Се­струст­ру люб­лю, но врав­ратьть не бу­ду

Ма­ри­на знать ме­ня не хо­чет: са­ма не зво­нит, на мои звон­ки не от­ве­ча­ет... Ну чем я про­ви­ни­лась?

Moja Sudba - - Сканворд С Подарком - Ека­те­ри­на

во­нок раз­бу­дил ме­ня в семь утра.утра Спро­со­нья ре­ши­ла, что это раз­ры­ва­ет­ся мо­биль­ный, но нет — зво­ни­ли в дверь. На по­ро­ге сто­я­ла моя стар­шая сест­ра — рас­тре­пан­ная, с опух­шим и по­крас­нев­шим от недав­них ры­да­ний ли­цом. — Что-то слу­чи­лось? — пе­ре­пу­га­лась я. — Еще как слу­чи­лось, — вы­дох­ну­ла Ма­ри­на, па­дая на та­бу­рет. — Эта стер­ва на­ду­ма­ла раз­во­дить­ся с Иго­рем. Игорь — един­ствен­ный сын сест­ры. — Пред­став­ля­ешь, неде­лю на­зад со­бра­ла свои ве­щи и умо­та­ла вме­сте с Олень­кой к сво­им ро­ди­те­лям! — тра­ги­че­ским го­ло­сом про­дол­жи­ла Ма­ри­ша. — Та­кое и рань­ше по­сле их ссор бы­ва­ло. Я ду­ма­ла, что в этот раз то­же, как обыч­но, по­ми­рят­ся, а она вче­ра ве­че­ром со­об­щи­ла sms-кой, что по­да­ла на раз­вод. Я сра­зу те­бе зво­нить, а мо­биль­ный по­че­му-то от­клю­чен. Еле утра до­жда­лась, да­же при­че­сать­ся за­бы­ла, — она ла­до­ня­ми при­гла­ди­ла тор­ча­щие в раз­ные сто­ро­ны пря­ди. — Не по­ни­маю, а я чем мо­гу по­мочь? — Кать, что мне де­лать?! — по ще­ка ще­кам сест­ры по­тек­ли сле­зы. — Пр Преж­де все­го, успо­ко­ить­ся, — пр про­тя­ну­ла ей две таб­лет­ки ва­лер ва­ле­рьян­ки и ста­кан во­ды. — Са­ма зна­ешь, ми­лые бра­нят­ся — то толь­ко те­шат­ся. Вот уви­дишь дишь, все еще на­ла­дит­ся. — Не на­ла­дит­ся. Ира на­стро­е­на очень ре­ши­тель­но. У, га­ди­на!!! Гла­за б мои ее не ви­де­ли! А ведь я Иго­ре­шу еще до сва­дьбы пре­ду пре­ду­пре­жда­ла: не па­ра те­бе эта дев­ка дев­ка, не па­ра! — Ес Ес­ли ты счи­та­ешь свою невестк вест­ку стер­вой и га­ди­ной, по­че­му так пе­ре­жи­ва­ешь из-за их ра раз­во­да? По идее, на­о­бо­рот, ра­дов ра­до­вать­ся долж­на. — Та Так она же доч­ку за­бе­рет! — Ко Ко­неч­но, по­то­му что мать. — Да ка­кая она мать, на­зва­ние од­но. В об­щем, мы с Игорь­ком ре­ши­ли Олень­ку от­су­дить от­су­дить. У нас и жил­пло­щадь боль­ше, и усло­вия луч­ше. Да и за­ра­ба­ты­ва­ет Иго­ре­ша — дай бог каж­до­му. Ты нам по­мо­жешь? — Ка­ким об­ра­зом? — Вы­сту­пишь сви­де­тель­ни­цей на су­де, под­твер­дишь, что Ири­на — ал­ко­го­лич­ка, му­жу из­ме­ня­ет, по до­му ни чер­та не де­ла­ет... — По до­му ни­че­го не де­ла­ет, по­то­му что ты ее к пли­те не под­пус­ка­ешь и всю до­маш­нюю ра­бо­ту за нее вы­пол­ня­ешь. А что ка­са­ет­ся все­го осталь­но­го... Ну ка­кая она ал­ко­го­лич­ка? — А пом­нишь, как Ир­ка на свой день рож­де­ния на­дра­лась, а по­том в ка­ра­оке пол­но­чи пес­ни гор­ла­ни­ла? И на да­че в про­шлом го­ду под шаш­лык по­чти це­лую бу­тыл­ку ви­на вы­со­са­ла. Раз­ве мож­но та­кой жен­щине до­ве­рить вос­пи­та­ние ре­бен­ка? Я по­ни­ма­ла, что сест­ра на взво­де и спо­рить с ней — де­ло гиб­лое. Но все-та­ки не удер­жа­лась от во­про­са: —А с че­го ты ре­ши­ла, что Ира Иго­рю из­ме­ня­ет? — Да это же оче­вид­но! На ра­бо­ту каж­дый день, как на сви­да­ние со­би­ра­ет­ся, по со­рок ми­нут мор­ду ма­ра­фе­тит. По ве­че­рам за­дер­жи­ва­ет­ся ча­сто, две неде­ли на­зад бу­кет до­мой при­во­лок­ла. Ска­за­ла, что кли­ент их фир­мы по­сле под­пи­са­ния кон­трак­та по­да­рил. Яко­бы по­бла­го­да­рил за ка­че­ствен­ный син­хрон­ный пе­ре­вод. Знаю я, что у нее за кли­ен­ты. Про­сти­тут­ка!!! — Пе­ре­стань, — по­мор­щи­лась я. — Сей­час в те­бе го­во­рят злость, оби­да и страх по­те­рять внуч­ку. А по боль­шо­му сче­ту... — Вот толь­ко не нуж­но мне про­по­ве­ди чи­тать! — сер­ди­то пе­ре­би­ла ме­ня Ма­ри­на. — Ты луч­ше ска­жи ска­жи, вы­сту­пишь на су­де или нет? — Лад­но. Но за­ра­нее пре­ду­пре­ждаю: врать не бу­ду. —А я те­бя и не про­шу лже­сви­де­тель­ство­вать. Про­сто рас­ска­жешь все, как есть — про Иго­ря и про эту небла­го­дар­ную дрянь. А су­дья уж сам раз­бе­рет­ся, с кем из них Олюш­ке бу­дет луч­ше. Про­игно­ри­ро­вать прось­бу сест­ры я не мог­ла, по­это­му в на­зна­чен­ное вре­мя яви­лась на су­деб­ное за­се­да­ние. Ми­нут два­дцать про­то­ми­лась в об­шар­пан­ном ко­ри­до­ре, за­тем веж­ли­вый мо­ло­дой че­ло­век при­гла­сил ме­ня прой­ти в зал. Су­дья (жен­щи­на при­мер­но мо­их лет) ста­ла за­да­вать во­про­сы. — Ка­кие от­но­ше­ния бы­ли у ва­ше­го пле­мян­ни­ка с же­ной? — Го­да три по­сле сва­дьбы друж­но жи­ли, а по­том ссо­рить­ся на­ча­ли, — чест­но от­ве­ти­ла я. — Вам из­вест­но об этих ссо­рах с чьих-то слов или, мо­жет, лич­но при­сут­ство­ва­ли при них? — Сест­ра жа­ло­ва­лась. Но па­ру раз и са­ма на­блю­да­ла, как су­пру­ги ру­га­лись. — И ка­ко­вы бы­ли при­чи­ны кон­флик­тов? — Один раз по­ссо­ри­лись по­то­му, что пле­мян­ник до­мой лишь под утро явил­ся. А во вто­рой он Ире скан­дал устро­ил из-за то­го, что слиш­ком ко­рот­кую юб­ку на­де­ла. — Ири­на Вла­ди­ми­ров­на ча­сто да­ва­ла по­вод для рев­но­сти? — Не ду­маю... Про­сто у нее но­ги кра­си­вые, вот и лю­бит ми­ни но­сить. Но мне ка­жет­ся, это ско­рее Ира долж­на бы­ла му­жа рев­но­вать, чем на­о­бо­рот. — По­че­му вы так счи­та­е­те? В на­ча­ле мар­та я слу­чай­но уви­де­ла, как воз­ле ре­сто­ра­на в цен­тре го­ро­да при­тор­мо­зи­ла ма­ши­на пле­мян­ни­ка пле­мян­ни­ка, от­ту­да вы­шел Игорь и блон­дин­ка в нор­ко­вой шуб­ке. На сту­пень­ках ре­сто­ран­но­го крыль­ца они оста­но­ви­лись и ста­ли страст­но це­ло­вать­ся. — Мож­но я не бу­ду от­ве­чать на этот во­прос? — спро­си­ла, пе­ре­хва­тив Ма­ри­нин взгляд. — Нель­зя, — от­ре­за­ла су­дья. При­шлось все вы­ло­жить про ту блон­ду. — Ска­жи­те, Ири­на Вла­ди­ми­ров­на выпивает? — оза­да­чил ме­ня оче­ред­ной во­прос. — Бы­ва­ет. По празд­ни­кам, как лю­бой нор­маль­ный че­ло­век. — А ее су­пруг? — Игорь и по буд­ням ино­гда поз­во­ля­ет се­бе рас­сла­бить­ся. Су­дья за­да­ла мне еще с де­ся­ток во­про­сов, и на все я от­ве­ти­ла прав­ду, толь­ко прав­ду и ни­че­го, кро­ме прав­ды. ...Брак пле­мян­ни­ка рас­торг­ли. Ме­сто по­сто­ян­но­го про­жи­ва­ния Олень­ки опре­де­ли­ли с ма­те­рью, Игорь от­ныне был обя­зан вы­пла­чи­вать на доч­ку али­мен­ты и по­лу­чал за­кон­ное пра­во ви­деть­ся с ре­бен­ком не ре­же двух раз в неде­лю. В за­ле бы­ло очень душ­но, по­это­му я по­ста­ра­лась од­ной из пер­вых вый­ти на ули­цу. Есте­ствен­но, до­мой сра­зу не ушла, а ре­ши­ла до­ждать­ся сест­ру. Ма­ри­на по­яви­лась спу­стя де­сять ми­нут. Спу­сти­лась с крыль­ца и с ка­мен­ным ли­цом про­ше­ство­ва­ла ми­мо, буд­то не узна­ла ме­ня. Или не за­ме­ти­ла. — Ма­ри­ша! — оклик­ну­ла я. — Знать те­бя боль­ше не же­лаю, пре­да­тель­ни­ца! — не обо­ра­чи­ва­ясь, бро­си­ла она и то­роп­ли­во се­ла в ма­ши­ну сы­на. С тех пор про­шло уже пол­го­да, но сест­ра ни ра­зу не по­зво­ни­ла. Мои звон­ки она сбра­сы­ва­ет, дверь квар­ти­ры не от­кры­ва­ет. Я очень тя­же­ло пе­ре­жи­ваю на­шу раз­молв­ку, по­то­му что ис­кренне люб­лю Ма­ри­ну. Но да­же лю­бовь к ней не за­ста­вит ме­ня го­во­рить неправду.

Ма­ри­на, мать Иго­ря У нас с Ка­тей все­гда бы­ли очень теп­лые от­но­ше­ния. Да­же не пред­по­ла­га­ла, что сест­ра мо­жет сде­лать та­кую под­лость!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.