МОИ СЛАДКИЕ СНЫ

Тор­ти­ки, гам­бур­ге­ры и мо­ро­же­ное яв­ля­лись мне в сно­ви­де­ни­ях. Я вста­ва­ла и об­ре­чен­но бре­ла к хо­ло­диль­ни­ку

Moja Sudba - - Сканворд С Подарком -

со­бым изя­ще­ством я ни­ко­гда не от­ли­ча­лась. Кость ши­ро­кая, тут уж как ни ху­дей... Но ко­му в юно­сти не хо­чет­ся нра­вить­ся? И я меч­та­ла, что­бы на ме­ня об­ра­тил вни­ма­ние лю­би­мый па­рень. Го­то­ва бы­ла на все: на тре­ни­ров­ки, до­во­дя­щие до из­не­мо­же­ния, на по­чти пол­ный от­каз от пи­щи, на вся­кие непро­ве­рен­ные ди­е­ты... Ма­ма, ко­неч­но, вол­но­ва­лась и вос­ста­ва­ла про­тив все­го это­го. Сей­час-то я ее пре­крас­но по­ни­маю, а то­гда за­ме­ча­ния ро­ди­тель­ни­цы раз­дра­жа­ли: и так все вре­мя на­си­лу­ешь свой ор­га­низм, а тут еще кто-то под ру­кур го­во­рит что-ни­будь та­кое...к Нет что­бы под­дер­жать! — На­прас­ноНа­пра ты над со­бой из- де­ва­ешь­ся, — то и дело слы­ша­ла я. — Не бу­дешь нор­маль­но пи­тать­ся, ка­кую-ни­будь бо­ляч­ку на­жи­вешь. И не из­во­ди се­бя так этой за­ряд­кой! Ху­дая ко­ро­ва — все рав­но не лань. Все хо­ро­шо в ме­ру, за­пом­ни! — Зна­чит, по-тво­е­му, я ху­дая ко­ро­ва? — с вы­зо­вом спра­ши­ва­ла ма­му, на что она, по­жи­мая пле­ча­ми, кон­ста­ти­ро­ва­ла: — Ну... та­кая у нас по­ро­да... Как толь­ко я оста­ва­лась до­ма од­на, бе­жа­ла к зер­ка­лу и раз­гля­ды­ва­ла се­бя со всех сто­рон. И все мне не нра­ви­лось: по­па слиш­ком боль­шая, но­ги тол­стые, а верх ка­кой-то непро­пор­ци­о­наль­но ху­дой. «И прав­да, ху­дой ко­ро­ве ла­нью ни­ко­гда не стать», — ду­ма­ла с от­ча­я­ни­ем и на ка­кое-то вре­мя за­бра­сы­ва­ла ди­е­ту и за­ряд­ку. По­прав­ля­лась мгно­вен­но, рас­стра­и­ва­лась­ра от это­го жут­ко, за­то ма­мам бы­ла до­воль­на: «Ну вот, на­ко­нец-нто на че­ло­ве­ка ста­ла по­хо­жа! И не за­бы­вай, дочь,дочь муж­чи­ны — не со­ба­ки, на ко­стик не бро­са­ют­ся».

И она ока­за­лась пра­ва. За­муж я вы­шла за пар­ня, ко­то­ро­му нра­ви­лись имен­но пол­ные де­вуш­ки. Иго­ре­ша не раз по­вто­рял: «Ах ты моя бу­лоч­ка! Та­кая ап­пе­тит­ная, так бы и съел!» По­сле ро­дов я ста­ла еще пол­нее, но со­всем не пе­ре­жи­ва­ла по это­му по­во­ду. А за­чем? Ме­ня и та­кой лю­бят! Да­же на­обо­рот: с удо­воль­стви­ем гля­де­ла на се­бя в зер­ка­ло, и мои пыш­ные фор­мы до­став­ля­ли мне удо­воль­ствие. Нет, от­нюдь не бы­ла тол­стой, как сви­нья, про­сто в те­ле. Рост и строй­ные но­ги, кра­си­вая шея и грудь спа­са­ли по­ло­же­ние. Жи­ли мы с Иго­ре­шей ду­ша в ду­шу, Ка­тень­ку рас­ти­ли, добра на­жи­ва­ли, как в сказ­ках го­во­рит­ся. Доч­ка рос­ла кра­са­ви­цей, все у нас бы­ло: и квар­ти­ра, и ма­ши­на, и да­ча. На ра­бо­те я не пе­ре­утом­ля­лась — муж хо­ро­шо за­ра­ба­ты­вал. Так про­шло по­чти два­дцать пять лет. Мне и в го­ло­ву не мог­ло прий­ти, что в один ужас­ный день на­ше счастье лоп­нет, как воз­душ­ный ша­рик. Иго­ре­ша дав­но жа­ло­вал­ся на серд­це, я на­ста­и­ва­ла на по­хо­де к вра­чу, но он так и не на­шел вре­ме­ни. Все де­ла, де­ла, де­ла... Позд­но по­ня­ла, ка­кой бы­ла без­за­бот­ной! Сле­до­ва­ло взять его за ру­ку и по­ве­сти к спе­ци­а­ли­сту, но увы, все мы креп­ки зад­ним умом. Те­перь уж не вер­нешь ни­че­го. А опыт и муд­рость, что ж... Очень до­ро­го они по­рой нам сто­ят. Иго­ря не ста­ло. Ин­фаркт — и все. Был ря­дом на­деж­ный друг, са­мый близ­кий на све­те че­ло­век, тот, кто все­гда пой­мет, под­дер­жит, объ­яс­нит... И нет его — жи­ви как хо­чешь. А не хо­чешь ни­как. Во­об­ще ни­как! Да­же жа­ле­ешь, что не умер вме­сте с ним — как буд­то ку­сок от те­бя ото­рва­ли, са­мый глав­ный, ра­ди ко­то­ро­го и сто­и­ло жить. Это я сей­час уже так спокойно обо всем го­во­рю, ведь пять лет про­шло. А то­гда... Ни­че­го не ви­де­ла, ни­че­го не слы­ша­ла, не по­ни­ма­ла. Вро­де и есть я, а вро­де и нет ме­ня... Все за­бо­ты по ор­га­ни­за­ции похорон взя­ла на се­бя на­ша по­взрос­лев­шая Ка­тю­ша и брат му­жа. Ая — по­ве­ри­те ли? — да­же вспом­нить ни­че­го тол­ком не мо­гу. Ни как хо­ро­ни­ли, ни как по­ми­на­ли, — все сли­лось в мут­ный се­рый сгу­сток, ко­то­рый дви­жет­ся пе­ред гла­за­ми из сто­ро­ны в сто­ро­ну и за­тя­ги­ва­ет ду­шу... Вер­нув­шись с клад­би­ща, лег­ла в по­стель и неде­лю не вста­ва­ла. Ка­тя рас­ска­зы­ва­ла, что я да­же не по­ни­ма­ла, о чем со мной го­во­рят, от­ве­ча­ла нев­по­пад или про­сто мол­ча­ла, гля­дя в од­ну точ­ку. Она пы­та­лась ме­ня при­ве­сти в чув­ства, но ни­че­го не по­лу­ча­лось. Доч­ка на­ня­ла пси­хо­ло­га, он дол­го ра­бо­тал со мной... Про­свет­ле­ние при­шло неожи­дан­но, ко­гда Ка­тю­ша при­ве­ла ко мне Игорь­ка млад­ше­го — на­ше­го с Иго­ре­шей вну­ка. — Ба­бу­леч­ка, как же я за то­бой со­ску­чил­ся! — с ра­дост­ным кри­ком вну­чек бро­сил­ся мне на шею, креп­ко об­нял, при­жал­ся всем сво­им пя­ти­лет­ним тель­цем. И это прикосновение ма­лень­ко­го че­ло­веч­ка ока­за­лось тем спа­си­тель­ным кру­гом, ко­то­рый по­мог вы­брать­ся из тем­но­ты, стал на­ча­лом воз­рож­де­ния. Хо­тя до пол­но­го вос­ста­нов­ле­ния, ко­неч­но, бы­ло еще да­ле­ко. — Иго­ре­чек, род­ной мой! — при­льну­ла я к ма­лы­шу. — Как же ты на де­душ­ку по­хож. — Не плач, ба­бу­ля, — неж­ные ма­лень­кие паль­чи­ки вы­ти­ра­ли сле­зы на мо­их ще­ках. — Я те­бя очень силь­но люб­лю! И де­душ­ку то­же. Все­гда бу­ду лю­бить! Ма­ма ска­за­ла, что ему хо­ро­шо там, ку­да он уехал. И он бу­дет по­сы­лать нам ве­сточ­ки — че­рез пти­чек, че­рез звез­ды... На­при­мер, миг­нет те­бе ве­че­ром звез­да в окош­ко — зна­чит, де­душ­ка под­морг­нул. Я улыб­ну­лась, кив­ну­ла: — Да, имен­но так... — и с бла­го­дар­но­стью по­смот­ре­ла на Ка­тю. Хо­ро­шую доч­ку мы с Иго­рем вы­рас­ти­ли. — Ты мо­ло­дец, сы­нок, — ска­за­ла дочь и по­гла­ди­ла свет­ло-ру­сые во­ло­сы Иго­ре­ши. — Толь­ко вот ни­как за­пом­нить не мо­жешь: со­ску­чил­ся не за то­бой, а по те­бе, я ведь не раз го­во­ри­ла. По­вто­ри. — По те­бе, по те­бе, по те­бе, — ве­се­ло по­вто­ряя, стал пры­гать на од­ной нож­ке внук. — За­пом­нишь те­перь? — улыб­ну­лась Ка­тя. — Ко­неч­но! — уве­рен­но за­явил Иго­рек. — Ну то­гда оста­вай­ся с ба­буш­кой. Обед в хо­ло­диль­ни­ке, а на ужин я что-ни­будь при­го­тов­лю, ко­гда вер­нусь. Сей­час ухо­жу по де­лам. Ве­ди­те се­бя при­лич­но! — и до­ба­ви­ла: — Мам, сво­ди с Иго­ря в парк на дет­скую пло­щад­ку, лад­но? Я ис­пу­ган­но по­смот­ре­ла на доч­ку: ведь уже и за­бы­ла, как это де­ла­ет­ся. Но взя­ла се­бя в ру­ки и от­ве­ти­ла бод­ро: — Ка­тю­ша, мы спра­вим­ся, не пе­ре­жи­вай. Опять на­ча­лась жизнь. И шла она вро­де нор­маль­но, толь­ко вот вес я на­би­ра­ла с ка­та­стро­фи­че­ской ско­ро­стью. Все во­круг на­по­ми­на­ло о му­же, и в ми­ну­ты воз­ра­ща­ю­щей­ся

Лю­ди мно­гое те­ря­ют от то­го, что бо­ят­ся по­ве­рить в лю­бовь с пер­во­го взгля­да. А она есть! Осталь­ное за­ви­сит от нас

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.