ЖЕ­НА по на­след­ству

Я жи­ла счаст­ли­во и бе­ды, ко­неч­но, не жда­ла, но... Сна­ча­ла по­те­ря­ла му­жа, по­том узна­ла о его дол­гах, а по­сле вы­яс­ни­лось, что беременна...

Moja Sudba - - Актуально - Фа­ми­лии и име­на дей­ству­ю­щих лиц из­ме­не­ны

Mой муж был очень хо­ро­шим, но, как все муж­чи­ны, за­мы­кал­ся в се­бе и не все рас­ска­рас­ска­рас­ска­зы­вал зы­вал. О на­ших фи­нан­со­вых про­бле­мах я во­об­ще не зна­ла. Па­ша все­гда за­бо­тил­ся, что­бы его же­на ни в чем не нуж­да­лась, а де­неж­ные во­про­сы ее ка­са­лись как мож­но мень­ше. По­жа­луй, мож­но ска­зать, что я жи­ла как теп­лич­ное рас­те­ние. Ра­бо­та­ла в офи­се, су­пруг за­ни­мал­ся биз­не­сом. Мы бы­ли хо­ро­шо обес­пе­че­ны, по­стро­и­ли со­вре­мен­ный уют­ный, хоть и не осо­бен­но боль­шой, дом, ку­пи­ли каж­до­му по ма­шине. В от­пуск ез­ди­ли за гра­ни­цу. Ко­неч­но, бра­ли кре­ди­ты, но ведь в на­ше вре­мя это нор­маль­но. А по­том все из­ме­ни­лось... Хо­тя Па­ша ни на что не жа­ло­вал­ся, я чув­ство­ва­ла, что у него ка­кие-то слож­но­сти. Он на­чал за­дер­жи­вать­ся на ра­бо­те, стал нерв­ным и рас­се­ян­ным. По­рой, раз­го­ва­ри­вая с кем-то по те­ле­фо­ну, по­вы­шал го­лос, хо­тя преж­де был весь­ма сдер­жан­ным. — Что-то слу­чи­лось? — спра­ши­ва­ла я. — Все под кон­тро­лем, — раз за ра­зом по­вто­рял су­пруг. Он ка­зал­ся та­ким силь­ным! По­это­му, ко­гда го­во­рил мне не вол­но­вать­ся, я ве­ри­ла и успо­ка­и­ва­лась. Да­же в го­ло­ву не при­хо­ди­ло, что пробле­мы ока­жут­ся на­столь­ко се­рьез­ны­ми, что Па­ша... Гос­по­ди, как же это про­изо­шло?! По­че­му? За­чем?! В тот ужас­ный день он не вер­нул­ся до­мой. Я при­го­то­ви­ла ужин, а му­жа все не бы­ло. Ча­сы про­би­ли во­семь, а Па­вел да­же не по­зво­нил, хо­тя все­гда так де­лал, ко­гда за­дер­жи­вал­ся. Я на­ча­ла нерв­ни­чать. На­бра­ла но­мер его мо­бил­ки, но он не от­ве­тил. По­том ра­бо­чий — ти­ши­на. Хо­ди­ла, как ма­ят­ник от ок­на к две­ри и на­зад,на­зад на­зад, не зная,зная зная, что де­лать.де­лать де­лать. Му­чи­ли пло­хие пред­чув­ствия пред­чув­ствия. На­тя­ну­ла сви­тер и вы­шла в сад сад. Ко мне сра­зу бро­сил­ся Алекс, наш лю­би­мый пес — лабрадор двух лет от­ро­ду. По­сте­пен­но тем­не­ло… Вдруг я за­ме­ти­ла, что кто-то бе­жит в сто­ро­ну на­ше­го до­ма. По­до­шла к за­бо­ру, это бы­ла по­жи­лая со­сед­ка Ан­то­ни­на Гри­го­рьев­на. Жен­щи­на за­пы­ха­лась, ли­цо ее бы­ло ис­ка­же­но ужасом. — Настя! — вы­дох­ну­ла она. — Гос­по­ди, Настя... — и за­мол­ча­ла, не в си­лах про­дол­жать. — Что слу­чи­лось? Го­во­ри­те же! — вы­крик­ну­ла я, чув­ствуя, что серд­це вот-вот вы­прыг­нет из гру­ди. Ста­руш­ка по­смот­ре­ла мне в гла­за, и я по­ня­ла, что сей­час услы­шу что-то страш­ное. — Ва­ша ма­ши­на… — со­сед­ка хва­та­ла ртом воз­дух. — Раз­би­лась… Там... — она мах­ну­ла ру­кой в сто­ро­ну до­ро­ги. — Как раз­би­лась?! Где? — За тем по­во­ро­том. Где мо­стик… Уже вы­зва­ли ми­ли­цию, «ско­рую»… — го­во­ри­ла она. — А Па­ша? Что с ним? — с тру­дом вы­да­ви­ла я. — Не знаю… — она опу­сти­ла гла­за. Ни­че­го не по­ни­мая, я се­ла в ма­ши­ну и по­е­ха­ла по влаж­ной от до­ждя до­ро­ге. До то­го по­во­ро­та бы­ло все­го пол­то­ра ки­ло­мет­ра.

Ча­сы про­би­ли во­семь ве­че­ра, а Па­ша все не воз­вра­щал­ся. Звон­ка от него то­же не бы­ло

На­да­ви­ла на газ, гра­вий за­хру­стел под ко­ле­са­ми. В го­ло­ве — пу­сто­та, но­ги дро­жат... На­ко­нец уви­де­ла...ла У до­ро­ги тол­пят­ся лю­ди, ря­дом «ско­рая по­мощь» и ми­ли­ция. Оста­но­ви­ла ма­ши­ну, вы­шла. Страш­но бы­ло под­хо­дить близ­ко. Сре­ди чу­жих лиц вы­смат­ри­ва­ла род­ное Па­ши­но ли­цо, на­де­ясь непо­нят­но на что. Но его ни­где не бы­ло. Внут­ри на­рас­та­ла па­ни­ка… Не­ожи­дан­но пат­руль­ный пе­ре­го­ро­дил мне до­ро­гу. — Под­хо­дить нель­зя. — Но это на­ша ма­ши­на… Что с мо­им му­жем? Ми­ли­ци­о­нер по­пы­тал­ся оттащить ме­ня, и я за­кри­ча­ла: — Па­ша! И вдруг уви­де­ла что-то про­дол­го­ва­тое, ле­жа­щее на обочине. Из-под по­кры­ва­ла тор­чал ко­рич­не­вый бо­ти­нок. Гос­по­ди! Да это же его бо­ти­нок… Хо­те­лось кри­чать, но го­лос про­пал. Зем­ля ушла из-под ног, а не­бо об­ру­ши­лось пря­мо на го­ло­ву… Вра­чу, ко­то­рый при­е­хал, что­бы спа­сти су­пру­га, при­шлось ока­зы­вать по­мощь мне. — Откройте гла­за… С ва­ми все в по­ряд­ке? — услы­ша­ла я, но не смог­ла про­из­не­сти ни сло­ва, воз­вра­щать­ся в ре­аль­ность не хо­те­лось. То, что про­ис­хо­ди­ло по­том, пом­ню, слов­но сквозь сон. Ме­ня от­вез­ли до­мой. Я по­зво­ни­ла ро­ди­те­лям. При­шла со­сед­ка. По­том при­е­хал Ми­ша — Па­шин млад­ший брат. Я впер­вые уви­де­ла, как он пла­чет. По­сле по­яви­лись ро­ди­те­ли, ма­ма вы­ти­ра­ла мне сле­зы пла­точ­ком и об­ни­ма­ла ме­ня, а па­па сел в крес­ло и за­крыл ли­цо ла­до­ня­ми… — Его боль­ше нет? — бес­по­мощ­но спро­си­ла я. — Несчаст­ный слу­чай… — ма­ма при­жа­ла ме­ня к се­бе. Я за­кры­ла гла­за и опять уви­де­ла бо­ти­нок Па­ши, тор­ча­щий из­под тем­но­го по­кры­ва­ла. Эта кар­тин­ка еще дол­го пре­сле­до­ва­ла ме­ня в снах. Ро­ди­те­ли за­ня­лись по­хо­ро­на­ми. Ма­ма с па­пой на­вер­ня­ка уже то­гда зна­ли о Па­ши­ных про­бле­мах, но, ви­ди­мо, ре­ши­ли по­ка не го­во­рить мне прав­ду. Дво­ю­род­ные бра­тья лю­би­мо­го при­шли вы­ра­зить со­бо­лез­но­ва­ния, од­на­ко я бы­ла не в со­сто­я­нии с ни­ми раз­го­ва­ри­вать. Ко­гда шла за гро­бом, ме­ня под­дер­жи­ва­ли ро­ди­те­ли — мои но­ги бы­ли слов­но ват­ные. Ду­мать о Па­ше как о мерт­вом не по­лу­ча­лось. Ведь еще несколь­ко дней на­зад мы за­ни­ма­лись лю­бо­вью, вме­сте зав­тра­ка­ли и ужи­на­ли, об­суж­да­ли, ку­да по­ехать ле­том от­ды от­ды­хать… Мо­е­му му­жу бы­ло все­го трид­цать пять! Он столь­ко всег все­го пла­ни­ро­вал! Был та­ким доб­рым и за­бот­ли­вым... Что мне без него де­лать?! Вре Вре­мя шло. Умом я по­ни­ма­ла: нуж­но вер­нуть­ся к обыч­ной жиз­ни. Толь­ко как?! Род­ствен­ни­ки мно­го­го мне не рас­ска­зы­ва­ли, чтоб что­бы не до­би­вать, но в кон­це кон­цов я все рав­но узна­ла прав­ду. Вскры­тие по­ка­за­ло, что в день ги­бе­ли в кро­ви су­пру­га бы­ло по­чти два про­мил­ле ал­ко­го­ля. Я бы­ла в шо­ке. Он не са­дил­ся за руль да­же по­сле бу­ты бу­тыл­ки пи­ва! Го­во­ри­ли, что Па­ша умыш­лен­но спро­во­ци­ро­вал авар ава­рию, по­во­ра­чи­вая на ско­ро­сти 100 км/ч. Ма­ши­ну за­нес­ло, она врезалась в ба­рьер, пе­ре­вер­ну­лась и ока­за­лась в ка­на­ве. Вод Во­ди­тель умер сра­зу. Ми­ли­ци­о­не­ры счи­та­ли, что вер­сию са­моу мо­убий­ства ис­клю­чать нель­зя. ЯнЯ не хо­те­ла ве­рить, по­ка не услы­ша­ла дру­гую ин­фор­ма­цию. — Н Настя, вы банк­ро­ты, — со­об­щил мне отец. — Что? — Я был в бан­ке и в фир­ме тво­е­го му­жа. У Павла дав­но воз­ник­ли се­рьез­ные пробле­мы. Раз­ве он ни­че­го не го­во­рил? Я от­ри­ца­тель­но по­ка­ча­ла го­ло­вой. — Как вы мог­ли?! — у па­пы дро­жа­ли ру­ки. — За­чем взя­ли столь­ко кре­ди­тов? — Но я… ни­че­го не зна­ла… По­ла­га­лась на Па­шу… — Оставь в по­кое Настю, это не ее ви­на, — за­сту­пи­лась за ме­ня ма­ма. — Ка­кая те­перь раз­ни­ца, чья ви­на?! — воз­му­тил­ся ро­ди­тель. — Она же мо­жет все по­те­рять! — Сей­час не вре­мя для та­ких раз­го­во­ров! Посмот­ри, в ка­ком со­сто­я­нии твоя дочь! По­жа­лей ее! — стро­го ска­за­ла ма­ма. Па­па за­мол­чал, хо­тя во мно­гом был прав. Я не до­га­ды­ва­лась, что де­ла су­пру­га шли так пло­хо. Фир­ма не при­но­си­ла до­хо­да, дол­ги рос­ли, а банк не со­би­рал­ся ждать. И бан­ки­ров не ин­те­ре­со­ва­ло, что вла­де­лец ком­па­нии тра­ги­че­ски по­гиб. Нам за­бло­ки­ро­ва­ли все сче­та и от­ня­ли иму­ще­ство фир­мы. Я бо­я­лась, что кре­ди­то­ры от­бе­рут и жи­лье. — Мо­жет, пе­ре­едешь к нам? — пред­ло­жи­ла ма­ма. — Я ду­маю, те­бе не сто­ит жить тут од­ной. — Нет, я оста­нусь. Это мой дом. Па­ша вло­жил в него столь­ко

Ро­ди­те­ли сна­ча­ла ни­че­го не го­во­ри­ли, но по­том при­зна­лись. Я бы­ла в шо­ке

сил! Мы сде­ла­ли все так, как меч­та­ли… Ни за что не уеду! Увы, вос­по­ми­на­ния, ко­то­рые та­и­лись здесь на каж­дом ша­гу, вы­зы­ва­ли у ме­ня боль и за­би­ра­ли си­лы... Я по­ху­де­ла, да еще и отра­ви­лась чем-то. Каж­дый день на­чи­нал­ся с рво­ты. — На­до к вра­чу. Я при­еду за то­бой… — за­вол­но­ва­лась ма­ма. — Но со мной все в по­ряд­ке, пре­крас­но се­бя чув­ствую, — со­вра­ла, лишь бы ни­кто не на­ру­шал мое оди­но­че­ство. Од­на­ко ро­ди­тель­ни­ца все рав­но от­вез­ла ме­ня к док­то­ру. Вы­слу­шав мои жа­ло­бы, он спро­сил: — А ко­гда у вас в по­след­ний раз бы­ли ме­сяч­ные? — В по­след­ний раз? Хм... — я за­ду­ма­лась и от­ве­ти­ла по­сле под­сче­та: — Где-то шесть недель на­зад. Или семь… — А не мно­го­ва­то ли? — про­из­нес врач. — Вас не уди­ви­ло, что пе­ре­рыв та­кой длин­ный? — Не знаю… Бы­ли дру­гие пробле­мы... — про­мям­ли­ла я. — Ну что ж… По­хо­же, вы бе­ре­мен­ны. Даю вам на­прав­ле­ние на ана­лиз кро­ви и ре­ко­мен­дую схо­дить к ги­не­ко­ло­гу. Я смот­ре­ла на него, как на су­ма­сшед­ше­го. Беременна?! Но ведь я толь­ко что по­те­ря­ла му­жа! Вы­шла из ка­би­не­та в шо­ке. — Что слу­чи­лось, до­чень­ка? — по­до­шла ко мне ма­ма. — Я… беременна… на­вер­ное... Ви­зит к ги­не­ко­ло­гу под­твер­дил сло­ва его кол­ле­ги. — И что мне те­перь де­лать? — Ро­жать, — крат­ко от­ве­ти­ла ма­ма. — Ну не смот­ри на ме­ня так… Ведь это по­да­рок судь­бы. Те­перь ты во­лей-нево­лей вер­нешь­ся к нор­маль­ной жиз­ни, ма­лыш не поз­во­лит расслабляться. Бу­дешь ду­мать о ре­бен­ке, ста­нешь на но­ги… — Ка­кой по­да­рок?! Что ты та­кое го­во­ришь? Как судь­ба мог­ла так по­сту­пить со мной? — оше­лом­лен­но твер­ди­ла я. И все-та­ки ма­ма ока­за­лась пра­ва. Вско­ре я и са­ма по­ня­ла, что бу­ду­щий ма­лыш — слов­но якорь, ко­то­рый дер­жит ме­ня в жиз­ни и да­ет на­деж­ду на бу­ду­щее. От­ча­я­ние как-то са­мо со­бой рас­со­са­лось, де­прес­сия по­шла на убыль. Но, как ока­за­лось, про­шлое не со­би­ра­лось остав­лять ме­ня в по­кое. — Эй, невест­ка, от­кры­вай! — услы­ша­ла как-то ве­че­ром. По­сле ра­бо­ты очень уста­ла и при­лег­ла от­дох­нуть. Ви­ди­мо, за­сну­ла... Я вста­ла с ди­ва­на и вы­гля­ну­ла в ок­но. На крыль­це до­ма сто­я­ли два дво­ю­род­ных бра­та Па­ши. «Стран­но... — по­ду­ма­лось мне. — Я что, не за­кры­ла ка­лит­ку? Хм... На­вер­ное, да»... — Ну что ж ты та­кая него­сте­при­им­ная хо­зяй­ка? Так дол­го не впус­ка­ла го­стей... На­до по­го­во­рить, — ска­зал Же­ня, как толь­ко они пе­ре­сту­пи­ли по­рог до­ма. — По­хо­ро­ны по­за­ди, ты, на­де­юсь, уже успо­ко­и­лась. Те­перь са­мое вре­мя ула­дить де­ла… — Ка­кие де­ла? — спро­си­ла с недо­уме­ни­ем. Они во­шли в кух­ню, Же­ня до­стал из кар­ма­на бу­тыл­ку вод­ки, по­ста­вил ее на стол. — Где у вас рюм­ки? — по­ин­те­ре­со­вал­ся Ни­ко­лай, за­гля­ды­вая в мои шкаф­чи­ки. По­том от­крыл хо­ло­диль­ник. — А за­ку­сон у те­бя ка­кой-то есть? Ме­ня бро­си­ло в жар. На­вер­ное, зря впу­сти­ла их… — О чем вы хо­ти­те го­во­рить? — за­да­ла во­прос. — О на­след­стве на­ше­го бра­та, — Же­ня от­крыл бу­тыл­ку. — О ка­ком еще на­след­стве? Вы с ума со­шли? — изу­ми­лась я. — Ми­ли­ция счи­та­ет, что мог­ло иметь ме­сто са­мо­убий­ство. А са­мо­убий­цы обыч­но остав­ля­ют за­ве­ща­ние, — усмех­нул­ся Ко­ля. — Ну или хо­тя бы про­щаль­ное пись­мо... За­ве­ща­ние? О чем это они? Не­уже­ли не слы­ша­ли, в ка­кой я си­ту­а­ции? Ведь у ме­ня да­же дом мо­гут от­нять! — Ну, не де­лай та­кое ли­цо, лад­но? Са­дись с на­ми, хлоп­ни рю­маш­ку… За свет­лую па­мять му­жа-биз­не­сме­на. — Я не пью, — ста­ра­лась го­во­рить спо­кой­но, хо­тя и зли­лась. Они рас­се­лись, как у се­бя до­ма. — А ты очень да­же ни­че­го, у Па­ши губа не ду­ра бы­ла, — за­сме­ял­ся Ко­ля. — Быст­ро най­дешь се­бе но­во­го му­жи­ка. Не век же пла­кать по на­ше­му бра­ту… — они вы­пи­ли уже пол­бу­тыл­ки и бол­та­ли вся­кие глу­по­сти. Я не мог­ла это­го слу­шать. «Что де­лать?» — ду­ма­ла в па­ни­ке. Под пер­вым же по­пав­шим­ся пред­ло­гом вы­шла из кух­ни, по­шла в ком­на­ту и по­зво­ни­ла Ми­ше, род­но­му бра­ту Па­ши. Он был та­ким чест­ным, по­ря­доч­ным пар­нем! Все­гда ему до­ве­ря­ла, с то­го са­мо­го мо­мен­та, как впер­вые уви­де­ла. — Ми­ша, по­жа­луй­ста, при­ез­жай ко мне… При­шли Ко­ля с Же­ней, пьют вод­ку, бол­та­ют та­кое, что… — С че­го это они вдруг? Сей­час бу­ду, — по­обе­щал он. — Эй, невест­ка, ку­да ты сбе­жа­ла?! — до­нес­ся в ком­на­ту пья­ный го­лос. — Нехо­ро­шо-о-о... Иди к нам, под­дер­жи ком­па­нию! Я вернулась и се­ла за стол, с ужасом по­гля­ды­вая на ча­сы. Че­рез пят­на­дцать ми­нут услы­ша­ла шум ма­ши­ны, пар­ку­ю­щей­ся у до­ма. Как хо­ро­шо, что Ми­ша при­е­хал так быст­ро! — Что вам здесь нуж­но? — спро­сил он, вхо­дя на кух­ню. — У нас де­ла… — за­пле­та­ю­щим­ся язы­ком объ­яс­нил Же­ня. — За­ве­ща­ние им нуж­но, — фырк­ну­ла я. — Но они зря при­шли. Па­ша не оста­вил ни­че­го, кро­ме дол­гов… — Ты шу­тишь, невест­ка! Был та­ким кру­тым, и ни­че­го? — Ни­ко­лай пе­ре­вер­нул свой пу­стой ста­кан, с глу­пым ви­дом за­гля­нул в него, слов­но что-то ис­кал, по­смот­рел на опу­сто­шен­ную бу­тыл­ку. — Ни­че­го? Вот как здесь? — он по­вер­нул бу­тыль вниз гор­лыш­ком и по­тряс. — Ни-че-го... Хм... — Хва­тит устра­и­вать ба­ла­ган, — стро­го про­из­нес Ми­ха­ил. — Она ска­за­ла прав­ду. Вам здесь нече­го де­лать. Ес­ли бы у Па­ши не бы­ло про­блем, он был бы жив. — Мо­жет, да, а мо­жет, нет. Про­ве­рить не по­ме­ша­ет, да?.. — Вы уже про­ве­ри­ли, а те­перь — на вы­ход. Ми­ша был силь­ным пар­нем и го­во­рил то­ном, не тер­пя­щим воз­ра­же­ний. Бра­тья еще немно­го по­ко­чев­ря­жи­лись для ви­ду и убра­лись во­сво­я­си. — От­ве­зу их до­мой, — улыб­нул­ся де­верь. — Спа­си­бо те­бе боль­шое. — Про­сти за втор­же­ние. Они та­кие ба­ла­му­ты... В ок­но ви­де­ла, как Ми­ха­ил вел бра­тьев к во­ро­там, как за­толк­нул в ма­ши­ну. Они уеха­ли, а я убра­ла и от­пра­ви­лась в спаль­ню. «Что им в го­ло­ву стук­ну­ло?» — не да­ва­ла по­коя мысль.

Один стал ша­рить на пол­ках, дру­гой по­лез в хо­ло­диль­ник, что­бы най­ти за­кус­ку

Че­рез час услы­ша­ла зво­нок. Спу­сти­лась вниз, от­кры­ла. — Ми­ша, ты? — улыб­ну­лась, уви­дев го­стя. — Еще не спишь? Не по­ме­шаю? — сму­щен­но спро­сил он. — Нет, за­хо­ди. — Вер­нул­ся вот... Что­бы из­ви­нить­ся за бра­тьев. — Ты уже из­ви­нял­ся. Это не твоя ви­на… — Не знаю, что на них на­шло. В лю­бом слу­чае, я с ни­ми по­го­во­рил. До­воль­но жест­ко. Боль­ше не бу­дут к те­бе при­ста­вать… — он по­мол­чал и до­ба­вил: — Слушай, Настя... Знаю, ка­кие ис­пы­ты­ва­ешь слож­но­сти… Пом­ни: ты не од­на. Ес­ли нуж­но, я все­гда по­мо­гу. У ме­ня есть кое-ка­кие сбе­ре­же­ния… — Спа­си­бо боль­шое, — я бы­ла тро­ну­та. — Но хо­чет­ся, что­бы это не по­на­до­би­лось. У ме­ня есть ро­ди­те­ли, они под­дер­жат. — Па­ша на­де­лал дол­гов, — про­дол­жал па­рень, слов­но не слы­ша. — Но это все­го лишь день­ги. Лю­бую про­бле­му мож­но ре­шить… И мы ре­шим, не вол­нуй­ся. — Да… — я бы­ла так бла­го­дар­на ему за сло­ва под­держ­ки! — Ты еще мо­ло­дая и долж­на по­ду­мать о се­бе. На­де­юсь, ни­ка­кие глу­по­сти те­бе в го­ло­ву не при­дут… — Не пе­ре­жи­вай, — от­ве­ти­ла. — Мне есть для ко­го жить, — Ми­ша как-то стран­но по­смот­рел на ме­ня, по­то­му при­зна­лась: — Я беременна. Вто­рой ме­сяц. Это Па­шин ре­бе­нок, ни­че­го пло­хо­го не по­ду­май, — за­чем-то ста­ла оправ­ды­вать­ся. — Ух ты, по­здрав­ляю! — де­верь об­нял ме­ня, и мне вдруг ста­ло как-то не по се­бе: и слад­ко, и страш­но од­но­вре­мен­но. — А Па­ша знал? — спро­сил брат му­жа. — Нет. Я са­ма узна­ла со­всем недав­но. — Вот бы он об­ра­до­вал­ся! Паш­ка все­гда хо­тел сы­на. — Но вы­брал смерть, — с упре­ком про­из­нес­ла я. — Не ви­ни его. Раз так по­сту­пил, зна­чит, со­всем по­те­рял на­деж­ду. Да и во­об­ще, точ­но ни­кто ни­че­го не зна­ет. — Ес­ли бы он хоть что-то мне рас­ска­зал… Я бы по­мог­ла ему… По­че­му ни­ко­гда со мной не де­лил­ся... — Ду­мал, сам со всем спра­вит­ся. Не хо­тел те­бя вол­но­вать. — И зря. — Ну, та­кой уж был Паш­ка. Все ре­ше­ния при­ни­мал сам, — Ми­ша по­гла­дил ме­ня по пле­чу. — Те­перь ни­че­го не из­ме­нишь. На­до жить даль­ше. Ра­ди се­бя и ра­ди ре­бен­ка. Не пе­ре­жи­вай, я те­бе по­мо­гу. И... Мож­но бу­ду при­хо­дить в го­сти? В кон­це кон­цов, ты но­сишь в жи­во­те мо­е­го пле­мян­ни­ка… — При­хо­ди, ко­гда хо­чешь, — раз­ре­ши­ла я. Несмот­ря на по­мощь ро­ди­те­лей, мне при­шлось про­дать дом и ма­ши­ну. Все день­ги по­шли на то, что­бы вер­нуть дол­ги, но это был еще не ко­нец… Дом по­ки­да­ла с го­ре­чью, но пы­та­лась смот­реть на это ра­ци­о­наль­но. «Мо­жет, так и луч­ше, — успо­ка­и­ва­ла се­бя. — Здесь каж­дый угол на­по­ми­на­ет о су­пру­ге. Ес­ли я хо­чу на­чать жизнь с чи­сто­го ли­ста, это нуж­но сде­лать в дру­гом ме­сте». Ре­ши­ла по­ка пе­ре­брать­ся к ро­ди­те­лям. Ми­ша по­мо­гал с пе­ре­ез­дом. Несколь­ко Па­ши­ных ве­щей он за­брал на па­мять. Каж­дые три дня зво­нил и ин­те­ре­со­вал­ся, как я се­бя чув­ствую, спра­ши­вал, не нуж­но ли что-ни­будь ку­пить. — Спа­си­бо, ма­ма с па­пой обо мне за­бо­тят­ся, — го­во­ри­ла я. То­гда он по­ку­пал цве­ты и кон­фе­ты и при­хо­дил в го­сти. — Ка­кой хо­ро­ший па­рень, — хва­ли­ла ма­ма. Да, он был хо­ро­шим, чест­ным, пре­дан­ным. Пом­нил лю­би­мо­го бра­та, за­ме­ча­тель­но от­но­сил­ся ко мне. Все­гда по­вто­рял: «Звони, ес­ли что-то по­на­до­бит­ся». Чув­ство­вал се­бя от­вет­ствен­ным за нас с бу­ду­щим ма­лы­шом. Од­ним сло­вом, вел се­бя как зре­лый муж­чи­на. Хо­тя и был млад­ше ме­ня на три го­да, а с Па­шей у них раз­ни­ца со­став­ля­ла семь лет. Бе­ре­мен­ность про­те­ка­ла спо­кой­но. На УЗИ я узна­ла, что бу­дет сын, и ре­ши­ла на­звать его Пав­лом. Мои мыс­ли пе­ре­ста­ли за­цик­ли­вать­ся на про­шлом, ведь бу­ду­щее важ­нее. У род­ных я ни в чем не нуж­да­лась. Но при этом пре­крас­но по­ни­ма­ла, что со вре­ме­нем при­дет­ся стать са­мо­сто­я­тель­ной. — Ко­гда ро­ды? — до­пы­ты­вал­ся Ми­ха­ил. — В кон­це мая, но го­во­рят, маль­чи­ки обыч­но не спе­шат по­яв­лять­ся на свет, — улыб­ну­лась я. — При­вы­ка­ют к удоб­ствам. Мы гу­ля­ли по пар­ку, в воз­ду­хе уже пах­ло вес­ной. — Ты нерв­ни­ча­ешь? — по­смот­ре­ла на де­ве­ря. — Ну-у-у... немно­го. Ведь я за вас отве­чаю. Это бы­ло так ми­ло с его сто­ро­ны. Хо­тя Па­ша и был его бра­том, Ми­ша во­все не обя­зан бес­по­ко­ить­ся за нас. Ко­ля с Же­ней во­об­ще за­бы­ли о мо­ем су­ще­ство­ва­нии. А Ми­ха­ил по­свя­щал мне столь­ко вре­ме­ни! Ку­пил и со­брал для мо­е­го сы­на кро­ват­ку, по­том мы вме­сте при­об­ре­ли ко­ляс­ку. Па­шень­ка ро­дил­ся на неде­лю поз­же сро­ка. За­би­рать нас из род­до­ма при­шли ро­ди­те­ли. Сра­зу же вслед за ни­ми явил­ся Ми­ша. Он был так счаст­лив, слов­но ре­бе­нок ро­дил­ся у него. — Ка­кой кра­си­вый па­па у Па­ши, — за­ме­ти­ла мед­сест­ра. — Это дя­дя, — по­пра­ви­ла я. Все­гда смот­ре­ла на Ми­шу как на род­ствен­ни­ка, но не мог­ла не при­знать, что он дей­стви­тель­но кра­си­вый. Де­верь стал ча­сто бы­вать у нас. По суб­бо­там он при­хо­дил на обед и оста­вал­ся до са­мо­го ве­че­ра. Ино­гда да­же ку­пал ре­бен­ка. Па­шень­ка обо­жал сво­е­го дя­дю. — Слушай, Настя, — ска­за­ла од­на­жды моя ма­ма, — ты ду­ма­ешь, это нор­маль­но? Ни один из бра­тьев тво­е­го му­жа не при­хо­дит к те­бе так ча­сто, как Ми­ша. — Ни­че­го стран­но­го. Он род­ной брат, а те — дво­ю­род­ные. — Но… Хм… — она за­пну­лась, слов­но не зная, сто­ит ли про­дол­жать. — Ка­жет­ся, он влюб­лен в те­бя. Ты не ви­дишь? — Ма, у те­бя слиш­ком бур­ная фан­та­зия! — за­сме­я­лась я. — Но я не сле­пая! — оби­жен­но вос­клик­ну­ла ро­ди­тель­ни­ца. — Ты при­смот­рись по­вни­ма­тель­нее, мо­жет, за­ме­тишь на­ко­нец. Ми­ха­ил при­шел в суб­бо­ту и пред­ло­жил по­гу­лять с ма­лы­шом. — А ты с на­ми пой­дешь? — спро­сил он. — Луч­ше от­дох­ну, — с из­ви­ня­ю­щей­ся улыб­кой от­ве­ти­ла я. Ми­ша по­шел сам, но че­рез час вер­нул­ся с ору­щим Па­шей. — Что, сол­ныш­ко? — взя­ла я сы­на на ру­ки. — Про­го­ло­дал­ся?

В род­до­ме Ми­ха­и­ла при­ня­ли за от­ца ре­бен­ка. При­шлось объ­яс­нить, что это дя­дя

Се­ла в крес­ло и рас­стег­ну­ла коф­ту, со­вер­шен­но не об­ра­тив вни­ма­ния на то, как Ми­ша на ме­ня пя­лит­ся. «Ой, про­сти», — вдруг опом­нил­ся он и ти­хонь­ко вы­скольз­нул в ко­ри­дор. Пра­ва ли бы­ла ма­ма? Труд­но ска­зать од­но­знач­но. Па­рень все­гда был со мной веж­ли­вым и доб­рым. Я объ­яс­ня­ла се­бе это тем, что он оди­нок, вот и стре­мит­ся про­во­дить с на­ми вре­мя. Ес­ли чест­но, ино­гда при взгля­де на него что-то стран­ное ше­ве­ли­лось внут­ри, что-то, от­да­лен­но на­по­ми­на­ю­щее мои чув­ства к Па­ше. Но я не поз­во­ля­ла се­бе по­доб­ных за­блуж­де­ний и на­прочь от­ме­та­ла лю­бые мыс­ли о воз­мож­ных от­но­ше­ни­ях с Ми­ха­и­лом. Он Па­шин брат. Та­бу! Точ­ка. И огля­нуть­ся не успе­ла, как сын уже де­лал пер­вые ша­ги, го­во­рил «ма­ма», «па­па» и «дя­дя». При­чем Ми­шу на­зы­вал то па­пой, то дя­дей. Они обо­жа­ли друг дру­га и про­во­ди­ли вме­сте мно­го вре­ме­ни. Про­шло три го­да по­сле ухо­да Па­ши, ко­гда Ми­ша пред­ло­жил по­ехать вме­сте от­ды­хать. Вна­ча­ле я ре­ши­ла, что это от­лич­ная идея, но по­том за­со­мне­ва­лась, не хо­те­лось, что­бы со­се­ди и род­ствен­ни­ки на­ча­ли о нас сплет­ни­чать. — Зна­ешь, на­вер­ное, не сто­ит это­го де­лать… — По­че­му? — уди­вил­ся он. — По­то­му что ты — брат мо­е­го му­жа. А ес­ли мы по­едем вме­сте, все бу­дут вос­при­ни­мать нас как па­ру. У нас же да­же фа­ми­лия од­на… — А ты зна­ешь, у неко­то­рых на­ро­дов есть тра­ди­ция же­нить­ся на су­пру­ге бра­та, ес­ли тот по­ги­ба­ет? Ну, не знаю, есть ли сей­час, но рань­ше бы­ла, — ска­зал вдруг Ми­ша. — На­при­мер, у мон­го­лов... Ка­жет­ся, и у се­ми­тов в древ­но­сти бы­ло что-то по­доб­ное. Я пло­хо знаю Би­б­лию, но где-то чи­тал. — Же­на по на­след­ству? — усмех­ну­лась я. — Да, лю­бо­пыт­но... — Зря ты иро­ни­зи­ру­ешь. Ес­ли по­ду­мать, в этом есть смысл. И жен­щи­на, и ее де­ти за­щи­ще­ны от невзгод, кто-то за­бо­тит­ся о них, обес­пе­чи­ва­ет... Род про­дол­жа­ет­ся... — А как же лю­бовь? — спро­си­ла я. — Или о ней речь не шла? — Не знаю, как у древ­них, а я... — Ми­ша вдруг по­крас­нел, как маль­чиш­ка. — Я люб­лю те­бя. Дав­но! — вы­дох­нул он. — О нет! — вос­клик­ну­ла я. Не зна­ла са­ма, че­го боль­ше испугалась: Ми­ши­но­го при­зна­ния или то­го, что его сло­ва вско­лых­ну­ли у ме­ня внут­ри. — Забудь обо мне! Я бы­ла же­ной Па­ши! — Но Павла боль­ше нет. — Ну и что?! Он на­вер­ня­ка смот­рит на нас свер­ху и ду­ма­ет, что так нель­зя. — То есть у ме­ня нет шан­сов? — Нет, — про­из­нес­ла я, по­мол­чав. — Ты очень хо­ро­ший, ты мне род­ной, как брат, а для Па­шень­ки — лю­би­мый дя­дя и луч­ший друг. И на этом все. Пой­ми ме­ня пра­виль­но! — Мо­жет, это и хо­ро­шо, что ты рас­ста­ви­ла точ­ки над «i». Те­перь, по край­ней ме­ре, все яс­но, — груст­но про­из­нес па­рень и по­смот­рел на ме­ня, как по­би­тая со­ба­ка. — Слушай… — по­спеш­но на­ча­ла го­во­рить я, ста­ра­ясь ис­пра­вить си­ту­а­цию, сде­лать так, что­бы Ми­ше не бы­ло так пло­хо. — Мне очень при­ят­но, что ты о нас за­бо­тишь­ся, но ты дол­жен по­ду­мать и о сво­ей жиз­ни, най­ти ми­лую де­вуш­ку, со­здать се­мью, за­ве­сти соб­ствен­ных де­тей… В тот день он ушел в та­ком со­сто­я­нии, что я со­мне­ва­лась, при­дет ли еще ко­гда-ни­будь, уви­дим ли его мы с Па­шей.

Он рас­ска­зал, что у неко­то­рых на­ро­дов есть обы­чай – брать вдо­ву бра­та в же­ны

Ми­ша про­дол­жал нас на­ве­щать, но его ви­зи­ты ста­но­ви­лись все бо­лее ред­ки­ми, а че­рез год я узна­ла, что он на­шел се­бе де­вуш­ку. Что я по­чув­ство­ва­ла? Нет, не об­лег­че­ние. Мне бы­ло груст­но до слез, ка­за­лось, буд­то по­те­ря­ла что-то очень до­ро­гое. Но что по­де­ла­ешь, я са­ма по­со­ве­то­ва­ла. И по­том... Что ста­ли бы го­во­рить лю­ди, да и муж, там, на­вер­ху... То­же не одоб­рил бы. Мы с ро­ди­те­ля­ми по­лу­чи­ли при­гла­ше­ние на сва­дьбу. Я ис­кренне же­ла­ла де­ве­рю все­го са­мо­го луч­ше­го, но по­рой ло­ви­ла се­бя на мыс­ли, что не­ве­ста мне не нра­вит­ся, бо­лее то­го, я рев­ную Ми­шу к ней. Гна­ла эти мыс­ли, толь­ко не все­гда успеш­но. По­сле то­го как Ми­ха­ил же­нил­ся, на­ши до­ро­ги разо­шлись. Это бы­ло неиз­беж­но. Он со­здал се­мью, а я пы­та­лась на­ла­дить свою жизнь. На­шла ра­бо­ту, ва­кан­сия по­па­лась от­лич­ная, зар­пла­та ра­до­ва­ла. Я чув­ство­ва­ла, что по­не­мно­гу вы­хо­жу из кри­зи­са. Сы­ну ис­пол­ни­лось че­ты­ре го­да, от­да­ла его в са­дик и ста­ла подыс­ки­вать квар­ти­ру. Ма­ма с па­пой обе­ща­ли фи­нан­со­вую под­держ­ку. В кон­це кон­цов ку­пи­ла в хру­щев­ке ма­лень­кую «двуш­ку», но за­то те­перь у ме­ня бы­ла своя тер­ри­то­рия. И у сы­ноч­ка по­яви­лась соб­ствен­ная ком­на­та. Мне ка­за­лось, что спу­стя столь­ко лет по­сле смер­ти му­жа, я на­ко­нец-то го­то­ва к но­вым от­но­ше­ни­ям. Встре­ча­лась с несколь­ки­ми муж­чи­на­ми, пы­та­лась по­стро­ить что-то ста­биль­ное, но ни од­но из зна­комств не пе­ре­рос­ло в се­рьез­ную связь. Ни од­но из них не про­дли­лось доль­ше трех ме­ся­цев. «Что по­де­ла­ешь, — уте­ша­ла се­бя я. — На­вер­ное, еще ра­но». А по­том слу­чай­но встре­ти­ла на ули­це Ми­шу. — Ой, я так рад те­бя ви­деть! — счаст­ли­во улыб­нул­ся он, и внут­ри у ме­ня что-то ек­ну­ло. Смот­ре­ла ему в гла­за и не мог­ла ото­рвать взгляд. Тем не ме­нее на шею не бро­си­лась, хо­тя и тя­ну­ло. Про­сто сдер­жан­но по­жа­ла ру­ку и ска­за­ла: «Я то­же». — Как де­ла? Я слы­шал, ты пе­ре­еха­ла. Мо­жет, за­гля­ну к вам, по­гу­ляю с Па­шей? На­вер­ное, он уже та­кой боль­шой, что смо­жет по­ехать со мной на ры­бал­ку… — О да! Он так вы­ма­хал! — за­сме­я­лась я. Мо­е­му сы­ну страш­но по­нра­ви­лась про­гул­ка, по­это­му од­ним ра­зом де­ло не огра­ни­чи­лось. А че­рез ка­кое-то вре­мя я от­пра­ви­лась на реч­ку вме­сте с ни­ми. — Ты так лег­ко на­хо­дишь под­ход к де­тям, — ска­за­ла, гля­дя, как Ми­ха­ил иг­ра­ет с Па­шень­кой. — Не ду­мал сво­их за­ве­сти? — Ду­мал… Но по­ка это невоз­мож­но. — Да? А по­че­му? — Мы с По­ли­ной раз­ве­лись. — Ты ни­че­го не го­во­рил! — уди­ви­лась я. — А чем тут хва­стать­ся? — груст­но про­из­нес он. — Мы с са­мо­го на­ча­ла друг дру­гу не под­хо­ди­ли. — За­чем то­гда же­нил­ся? — Ты же са­ма со­ве­то­ва­ла… — Ну ни­че­го, на­вер­ня­ка ты встре­тишь дру­гую де­вуш­ку. — Уже встре­тил, — спо­кой­но про­из­нес он и по­смот­рел мне в гла­за. — Боль­ше ис­кать не хо­чу. Не бу­ду врать: я все еще люб­лю те­бя и ни­че­го не мо­гу с этим по­де­лать. Ес­ли ты за­пре­тишь мне при­хо­дить к вам, что ж… На­силь­но мил не бу­дешь… — На­силь­но — нет. Но за то вре­мя, что мы не ви­де­лись, я по­ня­ла, как ты ну­жен нам. Па­ше. И мне. Ты мне очень ну­жен. А с осталь­ным спра­вим­ся. Я то­же люб­лю те­бя.

Я про­бо­ва­ла по­стро­ить от­но­ше­ния с дру­ги­ми муж­чи­на­ми, но ни­че­го из это­го не вы­шло

Я не мог­ла при­вык­нуть к мыс­ли о том, что боль­ше ни­ко­гда не уви­жу лю­би­мо­го, ни­ко­гда не услы­шу его го­ло­са. Те­перь все­гда толь­ко од­на... Па­шень­ка, род­ной мой, как же так?!

Ми­ха­ил, вся­че­ски под­дер­жи­вал Настю Настя по­нра­ви­лась мне сра­зу, как толь­ко уви­дел ее. Но раз­ве мог я на что-то на­де­ять­ся, ес­ли она бы­ла же­ной мо­е­го бра­та...

Ана­ста­сия, по­лю­би­ла Ми­ха­и­ла Ма­ма пер­вая за­ме­ти­ла, что Ми­ша нерав­но­ду­шен ко мне. А я бо­я­лась при­знать­ся се­бе в том, что ис­пы­ты­ваю к это­му доб­ро­му пар­ню

Я на­зва­ла сы­ноч­ка Па­шей

в честь его от­ца. Ма­лыш стал смыс­лом

мо­ей жиз­ни

Ми­ша раз­вел­ся с же­ной и сно­ва стал про­во­дить мно­го

вре­ме­ни с Па­шей. По­том и я при­со­еди­ни­лась к ним, ре­шив: «Пусть лю­ди го­во­рят, что хо­тят. Не ста­ну об­ра­щать вни­ма­ния и бу­ду счаст­ли­ва

с лю­би­мым!»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.