БИ­ЛЕТ до род­но­го до­ма

Я не хо­те­ла по­вто­рять ма­ми­ных оши­бок, меч­та­ла, что­бы мой сын рос ря­дом с род­ным от­цом. Но судь­ба рас­по­ря­ди­лась по-сво­е­му...

Moja Sudba - - Актуально - Фа­ми­лии и име­на дей­ству­ю­щих лиц из­ме­не­ны

Hа­та­ша, не то­ро­пись вы­ска­ки­вать за­муж, успе­ешь се­бя свя­зать. Не пы­тай­ся лю­бым спо­со­бом за боль­шой го­род за­це­пить­ся, как бы не при­шлось по­том за это до­ро­го за­пла­тить, — пре­ду­пре­жда­ла ко­гда-то ма­ма. — Мо­их оши­бок не по­вто­ряй». Са­ма она не вы­дер­жа­ла жиз­ни с нелю­би­мым че­ло­ве­ком, сбе­жа­ла­с­бе от него с дву­мя детьми-по­год­ка­ми. Я бы­ла бла­го­дар­на от­чи­му за то, что вы­рас­тил нас с сест­рой На­дей и от­но­сил­ся не ху­же, чем к их об­ще­му с ма­мой ре­бен­ку, Ро­ма­ну, но для се­бя по­вто­ре­ния ее судьбы не хо­те­ла. Толь­ко от­ку­да мне бы­ло знать,знать что то­же уй­ду от опо­сты­лев­ше­го му­жа и мо­е­го сы­на вос­пи­та­ет чу­жой че­ло­век. С от­цом ма­мам позна­ко­ми­лась на сту­ден­че­ской ве­че­рин­ке в мо­ло­деж­ном­мо­ло­дежн клу­бе. «Он по­шел­по­ше ме­ня про­во­жать, а тут, как в пло­хой ме­ло­дра­ме, при­ста­ли хулиганы, — вспо­ми­на­ла ма­ма. — Ко­неч­но, Се­реж­ка бро­сил­сяб­ро ме­ня за­щи­щать. У ка­кой де­вуш­ки не за­мрет серд­це, ес­лие па­рень ра­ди нее в дра­ку по­лез? И во­об­ще, ра­да бы­ла, что та­кой вид­ный сту­дент об­ра­тил на ме­ня вни­ма­ние. Взял за ру­ку,р по­вел с дис­ко­те­ки до­мой… И не от­пу­стил до са­мо­го загса.з По­том вы у нас по­яви­лись... Па­па ра­до­вал­ся, за лю­бы­елю­бы ша­баш­ки хва­тал­ся. С груз­чи­ка­ми вы­пи­вал по­сле ноч­ных смен... Пил все боль­ше и боль­ше, ру­ку на ме­ня стал под­ни­мать,по с ба­бой спу­тал­ся. На­ко­нец по­ня­ла я, что это — нен мой че­ло­век...» В мо­ло­до­сти­мо­ло отец был эф­фект­ным. «Ла­бал», как он вы­ра­жал­ся, на ги­та­ре в мест­ном ан­сам­бле, мо­тал­ся с ре­бя­та­ми на «гастроли»«гас по мел­ким до­мам куль­ту­ры. Прав­да, по­лу­чал за это ко­пей­ки, но для бюд­же­та се­мьи и та­кие за­ра­бот­ки име­ли зна­че­ние. Ве­че­ра­ми не бы­вал до­ма – иг­рал по­пу­ляр­ны­епу­ляр пе­сен­ки в ре­сто­ра­нах. Два­жды в неде­лю хо­дил но­чью на вок­зал раз­гру­жать ва­го­ны. Днем от­сы­пал­ся. «Яв­лял­ся«Яв­ля под утро, пья­ный, бу­дил нас, — рас­ска­зы­ва­ла ма­ма.ма­ма — На­чи­нал бу­я­нить, тре­бо­вал к се­бе вни­ма­ния, как к кор­миль­цу се­мей­ства. Не по­ни­мал, что я па­даю с но­гно от недо­сы­па и уста­ло­сти. Ка­ко­во оно, с дву­мя ма­лыш­ка­ми-то…ма­лы Хоть бы ко­гда на ру­ки вас взял! Оде­ваю де­тей в са­дик, са­ма на ра­бо­ту со­би­ра­юсь, что-то на хо­ду­ход до­ва­ри­ваю, спе­шу, а он толь­ко ру­га­ет­ся, что от­дох­нутьх­ну ему не да­ют, по­мочь да­же и не по­ду­ма­ет». — Ва­лить на­до из этой стра­ны по­ско­рее, — по­вто- рял то и де­ло па­па­ша, ко­гда мы уже немно­го под­рос­ли. — За­ра­бо­таю де­нег — по­едешь со мной? — спра­ши­вал ма­му. — Сна­ча­ла на нор­маль­ные кро­ва­ти доч­кам за­ра­бо­тай, — сер­ди­лась она. — Вдво­ем на од­ной тах­те тес­нят­ся. — Ука­зы­вать мне еще бу­дешь, что мне де­лать в мо­ем до­ме, — взры­вал­ся отец. По­сто­ян­но по­пре­кал же­ну: мол, взял го­лую и бо­сую, де­ре­вен­щи­ну неоте­сан­ную, по­се­лил в от­дель­ной квар­ти­ре со все­ми удоб­ства­ми, а она еще и недо­воль­на. — Да чтоб ты про­ва­лил­ся вме­сте с этой квар­ти­рой! — сры­ва­лась

ма­ма. — Уез­жай ку­да хо­чешь! Ни­кто не дер­жит! — Чтоб те­бе мое жи­лье до­ста­лось, да? — орал в бе­шен­стве ро­ди­тель. — Не на­дей­ся! Я ее про­дам, а те­бя на ули­цу вы­го­ню, уби­рай­ся в свою Пе­ре­пер­дов­ку! От его кри­ка мы с сест­рен­кой за­жи­ма­ли уши. Од­на­ко отец так ни­ку­да и не уехал, а пить стал еще боль­ше. Его ли­ца сей­час по­чти не пом­ню. Всплы­ва­ют в па­мя­ти толь­ко по­сто­ян­ные кри­ки и скан­да­лы. Од­на­ж­ды ве­че­ром, при­та­щив нас из дет­са­да (мне бы­ло че­ты­ре го­да, На­де — пять), мать об­на­ру­жи­ла в квар­ти­ре му­жа, креп­ко спя­ще­го в объ­я­ти­ях ка­кой-то де­ви­цы. Мол­ча сло­жи­ла ве­щи в сум­ку и по­ве­ла нас на автовокзал. К ба­буш­ке, в ма­мин род­ной по­се­лок, до­бра­лись глу­бо­кой но­чью, устав­шие и го­лод­ные. — Ни­че­го, де­воч­ки, по­тер­пи­те, в тес­но­те, да не в оби­де. За­то те­перь бу­дем жить спо­кой­но, — успо­ка­и­ва­ла нас ма­му­ля. Вре­мя бы­ло трудное, но ов­до­вев­шая ба­буш­ка при­ня­ла нас всех. Де­ли­лась скуд­ной пен­си­ей и за­па­са­ми с ого­ро­да. — На бу­ду­щий год боль­ше кар­тош­ки по­са­дим, про­жи­вем! — по­вто­ря­ла ба­бу­сеч­ка. Та­кая бы­ла оп­ти­мист­ка! — Сво­их де­тей без му­жа под­ня­ла, и внуч­ки не про­па­дут! Ко­гда мы под­рос­ли, ма­ма вы­шла за­муж за дя­дю Ко­лю. Ия, и На­дя зна­ли, что ма­мин муж для нас от­чим, а не отец. Да Ни­ко­лай и не тре­бо­вал, что­бы его на­зы­ва­ли па­пой. Жи­ли не­бо­га­то, он ра­бо­тал про­стым шо­фе­ром. Ма­ма ро­ди­ла ему Ром­ку. Те­перь жизнь в род­ном по­сел­ке, из ко­то­ро­го мать ко­гда-то стре­ми­лась вы­рвать­ся, ста­ла для нее пре­де­лом меч­та­ний. Се­ре­жа при­ез­жал к нам па­ру раз. По­том пе­ре­стал. Мы вы­рос­ли. И ошиб­ку ма­ми­ну я все же по­вто­ри­ла (она как в во­ду гля­де­ла). На­дя по­шла учить­ся в бух­гал­тер­ский тех­ни­кум, а я циф­ры тер­петь не мог­ла и по со­ве­ту по­дру­ги ре­ши­ла стать мед­сест­рой. Хо­ро­шая ра­бо­та — все­гда в бе­лом на­крах­ма­лен­ном ха­ла­ти­ке, с чи­сты­ми руч­ка­ми, да и род­ствен­ни­ки боль­ных не оби­дят, при­пла­тят за уход. По­сту­пи­ла лег­ко, да­же уди­ви­лась: в шко­ле бы­ла да­ле­ко не от­лич­ни­цей, по про­фи­ли­ру­ю­щей хи­мии — од­ни трой­ки. Про­учив­шись два кур­са в ме­дучи­ли­ще в дру­гом го­ро­де, в во­сем­на­дцать лет вы­ско­чи­ла за­муж за мест­но­го. Муж, Юр­ка, ве­се­лый, ба­ла­гур, то­же был во­ди­те­лем. Знал мо­е­го от­чи­ма. Ни­ко­лай и при­вел его од­на­ж­ды в наш дом в по­сел­ке. Ма­ши­на пар­ня за­стря­ла непо­да­ле­ку, что-то с мо­то­ром слу­чи­лось, а дя­дя Ко­ля уви­дел Юрия по до­ро­ге до­мой и по­жа­лел. — Эх, неве­зуха, до утра здесь при­дет­ся си­деть, — по­се­то­вал гость. — Кто ж но­чью при­е­дет мне на по­мощь... — Не пе­ре­жи­вай, хло­пец, по­мо­жем. Свой брат, шо­фер. Да­вай дот до­тол­ка­ем до мо­е­го дво­ра, а утром раз­бе­рем­ся. «Га «Га­зель­ку» оста­ви­ли у на­ше­го за­бо­ра, во­ди­лу ужи­нать уса­ди­ли. Вес Весь ве­чер гость тра­вил анекдоты. Дав­но мы так не сме­я­лись. —Д— Доч­ка у вас кра­са­ви­ца, — заметил Юра, лов­ко за­сти­лая ди­ван для го­стей бе­льем, ко­то­рое ему да­ла ма­ма. Зы Зырк­нул в мою сто­ро­ну. Я по­крас­не­ла, но глаз не от­ве­ла. Он мн мне то­же по­нра­вил­ся. В вос­кре­се­нье за­ехал по­бла­го­да­рить дяд дя­дю Ко­лю и при­гла­сил ме­ня по­ка­тать­ся. Ве­че­ром мы вме­сте пое по­еха­ли в го­род, я — на уче­бу, он — на ра­бо­ту. Вст Встре­ча­лись недол­го. — Вы­хо­ди за ме­ня, На­таш­ка, — услы­ша­ла я че­рез ме­сяц. Род Ро­ди­те­ли об­ра­до­ва­лись. Влез­ли в дол­ги, но сва­дьбу сыг­ра­ли бог бо­га­тую. «Чтоб не ху­же, чем у лю­дей», — по­вто­ря­ли без кон­ца. По По­се­ли­лись мы с его ма­мой в част­ном до­ме на окра­ине об­лас ласт­но­го цен­тра. Чу Чуть ли не каж­дый день у нас со­би­ра­лись Юр­ки­ны дру­зья. Сн Сна­ча­ла мне это нра­ви­лось, по­том по­сто­ян­ный гал­деж стал над на­до­едать. Дым от ку­ре­ния сто­ял ко­ро­мыс­лом. Мать му­жа ра­бо­та­ла про­вод­ни­цей, ее не бы­ва­ло сут­ка­ми. Вер­нув­шись из рей­са, она от­сы­па­лась, а по­том вы­го­ва­ри­ва­ла мне: мол, уста­ла по­сле но­чи в до­ро­ге, а тут не при­бра­но, еда не при­го­тов­ле­на. А ко­гда мне чи­сто­ту на­во­дить, ес­ли толь­ко убрать успею — тут же но­вые го­сти при­хо­дят? Окур­ков на­ки­да­ют, та­рел­ки гряз­ные на сто­ле оста­вят, хо­ло­диль­ник опу­сто­шат —и в го­род гу­лять. — Я го­то­ви­ла, Юри­ны го­сти все съе­ли, — оправ­ды­ва­лась. — Пло­хая ты хо­зяй­ка, — недо­воль­но бур­ча­ла све­кровь. Че­рез год с неболь­шим ро­дил­ся Мак­сим­ка. Ко­гда я ле­жа­ла на со­хра­не­нии, дев­чон­ки в па­ла­те толь­ко о парт­нер­ских ро­дах и го­во­ри­ли. Но ка­кие там парт­нер­ские ро­ды! Мой су­пруг ни ра­зу ме­ня не на­ве­стил. Они с его ма­ма­шей счи­та­ли, я си­му­ли­рую и в боль­нич­ку по­про­си­лась, что­бы по­без­дель­ни­чать. Бро­сит муж

Как же осто­чер­те­ла эта се­мей­ная жизнь! По но­чам ма­лой над­ры­ва­ет­ся, а днем На­таш­ка пи­лит: мол, ма­ло де­нег, на­до бы под­ра­бо­тать

па­ру де­жур­ных фраз по те­ле­фо­ну — вот и вся за­бо­та. Юр­ка да­же не за­би­рал нас с сы­ном из род­до­ма. На так­си­си при­е­ха­ли его мать и моя. Уса­ди­ли нас и увез­ли. Без вся­кой й тор­же­ствен­но­сти. Так обид­но бы­ло! Зна­ко­мые мо­ло­дые е ма­моч­ки фот­ка­ми, ви­део с тор­же­ствен­ной вы­пис­ки об­ме­ни­ва­ют­ся, а мне и по­ка­зать нече­го… — Юра в рей­се. Не смог се­го­дня прий­ти, — за­яви­ла све­кровь как ни в чем не бы­ва­ло, буд­то ее сы­нок каж­дый день от­цом ста­но­вит­ся. На мою ма­му так зыр­ка­ла, что та, немно­го по­си­дев за сто­лом для при­ли­чия, уеха­ла. Мне ста­ло не до ве­че­ри­нок и го­стей. Юр­ка лю­бил со­брать ку­чу чу на­ро­да, на­брать вы­пив­ки и за­кус­ки и мах­нуть на при­ро­ду. АяА я си­де­ла с ма­лы­шом, на све­кровь не остав­ля­ла. Все ка­за­лось, что она сде­ла­ет что-то не так. Та­ко­му кро­хе род­ная ма­ма нуж­на,а, а не ра­бо­та­ю­щая ба­буш­ка, од­ним гла­зом гля­дя­щая на вну­ка, ,а а дру­гим — в сум­ку, ко­то­рую го­то­вит в рейс. Не слиш­ком-то она аи и стре­ми­лась с вну­ком нян­чить­ся, боль­ше ме­ня от­чи­ты­ва­ла, что я ле­ни­вая, ни­че­го по до­му не де­лаю. «На­таш­ка, сно­ва по­су­да не вы­мы­та. До­ма си­дишь, вре­ме­ни ва­гон, а я долж­на, устав­шая,ая, еще и грязь за ва­ми вы­гре­бать», — воз­му­ща­лась мать су­пру­га.га А я про­сто не успе­ва­ла. «Оставь кри­ку­на ма­ме, она вы­ход­ная, и по­еха­ли с на­ми, от­дох­нешь», — звал Юр­ка. А ме­ня на гу­лян­ки не тя­ну­ло. Ес­ли уда­ва­лось лиш­ние пол­ча­са по­спать, то это и был для ме­ня луч­ший от­дых. Си­деть с чу­жи­ми людь­ми, на­тя­ну­то улы­бать­ся и за­сы­пать на хо­ду со­всем не хо­те­лось. Муж мне с ре­бен­ком не по­мо­гал. Чтоб ма­лыш не бу­дил его по но­чам, ста­рал­ся ре­же бы­вать до­ма. Да­же не все­гда но­че­вать при­хо­дил. И пол­ное рав­но­ду­шие к сы­ну! «Что ты за жена та­кая?! Все вре­мя с ма­лым во­зишь­ся. При­учи его спать, что­бы ни­ко­му не ме­шать, че­го он у те­бя орет по­сто­ян­но?! — недо­воль­но вы­го­ва­ри­вал мне Юр­ка. — Са­ма непри­бран­ная, непри­че­сан­ная, не схо­дишь с то­бой ни­ку­да. На фи­га мне та­кая жена?!» «Пол­то­ра го­да все­го жи­вем, а уже раз­го­во­ры по­шли, что не нуж­на ему, — ду­ма­ла я. — Вот и рас­пла­та за же­ла­ние остать­ся в боль­шом го­ро­де и не воз­вра­щать­ся в рай­центр, в тес­ный дом к от­чи­му. Он, ко­неч­но, хо­ро­шо ко мне от­но­сит­ся, но чув­ствую, что ме­шаю там». Да еще к дя­де Ко­ле за­явил­ся сын от пер­во­го бра­ка, с ко­то­рым тот не об­щал­ся мно­го лет. За­хо­те­ли они вме­сте жить. Ром­ка, наш брат, под­рас­тал, и Надь­ка по­сле тех- ни­ку­ма ра­бо­ту в по­сел­ке на­шла. И без ме­ня пол­на ко­ро­боч­ка. Да­же при­ез­жая ино­гда на вы­ход­ные, чув­ство­ва­ла се­бя нелов­ко — на­ро­ду мно­го, пря­мо на­ты­ка­ют­ся друг на дру­га. И я ста­ла бы­вать в по­сел­ке все ре­же. Да и так на ме­ня уже смот­ре­ли, как на от­ре­зан­ный ло­моть, а тут Юр­ка очень кста­ти под­вер­нул­ся. «Зна­чит, на­до лю­бой це­ной дер­жать­ся здесь, — ду­ма­ла я. — Что­бы мой муж не вы­гнал нас с Мак­сим­кой, как ко­гда-то отец угро­жал ма­ме». — Мо­жешь про­ва­ли­вать в свой Му­хо­сранск, ес­ли не устра­и­ваю, — в серд­цах вы­крик­нул су­пруг од­на­ж­ды, ко­гда я за­ве­ла веч­ный раз­го­вор: мол, луч­ше бы вме­сто пья­нок с при­я­те­ля­ми про­во­дил вре­мя до­ма, по­мо­гал рас­тить сы­на. На­до же, по­вто­рил от­цов­ские сло­ва, ко­то­рые тот мно­го лет на­зад ска­зал ма­ме! Вот тут-то и вспом­ни­лось, как ма­му­ля предо­сте­рег­ла ме­ня от ошиб­ки. — То­же мне, жи­тель ме­га­по­ли­са вы­ис­кал­ся, — не вы­дер­жа­ла я. — Сам-то где ро­дил­ся? За­был, как мать с то­бой, соп­ля­ком, из се­ла вы­би­ра­лась? Она мне са­ма рас­ска­зы­ва­ла. Ес­ли окон­чил го­род­скую шко­лу, то уже и кру­той?! Ссо­рить­ся с ним не хо­те­лось, тер­пе­ла. У них был про­стор­ный трех­ком­нат­ный дом, све­кровь непло­хо за­ра­ба­ты­ва­ла («ле­вых» пас­са­жи­ров и пе­ре­да­чи во­зи­ла). Ма­те­ри­аль­но се­мья дер­жа­лась на ней. Я си­де­ла в де­кре­те, а Юр­ка мог и под­ра­бот­ку взять, ес­ли бы не тра­тил вре­мя на бес­ко­неч­ные по­си­дел­ки и по­пой­ки. — Юр­чик, зна­ешь, что ду­маю... — по­рой на­чи­на­ла роб­ко. —

Я так уста­ва­ла, что ез­дить с му­жем на пик­ни­ки не хо­те­лось, меч­та­ла вы­спать­ся

Мо­жет, ты бы по вы­ход­ным на ав­то­ре­мон­те под­за­ра­бо­тал? — Ага, пред­ла­га­ешь мне без от­ды­ха гор­ба­тить­ся! — раз­дра­жал­ся он. — На­па­шешь­ся днем, по­том Макс во­пит, не да­ет вы­спать­ся, и сно­ва иди вка­лы­вай, да? А са­ма днем с ним дрых­нешь и пе­ред те­ли­ком на ди­ване ва­ля­ешь­ся. Хо­ро­шо устро­и­лась! На ди­ване я не ва­ля­лась. До­маш­няя ра­бо­та не кон­ча­лась ни­ко­гда. Плюс ста­руш­ке со­сед­ке за неболь­шую пла­ту уко­лы де­ла­ла. А еще взя­лась вя­зать на про­да­жу ша­поч­ки и шар­фи­ки — зна­ко­мая от­кры­ла свой ма­га­зин и ино­гда бра­ла что-то из хенд­мей­да. Но рас­про­стра­нять­ся об этом му­жу не спе­ши­ла — сно­ва ка­кую-ни­будь га­дость ска­жет. Ино­гда, что­бы не злить Юру, все же ухит­ря­лась вы­брать­ся с ним ку­да-ни­будь — по­си­деть в ка­феш­ке, по­тан­це­вать или вы­ехать на пик­ник. Но че­рез час-пол­то­ра на­чи­на­ла нерв­ни­чать: «Как там ма­лыш, не пла­чет ли без ма­мы?» И то­ро­пи­ла му­жа вер­нуть­ся. Он вспы­хи­вал: — Ну и си­ди до­ма, квоч­ка! Чтоб я еще раз ку­да-то те­бя взял! А по­том при­шла в дом бе­да. Ока­за­лось, что Юр­ка с друж­ка­ми вскры­вал и во­ро­вал ма­ши­ны, сбы­вал зап­ча­сти, маг­ни­то­лы, ак­ку­му­ля­то­ры. Как-то на­рва­лись на хо­зя­и­на, ко­то­рый, по­чу­яв нелад­ное, вы­ско­чил из до­ма и ки­нул­ся на во­ров с мон­ти­ров­кой. Его из­би­ли и сбе­жа­ли, но он ухит­рил­ся за­пом­нить дво­их. Од­на­ж­ды Юр­ка вер­нул­ся до­мой под утро сам не свой. На во­про­сы не от­ве­чал, це­дил сквозь зубы что-то про «неболь­шие про­бле­мы». За­ва­лил­ся спать, да­же на ра­бо­ту не встал, ко­гда по­зво­ни­ли, — ска­зал­ся боль­ным. Вско­ре за ним при­шла ми­ли­ция. По­дель­ни­ков то­же за­дер­жа­ли. Муж си­дел в СИ­ЗО, а мы со све­кро­вьюю сби­лись с ног, бе­гая меж­ду изо­ля­то­ром, ад­во­кат­ской кон­то­рой и сле­до­ва­те­лем. В на­шей жиз­ни по­яви­лись сло­ва, ко­то­рые я рань­ше толь­ко в де­тек­ти­вах встре­ча­ла. Юру осу­ди­ли на три с по­ло­ви­ной го­да. Ку­да толь­ко де­ва­лась его бра­ва­да… Ко­гда нам раз­ре­ши­ли сви­да­ние, он вы­гля­дел уста­лым, из­му­чен­ным, при­тих­шим ка­ким-то. — Ты ме­ня до­ждись и мать не бро­сай! Вер­нусь — за­жи­вем, — по­вто­рял, пря­ча гла­за. — А как же Му­хо­сранск? — не пре­ми­ну­ла на­пом­нить я. — Кто ста­рое по­мя­нет… — Ни­че­го, доч­ка, мы с то­бой долж­ны жить, Мак­сим­ку рас­тить и Юроч­ку ждать, — ска­за­ла до­ма све­кровь. — Про­жи­вем. Ты на ра­бо­ту вый­дешь, ма­ло­го в яс­ли от­да­дим. День­ги по­на­до­бят­ся на по­езд­ки к Юре и на пе­ре­да­чи, — она вы­жи­да­ю­ще смот­ре­ла на ме­ня: ста­ну под­да­ки­вать или воз­ра­жать? О сво­их преж­них вы­па­дах в мой ад­рес на­прочь за­бы­ла. Я про­мол­ча­ла. Так мы и жи­ли — на нер­вах, по­чти не раз­го­ва­ри­ва­ли. Устро­и­лась мед­сест­рой в боль­ни­цу. Хо­ро­шо еще, что успе­ла до рождения ма­лы­ша учи­ли­ще окон­чить. Вско­ре на ра­бо­те узна­ли, что мой муж си­дит. — Ну и как даль­ше быть, Еле­на Пет­ров­на? — всхли­пы­ва­ла я до­ма. — Паль­ца­ми на ме­ня ты­ка­ют: жена зе­ка. За­чем он с ни­ми свя­зал­ся, че­го ему не хва­та­ло? Не бед­но же вро­де жи­ли… — Вро­де?! — при­щу­ри­лась све­к­ру­ха. — Ты счи­та­ешь се­бя со­всем не ви­но­ва­той, толь­ко он пло­хой, да? От хо­ро­шей же­ны муж во­ро­вать не пой­дет! Кто зу­дел, что на­до при­ра­бо­ток най­ти? Воз­ле те­бя до­ма ему пло­хо бы­ло, вот и си­дел до по­лу­но­чи в га­ра­же. А там му­жи­ки раз­ные, с тол­ку сби­ли, втя­ну­ли… — Несчаст­ный! Сби­ли его с тол­ку. Он мла­де­нец несмыш­ле­ный? — не вы­дер­жа­ла я. — Сво­ей го­ло­вы нет? Зна­чит, еще и ви­но­ва­та? А вы са­ми? Вы же его вос­пи­та­ли. До бан­ды до­ка­тил­ся! Че­ло­ве­ка чуть не уби­ли из-за­из за ка­ких-то­ка­ких то же­ле­зок! Да ес­ли б тот дядь­ка по­мер,п не три го­да Юр­ке си­деть,си­де а де­сят­ку! — А ты бы и ра­да бы­ла… По­смот­рю,смот­рю ко­го са­ма без му­жа вос­пи­та­ешь,вос­пи­та — от­бри­ла Еле­на. — Ты его­ег не лю­би­ла, на го­род­скую жиз­ньж по­за­ри­лась! Во­тВ та­кие раз­го­во­ры про­ис­хо­ди­ли у нас вре­мя от вре­ме­ни. Юр­ке мы об этих тре­ни­ях не пи­са­ли — все, мол, нор­маль­но, жи­вем по­ти­хонь­ку. Хо­те­лось взять сы­на и по­ехать до­мой, к сво­им. Ма­ма, узнав о слу­чив­шем­ся, при­мча­лась мне по­мо­гать. Но со све­кро­вью они не по­ла­ди­ли. Вид­но, в мое от­сут­ствие меж­ду ни­ми про­изо­шел круп­ный раз­го­вор, и ма­му­ля за­со­би­ра­лась до­мой, не про­быв и трех дней. — Что слу­чи­лось? — до­пы­ты­ва­лась я. — Ни­че­го, до­чень­ка. По­го­сти­ла в го­ро­де, вну­ка по­ви­да­ла, по­ра и честь знать. Да и как

Вско­ре за ним при­шла ми­ли­ция, по­дель­ни­ков то­же за­дер­жа­ли. Муж за­гре­мел за ре­шет­ку

на­ши там без ме­ня? Все ра­бо­та­ют, на­кор­мить всех на­до, — то­ро­пи­лась она. —А у те­бя тут что ж… Дом есть, ра­бо­та есть… и со­вет­чи­ца есть. — Что те­бе Еле­на Пет­ров­на ска­за­ла? — не от­ста­ва­ла я. — Она то­же мать, На­та­ша. Го­во­рит, не на­до же­ну про­тив му­жа на­стра­и­вать. Осту­пил­ся ее сын, по­ум­не­ет, ис­пра­вит­ся. А ес­ли ты к нам вер­нешь­ся, от них от­да­лишь­ся, как же она од­на бу­дет… — ма­ма смот­ре­ла на ме­ня с жа­ло­стью. Я дав­но ее не ви­де­ла, она по­ста­ре­ла, осу­ну­лась. Тя­же­ло кор­мить и об­сти­ры­вать пя­те­рых взрос­лых... Гля­дя вслед ав­то­бу­су, уво­зя­ще­му ма­му­лю, гло­та­ла сле­зы. Ни­че­го не по­де­ла­ешь. Мой дом те­перь здесь. Жить бы­ло труд­но. Вы­кру­чи­ва­лась с день­га­ми, как мог­ла, бе­га­ла по­сле смен уко­лы де­лать. Мы с Еле­ной по оче­ре­ди во­зи­ли Юр­ке пе­ре­да­чи. Ни до­ма, ни на ра­бо­те по­го­во­рить по ду­шам бы­ло не с кем. И я при­вык­ла рас­слаб­лять­ся, си­дя в скве­ри­ке с книж­кой. Так от­вле­ка­лась от про­блем. Как-то под­сел ко мне один из быв­ших па­ци­ен­тов. — Смот­рю, — го­во­рит, — на­ша мед­сест­рич­ка. Та­кая кра­си­вая, оди­но­кая и пе­чаль­ная... Мо­жет, мо­гу вам чем-то по­мочь? Раз­го­во­ри­лись. — За­му­жем? — в кон­це кон­цов спро­сил мо­ло­дой че­ло­век. — Фор­маль­но да, — ска­за­ла прав­ду. — Но му­жа сей­час нет. Ан­дрей (так зва­ли со­бе­сед­ни­ка) в ду­шу не лез. По­си­де­ли в пар­ке, он мо­ро­же­ное при­нес. Ме­ня так дав­но ни­кто не уго­щал эс­ки­мо, что от про­стень­ко­го зна­ка вни­ма­ния чуть не рас­пла­ка­лась. Встре­ти­лись еще несколь­ко раз все в том же скве­ре, на ла­воч­ке. Он был про­стой и по­нят­ный, ни­че­го из се­бя не стро­ил. Мы зем­ля­ка­ми ока­за­лись. Ан­дрей ле­чил­ся в об­ласт­ной боль­ни­це, там ме­ня и за­пом­нил. Ра­бо­та­ет вах­та­ми, в охране. Две неде­ли в го­ро­де, две — до­ма. Мы на­шли нема­ло об­щих зна­ко­мых. По шко­ле он знал мою стар­шую сест­ру На­дю — учи­лись в па­рал­лель­ных клас­сах. Та до сих пор и жи­ла с ро­ди­те­ля­ми, ра­бо­та­ла в го­род­ке. Как-то На­дя по­зво­ни­ла мне неожи­дан­но, позд­но ве­че­ром. Обыч­но мы об­ща­лись по Ин­тер­не­ту в ра­бо­чее вре­мя. Ду­ма­ла, она что-то рас­ска­жет об Ан­дрее. А услы­ша­ла… — При­ез­жай. Ма­ма очень пло­ха. — Что с ней? — ис­пу­га­лась я. — Рак у нее. Как ока­за­лось, опе­ри­ро­вать позд­но. А ты… то­же мне, ме­дик, ни­че­го не за­ме­ча­ла! Она ж бы­ла у те­бя недав­но. — Да, вы­гля­де­ла ма­моч­ка не очень, — про­шеп­та­ла по­дав­лен­но. — Но ни­че­го не го­во­ри­ла. — Она и нам не при­зна­ва­лась. Все в се­бе но­си­ла. У те­бя му­жа по­са­ди­ли, у от­чи­ма яз­ва, у Ром­ки свадьба на но­су — день­ги нуж­ны, у ме­ня в лич­ной жиз­ни не­уда­чи… Все на­ши про­бле­мы пе­ре­жи­ва­ла, а о се­бе не ду­ма­ла. — Вы­ез­жаю немед­лен­но! — на­жав кноп­ку на мо­биль­ном, я тут же схва­ти­лась­ва­ти­лась за го­род­ской те­ле­фон — хо­те­лось по­ско­рее за­ка­зать ме­сто на бли­жай­ший рейс в наш рай­центр. Би­лет до род­но­го до­ма... Как на­зло, на ве­чер уже ни­че­го не бы­ло. При­шлось по­ку­пать на утро. И вы­дер­жать раз­го­вор с Еле­ной. — Я бе­ру от­пуск за свой счет и еду уха­жи­вать за ма­мой, — ска­за­ла све­кро­ви. — А вы как-то до­го­во­ри­тесь на ра­бо­те, что­бы в рей­сы по­ка не по­сы­ла­ли, Мак­сим­ка с ва­ми оста­нет­ся. Ту­да не мо­гу его взять — неку­да. Возь­му толь­ко на де­нек ба­буш­ку по­ви­дать, при­ве­зу на­зад и — опять в по­се­лок. — Как это «до­го­во­ри­тесь»? — вспых­ну­ла Еле­на. — Ес­ли не вый­ду на ра­бо­ту, мне зар­пла­ту не да­дут, на что жить ста­ну? Вну­ка кор­мить, сы­ну пе­ре­да­чи со­би­рать... — Лад­но, без вас обой­дусь! — бро­си­ла в серд­цах. Раз­бу­ди­ла сы­ниш­ку и вы­зва­ла так­си. На ав­то­вок­за­ле мы бы­ли в че­ты­ре утра. При­е­ха­ла в род­ной дом с наспех со­бран­ной сум­кой, ве­дя за ру­ку ре­бен­ка, как ко­гда-то ма­ма. — Ма­моч­ка! — за­ры­да­ла я, ки­да­ясь к кро­ва­ти. — По­че­му же ты не го­во­ри­ла? — У те­бя сво­их за­бот хва­та­ет, у осталь­ных то­же. Не до ме­ня… С Мак­сим­кой неожи­дан­но по­мог Ан­дрей — взял от­пуск, за­би­рал его на це­лые дни, на мо­то­цик­ле ка­тал, на реч­ку во­зил... Ме­сяц я про­жи­ла у ма­мы. Она все по­ни­ма­ла про ме­ня, про Юру и Ан­дрея. — По­вто­ри­ла ты мою ошиб­ку, дет­ка, с нелю­би­мым жи­вешь. Ис­прав­ляй, по­ка не позд­но. Гос­по­ди, и по­че­му я рань­ше не взя­ла би­лет до род­но­го до­ма и не по­со­ве­то­ва­лась с ней?! …Ма­му­ли не ста­ло. От­ме­ти­ли де­вять дней, и я за­со­би­ра­лась на­зад, в дом све­кро­ви. — Мо­жет, оста­нешь­ся? — спро­сил Ан­дрей. Я уже зна­ла его ис­то­рию. «Быв­шая жена ме­ня бро­си­ла, убив на­ше­го ре­бен­ка. Я хо­тел де­тей, а она не хо­те­ла ро­жать», — ка­кто, раз­от­кро­вен­ни­чав­шись, при­знал­ся па­рень. — Най­ди в се­бе си­лы на­чать сна­ча­ла. Я же на­шел! Мы долж­ны быть вме­сте, — го­во­рил он. — Пе­ре­би­рай­ся с сы­ном ко мне. Дом про­стор­ный. На ра­бо­ту в рай­он­ную боль­ни­цу устро­ить­ся по­мо­гу, глав­врач — друг мо­е­го от­ца. — Как пе­ре­би­рать­ся? Ведь я за­му­жем... — Раз­вод с осуж­ден­ным оформ­ля­ет­ся эле­мен­тар­но. Ты же не лю­бишь му­жа, са­ма жа­ло­ва­лась. И мне, и сест­ре. По­сле этих слов ста­ло очень непри­ят­но. Что бы у нас с Юр­кой

Ко­неч­но, на­до бы­ло рань­ше ку­пить би­лет до род­но­го до­ма, при­е­хать и во всем разо­брать­ся. Но, увы, все мы зад­ним умом креп­ки...

ни бы­ло — ка­са­ет­ся толь­ко дво­их. А Ан­дрей… околь­ны­ми пу­тя­ми све­де­ния со­би­ра­ет, за ме­ня все ре­ша­ет. — Мо­жет, и ска­за­ла в ми­ну­ту сла­бо­сти... Спа­си­бо за по­мощь, но по­ка Юра не вер­нет­ся, ни­ку­да не уй­ду. Сбе­гать — не по-люд­ски как-то. Ты же сам рас­ска­зы­вал, что жена от те­бя некра­си­во ушла. За­чем Юр­ке то­го же же­ла­ешь? Ему и так там неслад­ко. Ан­дрей по­нял. Ска­зал, что бу­дет ждать. — Но учти, муж вер­нет­ся, нач­нет уго­ва­ри­вать те­бя жить вме­сте ра­ди ре­бен­ка. Ты по­ду­май… Луч­ше уй­ти сей­час. Я сто­я­ла на сво­ем — толь­ко по­сле раз­во­да. Вско­ре Юр­ка на­пи­сал, что его осво­бо­дят до­сроч­но. Я за­па­ни­ко­ва­ла. Хоть му­жу и не из­ме­ня­ла, рас­ска­зать ему об Ан­дрее стра­ши­лась. Све­кровь на­ме­ка­ла, что са­ма все со­об­щит сы­ну: ты, мол, сы­нок, срок мо­та­ешь, а же­нуш­ка тут пе­ред чу­жи­ми му­жи­ка­ми хво­стом кру­тит… Юру слов­но под­ме­ни­ли. При­шел ти­хий, веж­ли­вый. К дру­зьям не хо­дил. Мак­сим­ку с рук не спус­кал. На ме­ня смот­рел с обо­жа­ни­ем: «От­бла­го­да­рю, что до­жда­лась, мать не бро­си­ла!» Ре­ши­мо­сти для тя­же­ло­го раз­го­во­ра не хва­та­ло. За щед­рым сто­лом, на­кры­тым Еле­ной, не знав­шей, как уго­дить до­ро­го­му сы­ноч­ку, я си­де­ла слов­но на игол­ках. Бо­я­лась но­чи, ко­гда при­дет­ся остать­ся с Юр­кой на­едине. На­до сей­час уй­ти! По­быть од­ной, все об­ду­мать, а уже по­том… По­сле обе­да взя­ла Мак­са и по­бе­жа­ла на ав­то­бус под пред­ло­гом, что на­до про­ве­дать сво­их. ...Мы с сест­рой си­де­ли в са­ду. Мак­сим­ка иг­рал ря­дом, от­чи­ма и бра­та до­ма не бы­ло. Хлоп­ну­ла ка­лит­ка — Юр­ка при­мчал­ся вслед за мной. — На мо­гил­ку к те­ще схо­дил. Хо­ро­шая бы­ла жен­щи­на, — ска- зал, под­са­жи­ва­ясь к нам. На­деж­да вни­ма­тель­но гля­ну­ла на него. Рань­ше он при­вя­зан­но­сти к на­шей ма­те­ри не ис­пы­ты­вал. Сест­ра пред­ло­жи­ла го­стю чаю. — Не от­ка­жусь, — со­гла­сил­ся муж. — И те­щу по­мя­нем. Ко­гда сест­ра ушла в дом, спро­сил: — На­таш­ка, что-то не пой­му я, ты бе­га­ешь от ме­ня, что ли? А мне все не хва­та­ло ду­ху на­чать раз­го­вор. — От­вык­ла немно­го, да и мыс­ли не тем за­ня­ты. Ма­му со­всем недав­но по­хо­ро­ни­ли, — про­бор­мо­та­ла я. — Луч­ше пой­ду На­де по­мо­гу... — Не му­чай му­жи­ка, и так на­стра­дал­ся. Рас­ска­жи ему все, — ни с то­го ни с се­го за­яви­ла Надь­ка, ко­гда мы во­зи­лись в кухне. Я рас­те­ря­лась. Не ожи­да­ла услы­шать от нее та­кой со­вет. Ко­гда се­ли пить чай, сест­ра про­дол­жи­ла: — Не мол­чи, На­та­ша. Нечест­но это. — В чем де­ло? — на­хму­рил­ся Юр­ка. Спу­стив с ко­лен Мак­сим­ку со сло­ва­ми: «Иди, сы­нок, по­иг­рай», он по­вер­нул­ся ко мне. — Вы­кла­ды­вай! И я вы­ло­жи­ла. Мол, встре­ти­ла Ан­дрея, ко­то­рый мне на­мно­го бли­же, чем он. Не жи­ла с ним, по­сколь­ку по­ка еще за­му­жем. Но хо­чу раз­ве­стись и вый­ти за дру­го­го. Муж, на­су­пив­шись, мол­чал. По­том вы­шел по­ку­рить. Ду­ма­ла, с ку­ла­ка­ми ки­нет­ся! Но нет, дей­стви­тель­но из­ме­нил­ся, рас­су­ди­тель­ным стал. — Опом­нись! Ну гля­ну­ла на дру­го­го с тос­ки, но те­перь-то он вер­нул­ся! Хо­ро­ший му­жик, работящий, вон как в ма­ши­нах раз­би­ра­ет­ся, луч­ше от­чи­ма. Пом­нишь, мо­то­цикл ему пе­ре­брал — как но­вень­кий стал. Спо­ткнул­ся один раз, так за то на­ка­зан. И ре­бен­ка не си­ро­ти, — Надь­ка вста­ла на Юр­ки­ну сто­ро­ну. — Ты че­го, Надь? — уди­ви­лась. — Ан­дрея я люб­лю, и он ме­ня то­же. А сколь­ко Юра мне кро­ви по­пор­тил, сколь­ко из-за него уни­же­ний вы­тер­пе­ла! Ты же зна­ешь... — Лю­ди ме­ня­ют­ся. За­то ты муж­няя жена, — всхлип­ну­ла вдруг На­дя. — Ду­ма­ешь, хо­ро­шо мне од­ной? От­чим уже сквозь зубы «ста­рая дева» це­дит. А ты — ни се­бе, ни лю­дям. — Так ты что... На Юр­ку глаз по­ло­жи­ла?! За­би­рай его се­бе, он сей­час очень в жен­ском уча­стии нуж­да­ет­ся. Его кто при­лас­ка­ет, к то­му и пой­дет, — гля­ну­ла на за­пла­кан­ную На­деж­ду, по­ду­ма­ла: «Мо­жет, прав­да, его с сест­рой све­сти?» — Юра, я по­даю на раз­вод. Офор­мим все — уеду к Ан­дрею. А ты мо­жешь ви­деть­ся с сы­ном, ко­гда за­хо­чешь. От­пу­сти ме­ня! — По край­ней ме­ре чест­но, — про­бур­чал Юр­ка. К мо­е­му удив­ле­нию, он не стал устра­и­вать раз­бор­ки. Мы с ма­лым уеха­ли, а Юрий остал­ся с Надь­кой чай до­пи­вать. Они ро­вес­ни­ки, оба в лич­ной жиз­ни несчаст­ли­вы… Вот так по­рой бы­ва­ет. Быв­ший муж стал мо­им зя­тем. От­но­ше­ни­я­нош у нас нор­маль­ные, род­ствен­ные. В го­сти друг к дру­гуд­ру ез­дим. А Мак­сим­ку вос­пи­ты­ваю вме­сте с Ан­дре­ем. На­дяНад ушла от от­чи­ма, пе­ре­бра­лась к Юр­ке. Недав­но маль­чиш­ку­чиш ро­ди­ла. Еле­на на седь­мом небе от сча­стья. Они мне не чу­жие.ч Толь­ко, ду­маю, на­до бы­ло по­рань­ше би­лет до род­но­го­ног до­ма взять и разо­брать­ся, что там про­ис­хо­дит. Ока­зы­ва­ет­ся,вае сест­ра лю­би­ла мо­е­го му­жа. Ая и не зна­ла…

Юра вер­нул­ся дру­гим че­ло­ве­ком, но мне уже бы­ло все рав­но. Дав­но ре­ши­ла уй­ти к Ан­дрею

НА­ТА­ЛЬЯ НА­ТА­ЛЬЯ, ЮРИЙ ЮРИЙ, АН­ДРЕЙ АН­ДРЕЙ, НА­ДЕЖ­ДА НА­ДЕЖ­ДА, АН­ТО­НИ­НА АН­ТО­НИ­НА, ЕЛЕ­НА ЕЛЕ­НА, рас­ска­зы­ва­ет о сво­ей жиз­ни пер­вый муж На­та­льи вто­рой муж На­та­льи сест­ра На­та­льи ма­ма На­та­льи све­кровь На­та­льи

Вско­ре по­сле сва­дьбы я за­бе­ре­ме­не­ла. Ко­гда за­муж вы­хо­ди­ла, не мог­ла да­же пред­по­ло­жить, что су­пруг так из­ме­нит­ся по от­но­ше­нию ко мне. Ле­жа­ла в боль­ни­це на со­хра­не­нии, а он ни ра­зу не про­ве­дал...

Юр­ка по­сто­ян­но злил­ся на ме­ня и был недо­во­лен ма­лы­шом

Ма­ма при­е­ха­ла по­мочь мне с Мак­сим­кой, но че­рез три дня за­со­би­ра­лась до­мой. У нее воз­ник­ли ка­кие-то раз­но­гла­сия со све­кро­вью, да и до­ма жда­ла ку­ча дел

Ма­ло то­го что я ед­ва сво­ди­ла кон­цы с кон­ца­ми, так еще и све­к­ру­ха упре­ка­ла ме­ня, об­ви­ня­ла в том, что Юру осу­ди­ли

Мы с Ан­дрю­шей по­же­ни­лись, он от­но­сит­ся к Мак­сим­ке, как к род­но­му. У нас все хо­ро­шо. Жаль толь­ко, что позд­но я во всем разо­бра­лась. А ведь ма­ма еще то­гда пре­ду­пре­жда­ла. Ну что ж, век жи­ви – век учись...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.