ВСЕ ПЬЮТ, а мне нель­зя?

Ал­ко­го­лизм у шест­на­дца­ти­лет­не­го под­рост­ка? Ни­ко­гда рань­ше не ду­ма­ла, что та­кое воз­мож­но

Moja Sudba - - Сканворд С Подарком -

уже в чет­вер­тый раз разо­гре­ва­ла ужин, по­ми­нут­но вы­гля­ды­вая в ок­но. «Вот пар­ши­вец!

— мыс­лен­но ру­га­ла сво­е­го блуд­но­го сы­на. — Обе­щал вер­нуть­ся в во­семь, а на ча­сах по­ло­ви­на де­ся­то­го». — Пусть толь­ко

явит­ся, так ему за­дам — ма­ло не по­ка­жет­ся! — за­чем-то до­ба­ви­ла вслух, хо­тя в ду­ше по­ни­ма­ла: все это лишь пу­стые угро­зы. На Тем­ку да­же го­лос ред­ко по­вы­шаю. Он ведь у нас един­ствен­ный ре­бе­нок — позд­ний, дол­го­ждан­ный, вы­стра­дан­ный. А уж что­бы ру­ку на сы­на под­нять — та­ко­го сро­ду не бы­ва­ло. Муж мой, Ва­ле­ра, тот да, мо­жет и на­кри­чать, и да­же «ле­ща» от­ве­сить под го­ря­чую ру­ку. У Ва­лер­ки ха­рак­тер кру­той, но че­ло­век он спра­вед­ли­вый. Ес­ли на­ка­зы­ва­ет Те­му, то все­гда за де­ло. Умом я это по­ни­маю, но серд­це все рав­но бо­лит. Все вре­мя ка­жет­ся, что Ва­ле­ри­но на­ка­за­ние по жест

ко­сти не со­от-

вет­ству­ет «пре­ступ­ле­нию». Там, где мож­но бы­ло бы про­сто ле­гонь­ко по­жу­рить, муж на неде­лю на­кла­ды­ва­ет ве­то на те­ле­ви­зор и ком­пью­тер. Пе­ре­ги­ба­ет Ва­ле­ра пал­ку, ой пе­ре­ги­ба­ет! Я с ним не раз уже по это­му по­во­ду раз­го­вор за­во­ди­ла: мол, по­мяг­че с ре­бен­ком на­до бы. И спо­кой­но объ­яс­нять свою точ­ку зре­ния пы­та­лась, и тер­пе­ли­во уве­ще­ва­ла, и да­же вы­ра­жа­ла яв­ное не­до­воль­ство. В та­ких слу­ча­ях су­пруг, как пра­ви­ло, сер­ди­то огры­зал­ся: «Да пой­ми же ты в кон­це кон­цов: я хо­чу, что­бы Ар­тем му­жи­ком вы­рос! На­сто­я­щим пра­виль­ным му­жи­ком! А ты сво­ей мяг­ко­стью толь­ко пор­тишь па­ца­на, сти­му­ли­ру­ешь в нем без­от­вет­ствен­ность!» Ви­дя, что вот-вот раз­ра­зит­ся скан­дал, я боль­ше не спо­ри­ла, от­мал­чи­ва­лась.Од­на­ко в ду­ше бы­ла уве­ре­на: добротой и лас­кой от сы­на мож­но до­бить­ся го­раз­до боль­ше­го, чем окри­ка­ми и тыч­ка­ми. Но чем стар­ше ста­но­вил­ся Ар­тем, тем ча­ще у ме­ня воз­ни­ка­ла мысль, что Ва­ле­ра не так уж и не прав. Во вся­ком слу­чае, Тем­ка ни за что не поз­во­лил бы се­бе по­доб­ных за­гу­лов (обе­щал прий­ти в во­семь, а сей­час...), ес­ли бы отец не уехал в ко­ман­ди­ров­ку. А доб­рой мяг­кой ма­ме, по­лу­ча­ет­ся, мож­но и нер­вы по­мо­тать! В дверь по­зво­ни­ли. На­ко­нец­то!» — по­ду­ма­ла с об­лег­че­ни­ем, пре­бы­вая в пол­ной уве­рен­но­сти, что вер­нул­ся с про­гул­ки сын. Но на по­ро­ге сто­я­ла со­сед­ка со вто­ро­го эта­жа. — На­та­ша, там у нас в па­рад­ном твой Ар­тем ле­жит... — К-к-как ле­жит? — вдруг на­ча­ла за­и­кать­ся я, но­ги ста­ли ват­ны­ми, дер­жать от­ка­зы­ва­лись, при­шлось при­ва­лить­ся к двер­но­му ко­ся­ку. — Он... жи­вой? — вы­дох­ну­ла я прак­ти­че­ски без­звуч­но. — Ти­пун те­бе! — сер­ди­то ска­за­ла со­сед­ка и пе­ре­кре­сти­лась. — Жи­ве­хонь­кий твой хло­пец, толь­ко пья­ный в стель­ку. — Не мо­жет быть!!! — Как же не мо­жет, когда пе­ре­га­ром за вер­сту ра­зит! Ты бы его за­бра­ла, На­та­лья, а то ведь, не ро­вен час, раз­де­нут, ра­зу­ют, еще и кар­ма­ны об­чи­стят. Не до­слу­шав, я бро­си­лась вниз по лест­ни­це. Лифт ждать не ста­ла — по­мча­лась, пе­ре­пры­ги­вая че­рез две сту­пень­ки, хо­тя ни­ко­гда рань­ше так не де­ла­ла. — Гос­по­ди, Те­ма, сы­но­чек... Да как же так?! Кто те­бя на­по­ил? — чуть не пла­ка­ла я. Он толь­ко нечле­но­раз­дель­но мы­чал, под­нять­ся са­мо­сто­я­тель­но не мог. Вы­нуж­де­на бы­ла, сго­рая со сты­да, по­про­сить ка­ко­го-то рос­ло­го незна­ко­мо­го пар­ня, про­хо­див­ше­го ми­мо (вид­но, в го­сти на­прав­лял­ся), что­бы тот до­та­щил Те­му до на­шей квар­ти­ры. На сле­ду­ю­щее утро до­бу­дить­ся сы­на в по­ло­вине вось­мо­го так и не смог­ла. В ито­ге он про­гу­лял шко­лу, а я не по­еха­ла к сест­ре, хо­тя на­ка­нуне обе­ща­ла. Ар­тем вы­полз на кух­ню лишь око­ло две­на­дца­ти и сра­зу же по­лез в хо­ло­диль­ник. — Ты не хо­чешь объ­яс­нить свое вче­раш­нее по­ве­де­ние? — ле­дя­ным то­ном по­ин­те­ре­со­ва­лась я. — Мам, отстань! — от­мах­нул­ся он. — И без тво­их но­та­ций го­ло­ва рас­ка­лы­ва­ет­ся. — Да как ты сме­ешь так со мной раз­го­ва­ри­вать?! — чуть не за­дох­ну­лась я от воз­му­ще- ния. — Ну-ка, немед­лен­но от­ве­чай: где, с кем и на ка­кие день­ги ты пил! — Те­бя это не ка­са­ет­ся! Призна­юсь, сын и рань­ше мне ино­гда дер­зил (шест­на­дцать лет — воз­раст ер­ши­стый), но сей­час это уже не дер­зость, а от­кро­вен­ное хам­ство. — Ес­ли не от­ве­тишь — все рас­ска­жу от­цу, — про­из­нес­ла жест­ко. Угро­за, как я и пред­по­ла­га­ла, по­дей­ство­ва­ла. Те­ма, вы­пив од­ним ма­хом ста­кан ке­фи­ра, по­до­шел, по­тер­ся но­сом о мое пле­чо: «Ма, про­сти. Я не хо­тел те­бя оби­деть и не ду­мал, что так по­лу­чит­ся. Мы с ре­бя­та­ми вче­ра ре­ши­ли от­ме­тить на­ча­ло чет­вер­ти и нем­но­го не рас­счи­та­ли свои си­лы. Про­сти, а?» И я сра­зу рас­та­я­ла. Вспом­ни­ла, как мой млад­ший брат при­мер­но в та­ком же воз­расте впер­вые при­шел до­мой пья­ный. А ма­ма (муд­рая бы­ла жен­щи­на) его да­же не ру­га­ла, толь­ко на сле­ду­ю­щий день ска­за­ла: «По­обе­щай, что боль­ше та­ко­го не по­вто­рит­ся». Брат дал сло­во и сдер­жал его. Сей­час ему трид­цать. Ино­гда он, ко­неч­но, выпивает с дру­зья­ми, но пья­ным его дей­стви­тель­но ни­кто и ни­ко­гда по­сле то­го слу­чая не ви­дел. Я ре­ши­ла по­сле­до­вать ма­ми­но­му при­ме­ру. — Ар­тем, по­обе­щай, что вчерашний м-м-м... эпи­зод был в пер­вый и в по­след­ний раз. — А ты па­пе не ска­жешь? — Что это еще за тор­гов­ля? — Ну лад­но-лад­но, не шу­ми. Ко­неч­но, обе­щаю... Те­ма боль­ше не яв­лял­ся до­мой пья­ным. Я бы­ла гор­да, что мо­гу са­мо­сто­я­тель­но дер­жать си­ту­а­цию под кон­тро­лем. Из шко­лы сын при­хо­дил во­вре­мя, с про­гу­лок то­же. Прав­да, от него до­воль­но ча­сто пах­ло пи­вом, но я за­кры­ва­ла на это гла­за. Один раз сде­ла­ла за­ме­ча­ние, а он в от­вет: «Все пьют, а мне нель­зя?» Я не на­шла что воз­ра­зить. Ведь, и в са­мом де­ле, ны­неш­няя мо­ло­дежь по­го­лов­но пьет пи­во. И ре­бя­та на­мно­го млад­ше мо­е­го Те­мы, и да­же де­воч­ки. Ко­неч­но, пи­во — это пло­хо и для здо­ро­вья вред­но. Но в шест­на­дцать лет са­мое глав­ное — быть та­ким, как все, что­бы не чув­ство­вать се­бя сре­ди сверст­ни­ков бе­лой во­ро­ной. «Лад­но, бу­тыл­ка пи­ва ино­гда — это не так уж страш­но», — ре­ши­ла про се­бя. Му­жу, есте­ствен­но, ни­че­го не го­во­ри­ла: бо­я­лась, что устро­ит сы­ну раз­нос. А я очень не лю­би­ла, когда ему по­па­да­ло от от­ца на оре­хи. Та­кая от­но­си­тель­но спо­кой­ная жизнь про­дол­жа­лась око­ло трех ме­ся­цев, а по­том... Те­ма сно­ва явил­ся до­мой в со­вер­шен­но невме­ня­е­мом ви­де. Ва­ле­ра всы­пал ему по пер­вое чис­ло, а на сле­ду­ю­щее утро по­та­щил к нар­ко­ло­гу. Врач, об­сле­до­вав Ар­те­ма, с пол­ной уве­рен­но­стью за­явил, что наш сын — ал­ко­го­лик, при­чем стаж бо­лез­ни не ме­нее двух лет. «Шок» — это, по­жа­луй, един­ствен­ное сло­во, хоть как-то пе­ре­да­ю­щее мое со­сто­я­ние. «Пив­ной ал­ко­го­лизм у под­рост­ков — бич на­ше­го вре­ме­ни, — ска­зал док­тор и об­на­де­жи­ва­ю­ще до­ба­вил: — У нас в ста­ци­о­на­ре ра­бо­та­ют очень хо­ро­шие спе­ци­а­ли­сты. Сто­про­цент­ной га­ран­тии дать не мо­гу, но шан­сы на из­ле­че­ние до­воль­но вы­со­ки». Ар­тем по­сле боль­ни­цы не пьет уже де­вять ме­ся­цев, но я очень бо­юсь, что он сно­ва со­рвет­ся.

На­та­лья, ма­ма Ар­те­ма Об­сле­до­вав на­ше­го сы­на, врач за­явил, что Те­ма – ал­ко­го­лик. Как вы­яс­ни­лось, пи­во – не та­кой уж без­обид­ный на­пи­ток

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.