Ко­ша­чье цар­ство

Моя за­ве­ла невест­ка до­ма де­ся­ток ко­тов. Про­сто жи­тья от них не бы­ло!

Moja Sudba - - Новости - Фа­ми­лии и имена дей­ству­ю­щих лиц из­ме­не­ны

«По­ли­на на­пра­ви­лась в ком­на­ту, не ска­зав мне ни сло­ва, улег­лась на ди­ван. Все ее мур­лы­ка­ю­щее со­об­ще­ство устро­и­лось ря­дом. Несмот­ря на то что ко­ты бы­ли чи­стые и ухо­жен­ные, кар­ти­на по­лу­чи­лась удру­ча­ю­щая. «По­ля, ты нездо­ро­ва? Мо­жет, вра­ча вы­звать?» – спро­си­ла я»...

Nо­ли­на улыб­ну­лась, по­ста­ви­ла пе­ре­до мной та­рел­ку с пи­ро­гом и чаш­ку с чаем. — Уго­щай­тесь, ма­ма. Ваш лю­би­мый, с аб­ри­ко­со­вым ва­ре­ньем. — Спа­си­бо, По­леч­ка... Ста­ра­ясь, что­бы это вы­шло неза­мет­но, я осмот­ре­ла пи­рог и за­гля­ну­ла в чай — нет ли там ко­ша­чьей шер­сти. — Их опять ста­ло боль­ше, или это мне толь­ко ка­жет­ся? — спро­си­ла сы­на, при­стра­и­ва­ясь на ди­ване, на ко­то­ром раз­лег­лось то тут то там чет­ве­ро раз­но­маст­ных ко­тов. — Те­бе не ка­жет­ся, — бурк­нул Ген­на­дий, сбра­сы­вая со своего крес­ла двух по­ло­са­тых чу­до­вищ, очень ком­форт­но там устро­ив­ших­ся. — Ге­на, ну как вы мо­же­те так жить? И по­че­му ты на все это со­гла­ша­ешь­ся? Ну один, ну два... Но во­семь?! — Де­вять. Или де­сять... Дав­но по­те­рял им счет. А что я мо­гу сде­лать? — по­жал он пле­ча­ми. — Как это что ты мо­жешь… — я хо­те­ла про­дол­жить раз­го­вор на дан­ную те­му, но в ком­на­ту во­шла невест­ка. У По­ли­ны бы­ли, мяг­ко го­во­ря, стран­но­сти. Вер­нее, од­на, но пла­мен­ная страсть. Ко­ты. Они хо­зяй­ни­ча­ли вез­де. В каж­дом уг­лу, на ди­ване, на крес­лах… Ко­гда моя невест­ка го­то­ви­ла, це­лая ком­па­ния ко­шек си­де­ла на ку­хон­ном сто­ле и го­лод­ным взгля­дом со­про­вож­да­ла каж­дое ее дви­же­ние. А она с лю­бо­вью мур­лы­ка­ла — так же, как они, и еже­ми­нут­но впи­хи­ва­ла в их жад­ные ма­лень­кие па­сти луч­шие ку­соч­ки. Це­ло­ва­ла в но­си­ки, раз­го­ва­ри­ва­ла с ни­ми. На мой взгляд, это бы­ло ненор­маль­но. Ведь ко­ты со­став­ля­ли невест­ке ком­па­нию во всем: ели за од­ним сто­лом, спа­ли ря­дом, смот­ре­ли вме­сте с По­лей те­ле­ви­зор. Я уже дав­но удив­ля­лась сво­е­му сы­ну, ко­то­рый снис­хо­ди­тель­но тер­пел вез­де­су­щих непо­сед­ли­вых квар­ти­ран­тов. Мох­на­тые ок­ку­пан­ты бо­ро­лись с Ген­кой за ме­сто в его соб­ствен­ном крес­ле, за соб­ствен­ным сто­лом и на соб­ствен­ной по­душ­ке. Го­во­рят, ко­ты — ис­клю­чи­тель­но чи­стые жи­вот­ные. Сом­не­ва­юсь... А ко­гда их бе­га­ет де­вять штук в двух­ком­нат­ной квар­ти­ре... Из­ви­ни­те, уже де­сять… — А это наш но­вень­кий. Прав­да, сим­па­тя­га? — По­ли­на с неж­но­стью по­са­ди­ла на ко­ле­ни се­ро­го то­ще­го ко­та, тот гля­нул на ме­ня злоб­ным тор­же­ству­ю­щим взгля­дом. — Я на­шла это­го бед­няж­ку в му­сор­ном ба­ке. Он вы­гля­дел та­ким несчаст­ным… — По­ля при­жа­лась к се­рой мор­де ще­кой. Моя невест­ка — на­сто­я­щая ко­ша­чья ма­ма. Пред­ставь­те, хра­нит фо­то­гра­фии сво­их «ма­лы­шей»! Да­же тех, о ко­то­рых оста­лись лишь вос­по­ми­на­ния. Несмот­ря на то что про­шли го­ды, По­ли­на пом­ни­ла имена всех пи­том­цев и ужас­но пе­ре­жи­ва­ла, рас­ска­зы­вая ис­то­рию каж­до­го из них. О сво­их лю­бим­цах невест­ка мог­ла го­во­рить бес­ко­неч­но. Как и где их на­шла, что они едят, чем бо­ле­ют, что о них ска­зал ве­те­ри­нар... А я да­же бо­я­лась

спра­ши­вать, сколь­ко все это сто­ит. Из-за ее сле­пой люб­ви к жи­вот­ным муж и сын ото­шли на вто­рой план. Усло­вия, в ко­то­рых они жи­ли, уже дав­но ста­ли невы­но­си­мы­ми. Ха­рак­тер­ный ко­ша­чий за­пах про­пи­тал квар­ти­ру на­сквозь. А ког­ти и зу­бы по­ме­ти­ли ме­бель, сту­лья, крес­ла, обои… Но По­ли­ну, как ни стран­но, это нис­коль­ко не вол­но­ва­ло. Ху­же все­го была шерсть: она ца­ри­ла вез­де и цеп­ля­лась ко все­му. Ко­гда я вы­хо­ди­ла от них, то с го­ло­вы до ног была по­кры­та ко­ша­чьи­ми вы­чес­ка­ми. Боль­шин­ство на­ших род­ствен­ни­ков на­зы­ва­ли По­лю чу­дач­кой и об­хо­ди­ли ее дом сто­ро­ной. Но ведь я не мог­ла так по­сту­пить, по­сколь­ку это был та­к­же дом мо­их сы­на и вну­ка. — О! При­вет, ба­буш­ка, — в квар­ти­ру вле­тел Ни­ки­та. Вну­чок бро­сил в угол фут­боль­ный мяч и сел ря­дом со мной на ди­ване, ма­ши­наль­но ски­нув ме­шав­ше­го ему ко­та. — Как де­ла в шко­ле? — спро­си­ла я. — Да нор­маль­но! Бью в де­сят­ку. — Это как? — Ну, вче­ра кон­троль­ную на «де­сять» на­пи­сал. Ба, я по­стро­ил но­вый кос­ми­че­ский ко­рабль, хо­чешь по­смот­реть? Ни­ки­та с упо­е­ни­ем рас­ска­зы­вал, что и как де­лал, ая с ужа­сом осмат­ри­ва­ла его ком­на­ту. Она вы­гля­де­ла ужас­но. Впро­чем, как и вся осталь­ная квар­ти­ра. Каж­дый уго­лок тре­бо­вал ре­мон­та. Про­сто бом­жат­ник ка­кой-то. И что ро­ди­те­ли се­бе ду­ма­ют? А ведь как ра­до­ва­лись, ко­гда ку­пи­ли это жи­лье! — А по­че­му за кон­троль­ную не «две­на­дцать»? — спро­си­ла я. Кто при­ду­мал эту ду­рац­кую две­на­дца­ти­балль­ную си­сте­му оце­нок в шко­ле? Рань­ше все так яс­но и по­нят­но бы­ло: трой­ка, чет­вер­ка, пя­тер­ка, еди­ни­ца... —А! — огор­чен­но мах­нул ру­кой внук. — Там на­до бы­ло в ине­те од­ну фиг­ню ска­чать, а у ме­ня же ком­па нет! Хо­тел к Ле­хе пой­ти, так ма­ма не пу­сти­ла. При­ш­лось ка­тать у па­ца­нов уже пе­ред контрой. Да не парь­ся, ба, я ис­прав­лю. — Ни­ки­ша, ну что за сло­ва ты упо­треб­ля­ешь! Кон­тра... ка­тать... По­слу­шай, ско­ро твой день рож­де­ния. Что те­бе по­да­рить? Внук сму­тил­ся, по­че­сал в за­тыл­ке. — Не знаю... Я у па­пы комп про­сил, а он го­во­рит — по­ка кре­дит не вы­пла­тим, та­кие дорогие ве­щи по­ку­пать не смо­жем. Он так все­гда го­во­рит... Я вздох­ну­ла. Ко­гда сын же­нил­ся, мы раз­ме­ня­ли на­шу квар­ти­ру: од­но­ком­нат­ную мне и од­но­ком­нат­ную мо­ло­дым. Не за­хо­те­ли они со мной жить. Да и пра­виль­но. Осо­бен­но с уче­том то­го, что че­рез ка­кое-то вре­мя их жи­ли­ще пре­вра­ти­лось в ко­ша­чье цар­ство. Ге­на ра­бо­тал день и ночь, что­бы со­брать де­нег на квар­ти­ру по­боль­ше, но все же при­ш­лось брать кре­дит. И ни­че­го бы, да вдруг у него на фир­ме на­ча­лись про­бле­мы, вы­нуж­ден был ис­кать дру­гую ра­бо­ту. К сча­стью, Ген­ке уда­лось устро­ить­ся на но­вое ме­сто до­воль­но быст­ро. А что де­лать? На­до кру­тить­ся, что­бы вы­тя­нуть кре­дит, не остать­ся без кры­ши над го­ло­вой. Ну лад­но, ви­ди­мо, на­до те­перь мне по­тря­сти ку­быш­ку. — По­ля, вам дав­но по­ра сде­лать ре­монт, — на­ча­ла я, ко­гда вы­шла от Ни­ки­ты. — Хо­тя бы маль­чи­ку ком­на­ту от­ре­мон­ти­ро­ва­ли! Как въе­ха­ли, так чу­жие обои и ви­сят. Они в са­мом де­ле уже ви­сят, в пря­мом смыс­ле. Са­ма по­смот­ри! — Ой, ма­ма, опять вы на­чи­на­е­те! — про­сто­на­ла По­ли­на. — Я не на­чи­наю, а про­дол­жаю. За­чем де­лать вид, что все хо­ро­шо? Это ста­рье мо­жет укра­шать толь­ко му­сор­ную свал­ку… Сде­лав стра­даль­че­ское ли­цо, невест­ка за­ны­ла: — Ре­монт сто­ит де­нег, а у нас и так мно­го рас­хо­дов… «Ну да, — по­ду­ма­ла я, оки­нув взгля­дом ко­ша­чий «кол­лек­тив». — Как тут обой­дешь­ся без рас­хо­дов!» — У ме­ня кое-что от­ло­же­но, и я хо­чу, что­бы мой внук жил в при­лич­ных усло­ви­ях. И ди­ван ему дав­но по­ра но­вый, этот

Хо­тя бы ком­на­ту вну­ка от­ре­мон­ти­ро­ва­ли! Ну раз­ве мож­но маль­чи­ку жить в та­кой гря­зи?!

про­дав­лен. У маль­чи­ка ско­ли­оз разо­вьет­ся! Сколь­ко нуж­но на кос­ме­ти­че­ский ре­монт и но­вый ди­ван? Мы на­ча­ли счи­тать. По­ли­на да­же при­нес­ла из кух­ни ка­ку­ю­то ре­клам­ную ли­стов­ку из ме­бель­но­го ма­га­зи­на. Эту бу­маж­ку кто-то бро­сил в поч­то­вый ящик. Вы­шло, что от­ре­мон­ти­ро­вать од­ну ком­на­ты обой­дет­ся в сум­му не ме­нее трех ты­сяч. Та­кую я мог­ла дать. А ди­ван они са­ми ку­пят. На день рож­де­ния при­нес­ла кон­верт с на­лич­ны­ми на ре­монт Ни­ки­ти­ной ком­на­ты. Мой сын толь­ко по­ка­чал го­ло­вой, од­на­ко По­ли­на при­ня­ла деньги с бла­го­дар­ной улыб­кой. По­хо­же, это бы­ло мо­ей боль­шой ошиб­кой... Про­шел ме­сяц, а в ком­на­те вну­ка ни­че­го не из­ме­ни­лось. Прав­да, По­ля уве­ря­ла, что ре­монт нач­нет­ся со дня на день. Уже, мол, и ма­сте­ра есть. «Гос­по­ди, ка­кие ма­сте­ра? — ду­ма­ла я, с со­мне­ни­ем вни­мая уве­ре­ни­ям невест­ки. — Са­ми мог­ли бы дав­но по­бе­лить по­то­лок и по­кра­сить сте­ны! Или обои по­кле­ить!» При­е­ха­ла к ним в го­сти че­рез три неде­ли. С ин­те­ре­сом за­гля­ну­ла к Ни­ки­те. Сте­ны бы­ли по­кры­ты све­жей крас­кой и свер­ка­ли чи­сто­той. Ли­но­ле­ум мне не по­нра­вил­ся, но глав­ное, что он но­вый. «Лад­но. Мо­жет, на нем гря­зи не бу­дет вид­но», — по­ду­ма­ла я. Толь­ко увы, на том ре­монт и за­кон­чил­ся. Шло вре­мя, но даль­ше воз не дви­гал­ся. — По­ля, ко­гда ди­ван ку­пи­те? — ста­ла до­пы­ты­вать­ся я. — Ищем, но не так лег­ко по­до­брать что-то под­хо­дя­щее, — от­ве­ти­ла По­ли­на. — То есть что-то де­ше­вое, — зло про­ком­мен­ти­ро­вал Ген­на­дий, ко­гда она вы­шла из ком­на­ты. — А ка­че­ство не име­ет зна­че­ния. На ка­че­ствен­ную вещь нам, как обыч­но, не хва­та­ет. Все как все­гда, ма­ма! Тем вре­ме­нем невест­ка на­хо­ди­ла сред­ства на рас­хо­ды, свя­зан­ные со сво­и­ми лю­бим­ца­ми. На­при­мер, на ле­че­ние но­во­го «при­об­ре­те­ния» с по­мой­ки — чер­но­го об­лез­ло­го ху­дю­ще­го ко­ша­ка Рам­зе­са. — Бед­ный Ра­му­ся! Ни один мой кот не был так се­рьез­но бо­лен. Врач ска­зал, что у него бе­ло­кро­вие, — По­ли­на пла­ка­ла, не на шут­ку рас­стро­ен­ная бо­лез­нью бед­ня­ги. — Ес­ли мы со­гла­сим­ся, ле­че­ние бу­дет сто­ить неде­ше­во. Но да­же это не га­ран­ти­ру­ет вы­здо­ров­ле­ния, — она при­жи­ма­ла к се­бе это по­мой­ное чу­ди­ще, как са­мое боль­шое со­кро­ви­ще. Зна­чит, опять рас­хо­ды... Муж тя­нет жи­лы на кре­дит, а жена все спус­ка­ет на ко­тов. Ну а ре­бе­нок — так, меж­ду про­чим. — Раз­ве не де­шев­ле усы­пить эту при­блу­ду? — спро­си­ла я сы­на, го­то­вая уже и са­ма под­сы­пать ко­ту че­го-ни­будь в еду. — Пой­ми, я люб­лю жи­вот­ных, но не в та­ком ко­ли­че­стве! — Мо­жет, и де­шев­ле, но по­пы­тай­ся убе­дить в этом По­лю, — по­ка­чал Ге­на го­ло­вой. — Мне моя жизнь до­ро­же… «Трус!» — по­ду­ма­ла я со зло­стью. По­ля упор­но бо­ро­лась за здо­ро­вье Рам­зе­са. Она по­тра­ти­ла немыс­ли­мые деньги на ле­кар­ства, вра­чей, так­си... Несмот­ря на все ее ста­ра­ния, ко­та спа­сти не уда­лось. Невест­ка устро­и­ла ко­ша­ку ко­ро­лев­ские похороны и про­пла­ка­ла несколь­ко дней. А я по­до­жда­ла еще неде­лю и вер­ну­лась к те­ме ди­ва­на. — По­слу­шай, По­ли­на, вы же обе­ща­ли ку­пить Ни­ки­те но­вый ди­ван… И ком­пью­тер маль­чи­ку ну­жен — для уче­бы, не для ба­лов­ства. Мож­но при­об­ре­сти от­но­си­тель­но недо­ро­гой, бэуш­ный. Я узна­ва­ла. — Ой, ма­ма, сей­час мне не до это­го! Го­ло­ва за­би­та дру­ги­ми про­бле­ма­ми… А кро­ме то­го… Раз­ве вы не зна­е­те, сколь­ко у

По­ли­на, обо­жа­ет ко­шек Они та­кие ми­лые, доб­рые, бла­го­дар­ные... По­ни­ма­ют ме­ня с по­лу­сло­ва. Ес­ли я ко­му-то и нуж­на в этой жиз­ни, то толь­ко им!

ме­ня в по­след­нее вре­мя бы­ло рас­хо­дов? О ка­ком ди­ване или ком­пью­те­ре вы го­во­ри­те? — Не знаю я про твои рас­хо­ды и знать не хо­чу! О сыне на­до ду­мать, а не о сво­ей ко­ша­чьей бан­де! Ду­ма­ешь, я мо­гу спо­кой­но смот­реть на то, что тут про­ис­хо­дит?! Ду­ма­ешь, не знаю, на что тра­тишь деньги?! У этих по­га­ных ко­тов здесь рай… И для че­го те­бе их столь­ко?! По­ни­маю еще, один, два, но де­сять?!! Раз­ве не ви­дишь, как вы­гля­дит твой дом? А со­се­ди не жа­лу­ют­ся на вонь? Это ненор­маль­но! Про­сто ка­кое-то безу­мие. Ты со­вер­шен­но не за­бо­тишь­ся о сыне! Не ду­ма­ешь о му­же! Вол­ну­ешь­ся толь­ко о сво­их чер­то­вых ко­тах! Ну не мо­гу я по­нять, как так мож­но! Не мо­гу! — А они? Ваш дра­го­цен­ный Ге­на? И во­об­ще... Это мое де­ло! Мой дом! Сколь­ко хо­чу ко­тов — столь­ко и за­ве­ду! По край­ней ме­ре ко­ты ме­ня лю­бят! Но ес­ли вам здесь не нра­вит­ся, то… — Что? Вон от­сю­да?! Уби­рай­ся?! — я за­кон­чи­ла фра­зу вме­сто невест­ки. — Про­ще все­го вы­швыр­нуть ме­ня за дверь. Не бес­по­кой­ся, знаю до­ро­гу. Уй­ду са­ма. Я дер­жа­лась, по­ка не вы­шла на лест­нич­ную пло­щад­ку. А по­том горь­ко рас­пла­ка­лась. Не оста­лось сил… Ведь я от­да­ла По­лине по­чти все свои сбе­ре­же­ния. А на что она их по­тра­ти­ла? Спу­сти­ла деньги на свою куд­ла­тую шай­ку? Вко­нец рас­стро­ен­ная, по­зво­ни­ла сы­ну. Но Ген­на­дий не ска­зал ни­че­го но­во­го. — А раз­ве я не го­во­рил те­бе, ма­ма, что­бы ты не да­ва­ла ей де­нег? С По­ли­ной так все­гда… Спу­стит на ко­тов все до ко­пей­ки… Ду­ма­ешь, мои за­ра­бот­ки на кре­дит ухо­дят? Нет. Все, что я даю на ве­де­ние хо­зяй­ства, жена скарм­ли­ва­ет этой бан­де. Ни­ки­те одеж­ду толь­ко в се­кон­де по­ку­па­ет... Я устал. — Ге­на, сегодня мы по­ссо­ри­лись. Хо­чу, что­бы ты знал: я боль­ше к вам не при­ду. По мень­шей ме­ре до то­го вре­ме­ни, по­ка ко­ты не ис­чез­нут из квар­ти­ры. — А раз­ве они ко­гда-ни­будь ис­чез­нут?! — в от­ча­я­нии вос­клик­нул сын. — Ско­рее уж... — он не до­го­во­рил. И что мне оста­ва­лось? Да, мне бы­ло стыд­но, но я это сде­ла­ла. Натра­ви­ла на невест­ку санэпи­дем­стан­цию. Про­сто по­шла и по­да­ла за­яв­ле­ние. — Вы не един­ствен­ная, — услы­ша­ла в при­ем­ной. — Этот ад­рес у нас дав­но на кон­тро­ле. Дру­гие то­же жа­ло­ва­лись на вонь и блох. Мы несколь­ко раз по­сы­ла­ли пре­ду­пре­жде­ние, но, ви­ди­мо, хо­зя­е­ва квар­ти­ры не при­ня­ли к све­де­нию. Ни­че­го, на­пом­ним еще раз… — И так бу­де­те до бес­ко­неч­но­сти вы­сы­лать пись­ма? — Не про­сто пись­ма, а пре­ду­пре­жде­ния. Од­на­ж­ды мы от­пра­ви­ли ко­мис­сию для про­вер­ки со­сто­я­ния квар­ти­ры, но ва­ша невест­ка не от­кры­ла дверь. Оста­ет­ся толь­ко при­влечь по­ли­цию. С та­ки­ми неснос­ны­ми жиль­ца­ми у нас име­ют­ся свои спо­со­бы борь­бы. Чест­но ска­зать, я ис­пу­га­лась. Мне не хо­те­лось на­вре­дить се­мье соб­ствен­но­го сы­на. И да­же та­кой иди­от­ке как По­ли­на. Спу­стя несколь­ко дней она са­ма мне по­зво­ни­ла. — До­ро­гая ма­моч­ка, это вас я долж­на бла­го­да­рить за ви­зит сан­стан­ции? — раз­дра­жен­но кри­ча­ла невест­ка в труб­ку. — Толь­ко не строй­те из се­бя невин­ность! Те­перь пре­крас­но знаю, на что вы спо­соб­ны! Ну спа­си­бо! Насту­пи­ли вы­ход­ные. Дожд­ли­вая суб­бо­та и кош­мар­но дол­гое вос­кре­се­нье. Я не по­зво­ни­ла сы­ну, как все­гда это де­ла­ла, хо­тя страш­но тос­ко­ва­ла и по нему, и по вну­ку. Ген­на­дий сам на­брал мой но­мер во втор­ник. Но го­во­рить о про­бле­мах по те­ле­фо­ну не хо­те­лось, по­это­му при­гла­си­ла к се­бе. Он вле­тел как ошпа­рен­ный. То­ро­пил­ся. Впро­чем, как все­гда. Веч­но у Ген­ки де­ла, ни­ко­гда не по­си­дит со мной тол­ком. — Я толь­ко на ми­нут­ку, ма­ма, — на­чал пря­мо с по­ро­га. — Вы­мой ру­ки и са­дись за стол. — Ва­ре­ни­ки? — Ге­на об­ра­до­вал­ся. — За­ме­ча­тель­но! У По­ли­ны нет вре­ме­ни та­кое го­то­вить. А у ма­га­зин­ных со­всем дру­гой вкус… Твои ва­ре­нич­ки — про­сто объ­еде­ние! Сло­пал пол­ную та­рел­ку и по­про­сил до­бав­ки. — Как на­стро­е­ние до­ма? — осто­рож­но по­ин­те­ре­со­ва­лась я. — Жена хо­дит злая как черт. — Ну да, кто бы со­мне­вал­ся… Пред­по­чи­таю не спра­ши­вать, что она обо мне го­во­рит. — Это у нее прой­дет… Че­рез ка­кое-то вре­мя. — Ге­на, пой­ми ты на­ко­нец! Мо­жет, толь­ко бла­го­да­ря этой жа­ло­бе до По­ли­ны хоть что-то дой­дет. Не все­гда же так бы­ло… То есть не все­гда в ва­шей квар­ти­ре жи­ли де­сять ко­шек… — Один­на­дцать, — уточ­нил сын. — Вче­ра она при­нес­ла оче­ред­но­го без­дом­но­го ко­та. — Гос­по­ди! — я схва­ти­лась за го­ло­ву. — Как мы мог­ли это до­пу­стить?! Ведь у вас был аб­со­лют­но нор­маль­ный дом! — Не знаю… — пе­чаль­но при­знал Ге­на. — Я все ста­рал­ся де­лать! Я же ее по-преж­не­му люб­лю. Но го­тов по­спо­рить, что, ес­ли бы вы­гнал ко­тов за дверь, По­ля ушла бы вме­сте с ни­ми. И то­гда раз­вод га­ран­ти­ро­ван. «Мо­жет, оно бы­ло бы и к луч­ше­му», — вдруг при­шло мне в го­ло­ву, но я сра­зу про­гна­ла эту мысль. В кон­це кон­цов, По­ли­на — мать мо­е­го лю­би­мо­го вну­ка. Мо­жет, немно­го безум­ная, но на­вер­ня­ка су­ще­ству­ет спо­соб вы­ве­сти ее из это­го безу­мия... ...Мы с невест­кой на­хо­ди­лись в со­сто­я­нии хо­лод­ной вой­ны. Не раз­го­ва­ри­ва­ли друг с дру­гом, ес­ли в этом не бы­ло край­ней необ­хо­ди­мо­сти. А ко­гда по­яв­ля­лась та­кая по­треб­ность, об­ща­лись ис­клю­чи­тель­но на по­вы­шен­ных то­нах. Тем вре­ме­нем при­бли­жал­ся день свя­то­го Ни­ко­лая, а за­тем Но­вый год и Рож­де­ство. Мне не да­ва­ла по­коя мысль, что ку­пить вну­ку в по­да­рок. Я хо­ди­ла по ма­га­зи­нам и не зна­ла, что вы­брать. Но вдруг вспом­ни­ла о дав­нем раз­го­во­ре с Ни­ки­той... Сна­ча­ла узна­ла, сколь­ко сто­ит ком­пью­тер. По­лу­ча­лось — все мои остав­ши­е­ся сбе­ре­же­ния уй­дут на него. Ну и пусть! А 19 де­каб­ря, в день празд­ни­ка, при­гла­си­ла мо­их маль­чи­ков к се­бе. Вер­нее, по­зва­ла всю се­мью, но По­ля не при­шла. — Зна­ешь, у ме­ня был свя­той Ни­ко­лай! И он что-то для те­бя оста­вил, — ра­дост­но со­об­щи­ла вну­ку. — По­смот­ри, вот…

Ека­те­ри­на, лю­бя­щая ба­буш­ка Я чув­ство­ва­ла, что мы с Ге­ной упу­сти­ли что-то очень важ­ное. По­это­му ре­ши­ла съез­дить к По­ле и еще раз по­го­во­рить Рас­ска­зав сы­ну об этой ссо­ре, я пре­ду­пре­ди­ла, что по­ка не ис­чез­нут ко­ты, в го­сти не при­ду

— Ой, ба­бу­леч­ка! Не­уже­ли этот боль­шой ящик — для ме­ня?! — Ну а для ко­го же? — Су­пер!!! — вос­клик­нул Ни­ки­та. — Комп! — Ма­ма, та­кие рас­хо­ды… — про­вор­чал Ген­на­дий. — Рас­хо­ды, не рас­хо­ды… — я мах­ну­ла ру­кой. — Сегодня каж­дый ре­бе­нок име­ет в до­ме ком­пью­тер! Это ста­ло нор­мой! Толь­ко вы ни­че­го не мо­же­те се­бе поз­во­лить. По­смот­ри, как жи­ве­те. Да­же в от­пуск ни­ку­да не ез­ди­те. Ско­ро Но­вый год и Рож­де­ство, и опять ни­кто не при­дет. Все род­ствен­ни­ки и зна­ко­мые об­хо­дят ваш дом даль­ней дорогой. Раз­ве мож­но вы­дер­жать этот ко­шат­ник?! — Ес­ли бы я мог, то сам бы ту­да не воз­вра­щал­ся, — про­шеп­тал Ге­на удру­чен­но. Они ушли. Ни­ки­та — со­вер­шен­но счаст­ли­вый, а Ген­на­дий — пе­чаль­ный и за­дум­чи­вый. Ком­пью­тер по­ка оста­ви­ли у ме­ня. Не про­шло и трех дней, как сын опять по­зво­нил в мою дверь. Ря­дом с ним сто­ял внук. Оба — с до­рож­ны­ми сум­ка­ми. — Что это за сюр­приз? — с удив­ле­ни­ем спро­си­ла я. — Мы мо­жем по­жить у те­бя несколь­ко дней? — Что-то слу­чи­лось? — Ой, ма­ма, слу­чи­лось… Мы по­ссо­ри­лись с По­ли­ной. Вче­ра при­шла ин­спек­ция из санэпид­стан­ции. Они по­лу­чи­ли жа­ло­бу от прав­ле­ния жи­лищ­но­го ко­опе­ра­ти­ва. Но По­ля не за­хо­те­ла их впу­стить. Был страш­ный скандал. Со­се­ди вы­ско­чи­ли на лест­нич­ную клет­ку, кри­ча­ли, что у нас грязь и вонь. Бы­ло так стыд­но! — сын тя­же­ло опу­стил­ся на стул. — Она за­пер­лась на все зам­ки и не от­кры­ла. «Мы еще вер­нем­ся, но с ми­ли­ци­ей!» — при­гро­зи­ли из-за две­ри. В кон­це кон­цов они ушли, но но­чью кто-то на­пи­сал на две­ри крас­кой: «Пар­ши­вые ко­шат­ни­ки». Ко­гда утром вы­шел на ра­бо­ту, во мне все за­ки­пе­ло. Злил­ся жут­ко. Но не на то­го, кто это на­пи­сал, нет… — Ге­на по­тер ру­кой лоб. — Я злил­ся на же­ну. Вер­нул­ся на­зад в квар­ти­ру, схва­тил ее за ру­ку и вы­та­щил на лест­нич­ную пло­щад­ку. «По­смот­ри, до че­го ты до­ве­ла! Как нам те­перь здесь жить?!» — кри­чал я. А она спо­кой­но так от­ве­ти­ла: «Не пе­ре­жи­вай, все­гда и вез­де най­дут­ся злоб­ные лю­ди». Ты пред­став­ля­ешь, ма­ма?! Я пы­тал­ся ей объ­яс­нить, что боль­ше не мо­гу так, но... Как мне смот­реть в гла­за со­се­дям? В до­ме нас нена­ви­дят, род­ствен­ни­ки из­бе­га­ют, дру­зей дав­но нет. И к сы­ну ни­кто не при­хо­дит. Ска­зал ей, что долж­на на­ко­нец вы­брать: или ко­ты, или мы. Я слу­ша­ла Ге­ну, и во мне рос­ло стран­ное чув­ство, что мы упу­сти­ли нечто важ­ное. Мы все. Вот толь­ко что и ко­гда? Ген­на­дий и Ни­ки­та оста­лись у ме­ня. При­бли­жал­ся Но­вый год, но невест­ка упор­но мол­ча­ла. До нас до­шла ин­фор­ма­ция, что ко­мис­сия из санэпид­стан­ции при­хо­ди­ла к ней еще раз. Уже с по­ли­ци­ей, как и пре­ду­пре­жда­ли. Но опять на­прас­но. Яко­бы до­шло до ужас­но­го скан­да­ла и да­же по­та­сов­ки. Со­сед­ка мне до­ло­жи­ла. За несколь­ко дней до празд­ни­ка я са­ма по­зво­ни­ла По­лине, хо­те­ла при­гла­сить к се­бе. Дол­го слу­ша­ла длин­ные гуд­ки, но ни­кто не брал труб­ку. На ду­ше ста­ло неспо­кой­но. Ре­ши­ла по­ехать про­ве­дать эту су­ма­сшед­шую. По до­ро­ге пы­та­лась вспом­нить, с че­го же все на­ча­лось. Ведь ко­гда они по­же­ни­лись, у По­ли был лишь один пер­сид­ский кот. По­том ро­дил­ся Ни­кит­ка… Ген­ки­на су­пру­га ока­за­лась неуме­лой, ка­кой-то по­те­рян­ной ма­те­рью. Мне при­хо­ди­лось во мно­гом ее под­ме­нять. Это я хо­ди­ла с ма­лы­шом на про­гул­ки и го­то­ви­ла ему суп­чи­ки, так как не хо­те­ла, что­бы Ни­ки­ту кор­ми­ли кон­сер­ва­ми. По­сто­ян­но при­сут­ство­ва­ла в их до­ме, неиз­мен­но по­мо­га­ла. Мо­жет, то­гда невест­ка по­чув­ство­ва­ла се­бя ото­дви­ну­той в сто­ро­ну? Имен­но в то вре­мя при­нес­ла до­мой пер­во­го ко­тен­ка. А по­том… Оче­ред­ной кот по­яв­лял­ся, ко­гда у нее что-то не по­лу­ча­лось. Пи­то­мец, ви­ди­мо, яв­лял­ся свое­об­раз­ной ком­пен­са­ци­ей. Кто-то за­еда­ет непри­ят­но­сти сла­до­стя­ми, кто-то пьет, кто-то ку­рит... Ну а у мо­ей невест­ки бы­ли ко­ты. Она от­но­си­лась к ним, как к си­ро­там, спа­сая от смерти на по­мой­ке. Воз­мож­но, бла­го­да­ря кош­кам По­ли­на чув­ство­ва­ла се­бя зна­чи­мее, ощу­ща­ла свою вос­тре­бо­ван­ность та­ким об­ра­зом? Ге­на це­лы­ми дня­ми на ра­бо­те, я с ма­лы­шом, а она что?.. По­том Ни­ки­та под­рос, у него по­яви­лись друзья. Внук при­бе­гал до­мой, бро­сал мяч, и сра­зу — к те­ле­ви­зо­ру. Ге­на воз­вра­щал­ся позд­но ве­че­ром, что-то ел, и ту­да же — смот­реть те­лик. А По­ля уби­ра­ла за ни­ми, сти­ра­ла, гла­ди­ла, го­то­ви­ла еду на сле­ду­ю­щий день. Ген­на­дий шел спать, ча­сто так и не ска­зав ни сло­ва жене. Про­сто по­то­му что устал, по­то­му что про­бле­мы одо­ле­ли. Ни­ки­та в от­вет на ма­те­ри­ны рас­спро­сы то­же от­ма­хи­вал­ся: «Да ну, мам, все нор­маль­но!» А ко­ты... Они все­гда бла­го­дар­ны, все­гда ря­дом, со­зда­ют ил­лю­зию теп­ла, об­ще­ния и по­ни­ма­ния. С ни­ми да­же по­го­во­рить мож­но, неваж­но, что от­ве­та не до­ждешь­ся. Ви­ди­мо, их лас­ко­вое ур­ча­ние вполне за­ме­ня­ет неко­то­рым от­вет. По­ли­на от­кры­ла мне не сра­зу — я уже со­би­ра­лась ухо­дить. Вид невест­ки ис­пу­гал: блед­ная, во­ло­сы нече­са­ные, оде­та в ка­кую-то дав­но не сти­ран­ную рас­тя­ну­тую фут­бол­ку. Я при­гля­де­лась: это же Ген­ки­на, ста­рая. Что это она? На­деть, что ли, не­че­го? Тем не ме­нее, я ре­ши­ла по­го­во­рить спо­кой­но, по­пы­тать­ся все

Они сто­я­ли на по­ро­ге с до­рож­ны­ми сум­ка­ми. У обо­их был та­кой рас­стро­ен­ный вид!

вы­яс­нить, объ­яс­нить, что она сво­и­ми же ру­ка­ми раз­ру­ша­ет соб­ствен­ную се­мью! По­ли­на на­пра­ви­лась в ком­на­ту, не ска­зав мне ни сло­ва, улег­лась на ди­ван. Все ее мур­лы­ка­ю­щее со­об­ще­ство устро­и­лось ря­дом. Несмот­ря на то что ко­ты вы­гля­де­ли чи­сты­ми и ухо­жен­ны­ми, кар­ти­на по­лу­чи­лась удру­ча­ю­щая. — По­ля, ты нездо­ро­ва? Мо­жет, вра­ча вы­звать? — спро­си­ла я. — Я здо­ро­ва. Все хо­ро­шо, — туск­лым го­ло­сом от­ве­ти­ла невест­ка, по­гла­жи­вая од­но­го из сво­их под­опеч­ных. — Но это ведь НЕ хо­ро­шо! — я спе­ци­аль­но сде­ла­ла уда­ре­ние на сло­ве «не». — Из-за ко­тов от те­бя ушли муж и сын! При­хо­ди­ла по­ли­ция! Нена­ви­дят со­се­ди! За­чем те­бе, ска­жи на ми­лость, эта сво­ра? Жен­щи­на мол­ча­ла. Взя­ла од­но­го из ко­тов, при­жа­лась к нему ще­кой, по­це­ло­ва­ла пря­мо в нос. Ть­фу, га­дость ка­кая! Ме­ня аж пе­ре­дер­ну­ло от воз­му­ще­ния. — Муж от ме­ня дав­но ушел, — вдруг про­из­нес­ла она рав­но­душ­но. — У него толь­ко ра­бо­та в го­ло­ве. Ме­ня да­же не за­ме­ча­ет. Од­на­ж­ды экс­пе­ри­мент про­ве­ла. Ни­ки­та как раз у вас го­стил. Пом­ни­те, он ма­лень­ким ча­сто про­сту­жи­вал­ся, не хо­дил в са­дик и жил у вас? Я хо­те­ла ро­ман­ти­че­ский ужин устро­ить. Ге­на при­шел позд­но, и бе­гом к те­ле­ви­зо­ру. Да­же не за­ме­тил, что стол на­крыт необыч­но, све­чи за­жже­ны. Го­во­рит: «О, хо­ро­шо, что мы тут ужи­на­ем, а то на­ши сегодня с че­ха­ми иг­ра­ют. А ты че­го на­ря­ди­лась?» За­чем я на­ря­ди­лась, объ­яс­нять ему не ста­ла. Наш «ро­ман­ти­че­ский» ужин про­шел под вопли «Бей, да бей же, ко­зел! Пас, пас! Кто так су­дит, ну кто так су­дит?!» По­том я от­нес­ла по­су­ду в кух­ню, вы­мы­ла. Ду­маю, сей­час фут­бол кон­чит­ся, по­пьем чаю вме­сте. Еще ведь и торт ку­пи­ла. За­хо­жу, а Ген­ка уже ди­ван раз­ло­жил, хра­пит во­всю. И бор­мо­чет сквозь сон: «Ма­ся­ня, я так устал.тал. Не хо­чу чаю». Спу­сти­ла я торт в му­со­ро­про­вод, оде­лась и по­шла гу­лять. Ду­ма­е­те, оби­де­лась на му­жа? Нет. Про­сто ста­ло все рав­но. Иду, а на дет­ской пло­щад­ке ко­те­нок си­дит. Ма­лень­кий, несчаст­ный. Взя­ла его на ру­ки, по­гла­ди­ла. И он мне на­чал ла­до­шку ли­зать. Язы­чок та­кой шер­ша­вень­кий, ще­кот­но... — она на­кло­ни­лась к боль­шо­му ры­же­му ко­тя­ре: — Пом­нишь, Ры­жу­ня? Зна­чит, я была пра­ва в сво­их пред­по­ло­же­ни­ях: все это ко­ша­чье хо­зяй­ство — ком­пен­са­ция. Из-за оди­но­че­ства и ощу­ще­ния ненуж­но­сти... — По­ля, но ведь Ге­на так мно­го ра­бо­та­ет ра­ди вас. Ведь квар­ти­ру ку­пи­ли, те­перь на­до кре­дит вы­пла­чи­вать. — Вы­пла­тим кре­дит — ку­пим ма­ши­ну, — она мах­ну­ла ру­кой. — В ста­рой ма­лень­кой квар­тир­ке мы бы­ли вме­сте, а те­перь... — По­лин­ка, я по­го­во­рю с сы­ном, — ска­за­ла ей лас­ко­во. — Ге­на те­бя лю­бит, и Ни­ки­ша то­же. Ско­ро Но­вый год. При­хо­ди. Что ты бу­дешь си­деть од­на... —А я не бу­ду од­на, — от­ве­ти­ла невест­ка хо­лод­но. Вер­нув­шись до­мой, все рас­ска­за­ла Ген­на­дию. Не знаю, прав­да, по­мо­жет ли это най­ти им путь к вза­и­мо­по­ни­ма­нию. По­ли­на не при­шла. Несмот­ря на за­ме­ча­тель­ные по­дар­ки, празд­ник по­лу­чил­ся груст­ным. Ге­на угрю­мо мол­чал. По­сле ужи­на Ни­ки­та спро­сил: — Мож­но по­зво­нить ма­ме? — Ну ко­неч­но, дет­ка, — от­ве­ти­ла я. Маль­чик за­крыл­ся с те­ле­фо­ном в дру­гой ком­на­те. Из об­рыв­ков раз­го­во­ра мне уда­лось уло­вить: «Я люб­лю те­бя, ма­моч­ка». На гла­за на­вер­ну­лись сле­зы. Бо­же, дай им муд­ро­сти по­нять друг дру­га! А ко­ты... В кон­це кон­цов, их мож­но раз­да­рить...

По­ли­на тра­ти­ла на сво­их лю­бим­чи­ков ку­чу де­нег, ни­че­го для них не жа­ле­ла

Я не раз умо­ля­ла сы­на при­слу­шать­ся к мо­им сло­вам и как-то по­вли­ять на же­ну. Так не мог­ло боль­ше про­дол­жать­ся!

Ни­ки­та был на седь­мом небе от сча­стья. Еще бы: на­ко­нец-то и у него по­явил­ся ком­пью­тер! Я то­же ра­до­ва­лась, что по­да­рок при­шел­ся вну­ку по ду­ше

Мне, ко­неч­но, хо­ро­шо с сы­ном и вну­ком. Но я по­ни­маю: это не де­ло, се­мья долж­на быть вме­сте

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.