ДРУ­ГА В ОТПУСК воз ьми, риск­ни

Впе­ре­ди ждал от­дых в Ита­лии. Но мы с му­жем да­же пред­ста­вить не мог­ли, чем он обер­нет­ся для нас...

Moja Sudba - - Сканворд С Подарком - Анна

ßпред­вку­ша­ла удо­воль­ствие от гря­ду­ще­го от­ды­ха уже дав­но. Пол­го­да — это точ­но. Ита­лия... Как мно­го в этом зву­ке... Рим, Ве­не­ция, Ве­ро­на. Ро­мео и Джу­льет­та... Я и Ва­лик. И на­ша лю­бовь. Прав­да, от­прав­ля­лись мы не в Рим и не в Ве­ро­ну, а в ма­лень­кий ку­рорт­ный го­ро­док на по­бе­ре­жье Сре­ди­зем­но­го мо­ря. При этом еха­ли не вдво­ем, а с дру­зья­ми, су­пру­га­ми Ви­тей и Та­ней. На­шей ни­чем не омра­чен­ной друж­бе с ни­ми уже доб­рый де­ся­ток лет. Ко­ро­че, ни­что не пред­ве­ща­ло непри­ят­но­стей. Тем не ме­нее они на­ча­лись уже в аэро­пор­ту. — Да­же не знаю, как пе­ре­не­су этот пе­ре­лет, — ка­приз­ным то­ном про­из­нес Вик­тор, ко­гда про­хо­ди­ли та­мо­жен­ный кон­троль. —А в чем дело? — уди­вил­ся мой Валь­ка. — Не об­ра­щай­те на него вни­ма­ние, — про­бор­мо­та­ла Та­ня. — У него аэро­фо­бия. Впа­да­ет в па­ни­ку пе­ред каж­дым по­ле­том. Но я знаю пре­крас­ное ле­кар­ство от это­го стра­ха. Вот оно, глянь­те! По­дру­га при­от­кры­ла су­моч- ку, в ко­то­рой ле­жа­ла бу­тыл­ка ко­нья­ка. В са­мо­ле­те дру­зья си­де­ли по­за­ди нас. Я удоб­но при­стро­и­лась воз­ле ил­лю­ми­на­то­ра, по­ло­жи­ла го­ло­ву на Валь­ки­но пле­чо и без­мя­теж­но за­дре­ма­ла. — Тань­ка, гос­по­ди! Ну ку­да мы ле­тим?! В ка­кую Ита­лию? Не хо­чу я ни в ка­кую Ита­лию! До­мой! Немед­лен­но! Эту ис­те­рич­ную ти­ра­ду гром­ко, на весь са­мо­лет, про­из­нес за мо­ей спи­ной Вик­тор. — Ви­теч­ка, успо­кой­ся, лад­но? — про­бор­мо­та­ла Та­ня. Я изум­лен­но взгля­ну­ла на му­жа, не зная, как ре­а­ги­ро- вать на си­ту­а­цию, а Ва­лик спокойно объ­яс­нил: — Он на­пил­ся. Не об­ра­щай вни­ма­ния. Зна­ешь, мы с то­бой, на­вер­ное, все же по­го­ря­чи­лись, ко­гда со­гла­си­лись по­ехать с ни­ми. — Да лад­но те­бе, — я сон­но по­тя­ну­лась. — Все бу­дет нор­маль­но. Вить­ка про­спит­ся и при­дет в се­бя... Од­на­ко все скла­ды­ва­лось да­ле­ко не нор­маль­но. Друг про­дол­жал бу­я­нить всю до­ро­гу, хо­тя ми­лая стю­ар­дес­са и пы­та­лась при­ве­сти его в чув­ство. Он при­ста­вал к пас­са­жи­рам, к жене, к нам, тре­буя ко­нья­ку, крас­ной ик­ры и мар­ци­па­нов. Прав­да, ко­гда мы на­ко­нец до­ле­те­ли, скан­да­лист чуть окле­мал­ся. Но на­ши мы­тар­ства с Вик­то­ром толь­ко на­чи­на­лись. Ед­ва по­се­ли­лись в го­сти­ни­цу, как к нам в но­мер при­бе­жа­ла рас­тре­пан­ная и за­пла­кан­ная Та­тья­на. — Та­ню­ша, что с то­бой? — бро­си­лась я к по­дру­ге. — Сил мо­их боль­ше нет! — ры­да­ла она. — Ему не нра­вит­ся вид из ок­на. Дей­стви­тель­но, вид ни­ка­кой — пря­мо на бе­тон­ную сте­ну. Ну а я что мо­гу по­де­лать? Неволь­но я взгля­ну­ла в ок­но на­ше­го но­ме­ра. Там от­кры­ва­лась ве­ли­ко­леп­ная па­но­ра­ма на го­ры и ла­зур­ное мо­ре. День был чу­дес­ный —

яс­ный, сол­неч­ный, теп­лый. — Лад­но! — ре­ши­тель­но про­из­нес мой муж. — Мы по­ме­ня­ем­ся с ва­ми ком­на­та­ми. Мне по­ка­за­лось по­ка­за­лось, что я ослы ослы­ша­лась, но пе­ре­чить не ста­ла. — Анюта, знаю, что те­бе это непри­ят­но, — за­явил Ва­лик, ко­гда за удо­вле­тво­рен­ной Та­ней за­кры­лась дверь. — Но я не хо­чу омра­чать се­бе отпуск чьи­ми-то про­бле­ма­ми. Мне лег­че их сра­зу ре­шить, пусть да­же и в ущерб се­бе. ...Пе­ред обе­дом со­бра­лись ид­ти на пляж. Вчет­ве­ром, есте­ствен­но. Рас­по­ло­жи­лись на бе­ре­гу, и Вик­тор по­шел к во­де. Но бук­валь­но че­рез ми­ну­ту мы услы­ша­ли его ду­ше­раз­ди­ра­ю­щие вопли: — Та­ня, Тань! Тут же невоз­мож­но ку­пать­ся! Ты толь­ко по­смот­ри на этот кош­мар! На сей раз про­бле­ма за­клю­ча­лась в том, что весь мор­ской бе­рег был усе­ян ко­по­ша­щи­ми­ся кро­шеч­ны­ми кра­би­ка­ми, на ко­то­рых наш друг смот­рел с от­вра­ще­ни­ем и брезг­ли­во­стью. — Ви­тень­ка, ну успо­кой­ся, по­жа­луй­ста, — Та­ня об­ня­ла му­жа за пле­чи, как ма­лень­ко­го. — У кра­бов, на­вер­ное, сей­час пе­ри­од раз­мно­же­ния, по­ни­ма­ешь? Толь­ко и все­го. — То­гда за­чем ты ме­ня при­та­щи­ла в эту ды­ру и имен­но в пе­ри­од раз­мно­же­ния этих... этих га­дов? — Ну лад­но, вы вы­яс­няй­те тут от­но­ше­ния, а мы с Анют­кой идем ку­пать­ся, — ска­зал Ва­лик и кив­нул мне. Мы так и сде­ла­ли. — Как те­бе это нра­вит­ся? — раз­дра­жен­но спро­сил у ме­ня муж, ко­гда от­плы­ли по­даль­ше от бе­ре­га. — Да­же при мо­ем ан­гель­ском тер­пе­нии та­кое по­ве­де­ние невоз­мож­но вы­дер­жать. Как бед­ная Тань­ка с ним ужи­ва­ет­ся? — А что нам оста­ет­ся де­лать, солн­це? — вздох­ну­ла я. — На­до вы­дер­жать. Хо­тя бы ра­ди Та­тья­ны. Ви­дишь, ей то­же неслад­ко. Жал­ко по­друж­ку. На сле­ду­ю­щий день пла­ни­ро­ва­ли по­ехать на экс­кур­сию в Па­дую. Од­на­ко ра­но утром на пороге на­ше­го но­ме­ра по­яви­лась по­ник­шая Та­ня. По ее рас­стро­ен­но­му ви­ду бы­ло по­нят­но: что-то про­изо­шло. — Мы ни­ку­да не едем, — об­ре­чен­но ска­за­ла она. — Ви­тя вче­ра за ужи­ном отра­вил­ся. — О, гос­по­ди! — вздох­нул Ва­лик. — Твой Вить­ка, Тань, про­сто трид­цать три несча­стья. Чем же он, ин­те­рес­но, отра­вил­ся? — Го­во­рит, ры­бой. Но мы ведь с ва­ми ели од­но и то же... Я про­мол­ча­ла, ко­неч­но, хо­тя мне ка­жет­ся, что он про­сто объ­ел­ся. Ду­ма­ет, раз в го­сти­ни­це «все вклю­че­но», то мож­но так об­жи­рать­ся. Чест­но го­во­ря, в ду­ше я ли­ко­ва­ла: мы с Валь­кой по­едем на экс­кур­сию вдво­ем и бу­дем на­сла­ждать­ся об­ще­ством друг дру­га дру­га, не вни­кая в бес­ко­неч бес­ко­неч­ные про­бле­мы на­ших дру­зей. Но не тут-то бы­ло. — Тань, ну что же ты бу­дешь то­мить­ся в но­ме­ре и слу­шать ны­тье сво­е­го су­пру­га? Да­вай­ка, со­би­рай­ся. По­едешь с на­ми, — ве­ли­ко­душ­но пред­ло­жил Ва­лен­тин. — А Вить­ка пусть от­ле­жи­ва­ет­ся. — И прав­да, — ли­це­мер­но под­дер­жа­ла я сво­е­го доб­рень­ко­го му­жа, пред­вку­шая, ка­кой на­го­няй устрою ему ве­че­ром. — По­е­ха­ли, Та­ню­ша. Мо­гу се­бе пред­ста­вить, как ты уста­ла от веч­ных Вить­ки­ных ка­при­зов. — А вы его не кри­ти­куй­те, — оби­де­лась она вдруг. — Не вам су­дить! Он у ме­ня все рав­но са­мый луч­ший. И я его люб­лю. А с ва­ми не по­еду, да­же не про­си­те. Не же­лаю! Од­на­ко с на­ми все же по­еха­ла. В по­след­ний мо­мент вско­чи­ла в ав­то­бус, от­прав­ляв­ший­ся в Па­дую. Во вре­мя экс­кур­сии Тань­ка сна­ча­ла ду­лась на нас, как ка­приз­ный ре­бе­нок, у ко­то­ро­го неза­слу­жен­но ото­бра­ли лю­би­мую иг­руш­ку. Нам это бы­ло, ко­неч­но, непри­ят­но, но тер­пи­мо: про­сто ста­ра­лись не об­ра­щать на нее вни­ма­ния. Но по­том Та­тья­на от­та­я­ла. — Как все же по­лез­но ино­гда от­дох­нуть от лю­би­мо­го му­жа и его при­хо­тей! — за­яви­ла она со­вер­шен­но ис­кренне. Од­на­ко от ее хо­ро­ше­го на­стро­е­ния не оста­лось и сле­да, ко­гда мы вер­ну­лись в го­сти­ни­цу и сра­зу от­пра­ви­лись в ре­сто­ран на ужин. Там нас уже под­жи­дал на­суп­лен­ный Вик­тор. Бы­ло за­мет­но, что он весь­ма недо­во­лен «лег­ко­мыс­лен­ным» по­ве­де­ни­ем сво­ей же­ны. — Ну что? — яз­ви­тель­но бро­сил он. — Хо­ро­шо гуль­ну­ла? Ме­ня же пе­ре­пол­ня­ли впе­чат­ле­ния, и со­всем не хо­те­лось ли­це­зреть на­про­тив на­ду­тую ро­жу Вить­ки. — Да­вай ся­дем за дру­гой сто­лик, — ве­се­лым то­ном пред­ло­жи­ла му­жу. — Тань, ты ведь на нас не оби­дишь­ся? — Да неудоб­но как-то по­лу­ча­ет­ся, — про­бор­мо­тал мой бла­го­род­ный Ва­лик, сле­дуя тем не ме­нее за мной. — Они нам дру­зья как-ни­как. — Твой гу­ма­низм ни­кто не оце­нит, — ска­за­ла я. — Как го­во­рит­ся, век жи­ви, век учись. А наш ку­рорт­ный от­дых по­ка­зал, что дру­зья по­зна­ют­ся не толь­ко в бе­де. Мы с то­бой круг­лые ду­ра­ки, Валь­ка. И как с этой па­роч­кой столь­ко лет дру­жи­ли? — Так да­вай про­ве­дем по­след­ние день­ки вдво­ем! — от­ве­тил муж, и мы ушли из ре­сто­ра­на по-ан­глий­ски.

Ока­зы­ва­ет­ся, дру­зья по­зна­ют­ся не толь­ко в бе­де... Так дол­го дру­жи­ли с Та­ней и Ви­тей, а вы­хо­дит, со­всем не зна­ли их...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.