Но­во­год­ний де­тек­тив

Зна­е­те, ка­ко­во это – ока­зать­ся од­ной за ты­ся­чу ки­ло­мет­ров от до­ма без ко­пей­ки де­нег? Да­же злей­ше­му вра­гу не по­же­лаю по­пасть в та­кую си­ту­а­цию...

Moja Sudba - - Калейдоскоп - Фа­ми­лии и име­на дей­ству­ю­щих лиц из­ме­не­ны

«Кто из вас в это вре­мя от­лу­чал­ся от­сю­да?» – спро­сил ка­пи­тан. «Я вы­хо­ди­ла по­пуд­рить но­сик, – бес­печ­но улыб­ну­лась Али­са. – Вот он, – кив­ну­ла на Ро­ма­на, – за ел­кой хо­дил, а бар­мен­ша с сест­рой – за иг­руш­ка­ми. Да по­чти все от­лу­ча­лись – здесь эти три ча­са та­кой движ­няк был!»

Ñуп — это са­мая пра­виль­ная еда, — на­пом­ни­ла я се­бе. — Осо­бен­но сва­рен­ный не на бу­льоне, а на во­де. И для ор­га­низ­ма по­лез­но, и для фи­гу­ры... Ау­то­тре­нинг по­мог ма­ло. Хо­те­лось кре­ве­ток, шо­ко­лад­но­го мо­ро­же­но­го и сы­ра с боль­ши­ми дыр­ка­ми. Но пен­сия кап­нет на кар­точ­ку толь­ко по­сле­зав­тра, а в ко­шель­ке оста­лось чуть боль­ше сот­ни... За­г­ля­ну­ла в хо­ло­диль­ник — что тут у нас име­ет­ся? Кар­тош­ка, лук, по­ло­ви­на при­вяд­шей го­лов­ки ка­пу­сты, треть бан­ки зе­ле­но­го го­рош­ка... Да­же пу­чок укро­па на­шел­ся! То есть пол­ный ком­плект для овощ­но­го суп­чи­ка. Нет, не пол­ный. Мор­ков­ки нет. Ни од­ной. У Свет­ки одол­жить, что ли? Я вы­шла в там­бур и по­зво­ни­ла в со­сед­нюю дверь. От­кры­ла хо­зяй­ка — очень мо­ло­жа­вая (меж­ду про­чим, на два года стар­ше ме­ня!), ве­се­лая и с по­тря­са­ю­щим за­га­ром, буд­то сей­час не ненаст­ный декабрь, а раз­гар ле­та. — Свет, у те­бя мор­ко­воч­ки не най­дет­ся? — спро­си­ла я, по­чув­ство­вав лег­кий укол зав за­ви­сти (ну как ей в шесть­де­сят с хво­сти­ком уда­ет­ся так вы­гляд вы­гля­деть?). — Ка­жет­ся, бы­ла, сей­час пос посмот­рю... Да ты за­хо­ди, не стой на по­ро­ге. Чаю со мной по­пьеш по­пьешь? Или луч­ше ко­фе­ек сва­рить? — Да­вай, ко­фе­ек, — я про­шл про­шла за ней на кух­ню и се­ла за стол. Огля­де­лась по сто­ро­нам и вс вспом­ни­ла ста­рый анек­дот: «При­хо­дит муж по­сле ра­бо­ты до­мо до­мой, там ни со­рин­ки, ни пы­лин­ки — Эр­ми­таж с Вер­са­лем. А су­пру су­пру­га его встре­ча­ет пот­ная, устав­шая в гряз­ном фар­ту­ке по­верх дра дра­ной фут­бол­ки и тре­ни­ков... На­до же, — мыс­лен­но взды­ха­ет му му­жик, — та­кая чи­сто­та кру­гом, что да­же плю­нуть неку­да. Раз­ве ч что на же­ну!» В слу­чае с мо­ей со­сед­кой все б бы­ло в точ­но­сти до на­обо­рот. Са­ма Свет­ла­на — хоть сей­час на по­ди­у­м­по вы­пус­кай, за­то ее «двуш­ка» за­пущ за­пу­ще­на до­нель­зя. Хо­тя нет, «за­пу­ще­на» — не со­всем то сло­во. Кварт Квар­ти­ра чи­стая, но... обо­дран­ная ка­кая-то. Ри­су­нок на ли­но­ле­уме вы­тер­ся до чер­но­ты, ка­фель, как шах­мат­ная дос­ка: есть плитк плит­ка, нет плит­ки... И в ком­на­тах не луч­ше. Чем день­ги на со­ляр со­ля­рий тра­тить, ре­монт бы сде­ла­ла. Хоть кос­ме­ти­че­ский... —Ая —А я вче­ра из Егип­та вер­ну­лась! — по­хва­ста­лась со­сед­ка. — Хо­чеш Хо­чешь, фот­ки по­ка­жу? Посм По­смот­ре­ла фо­то­гра­фии и опять по­за­ви­до­ва­ла... Как го­во­ри­ла ба­буш ба­буш­ка мо­е­го по­кой­но­го му­жа: «Что б мне так жить!» —Ат— А ты где от­ды­ха­ла? — по­ин­те­ре­со­ва­лась Све­та. —Ум— У ме­ня те­перь вся жизнь — сплош­ной от­дых, — усмех­ну­лась невес неве­се­ло. — Пол­го­да на­зад на пен­сию вы­ту­ри­ли. —Ая —А я, как воз­раст по­до­шел, са­ма ушла. Те­перь вот пу­те­ше­ствую ствую, как ев­ро­пей­ские ста­руш­ки,— за­сме­я­лась она. — Уже успел успе­ла в Чер­но­го­рии и Гру­зии по­бы­вать, сей­час на пи­ра­ми­ды по­смо по­смот­ре­ла... Очень мне по­нра­вил­ся этот их «олл ин­клю­зив»! — Вез Ве­зет же неко­то­рым! — Зо Зой, не на­до при­бед­нять­ся. Кто те­бе ме­ша­ет то­же ку­да­ни­буд ни­будь съез­дить? — Фи Фи­нан­сы ме­ша­ют. Точ­нее их недо­ста­ток. — Тол Толь­ко не го­во­ри, что у те­бя за­нач­ки нет! Я нео неопре­де­лен­но по­жа­ла пле­ча­ми. По­том быст­ро до­пи­ла ко­фе, взя­ла мор­ков­ку и вер­ну­лась до­мой. Настро­е­ние по­сле ви­зи­та к подр по­дру­ге упа­ло ни­же плин­ту­са. И де­ло не в том, что я ей по­за­ви­дов ви­до­ва­ла, про­сто вдруг так за­хо­те­лось то­же... ку­да-ни­будь... На па­ру н неде­лек... Тем бо­лее ско­ро Но­вый год... В кон­це кон­цов, имею пра­во сде­лать се­бе по­да­рок или не имею?! Све­та не ошиб­лась, кое-ка­кая от­ло­жен­ная сум­ма у ме­ня дей­стви­тель­но име­лась — пол­то­ра года на­зад на­ча­ла ко­пить на ре­монт. С од­ной сто­ро­ны, его дей­стви­тель­но по­ра де­лать, но с дру­гой, по срав­не­нию с со­сед­ки­ной уби­той квар­ти­рой, моя — про­сто хо­ро­мы цар­ские! Ну, обои в неко­то­рых ме­стах от­ста­ли от стен на сты­ках... Так мож­но ку­пить клей ПВА, шприц и за час устра­нить эту про­бле­му. Ка­фель в ван­ной ста­ро­мод­ный, с дель­фин­чи­ка­ми, но це­лый же! А под­ря­па­ный ла­ми­нат в ко­ри­до­ре при­крыть ков­ро­вой до­рож­кой — и все де­ла... До­ста­ла за­нач­ку, пе­ре­счи­та­ла... Без двух­сот гри­вен де­сять ты­сяч. Ре­ше­но: ис­тра­чу их на по­езд­ку, а ре­монт по­до­ждет! Но сна­ча­ла на­до опре­де­лить­ся, где имен­но про­ве­сти че­тыр­на­дцать рай­ских дней. В Тур­цию и Еги­пет точ­но не по­еду. Для ме­ня но­во­год­няя сказ­ка пло­хо ас­со­ци­и­ру­ет­ся с пля­жем и тем­пе­ра­ту­рой воз­ду­ха +27. Хо­чу ту­да, где снег, мо­роз, ка­та­ние на трой­ках и фин­ских са­нях... Вклю­чи­ла но­ут­бук, по­смот­ре­ла це­ны на но­во­год­ние ту­ры в Фин­лян­дию, Ислан­дию, Но­р­ве­гию и ужас­ну­лась — это мне со­вер­шен­но точ­но не по кар­ма­ну! Да и не факт, что за три неде­ли успею сде­лать за­гран­пас­порт и офор­мить ви­зу. Но за­чем пе­реть­ся за гра­ни­цу, ко­гда у нас в Украине есть та­кое по­тря­са­ю­щее ме­сто, как Кар­па­ты? Тем бо­лее что за всю жизнь я ни­ку­да за­пад­нее Хмель­ниц­ко­го не вы­ез­жа­ла... На­бра­ла в по­ис­ко­ви­ке «Но­вый год в Кар­па­тах». Сколь­ко­сколь­ко?! Это же фор­мен­ный гра­беж! Ту­ро­пе­ра­то­ры слу­чай­но не пе­ре­пу­та­ли наш Бу­ко­вель с фран­цуз­ским Кур­ша­ве­лем?!

Я ко­пи­ла на ре­монт, но по­сле ви­зи­та к со­сед­ке ре­ши­ла по­тра­тить за­нач­ку на дру­гое

Чер­тых­нув­шись, за­хлоп­ну­ла крыш­ку лэп­то­па. На ду­ше ста­ло со­всем тоск­ли­во. Мно­гие жен­щи­ны под­ни­ма­ют се­бе настро­е­ние сла­до­стя­ми или шо­пин­гом, а у ме­ня свой ме­тод. Вы­та­щи­ла с пол­ки то­мик О'Ген­ри, по­ва­ли­лась на ди­ван, не гля­дя в оглав­ле­ние, от­кры­ла кни­гу на­угад. Та от­кры­лась на се­ре­дине ка­кой-то но­вел­лы. Ин­те­рес­но, ес­ли не смот­реть на на­зва­ние, узнаю по несколь­ким строч­кам, что за рас­сказ, или нет? «...Я це­лый год во всем се­бя уре­зы­ва­ла, что­бы ско­пить день­ги на этот от­пуск. Мне хо­те­лось хоть один раз недель­ку по­жить, как знат­ная ле­ди. Что­бы вста­вать, ко­гда я по­же­лаю, а не вска­ки­вать с по­сте­ли каж­дый бо­жий день в семь утра. И чтоб все бы­ло са­мым луч­шим, и чтоб ме­ня об­слу­жи­ва­ли, а я бы толь­ко зво­ни­ла в зво­нок, как бо­га­тые да­мы. Ну вот я и по­жи­ла так, и, на­вер­ное, та­кой счаст­ли­вой неде­ли у ме­ня боль­ше в жиз­ни не бу­дет. Те­перь я вер­нусь на ра­бо­ту и в свою ком­на­туш­ку, но этой ра­до­сти мне на год хва­тит...» — про­чи­та­ла зал­пом. Ну ко­неч­но, это же «В Ар­ка­дии про­ез­дом»! А ме­тод-то сра­бо­тал — настро­е­ние взле­те­ло до по­тол­ка. И не по­то­му что про­чи­тан­ный аб­зац был та­ким уж ве­се­лым, а по­то­му что вы­ход, ка­жет­ся, на­шел­ся! Ведь не обя­за­тель­но устра­и­вать се­бе двух­не­дель­ные ка­ни­ку­лы, вполне мож­но обой­тись се­мью дня­ми, или пя­тью, или да­же тре­мя... Ра­зу­ме­ет­ся, вы­да­вать се­бя за оли­гарх­шу я не со­би­ра­юсь, но, ес­ли уре­жу от­дых до ми­ни­му­ма, то про­ве­ду эти дни, как бе­лый че­ло­век. В кон­це кон­цов, важ­но не ко­ли­че­ство, а ка­че­ство! На­де­юсь, да­же трех-че­ты­рех­днев­ных впе­чат­ле­ний мнем хва­тит на це­лый год! Гос­по­ди, как по­ду­маю... Неболь­шой уют­ный­ую ют пан­си­о­нат в сти­ле аль­пий­ско­го ша­ле, при­ят­ная ком­па­ния,панп за ок­ном — но­во­год­няя ме­тель, в ка­мине по­трес­ки­ва­ют дро­ва,др ро в ру­ке — круж­ка с глинт­вей­ном. Хо­чу-хо­чу-хо­чу!!! Я сно­васн по­лез­ла в Ин­тер­нет и за­бро­ни­ро­ва­ла на чет­ве­ро суток по­лу­люкс­полп в ми­ни-оте­ле (фо­то­гра­фии на сай­те — пре­лесть пре­лест­ная,преп еще луч­ше, чем се­бе на­меч­та­ла), за­тем по­зво­ни­ла по­дру­ге,подп ра­бо­та­ю­щей в же­лез­но­до­рож­ных кас­сах, и по­про­си­ла,си ил что­бы обес­пе­чи­ла ме­ня ку­пей­ны­ми би­ле­та­ми ту­да и об­рат­но.об бр На сле­ду­ю­щий день устро­и­ла шо­пинг: ку­пи­ла кра­си­во­е­си ив пла­тье для встре­чи Но­во­го года и рос­кош­ный сак­во­яж вза­мен­вз зам ви­дав­ше­го ви­ды че­мо­да­на на ко­ле­си­ках — ши­ко­вать, так­та ак ши­ко­вать! ...По­на­ча­лу...П в мо­ей аван­тю­ре все шло по пла­ну: с ком­фор­том до­е­ха­ла до Ива­но-Фран­ков­ска, до ме­ста на­зна­че­ния то­же до­бра­лась без при­клю­че­ний. Вый­дя ран­ним утром из рей­со­во­го ав­то­бу­са, за­мер­ла в вос­хи­ще­нии: ка­кая кра­со­та! Пей­заж про­сто нере­аль­ный, слов­но на дру­гую пла­не­ту по­па­ла. Отель то­же не разо­ча­ро­вал: внешне вы­гля­дит ни­чуть не ху­же, чем на фо­то. Те­перь са­мое вре­мя взгля­нуть, как там внут­ри... Вла­дель­цы «ша­ле» (су­пру­же­ская па­ра сред­них лет) встре­ти­ли ра­душ­но, слов­но близ­кую род­ствен­ни­цу. Хо­зя­ин, пред­ста­вив­шись Ро­ма­ном и осле­пив бе­ло­зу­бой улыб­кой, ото­брал у ме­ня сак­во­яж и по­во­лок в мой но­мер. А его же­на Зла­та по­ве­ла на экс­кур­сию по оте­лю. Она об­ща­лась на соч­ном гу­цуль­ском диа­лек­те и так быст­ро, что я с тру­дом по­ни­ма­ла ее. Пе­ри­о­ди­че­ски спо­хва­ты­ва­лась, на­чи­на­ла го­во­рить мед­лен­нее и за­ме­нять раз­ные «ашо­ши», «кнай­пы» и «бам­бет­лі» об­ще­из­вест­ны­ми укра­ин­ски­ми сло­ва­ми. — Здесь у нас го­сти­ная, — объ­яс­ня­ла жен­щи­на, рас­па­хи­вая две­ри. — Ка­мин насто­я­щий, его боль­шой ма­стер клал. Вот — сто­ло­вая, сра­зу за ней — кух­ня. И бар есть — пой­дем­те, по­ка­жу, это в дру­гом кры­ле. В цо­ко­ле — сау­на с бас­сей­ном, би­льярд­ная и под­соб­ные по­ме­ще­ния. На вто­ром эта­же — но­ме­ра. Их все­го семь. А на са­мом вер­ху, в ман­сар­де — на­ши апар­та­мен­ты, мы с му­жем и доч­ка­ми тут и жи­вем. Зна­е­те, мо­ло­дежь пред­по­чи­та­ет от­ды­хать там, где раз­вле­че­ний по­боль­ше. А сю­да в ос­нов­ном при­ез­жа­ют люди со­лид­ные, в воз­расте — за ти­ши­ной и по­ко­ем. На но­во­год­ние празд­ни­ки у нас все­гда ан­шлаг! С ва­ми пол­ный ком­плект, две­на­дцать че­ло­век. Чуть поз­же со все­ми по­зна­ко­ми­тесь... — А по­че­му так ти­хо? — уди­ви­лась я. — Так спят еще. Наш гор­ный воз­дух дей­ству­ет на го­ро­жан луч­ше сно­твор­но­го! — С ви­ду кот­тедж ка­жет­ся со­всем неболь­шим, а на са­мом де­ле здесь столь­ко все­го... — про­тя­ну­ла я, впе­чат­лен­ная «экс­кур­си­ей». — У вас, на­вер­ное, мно­го пер­со­на­ла... — Да ка­кой там персонал... — рас­сме­я­лась Зла­та. — Са­ми управ­ля­ем­ся. Я го­тов­лю, сти­раю, гла­жу. Убор­ка на доч­ках. Млад­шая, Ма­рьян­ка, по ве­че­рам еще и бар­мен. А муж — за снаб­жен­ца, сле­са­ря, элек­три­ка, ко­ню­ха. У нас ведь че­ты­ре же­реб­ца есть. Ви­де­ли сле­ва при­строй­ка? Ко­нюш­ня. Ой, со­всем вас за­бол­та­ла! — всплес­ну­ла ру­ка­ми хо­зяй­ка. — На­вер­ня­ка с до­ро­ги хо­чет­ся душ при­нять... Да и у са­мой дел нев­про­во­рот. Ро­мусь! — оклик­ну­ла она су­пру­га. — Про­во­ди го­стью в но­мер.

Хо­зяй­ка устро­и­ла для ме­ня экс­кур­сию по сво­им вла­де­ни­ям. Так все по­нра­ви­лось!

—Я у вас бро­ни­ро­ва­ла по­лу­люкс на чет­ве­ро суток... — Знаю-знаю, — от­мах­ну­лась Зла­та. — Поз­же с опла­той раз­бе­рем­ся, а то бо­юсь не по­спеть с зав­тра­ком. Кста­ти, он у нас с де­вя­ти до де­ся­ти. ...Но­мер ме­ня по­ра­до­вал ни­чуть не мень­ше, чем все осталь­ное. Мно­го све­та, про­стор и «жи­вое» де­ре­во. Все вы­гля­де­ло очень стиль­но, со­вре­мен­но (да­же имел­ся вмон­ти­ро­ван­ный в тум­бу ми­ни­а­тюр­ный сейф), функ­ци­о­наль­но. А руч­ной ра­бо­ты гу­цуль­ские ков­ри­ки на по­лу и вы­шив­ка на по­кры­ва­ле до­бав­ля­ли ком­на­те мест­но­го ко­ло­ри­та, уюта и ка­кой-то до­маш­но­сти. По­ве­си­ла дуб­лен­ку в шкаф, а по­том от из­быт­ка по­ло­жи­тель­ных эмо­ций, рас­ки­нув ру­ки, упа­ла на ши­ро­чен­ную кро­вать, как это лю­бят де­лать ве­ду­щие пе­ре­да­чи «Орел и реш­ка». «Меч­ты сбы­ва­ют­ся! — мельк­ну­ла мысль, ко­то­рую я тут же от­кор­рек­ти­ро­ва­ла: — Нет, уже сбы­лись!!!» При­няв душ, сно­ва лег­ла. «Толь­ко ча­сок по­дрем­лю», — по­обе­ща­ла се­бе и бла­жен­но при­кры­ла гла­за. Но вид­но, успе­ла на­ды­шать­ся мест­ным чу­до­дей­ствен­ным воз­ду­хом, по­то­му что, ко­гда просну­лась, ча­сы по­ка­зы­ва­ли уже по­ло­ви­ну де­ся­то­го. То­роп­ли­во одев­шись, спу­сти­лась в сто­ло­вую. Все ме­ста за боль­шим сто­лом (за ис­клю­че­ни­ем двух) бы­ли за­ня­ты. — Доб­рое ут­ро, — вы­па­ли­ла, при­тор­мо­зив в две­рях. — На­ше­го пол­ку при­бы­ло, — ска­зал кто-то из жен­щин, осталь­ные враз­но­бой от­ве­ти­ли на при­вет­ствие. Я по­до­шла к стой­ке швед­ско­го сто­ла, не гля­дя, по­ло­жи­ла на та­рел­ку ка­кой-то еды... По­яви­лось непри­ят­ное ощу­ще­ние, что лю­бо­пыт­ные взгля­ды свер­лят мне спи­ну. А мо­жет, и не свер­ли­ли — про­сто та­кая пси­хо­со­ма­ти­че­ская ре­ак­ция ор­га­низ­ма на незна­ко­мую ком­па­нию. На­ли­ла из чай­ни­ка чаю (от ды­мя­щей­ся чаш­ки пах­ну­ло лес­ны­ми тра­ва­ми), вер­ну­лась за стол, при­се­ла на один из сво­бод­ных сту­льев. Мель­ком взгля­ну­ла на при­сут­ству­ю­щих и немно­го рас­сла­би­лась. Кто-то раз­го­ва­ри­вал впол­го­ло­са, кто-то с удо­воль­стви­ем ел. До ме­ня ни­ко­му не бы­ло де­ла, так что зря нерв­ни­ча­ла. Немно­го осме­лев, ста­ла украд­кой раз­гля­ды­вать по­сто­яль­цев. Де­сять че­ло­век, пять пар. Две па­ры — жен­ские. Не в смыс­ле лес­бий­ские, а род­ствен­ные или дру­же­ские. По­жи­лая да­ма и де­вуш­ка чуть за трид­цать — по­хо­же, мать и дочь. Ста­ру­ха бла­го­об­раз­ная, со сле­да­ми бы­лой кра­со­ты. А доч­ка, на­вер­ное, по­шла в от­ца, од­на­ко свою некра­си­вость пы­та­ет­ся за­ре­ту­ши­ро­вать ухо­жен­но­стью, без­упреч­ным сти­лем и брил­ли­ан­та­ми. Вто­рая од­но­по­лая па­ра — ше­роч­ка с ма­ше­роч­кой в воз­расте «ягод­ки опять». Ли­бо се­ст­ры, ли­бо по­дру­ги — по­ка неяс­но. А вот эти двое — точ­но су­пру­ги, при­чем с боль­шим брач­ным ста­жем. Обо­им под пол­тин­ник, по все­му вид­но, что на­до­е­ли друг дру­гу ху­же горь­кой редь­ки... Воз­мож­но, при­е­ха­ли сю­да, что­бы ре­ани­ми­ро­вать от­но­ше­ния, но по­ка не по­лу­чи­лось. И, су­дя по все­му, вряд ли по­лу­чит­ся. Жен­щи­на угрю­мо уткну­лась в свою та­рел­ку, муж­чи­на пя­лит­ся в де­коль­те феи с пла­ти­но­вы­ми во­ло­са­ми — спут­ни­цы су­ет­ли­во­го тол­стя­ка с об­шир­ной лы­си­ной. С по­след­ни­ми как раз все по­нят­но — бо­га­тый па­пик и его юная со­дер­жан­ка, от­ча­ян­но ску­ча­ю­щая в сбо­ри­ще стар­пе­ров. Даль­ний от ме­ня край сто­ла за­ни­ма­ла влюб­лен­ная па­роч­ка. Ей око­ло со­ро­ка, он лет на семь-восемь стар­ше. Воз­мож­но, лю­бов­ни­ки, но не ис­клю­че­но, что мо­ло­до­же­ны. «Очень раз­но­маст­ная ком­па­ния, — по­ду­ма­ла я. — Вряд ли но­во­год­няя ве­че­рин­ка бу­дет ве­се­лой… Мо­жет, не хо­дить на нее? Куп­лю в ба­ре бу­тыл­ку шам­пан­ско­го, в пол­ночь чок­нусь с те­ле­ви­зо­ром...» «Чок­нуть­ся с те­ле­ви­зо­ром ты и до­ма мог­ла», — ворч­ли­во на­пом­нил внут­рен­ний го­лос. «Я сю­да при­е­ха­ла, что­бы от­дох­нуть от ру­ти­ны, на­сла­дить­ся при­ро­дой и до­ка­зать се­бе, что ни­чуть не ху­же Свет­ки-пу­те­ше­ствен­ни­цы, — за­те­я­ла са­ма с со­бой мыс­лен­ный спор. — Впро­чем, от кол­лек­ти­ва дей­стви­тель­но нехо­ро­шо от­ры­вать­ся. В кон­це кон­цов, в лю­бой мо­мент смо­гу...» До­ду­мать мысль до кон­ца не успе­ла, в сто­ло­вую во­шел еще один по­сто­я­лец — ху­до­ща­вый се­дой муж­чи­на. — Гос­по­да, из­ви­ни­те за опоз­да­ние! — ве­се­ло про­из­нес он и, по­ло­жив се­бе еды, за­нял един­ствен­ное сво­бод­ное ме­сто за сто­лом (ря­дом со мной). — С при­ез­дом, — шеп­нул до­ве­ри­тель­но, слов­но мы бы­ли зна­ко­мы сто лет. — Вы ом­лет бра­ли? — Нет… — от­ве­ти­ла то­же ше­по­том. — На­прас­но, очень вкус­ный. При­не­сти ку­со­чек? — пред­ло­жил он мне. — Нет… — А ро­га­лик с ко­ри­цей? Мо­жет, кныш с тво­ро­гом? У хо­зяй­ки от­мен­ная вы­печ­ка. — Нет… — Од­но­слож­нень­ко, — хмык­нул незна­ко­мец. — Да­вай­те зна­ко­мить­ся, что ли? Мо­жет, то­гда по­раз­го­вор­чи­вее ста­не­те. Ме­ня зо­вут Иван Ни­ко­ла­е­вич. А вас? — Это обя­за­тель­но? — Же­ла­тель­но. Мы ведь не ко­ман­ди­ро­воч­ные в го­род­ской го­сти­ни­це, а от­ды­ха­ю­щие в се­мей­ном пан­си­о­на­те, так что по­ло­же­ние обя­зы­ва­ет. Тем бо­лее, — он еле за­мет­но по­вел под­бо­род­ком в сто­ро­ну осталь­ных по­сто­яль­цев, — все по­друж­ки па­ра­ми… А оди­но­чек здесь толь­ко двое — вы да я. Вы­хо­дит, сам бог ве­лел све­сти зна­ком­ство! Кста­ти, рань­ше с ва­ми ни­где не пе­ре­се­ка­лись? — Вряд ли. У ме­ня хо­ро­шая па­мять, я бы за­пом­ни­ла. — Ого, вме­сто су­хо­го «нет» — раз­вер­ну­тое пред­ло­же­ние? Хо­ро­ший знак. И все же ва­ше ли­цо ка­жет­ся мне зна­ко­мым. — На­вер­ное, оно та­кое за­уряд­ное, что по­хо­же сра­зу на мно­гие, — улыб­ну­лась я. — Не на­го­ва­ри­вай­те на се­бя. Вы кра­си­вая! — Пы­та­е­тесь за мной уха­жи­вать? — ляп­ну­ла сду­ру. А мо­жет, от нелов­ко­сти си­ту­а­ции — от­вык­ла от муж­ско­го вни­ма­ния. — По­ка толь­ко невин­но флир­тую. — Здесь най­дут­ся бо­лее под­хо­дя­щие объ­ек­ты для флир­та, — по­ка­за­ла гла­за­ми на се­стер-по­дру­жек, вы­хо­дя­щих из сто­ло­вой. — Че­рес­чур уж ак­тив­ные да­мы, а я люб­лю до­ми­ни­ро­вать, — сно­ва рас­сме­ял­ся мой со­бе­сед­ник, пе­ре­хо­дя с ше­по­та на нор­маль­ный го­лос, по­то­му что, кро­ме нас, все успе­ли окон­чить зав­трак и уй­ти. — Кста­ти, вы здесь впер­вые? И как, нра­вит­ся? — Еще не по­ня­ла… Я ред­ко ку­да-ни­будь ез­жу, раз­ве что на да­чу

Иван, про­вел част­ное рас­сле­до­ва­ние В кра­же сра­зу за­по­до­зрил од­ну па­роч­ку. По­слал их фо­то быв­шим со­слу­жив­цам, и те под­твер­ди­ли: да, есть та­кая ори­ен­ти­ров­ка... Я не бы­ла уве­ре­на, что хо­чу встре­чать Но­вый год в ком­па­нии ма­ло­зна­ко­мых лю­дей

к сест­ре. А так от­дох­нуть ре­ши­ла во­об­ще впер­вые. Зна­е­те, что мне все это на­по­ми­на­ет? — Что? — за­ин­те­ре­со­ван­но пе­ре­спро­сил Иван Ни­ко­ла­е­вич. — Де­ко­ра­ции к спек­так­лю по про­из­ве­де­ни­ям Ага­ты Кри­сти. На­при­мер, по «Мы­ше­лов­ке» или «Де­ся­ти негри­тя­там»… — Очень хо­те­лось бы, что­бы сю­жет на­шей пье­сы был не кри­ми­наль­ным. — Не лю­би­те де­тек­ти­вы? — Нет. Они мне на­до­е­ли. — Пред­по­чи­та­е­те лю­бов­ные ро­ма­ны? — спро­си­ла яз­ви­тель­но. — Пред­по­чи­таю ста­рую доб­рую клас­си­ку. На кухне за­гре­ме­ли ка­стрюли. — На­шей хо­зяй­ке сегодня пред­сто­ит нелег­кий день, — со­чув­ствен­но ска­зал муж­чи­на. — Кро­ме обе­да и ужи­на, при­дет­ся еще го­то­вить уго­ще­ние для но­во­год­не­го сто­ла. А Зла­та — жен­щи­на от­вет­ствен­ная, на­вер­ня­ка рас­ста­ра­ет­ся, что­бы не уда­рить в грязь ли­цом. Кста­ти, не хо­ти­те по­ды­шать све­жим воз­ду­хом? Я бы по­ка­зал вам окрест­но­сти.... Вер­нув­шись по­сле до­воль­но дол­гой про­гул­ки, я устро­и­ла се­бе ти­хий час и обед про­спа­ла. По­том про­сто ва­ля­лась пе­ред те­ле­ви­зо­ром и вниз спу­сти­лась толь­ко к ужи­ну. На этот раз немо­ло­дой «мо­ло­до­жен» по­пы­тал­ся спло­тить го­стей об­щим за­столь­ным раз­го­во­ром. — Дру­зья, где бу­дем встре­чать Но­вый год? — спро­сил он. — В го­сти­ной ел­ка на­ря­же­на, — от­ве­ти­ла од­на из «яго­док». — И боль­шая плаз­ма есть. И ди­ва­ны удоб­ные... — А стол толь­ко один, — ка­приз­но про­тя­ну­ла юная фея. — И ме­ста для танц­по­ла нет. — То­гда да­вай­те в сто­ло­вой, — пред­ло­жи­ла дру­гая «ягод­ка». — Здесь и сто­лов до­ста­точ­но, и сво­бод­но­го ме­ста на­ва­лом. — А как по мне, луч­ше все­го в ба­ре, — вме­шал­ся устав­ший от же­ны су­пруг. — По­бли­же к за­па­сам ал­ко­го­ля. — Те­бе бы толь­ко на­ли­зать­ся, — зло про­ши­пе­ла его же­на. — Слу­шай, не на­чи­най, а? — огрыз­нул­ся тот. — Ки­рилл Ива­но­вич прав… — поддержала му­жи­ка фея. — Мне то­же в ба­ре нра­вит­ся. Толь­ко нуж­но его укра­сить. И елоч­ку ту­да пе­ре­не­сти. Или дру­гую на­ря­дить. Кто «за»? — она пер­вой под­ня­ла хо­ле­ную лап­ку с алы­ми ко­гот­ка­ми. «Спон­сор» тут же под­дер­жал по­друж­ку и по­то­ро­пил на­род: — Да­мы и гос­по­да, го­ло­суй­те ак­тив­нее. До Но­во­го года оста­лось не так мно­го вре­ме­ни, а Али­соч­ка хо­чет при­ве­сти по­ме­ще­ние в над­ле­жа­щий вид. Мы ведь ей по­мо­жем, прав­да? «Па­пик» ока­зал­ся та­ким на­по­ри­стым, что все вслед за ним и Али­соч­кой (вот, как ока­зы­ва­ет­ся, за­ва­ли юную пре­лест­ни­цу) по­тя­ну­лись в сто­ро­ну ба­ра. Кто-то сбе­гал за хо­зя­е­ва­ми, что­бы те под­твер­ди­ли: да, здесь мож­но укра­шать и на­ря­жать. Ро­ман, взяв то­пор, опра­вил­ся в лес за еще од­ной ел­кой, хо­зяй­ские доч­ки убе­жа­ли ку­да-то за иг­руш­ка­ми и гир­лян­да­ми. Я су­ну­лась бы­ло к за­бе­жав­шей на ми­нут­ку Зла­те с во­про­сом: — Мож­но я вам на­ко­нец про­жи­ва­ние опла­чу? Но жен­щи­на ис­пу­ган­но за­ма­ха­ла ру­ка­ми: — Ой, по­жа­луй­ста, толь­ко не сей­час! Да­вай­те по­поз­же. Сле­ду­ю­щие три ча­са в ба­ре ца­ри­ла ве­се­лая су­ма­то­ха. В про­цес­се сов­мест­но­го тру­да все пе­ре­зна­ко­ми­лись, и по­то­му пер­спек­ти­ва встре­чать в этой ком­па­нии Но­вый год уже не ка­за­лась мне неле­пой. Воз­мож­но, на­неш­ний празд­ник за­пом­ню на­дол­го… Око­ло де­ся­ти на­род разо­шел­ся по но­ме­рам, что­бы при­ве­сти се­бя в по­ря­док. ...Я со­би­ра­лась спус­кать­ся вниз, но в по­след­ний мо­мент ре­ши­ла взять с со­бой мо­биль­ный — на­вер­ня­ка род­ствен­ни­ки и дру­зья ста­нут зво­нить, что­бы по­здра­вить. По­лез­ла в сум­ку за те­ле­фо­ном и… — Зоя, ку­да это вы так то­ро­пи­тесь? — иг­ри­во по­ин­те­ре­со­вал­ся Иван Ни­ко­ла­е­вич, на ко­то­ро­го на­ле­те­ла в ко­ри­до­ре. — Обе­щаю: без нас Но­вый год не на­сту­пит. — Ме­ня обо­кра­ли!!! — вы­дох­ну­ла я. — Что укра­ли? — по­се­рьез­нел он. — Смарт­фон и кошелек. А в ко­шель­ке — пас­порт и все день­ги! По­чти де­вять ты­сяч! — По­че­му вы не спря­та­ли их в сейф? — Не успе­ла. Ду­ма­ла, за­пла­чу за но­мер, а оста­ток по­том спря­чу. Да мне и в го­ло­ву не мог­ло прий­ти, что из за­кры­то­го но­ме­ра мо­жет что-то про­пасть! — Мо­жет, слу­чай­но за­бы­ли его за­пе­реть? — У ме­ня скле­ро­за нет. Час на­зад, ко­гда при­шла пе­ре­одеть­ся, дверь аб­со­лют­но точ­но бы­ла за­пер­та! Еще об­ра­ти­ла вни­ма­ние: ключ в за­моч­ной сква­жине ту­го про­во­ра­чи­вал­ся… Гос­по­ди, что же де­лать?! Я ведь да­же не мо­гу ни­ко­му по­зво­нить, что­бы при­сла­ли де­нег на об­рат­ную до­ро­гу! Ни од­но­го но­ме­ра на­изусть не пом­ню. А ес­ли б и пом­ни­ла… На по­чте пе­ре­вод без пас­пор­та все рав­но не вы­да­дут… По­чув­ство­вав, что вот-вот раз­ре­вусь, быст­ро раз­вер­ну­лась и по­бе­жа­ла к сво­е­му но­ме­ру. Иван Ни­ко­ла­е­вич до­гнал ме­ня, схва­тил за ло­коть: — Вы ку­да?! — Пой­ду, по­ве­шусь, по­ка ме­ня из оте­ля не выг­на­ли. — По­ве­сить­ся мож­но и в ле­су, на лю­бой сосне, — ци­нич­но по­шу­тил он. — Но это не са­мая луч­шая идея. — У вас есть по­луч­ше? Он по­до­шел близ­ко-близ­ко, так, что да­же кро­хот­ный лоп­нув­ший со­су­дик в угол­ке ле­во­го гла­за был ви­ден. — Зоя, да не уби­вай­ся ты так! — ска­зал, неожи­дан­но пе­рей­дя на «ты». — Все нор­маль­но! — Из­де­ва­ешь­ся? — от­бро­си­ла и я ки­тай­ские це­ре­мо­нии. — Од­на, без де­нег, на дру­гом кон­це стра­ны… И это «нор­маль­но»?! — День­ги — не про­бле­ма. Би­лет те­бе куп­лю и но­мер опла­чу. Ты на сколь­ко дней при­е­ха­ла? — Уже не важ­но, — я по­чув­ство­ва­ла, что сжа­тая пру­жи­на, ко­то­рая тор­ча­ла у ме­ня внут­ри с то­го са­мо­го мо­мен­та, как об­на­ру­жи­ла про­па­жу, слег­ка ослаб­ла. — Завтра же уеду. И, как толь­ко до­бе­русь до­мой, сра­зу вы­шлю те­бе все до ко­пей­ки. — А мо­жет, и не при­дет­ся уез­жать рань­ше вре­ме­ни, — за­дум­чи-

Зоя, от­пра­ви­лась на от­дых в Кар­па­ты Уха­жи­ва­ния незна­ком­ца бы­ли мне при­ят­ны, но не ду­ма­ла, что этот невин­ный флирт мо­жет иметь ка­кое-то про­дол­же­ние. Ошиб­лась... Об­на­ру­жи­ла, что про­па­ли те­ле­фон и порт­моне со все­ми день­га­ми и пас­пор­том

во про­тя­нул Иван и до­стал из кар­ма­на мо­биль­ный. — Сей­час в по­ли­цию по­зво­ню и… Я схва­ти­ла его за ру­ку. — По­жа­луй­ста, не сей­час! Пусть по­ли­цей­ские спо­кой­но встре­тят Но­вый год. И все на­ши — то­же. — Один из этих «на­ших» — вор! — на­пом­нил муж­чи­на. — Но ведь осталь­ные ни в чем не ви­но­ва­ты! Да­вай не бу­дем пор­тить им празд­ник! — Ты уди­ви­тель­ная жен­щи­на. Но не пра­ва. Пре­ступ­ле­ния ча­ще все­го рас­кры­ва­ют­ся по го­ря­чим сле­дам, и чем те го­ря­чее, тем боль­ше шан­сов на успех. — От­ку­да те­бе это из­вест­но? Ты же не лю­бишь де­тек­ти­вы. — Я не на Мар­се жи­ву, — по­жал он пле­ча­ми. — Лад­но, раз ты так про­сишь, пред­ла­гаю ком­про­мисс… — фра­за оста­лась без окон­ча­ния, по­то­му что за две­рью но­ме­ра, воз­ле ко­то­ро­го мы раз­го­ва­ри­ва­ли, раз­дал­ся ле­де­ня­щий кровь жен­ский вопль. — На­кар­ка­ла сю­же­тец, — сер­ди­то бурк­нул Ва­ня и стук­нул ку­ла­ком в дверь: — Ира­и­да Ве­ни­а­ми­нов­на, у вас все в по­ряд­ке? Я уже зна­ла, что так зо­вут бла­го­об­раз­ную ста­руш­ку. На по­ро­ге по­яви­лась ее дочь Мар­та — бе­лая как мел. — Мои брил­ли­ан­ты… Их укра-а-али!!! — Мо­жет, са­ми су­ну­ли ку­да-ни­будь и за­бы­ли? — Не мо­жет… — воз­ра­зи­ла по­жи­лая да­ма, по­яв­ля­ясь ря­дом с до­че­рью. — Мар­та очень ак­ку­рат­ная, она, ко­гда сни­ма­ет дра­го­цен­но­сти, все­гда кла­дет их в шка­тул­ку. — Один раз мог­ла и за­быть, — про­бор­мо­тал Иван и, бес­це­ре­мон­но ото­дви­нув обе­их жен­щин, за­шел в ком­на­ту. — Вы ку­да? — хо­ром вос­клик­ну­ли мать и дочь. — Посмот­рю по вер­хам све­жим взгля­дом. Вдруг ва­ши укра­ше­ния по­па­дут­ся мне на гла­за. Жен­щи­ны по­бе­жа­ли вслед за Ива­ном, но спу­стя па­ру ми­нут все трое вер­ну­лись в при­хо­жую. — Я же го­во­ри­ла, их ни­где нет! — всхлип­ну­ла де­вуш­ка, а Ира­и­да гнев­но вос­клик­ну­ла: — Ни од­ной се­кун­ды боль­ше не оста­нусь в этом во­ров­ском при­тоне. Мар­та, немед­лен­но со­би­рай ве­щи — мы уез­жа­ем! — Не спе­ши­те. Я сей­час вы­зо­ву по­ли­цию и, воз­мож­но, они… — Ни­че­го они не най­дут! — пе­ре­би­лаб И Ива­на ста­ру­ха. — Н Ни дра­го­цен­но­стей, ни во­ра. Толь­ко нер­вы всем вы­мо­та­ют… — И все-та­ки вам при­дет­ся за­дер­жать­ся, — мяг­ко, но на­стой­чи­во про­из­нес Ва­ня. — Де­ло в том, что обо­кра­ли не толь­ко Мар­ту, но и Зою Вла­ди­ми­ров­ну. И ваш граж­дан­ский долг по­мочь рас­сле­до­ва­нию. Ко­гда мы вчет­ве­ром спу­сти­лись в бар, осталь­ные оби­та­те­ли оте­ля бы­ли уже там — на­ряд­ные и ве­се­лые. — Что за тра­ур­ные ли­ца? — фырк­ну­ла Али­са. — Кто-то умер? Иван Ни­ко­ла­е­вич ко­рот­ко рас­ска­зал о том, что про­изо­шло. Ре­ак­ция при­сут­ству­ю­щих бы­ла оди­на­ко­вой. На несколь­ко мгно­ве­ний все за­мер­ли, а по­том на­пе­ре­гон­ки бро­си­лись на­верх — про­ве­рять на­ли­чие соб­ствен­ных цен­но­стей. Кро­ме Ира­и­ды с до­че­рью, ме­ня и Ива­на, оста­лись толь­ко трое: хозяева и устав­ший от бра­ка су­пруг. По­след­ний, со сло­ва­ми «Вот по­па­да­ло­во!» на­лил пол­ста­ка­на вис­ки, вы­пил зал­пом и сно­ва по­тя­нул­ся за бу­тыл­кой. Ро­ман хму­ро молчал, а Зла­та раз­ры­да­лась так горь­ко и без­утеш­но, как буд­то это ее обо­кра­ли. Она всхли­пы­ва­ла: — Мы уже две­на­дцать лет... И еще ни ра­зу в жиз­ни... ни­че­го по­доб­но­го... Та­кой по­зор... Нуж­но срочно вы­звать по­ли­цию... — Уже, — кив­нул Иван. — Обе­ща­ли вот-вот при­быть. Вско­ре по­сто­яль­цы вер­ну­лись. Не­до­ста­ча об­на­ру­жи­лась толь­ко у влюб­лен­ной па­ры — про­па­ло две ты­ся­чи гри­вен. — Я ос­нов­ную сум­му на бан­ков­ской кар­те хра­ню, — по­яс­нил «мо­ло­до­жен». — А это так, на раз­ные мел­кие рас­хо­ды... — Меж­ду про­чим, уже без пят­на­дца­ти две­на­дцать, — про­ще­бе­та­ла Али­соч­ка. — Ко­тик, на­лей всем шам­пан­ско­го. И те­ле­ви­зор вклю­чи! Люди, да­вай­те ве­се­лить­ся! Ее под­дер­жа­ли «па­пик» и обе «ягод­ки». Ки­рилл Ива­но­вич на­ле­гал на спирт­ное, пло­то­яд­но пя­лясь на пре­ле­сти Али­сы, же­на по-зме­и­но­му ши­пе­ла ему в ухо. Иван фо­то­гра­фи­ро­вал ко­го-то на мо­биль­ный, а про­чие про­сто си­де­ли и жда­ли неиз­вест­но

Вы­яс­ни­лось, что я не един­ствен­ная жерт­ва во­ра. У Мар­ты укра­ли до­ро­гие укра­ше­ния...

че­го. Под бой ку­ран­тов вя­ло сдви­ну­ли бо­ка­лы и сно­ва на­дол­го за­мол­ча­ли — не по­лу­ча­лось ве­се­лья. Без пя­ти час при­е­ха­ли «зва­ные го­сти»: мест­ный участ­ко­вый и двое пар­ней в штат­ском — опер­груп­па из рай­цен­тра. Ли­ца у всех недо­воль­ные. Оно и по­нят­но: ко­му по­нра­вит­ся, ко­гда те­бя вы­дер­ги­ва­ют в но­во­год­нюю ночь, и да­же не из-за тяж­ких те­лес­ных, а из-за ка­кой-то ба­наль­ной кра­жи. — Кто по­тер­пев­ший? — угрю­мо спро­сил один из опе­ров. — Поз­воль­те, я вве­ду вас в курс де­ла, — опе­ре­дил всех Иван и на­чал что-то негром­ко рас­ска­зы­вать по­ли­цей­ским. — Ста­ло быть, кра­жи бы­ли со­вер­ше­ны в ин­тер­ва­ле меж­ду де­вят­на­дца­тью и два­дца­тью дву­мя ча­са­ми, — ре­зю­ми­ро­вал ка­пи­тан. — Кто из вас в это вре­мя от­лу­чал­ся от­сю­да? — Я вы­хо­ди­ла по­пуд­рить но­сик, — бес­печ­но улыб­ну­лась Али­са. — Вот он, — кив­ну­ла она на Ро­ма­на, — за ел­кой в лес хо­дил, а бар­мен­ша с сест­рой — за елоч­ны­ми иг­руш­ка­ми. Да по­чти все от­лу­ча­лись — здесь эти три ча­са та­кой движ­няк был! — Зна­чит, и под по­до­зре­ни­ем все! — от­ре­зал стар­лей, а за­тем об­ра­тил­ся к на­пар­ни­ку: — Вы­зы­вать ки­но­ло­га с со­ба­кой? — В этом нет необ­хо­ди­мо­сти. Я уже знаю, кто вор, — ого­ро­шил всех Иван и сно­ва что-то за­шеп­тал опе­рам. — Граж­дан­ки, — по­вер­нул­ся ка­пи­тан к Ира­и­де Ве­ни­а­ми­новне и Мар­те. — Мы долж­ны осмот­реть ваш но­мер. — Вы не име­е­те пра­ва де­лать обыск без санк­ции про­ку­ро­ра! — взвизг­ну­ла Ира­и­да. — К то­му же мы са­ми по­тер­пев­шие! — Люд­ми­ла Пет­ров­на, — за­ду­шев­но ска­зал ей Иван, — ну за­чем эти фор­маль­но­сти? Вы же че­ло­век опыт­ный, гра­мот­ный... Ре­бя­та ведь все рав­но санк­цию по­лу­чат и все най­дут. А ес­ли доб­ро­воль­но вы­да­ди­те по­хи­щен­ное, вам это за­чтет­ся, как яв­ка с по­вин­ной. Мо­жет да­же, услов­ным сро­ком от­де­ла­е­тесь... Спу­стя де­сять ми­нут мне и «мо­ло­до­же­нам» вер­ну­ли все, что у нас бы­ло укра­де­но. Ста­ру­ху и ее лже-дочь (пас­пор­та обе­их ока­за­лись фаль­ши­вы­ми) увез­ли в рай­центр. — Как ты до­га­дал­ся? — ста­ла вы­пы­ты­вать я у Ива­на. — Га­да­ют во­рож­ки, — хмык­нул он. —А я про­вел опе­ра­тив­но­ро­зыск­ные ме­ро­при­я­тия. — Ты что, част­ный сы­щик?! — По­че­му част­ный? Го­су­дар­ствен­ный. Боль­ше трид­ца­ти лет про­ра­бо­тал опе­ром. До­слу­жил­ся до на­чаль­ни­ка от­де­ла в зва­нии под­пол­ков­ни­ка, а пять лет на­зад ушел на по­кой. — И все-та­ки, как ты по­нял, что это имен­но они? — Дол­го рас­ска­зы­вать. Да­вай луч­ше по­тан­цу­ем... — Но по­том рас­ска­жешь? — По­том — обя­за­тель­но... ...Семь ме­ся­цев спу­стя ме­ня раз­бу­дил зво­нок в дверь. Преж­де чем от­крыть, спро­си­ла, кто. — До­став­ка же­лез­но­до­рож­ных би­ле­тов, — от­ве­тил из-за две­ри юно­ше­ский ба­сок. — Но я ни­че­го не за­ка­зы­ва­ла! — Комарова Зоя Вла­ди­ми­ров­на? Зна­чит, это вам. Рас­пи­ши­тесь в по­лу­че­нии. В кон­вер­те бы­ло два би­ле­та: до Одес­сы и об­рат­но. Стран­но. Очень стран­но! Сно­ва по­зво­ни­ли, но уже по те­ле­фо­ну: — Гос­по­жа Комарова? С ва­ми го­во­рит ад­ми­ни­стра­тор пан­си­о­на­та «Юж­ный». Про­шу под­твер­дить бронь од­но­мест­но­го но­ме­ра с 3 по 10 июня. — «Юж­ный» — это в Одес­се? — Да, — по­сле до­воль­но про­дол­жи­тель­ной па­у­зы от­ве­тил жен­ский го­лос. ...Вый­дя из ва­го­на, я уго­ди­ла пря­ми­ком в объ­я­тия ста­ро­го зна­ко­мо­го. — Как ты узнал мой ад­рес?! — Про­вел опе­ра­тив­но-ро­зыск­ные ме­ро­при­я­тия, — рас­сме­ял­ся он. До­став из сум­ки бан­ков­скую кар­ту, на ко­то­рой ле­жа­ли три ты­ся­чи гри­вен (успе­ла за пол­го­да ско­пить на ре­монт), вру­чи­ла ее Ива­ну. — Это еще за­чем? — Для со­хран­но­сти, ко­неч­но. Ведь ты же у ме­ня насто­я­щий под­пол­ков­ник! К те­бе точ­но ни один вор не су­нет­ся!

ИВАН,ИВАН ЗОЯ,ЗОЯ под­пол­ков­ник в от­став­ке на­чи­на­ю­щая пен­си­о­нер­ка

Отель ка­зал­ся неболь­шим, од­на­ко там по­ме­сти­лись и би­льярд­ная, и биб­лио­те­ка, и бар, и сау­на...

Я все­гда лю­би­ла чи­тать де­тек­ти­вы, осо­бен­но кни­ги Ага­ты Кри­сти. Прав­да, при­ме­рить роль ге­ро­и­ни кри­ми­наль­но­го ро­ма­на мне ни­ко­гда не хо­те­лось...

Кто зна­ет, быть мо­жет, на­ша друж­ба с «на­сто­я­щим под­пол­ков­ни­ком» пе­ре­рас­тет во что-то боль­шее...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.