сил: — Хо­чешь, что­бы я раз­во­зил по го­ро­ду ка­кие-то па­ке­ты? — Я хо­чу, что­бы ты за­ра­ба­ты­вал день­ги, — поправила его. — Ин­те­рес­но, сколь­ко мо­жет сто­ить та­кая ра­бо­та? Когда на­зва­ла сум­му, Ро­ман раз­дра­жен­но фырк­нул. По­том бы­ла бур­ная ссо­ра. Я раз­ры­да­лась. — Лю­би­мая, я не поз­во­лю, что­бы день­ги нас разъ­еди­ни­ли. Ведь так те­бя люб­лю… — го­во­рил Ро­ма, це­луя мои ру­ки. — Я те­бя то­же, но не мо­гу так боль­ше… — Хо­ро­шо, как ска­жешь. Бу­ду раз­во­зить эти чер­то­вы па­ке­ты. Ром­ка от­пра­вил­ся по ад­ре­су, ко­то­рый я ему да­ла, но не скры­вал, что силь­но оби­жен. Од­на­ко в тот мо­мент мне бы­ло уже все рав­но, толь­ко бы он ра­бо­тал. Ра­дость от тру­до­устрой­ства лю­би­мо­го вско­ре бы­ла омра­че­на. Од­на­ж­ды, когда он уже со­би­рал­ся до­мой, шеф по­про­сил его сроч­но от­вез­ти ка­кой-то важ­ный па­кет. — Мой ра­бо­чий день уже за­кон­чил­ся, — от­ве­тил ди­рек­то­ру Ро­ман. — До­став­лю зав­тра. Есте­ствен­но, на­чаль­ник уво­лил его на сле­ду­ю­щий же день. Когда Ро­ма рас­ска­зал мне об этом, я сно­ва горь­ко рас­пла­ка­лась. — Ну по­че­му? Ведь речь шла все­го об од­ном па­ке­те… — всхли­пы­ва­ла я. — Те­бе бы­ло так труд­но? — Нуж­но се­бя ува­жать. Сверх­уроч­ные ча­сы мне ни­кто не опла­тит… И ты это пре­крас­но зна­ешь! — зло от­ве­тил он. — Бо­же, Ро­ма, спу­стись с небес на зем­лю! — вос­клик­ну­ла я. — Что ты се­бе во­об­ще ду­ма­ешь?! — Ты то­же. Про­шло все­го пять ме­ся­цев. Не­ко­то­рые ищут ра­бо­ту год или да­же два… Хо­ро­шую ра­бо­ту, а не это... Он по­сто­ян­но по­вто­рял од­но и то­же. Не­уже­ли Ром­ка дей­стви­тель­но ве­рил в соб­ствен­ные сказ­ки? Твер­дил, что со­здан для че­го-то луч­ше­го, что на­сто­я­щий шанс ждет его впе­ре­ди, что мы долж­ны быть тер­пе­ли­вы. К со­жа­ле­нию, я уже на­ча­ла те­рять тер­пе­ние. Впро­чем, немуд­ре­но... Про­шли оче­ред­ные два ме­ся­ца. Ро­ме уда­лось где-то за­це­пить­ся на но­вом ме­сте на неде­лю, но по­том он за­явил, что это то­же не го­дит­ся. Те­перь все ча­ще ез­дил к сво­ей ма­ме и при­во­зил от нее все боль­ше де­нег для вну­ка. — Это для ре­бен­ка, — го­во­рил с улыб­кой, а мне хо­те­лось за­кри­чать, что он сам ве­дет се­бя, как ре­бе­нок. По­рой шу­тил, что его ма­ма — са­мый луч­ший банк. Мне же бы­ло не до сме­ха. Я до бо­ли стис­ки­ва­ла зу­бы. Со вре­ме­нем сло­во «ма­ма» на­ча­ло дей­ство­вать на ме­ня так же, как когда-то «Ири­на». — Ма­ма по­про­си­ла, что­бы я по­кра­сил сте­ны у нее в ком­на­те. Схо­жу к ней се­го­дня, хо­ро­шо? — и ис­че­зал на весь день. — Ма­ма ска­за­ла, что­бы се­го­дня от­вез на клад­би­ще гор­шоч­ки с цве­та­ми, — ин­фор­ми­ро­вал он ме­ня в сле­ду­ю­щий раз.

Как-то ве­че­ром Ро­ман при­нес чу­дес­ную кро­ват­ку для на­ше­го бу­ду­ще­го ма­лы­ша Муж мо­ей по­дру­ги при­нял его на ра­бо­ту. Но Ром­ка про­дер­жал­ся там со­всем недол­го

Он по­сто­ян­но был чем-то за­нят. Когда ве­че­ром спра­ши­ва­ла, ис­кал ли ра­бо­ту, то слы­ша­ла устав­ший го­лос: «Нет, се­го­дня у ме­ня не хва­ти­ло на это вре­ме­ни». Нерв­ни­ча­ла еще боль­ше, и то­гда Ро­ма при­ни­мал вид по­би­то­го без­дом­но­го пса, про­сил про­ще­ния и по­вто­рял то, что я слы­ша­ла уже ты­ся­чу раз. Зли­лась на него, но од­но­вре­мен­но и жа­ле­ла. Ведь он та­кой потерянный, мяг­кий, без­воль­ный… А его ма­моч­ка про­дол­жа­ла еже­днев­но при­гла­шать его на обед и со­ва­ла день­ги. — Когда же это на­ко­нец за­кон­чит­ся? — в ко­то­рый раз воз­му­щен­но спра­ши­ва­ла я. — До­ро­гая, ты же зна­ешь, ка­кая у ме­ня ма­ма, — сму­щен­но го­во­рил Ро­ма. — По­сле смер­ти от­ца у нее остал­ся толь­ко я. Не мо­гу от­ка­зать ей, когда она в чем-то нуж­да­ет­ся… К то­му же ма­ма да­ет день­ги. Нуж­но их от­ра­ба­ты­вать. С ме­ня бы­ло все­го это­го до­воль­но. Когда я бо­ро­лась за Ром­ку, то со­всем не та­кой ви­де­ла на­шу жизнь. Те­перь же чув­ство­ва­ла се­бя об­ма­ну­той. С дру­гой сто­ро­ны, с са­мо­го на­ча­ла на­ше­го зна­ком­ства этот муж­чи­на ни­че­го мне не обе­щал. Пред­став­ля­ла его прин­цем из сказ­ки, за­во­е­ва­те­лем, а он без­дель­ник и по­про­сту поз­во­лял се­бя лю­бить. Ири­на ведь предо­сте­ре­га­ла ме­ня! По­че­му же я, на­ив­ная ду­роч­ка, не за­хо­те­ла ей ве­рить? «И что мне те­перь де­лать? Как по­вли­ять на Ро­му? Есть хоть ма­лей­шая на­деж­да, что он из­ме­нит­ся, нач­нет что-то де­лать, про­явит хоть ка­кую-то от­вет­ствен­ность? Как дол­го нуж­но ждать?» — за­ду­ма­лась я. И то­гда в го­ло­ву при­шла идея. Рис­ко­ван­ная, посколь­ку мож­но бы­ло по­те­рять все. Прав­да, по­раз­мыс­лив, ис­пу­га­лась. Че­рез два ме­ся­ца дол­жен родиться ре­бе­нок. А ес­ли мой план не сра­бо­та­ет? Оста­нусь од­на?.. Но уже че­рез два дня ре­ши­лась на аван­тю­ру! Ро­ма в оче­ред­ной раз­рар уехал к ма­ме. Сколь­ко же мож­но? Вы­ну­ла из шка­фа сум­ки и ве­щи­вев Ро­ма­на. Упа­ко­вы­ва­ла и пла­ка­ла, ведь все рав­но безумно лю­би­ла­люл Ром­ку. Серд­це раз­ры­ва­лось от бо­ли, да толь­ко я точ­но зна­ла:знз даль­ше так жить невоз­мож­но. По­ста­ви­лаП сум­ки в ко­ри­до­ре, а са­ма се­ла в кухне и ста­ла ждать. Ро­маРоР вер­нул­ся с па­ке­том, пол­ным про­дук­тов. — Посмот­ри, что я при­нес! НоН тут уви­дел че­мо­да­ны и мгно­вен­но по­ник. — Ты ку­да-то уез­жа­ешь? — спро­сил ме­ня. — Нет, это ты съез­жа­ешь от­сю­да, — со­об­щи­ла я, твер­до гля­дя ему­е­ме в гла­за. — Я? По­че­му?! — Бо­я­лась, что ни­ко­гда не смо­гу на это ре­шить­ся, но, вид­но, я все же го­раз­до силь­нее, чем са­ма ду­ма­ла, — от­ве­ти­ла Ром­ке. — Люб­лю те­бя, но… — Я то­же те­бя люб­лю, — за­ве­рил он. — Зна­ешь, с ме­ня до­воль­но та­кой жиз­ни! Когда со­зда­ют се­мью, нуж­но еще уметь ее со­дер­жать. — Ну, из­ви­ни, с этой се­мьей ты при­ня­ла ре­ше­ние за ме­ня. — Про­сто на­де­я­лась, что имею де­ло со взрос­лым муж­чи­ной. Од­на­ко ве­дешь се­бя, как ре­бе­нок. — Ты неспра­вед­ли­ва ко мне... — на­чал он. — Не ду­маю! — пе­ре­би­ла я. — Ско­рее, слиш­ком на­ив­на, по­то­му что, несмот­ря на все это, хо­чу дать те­бе еще один шанс. — Прав­да? — об­ра­до­вал­ся он. — Да. Я дам те­бе по­след­ний шанс, ес­ли ты най­дешь ра­бо­ту и про­дер­жишь­ся на ней доль­ше, чем три ме­ся­ца. — Ты в этом уве­ре­на? — Да, — за­яви­ла ре­ши­тель­но. — Как хо­чешь… — Ро­ма вздох­нул, взял свои че­мо­да­ны и вы­шел. Слы­ша­ла, как он за­кры­ва­ет дверь, как лифт под­нял­ся на наш этаж… И не оста­но­ви­ла. По­том ду­ма­ла, что, ве­ро­ят­но, сто­и­ло бы. Ведь он мо­жет уже ни­ко­гда не вер­нуть­ся... Сле­ду­ю­щие два дня ста­ли для ме­ня кош­ма­ром. Не мог­ла ни есть, ни спать, все ва­ли­лось из рук. Ро­ма зво­нил несколь­ко раз и спра­ши­вал, не из­ме­ни­лось ли мое ре­ше­ние. Но я твер­до ре­ши­ла, что в этот раз имен­но он дол­жен что-то пред­при­нять. Ес­ли лю­бит... По­том был зво­нок Ром­ки­ной ма­те­ри... Она го­во­ри­ла взвол­но­ван­но и оза­бо­чен­но. Убеж­да­ла, что в мо­ем по­ло­же­нии нель­зя ни на ми­ну­ту оста­вать­ся од­ной, что ра­ди бла­га ре­бен­ка бы­ло бы луч­ше, ес­ли бы Ро­ма вер­нул­ся ко мне. Но я не со­гла­ша­лась. Бе­ре­мен­ность все боль­ше да­ва­ла о се­бе знать. Мне ста­ло труд­нее вы­дер­жи­вать на ра­бо­те во­семь ча­сов. Но, несмот­ря на это, не хо­те­ла ид­ти на боль­нич­ный. То­гда бы мне при­шлось си­деть до­ма и тер­зать­ся мыс­лью, пра­виль­но ли по­сту­пи­ла, вы­гнав Ром­ку. Не­уже­ли это на­ка­за­ние за то, что от­би­ла му­жа у дру­гой жен­щи­ны? Чув­ство­ва­ла се­бя ви­но­ва­той и об­ма­ну­той. И ужас­но оди­но­кой. Но обид­нее все­го ста­но­ви­лось, когда ду­ма­ла о бу­ду­щем ре­бен­ке. В суб­бо­ту утром, когда я еще ле­жа­ла в по­сте­ли, кто-то по­зво­нил в дверь. Нехо­тя вста­ла и по­пле­лась в ко­ри­дор. По­смот­ре­ла в гла­зок, и… О Бо­же, это был Ро­ма! Серд­це на­ча­ло безумно бить­ся. С тру­дом от­кры­ла дверь. — При­вет! Мож­но к те­бе? — и, не до­жи­да­ясь от­ве­та, во­шел.

Со­брав Ро­ми­ны ве­щи и вы­ста­вив все сум­ки в ко­ри­дор, я ука­за­ла лю­би­мо­му на дверь

— За­чем ты при­шел? — спро­си­ла, неволь­но по­сто­ро­нив­шись и про­пус­кая его в при­хо­жую. — Да вот, ку­пил те­бе про­дук­ты: мо­ло­ко, тво­рог, ово­щи, све­жие бул­ки… — пе­ре­чис­лял он. — Это все, что у те­бя есть для ме­ня? — несмот­ря на вол­не­ние, мне уда­лось сы­ро­ни­зи­ро­вать. — Я ду­мал, ты об­ра­ду­ешь­ся... — Ро­ман сра­зу по­груст­нел. По­том по­смот­рел на мой жи­вот и ска­зал: — Как он вы­рос, прав­да? — Есте­ствен­но, ро­жать уже ско­ро. Или ты за­был? — Ко­неч­но, не за­был, что ты! Анюта, я знаю, что очень под­вел те­бя, и не по­смею про­сить раз­ре­ше­ния вер­нуть­ся, но ведь это так­же и мой ре­бе­нок! — Ты зна­ешь мое усло­вие… — твер­до про­из­нес­ла я. — Ка­кая же ты упря­мая! За это те­бя и люб­лю, — Ро­ма по­пы­тал­ся по­шу­тить, но я да­же не улыб­ну­лась. — Аню­точ­ка… — про­шеп­тал он. — Дай мне шанс. По­верь еще один разо­чек. По­след­ний. Прав­да, по­след­ний... По­верь! Я мол­ча смот­ре­ла на него и ни­че­го не от­ве­ча­ла. — Лю­би­мая… Знаю, что ты пе­ре­ста­ла мне до­ве­рять, но не пе­ре­чер­ки­вай на­ши от­но­ше­ния! — у него на гла­за на­вер­ну­лись сле­зы. — Я кое-что се­бе все-та­ки на­шел. Весь­ма непло­хая и нор­маль­но опла­чи­ва­е­мая ра­бо­та в од­ной ма­лень­кой фир­ме… Это не пре­дел меч­та­ний, но... — Да? — с на­смеш­кой спро­си­ла. — И как на­дол­го? — На­дол­го, — за­ве­рил Ром­ка. — Я вы­дер­жу. Для те­бя, для на­ше­го ма­лы­ша… Для се­бя, — до­ба­вил он. — Люб­лю те­бя и знаю, что это мой по­след­ний шанс. Я то­же его лю­би­ла, по­это­му долж­на бы­ла про­явить твер­дость. В то утро не поз­во­ли­ла ему остать­ся да­же на чай. Но те­перь Ро­ман каж­дый день при­хо­дил ко мне и при­но­сил про­дук­ты. Од­на­ж­ды ве­че­ром все-та­ки не вы­дер­жа­ла, спро­си­ла, на чьи день­ги все это по­ку­па­ет­ся. Он слег­ка сму­тил­ся. — Очень ско­ро я до­ка­жу те­бе, что ты силь­но ошиб­лась от­но­си­тель­но ме­ня, — ти­хо про­из­нес лю­би­мый. — Ну что ж... По­до­жду, — су­хо от­ве­ти­ла я, хо­тя бы­ла весь­ма удив­ле­на его ре­ши­тель­но­стью. Когда Ро­ма по­явил­ся в сле­ду­ю­щий раз, то, кро­ме сум­ки с по­куп­ка­ми, при­нес кое-что еще. Он осто­рож­но взял мою ру­ку и вло­жил в нее несколь­ко ку­пюр. — Ты пом­нишь, я го­во­рил те­бе, что на­шел ра­бо­ту? Вз­вол­но­ва­но кив­ну­ла в от­вет. — Это моя пер­вая зар­пла­та. Я раз­жа­ла ру­ку — в ла­до­ни ле­жа­ло три­ста гри­вен. Не­уже­ли Ром­ка дей­стви­тель­но из­ме­нил­ся ра­ди ме­ня?! Зна­чит, и прав­да лю­бит, эти сло­ва не пу­стой звук! — Очень ма­ло, ко­неч­но... Но это за два дня. А еще шеф обе­щал, что ес­ли бу­ду хо­ро­шо справ­лять­ся со сво­и­ми обя­зан­но­стя­ми, то про­длит до­го­вор. То­гда ста­нет на­мно­го боль­ше. — Ром­ка, знаю, что ты все­гда ме­тишь вы­со­ко, но са­мое глав­ное — на­ча­ло! Посмот­ри, ты уже за­ра­ба­ты­ва­ешь! — Да. Я про­тя­ну­ла ла­донь к его по­ху­дев­ше­му ли­цу, по­гла­ди­ла ще­ку. Он схва­тил­ся за мою ру­ку, как уто­па­ю­щий хва­та­ет­ся за со­ло­мин­ку. Неж­но це­ло­вал каж­дый паль­чик, за­гля­ды­вая мне в гла­за. — Я пом­ню о тво­ем усло­вии и не ста­ну про­сить, что­бы ты при­ня­ла ме­ня на­зад, но… — Ро­ма мгно­ве­ние ко­ле­бал­ся. — Мож­но бы­вать здесь ча­ще, когда ро­дит­ся ре­бе­нок? Неж­но по­смот­ре­ла на него. Он то­же не сво­дил с ме­ня взгля­да. В его гла­зах сме­ша­лись лю­бовь, ис­пуг и на­деж­да. Но на сей раз я уви­де­ла в них еще и то, че­го рань­ше не за­ме­ча­ла. Мо­жет, это бы­ла та са­мая ре­ши­тель­ность? Мо­жет, и прав­да, он из­ме­нил­ся? Как же мне хо­те­лось в это по­ве­рить! — По­жа­луй­ста… — с на­жи­мом по­вто­рил Ро­ман. — Бо­юсь, что все опять бу­дет, как рань­ше... — про­бор­мо­та­ла я не вполне уве­рен­но. — Нет, лю­би­мая, я боль­ше ни­ко­гда не оби­жу те­бя ни сло­вом, ни де­лом. И вот еще что... — он стал на ко­ле­ни и вз­вол­но­ва­но про­шеп­тал: — Про­шу те­бя, стань мо­ей же­ной! От сча­стья я рас­пла­ка­лась. Сле­зы гра­дом ка­ти­лись по ли­цу. Ром­ка креп­ко при­жал­ся к мо­им ко­ле­ням, це­ло­вал их и шеп­тал, как силь­но он со­ску­чил­ся. Есте­ствен­но, я со­гла­си­лась. Очень на­де­юсь, что не по­жа­лею об этом. Ве­рю, что Ро­ма бу­дет со­всем дру­гим. По­то­му что до рож­де­ния ма­лы­ша оста­лось все­го ни­че­го. И те­перь мне, как ни­ко­гда, по­на­до­бит­ся под­держ­ка силь­но­го, ре­ши­тель­но­го и на­деж­но­го муж­чи­ны. Лю­би­мо­го. Мо­е­го му­жа.

Он на­де­ял­ся, что сра­зу рас­таю, как преж­де, но я ре­ши­ла не сда­вать­ся, вы­дер­жать до кон­ца

Я ска­за­ла Ро­ме, что жду от него ре­бен­ка.

Но лю­би­мый не об­ра­до­вал­ся этой но­во­сти. И то­гда мной овла­де­ла па­ни­ка. Как

же так? Ведь Ром­ка клял­ся в люб­ви, а тут си­дит мол­ча, ка­кой-то стран­ный... Не знаю,

как те­перь быть...

Ро­ман, ре­шил из­ме­нить свою жизнь Жен­щи­ны хо­тят, что­бы муж­чи­ны бы­ли силь­ны­ми, но са­ми при­ни­ма­ют за них ре­ше­ния. А мы все тер­пим и на все со­гла­ша­ем­ся...

Ме­ня по­ра­зи­ла ее са­мо­уве­рен­ность. Как она мо­жет так от­зы­вать­ся о Ром­ке? Он са­мый луч­ший! Хо­тя не­уди­ви­тель­но – в Ирине просну­лась рев­ность. Ну, это ее про­бле­мы. А у нас все бу­дет хо­ро­шо!

Ири­на, вла­де­ли­ца ма­га­зи­на Его де­ви­ца за­яви­лась ко мне на ра­бо­ту. Смеш­но! Ей ну­жен этот без­дель­ник? Ра­ди бо­га! Пусть по­про­бу­ет, ка­ко­во с та­ким му­жи­ком

По­сто­ян­но уго­ва­ри­ва­ла Ром­ку про­смот­реть га­зе­ты и сай­ты в Се­ти, по­ис­кать

ра­бо­ту, но он веч­но ссы­лал­ся на за­ня­тость или уста­лость. Мол, ма­ма по­ру­чи­ла что-то, а от­ка­зать

ей ни­как невоз­мож­но

Лю­би­мый дей­стви­тель­но устро­ил­ся на ра­бо­ту и при­нес свою первую зар­пла­ту. Я пла­ка­ла от сча­стья. Зна­чит, сра­бо­та­ло! Ром­ка го­тов из­ме­нить­ся ра­ди ме­ня и ре­бен­ка!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.