Какие на­ши го­ды!

Ста­ра­юсь каж­дый день про­жить так, что­бы в нем не бы­ло ме­ста ле­ни, уны­нию и ску­ке

Moja Sudba - - Калейдоскоп - Ан­на

ор­гов­ки на про­дук­то­вых рын­ках по­че­му- то лю­бят ко всем без ис­клю­че­ния по­ку­па­тель­ни­цам об­ра­щать­ся: «Де­вуш­ка!» И ме­ня то­же так на­зы­ва­ют. Мне бы по­ра­до­вать­ся ком­пли­мен­ту, а я вме­сто это­го каж­дый раз воз­ра­жаю: — Ка­кая же я де­вуш­ка? Я бабушка! — и со сме­хом до­бав­ляю. — По­сле то­го как ше­стой внук ро­дил­ся, вдруг осо­зна­ла, что мо­ло­дость про­шла. Боль­шин­ство про­дав­щиц в от­вет удив­лен­но аха­ют: «Не- уже­ли ше­сте­ро? А по вам и не ска­жешь!» Неко­то­рые со­об­ща­ют с гор­до­стью: «А у ме­ня двое!» Или трое, или чет­ве­ро... Но ме­ня ни­кто из них еще не пе­ре­плю­нул. И из по­друг — то­же. К со­жа­ле­нию, из мо­их чет­ве­рых де­тей толь­ко млад­шая доч­ка оста­лась жить в род­ном го­ро­де, а стар­шие как об­за­ве­лись се­мья­ми, так и раз­ле­те­лись кто куда. Ви­ка с му­жем и детьми жи­вет на со­сед­ней ули­це, по­это­му с трех­лет­ней Ве­ро­нич­кой и по­лу­го­до­ва­лым То­шей мо­гу ви­деть­ся хоть каж­дый день. С осталь­ны­ми вну­ка­ми-внуч­ка­ми об­ща- юсь в ос­нов­ном по те­ле­фо­ну или по скай­пу. йО Они мне и рань­ше ску­чать не да­ва­ли, а с тех пор как вы­шла на пен­сию, за­гру­зи­ли по пол­ной. йО Од­нойй со­чи­не­ние по ли­те­ра­ту­ре нуж­но на­пи­сать, дру­го­му —

ре­фе­рат по био­ло­гии, тре­тье­му — во­об­ще кур­со­вую по ав­тор­ско­му пра­ву. Ко­гда де­ти при­ста­ва­ли с по­доб­ны­ми прось­ба­ми, все­гда им от­ве­ча­ла: «Те­бе за­да­ли, вот сам и де­лай. А я, ес­ли что, по­том про­ве­рю». Те­перь мои пе­да­го­ги­че­ские прин­ци­пы от­че­го-то бук­су­ют — не мо­гу вну­кам от­ка­зать. Са­жусь и пи­шу. Впро­чем, пи­сать при­хо­дит­ся не толь­ко со­чи­не­ния, ре­фе­ра­ты и кур­со­вые. Пе­ри­о­ди­че­ски зво­нит главред (мой друг и быв­ший шеф): — При­вет, де­зер­тир­ша! Ну как те­бе на за­слу­жен­ном от­ды­хе? Еще от ску­ки на лу­ну не во­ешь? — Ок­стись, ка­кая ску­ка? — сме­юсь в от­вет. — По­кой мне толь­ко снит­ся! — Да лад­но, знаю я ва­ши пен­си­о­нер­ские де­ла — с со­сед­ка­ми на ла­воч­ке по­трын­деть, се­ри­ал по­смот­реть и вну­ку оче­ред­ные нос­ки свя­зать. От­кла­ды­вай-ка свое вя­за­ние и трях­ни ста­ри­ной. Хо­чу, что­бы ты мне один ма­те­рьяль­чик сроч­но на­кро­па­ла. На завтра. — Се­ня, по­бой­ся бо­га! У те­бя же це­лый штат жур­на­ли­стов! — Раз­ве мо­лод­няк так, как ты, на­пи­шет? — гру­бо льстит Ар­се­ний. — И по­том, я же не про­сто так про­шу, а за го­но­рар­чик! Са­жусь и пи­шу. А куда де­вать­ся? Не мо­гу же под­ве­сти ста­ро­го дру­га! Да и до­ве­сок к пен­сии лиш­ним не бу­дет. Не так дав­но ме­ня вдруг по­тя­ну­ло пе­ре­чи­тать кое-что из клас­си­ки. И в «Ка­пи­тан­ской доч­ке» на­ткну­лась на та­кую строч­ку: « У ок­на си­де­ла ста­руш­ка в те­ло­грей­ке

и с плат­ком на го­ло­ве... » Так Пуш­кин пи­сал о Ва­си­ли­се Его­ровне — ма­те­ри во­сем­на­дца­ти­лет­ней Ма­ши. То есть ес­ли да­же пред­по­ло- жить, что она ро­ди­ла доч­ку в со­рок (в те вре­ме­на случай из ря­да вон вы­хо­дя­щий), то на мо­мент опи­сы­ва­е­мых со­бы­тий ка­пи­тан­ше бы­ло пять­де­сят во­семь. То есть на че­ты­ре го­да мень­ше, чем мне сей­час! Но я се­бя

ста­руш­кой со­всем не ощу­щаю! Помни­те фра­зоч­ку поч­та­льо­на Печ­ки­на: «Я, мо­жет, толь­ко жить на­чи­наю: на пен­сию пе­ре­хо­жу»? Так вот, в от­ли­чие от муль­тяш­но­го ге­роя, с вы­хо­дом на пен­сию я жить не на­ча­ла, а про­дол­жи­ла — так же ак­тив­но и на­сы­щен­но, как рань­ше. Толь­ко те­перь еще боль­ший азарт по­явил­ся. Ведь я, увы, не Дун­кан Ма­кла­уд. По­ни­маю, что бес­смер­тие мне не гро­зит, и с каж­дым го­дом вре­ме­ни оста­ет­ся все мень­ше. А так мно­го хо­чет­ся успеть! Вот, на­при­мер, в дет­стве про­чи­та­ла кни­гу Ку­на «Ле­ген­ды и ми­фы Древ­ней Гре­ции» и так за­го­ре­лась там по­бы­вать! Хо­тя бы в со­вре­мен­ной Гре­ции, раз ма­ши­ну вре­ме­ни еще не при­ду­ма­ли. И всю жизнь го­ре­ла этой меч­той. Но все как-то не по­лу­ча­лось ее осу­ще­ствить: то в кап­стра­ны со­вет­ских ту­ри­стов не вы­пус­ка­ли, то вре­ме­ни не бы­ло, то де­нег... Сей­час во­прос лишь в фи­нан­сы упи­ра­ет­ся. Ко­неч­но, ес­ли бы по­про­си­ла у де­тей, те непре­мен­но сбро­си­лись бы, как сде­ла­ли это, ко­гда мне гры­жу уши­ва­ли. Толь­ко од­но де­ло — на опе­ра­цию деньги по­про­сить, а дру­гое — на пу­те­ше­ствие. Но в Ин­тер­нет все-та­ки за­гля­ну­ла и сто­и­мость ту­ров по­смот­ре­ла. От один­на­дца­ти ты­сяч гри­вен и вы­ше! Для ме­ня это, увы, не по кар­ма­ну. Что, ес­ли по­ехать ди­ка­рем, а не по ту­ри­сти­че­ской пу­тев­ке?.. За­ре­ги­стри­ро­ва­лась на сай­те ка­уч­сер­фе­ров, спи­са­лась с гре­ком укра­ин­ско­го про­ис­хож­де­ния, от­кры­ла ви­зу, ку­пи­ла авиа­би­ле­ты... Но уле­теть, не пре­ду­пре­див ни­ко­го из де­тей, не мог­ла — ес­ли мне не до­зво­нят­ся, то па­ни­ку под­ни­мут, нач­нут по боль­ни­цам и мор­гам ис­кать. На­до хо­тя бы ко­му-то од­но­му со­об­щить, а осталь­ные по це­поч­ке узна­ют... За день до вы­ле­та по­зво­ни­ла млад­шей доч­ке: — Ви­ку­ся, твой Ва­ле­ра не смо­жет ме­ня завтра утром в аэро­порт от­вез­ти? — В аэро­порт? — уди­ви­лась она. — К Паш­ке в го­сти ре­ши­ла съез­дить? А по­че­му не на по­ез­де? Ты же ле­тать бо­ишь­ся! Пав­лом зо­вут мо­е­го стар­ше­го сы­на, ко­то­рый с же­ной и дву­мя сы­но­вья­ми жи­вет во Ль­во­ве. — Нет, не к Пав­ли­ку. Я в... Гре­цию! — Куда?! — со­рва­лась доч­ка на крик. — Мам, ты с ума со­шла? Там же кри­зис! — Ну ты на­пу­га­ла ежа го­лой по­пой! — за­сме­я­лась я. — Это нам-то чу­жо­го кри­зи­са бо­ять­ся? — А где деньги на по­езд­ку взя­ла? — Из «по­хо­рон­ных» дер­ну­ла, — при­зна­лась и пе­ре­шла на во­кал: — А по­ми­рать нам ра­но­ва­то, ждут еще нас в Афи­нах де­ла! — за­кон­чив пе­ние, по­хва­ста­лась: — Про­жи­ва­ние мне во­об­ще ни­че­го сто­ить не бу­дет бу­дет, — и рас­ска­за­ла, по­че­му. — Моя мать — аван­тю­рист­ка! — ах­ну­ла Ви­ка. — Ма­ло то­го что едет в Гре­цию, где в по­след­нее вре­мя по­сто­ян­но вся­кие за­ва­руш­ки и за­ба­стов­ки, так еще и жить со­би­ра­ет­ся у незна­ко­мо­го дядь­ки! А вдруг он ма­ньяк? Я те­бя ни­ку­да не пу­щу! — Киш­ка тон­ка! — сно­ва за­сме­я­лась я. — Сегодня же по­зво­ню Па­ше, Ан­дрею и Ри­те. У нас чет­ве­рых си­ле­нок хва­тит те­бя не пу­стить! — Не име­е­те пра­ва, я уже со­вер­шен­но­лет­няя! ...По­езд­ка в Афи­ны по­лу­чи­лась ска­зоч­ной. Да­ма­рис (же­на при­ютив­ше­го ме­ня ка­уч­сер­фе­ра) не толь­ко лич­но по­ка­за­ла го­род, но еще на­учи­ла го­то­вить по­тря­са­ю­щие гре­че­ские блю­да и на­со­ва­ла в сум­ку це­лую ку­чу су­ве­ни­ров для мо­их вну­ков и вну­чек. — Ре­бя­та, при­ез­жай­те ле­том в го­сти, — при­гла­си­ла я на про­ща­ние ра­душ­ных хо­зя­ев. — Та­ким бор­щом с пам­пуш­ка­ми вас уго­щу! И ва­ре­ни­ка­ми с виш­ней. А еще Ки­ев по­ка­жу, как ни один гид не смо­жет! ...В по­след­нее вре­мя у ме­ня ста­ла ча­сто бо­леть спи­на. Осо­бен­но ес­ли при­хо­дит­ся по­дол­гу си­деть за ком­пью­те­ром. А как не си­деть, ес­ли все­гда чем-то оза­да­чат. То со­чи­не­ни­ем, то ре­фе­ра­том, то кур­со­вой, то сроч­ным «ма­те­рьяль­чи­ком»... — Вам нуж­но боль­ше дви­гать­ся, — по­со­ве­то­вал врач. Вот си­жу и ду­маю... Од­ну меч­ту я уже осу­ще­стви­ла, так не по­ра ли сбыть­ся вто­рой? Всю жизнь хо­те­ла на­учить­ся тан­це­вать фла­мен­ко. А по­че­му бы и нет? По­ду­ма­ешь, шесть­де­сят два! Какие там на­ши го­ды!

Ан­на, боль­шая оп­ти­мист­ка и жиз­не­люб­ка Вс­по­ми­наю о сво­ем воз­расте, толь­ко ко­гда смот­рю в пас­порт или в зер­ка­ло. А в ду­ше мне и сей­час не боль­ше два­дца­ти!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.