Кош­кин дом

Па­па при­вил мне лю­бовь к кни­гам и к жи­вот­ным. Те­перь я ра­бо­таю в биб­лио­те­ке, а мой дом стал при­ютом для чет­ве­ро­но­гих бра­тьев

Moja Sudba - - Полезно Знать - Ве­ра, Илья

Илья, ве­те­ри­нар Я, ко­неч­но, люб­лю зве­ру­шек, но жерт­во­вать ра­ди них сво­им бла­го­по­лу­чи­ем не со­би­ра­юсь. По­движ­ни­че­ство – не моя сте­зя

ВЕ­РА:

С дет­ства не мо­гу прой­ти ми­мо ра­не­но­го или боль­но­го жи­вот­но­го. Нет ни­че­го тоск­ли­вее, чем гла­за боль­ной со­ба­ки или уми­ра­ю­щей кош­ки. Ро­ди­те­ли с улыб­кой на­зы­ва­ли ме­ня ко­ша­чьей ма­мой за са­мо­заб­вен­ную за­бо­ту о бра­тьях на­ших мень­ших. В дет­стве у ме­ня был чер­но-бе­лый кот дво­рян­ских кро­вей по име­ни Вась­ка. Жи­вот­ное тер­пе­ли­во сно­си­ло все мои фан­та­зии — ему при­шлось по­бы­вать и в ро­ли за­пе­ле­на­то­го мла­ден­ца, и в ро­ли оде­той в ку­коль­ное пла­тье доч­ки хо­зяй­ки, и в ро­ли со­рван­ца, от­бы­ва­ю­ще­го на­ка­за­ние в уг­лу, стоя на зад­них ла­пах. Ве­те­ран дво­ро­вых бо­ев с по­рван­ным ухом и по­кры­тым шра­ма­ми те­лом, под­жав уши и на­пря­жен­но втя­нув ког­ти (что­бы ме­ня не по­ца­ра­пать), вы­жи­дал мо­мент, ко­гда я от­вер­нусь и мож­но бу­дет од­ним мощ­ным рыв­ком вы­сво­бо­дить­ся и убе­жать. В пе­ри­о­ды осо­бен­но бур­ной лич­ной жиз­ни кот неде­ля­ми не воз­вра­щал­ся, а я хо­ди­ла по всем окрест­ным дво­рам и, пла­ча от страха за него, зва­ла: «Ва­ся, Ва­ся!» На­ко­нец он вы­ска­ки­вал из ка­ко­го-ни­будь под­валь­но­го ок­на — ху­дой, гряз­ный, со сви­са­ю­щей с усов па­у­ти­ной, по­кор­но поз­во­лял взять се­бя на ру­ки и от­не­сти до­мой. Вы­ку­пан­ный и сы­тый, Вась­ка от­сы­пал­ся, бла­го­дар­но при­ни­мая лас­ку и слад­ко мур­лы­ча в по­лу­дре­ме. Умер он от отрав­ле­ния — из­держ­ки воль­гот­ной сво­бод­ной жиз- ни… Мы по­хо­ро­ни­ли его, за­вер­нув в кра­си­вый ма­мин пла­ток, и дол­го опла­ки­ва­ли. Да­же у па­пы, силь­но­го и ум­но­го па­пы, бы­ли то­гда мок­рые гла­за. Вот, ка­за­лось бы, неувяз­ка — офи­цер, чье от­ро­че­ство при­шлось на вой­ну (он ро­дил­ся в 1931 го­ду), лю­бил и жа­лел жи­вот­ных. Су­ро­вый и прин­ци­пи­аль­ный к лю­дям, отец был чут­ким и доб­рым по от­но­ше­нию к зве­руш­кам. Пом­ню та­кой слу­чай из дет­ства. Мы при­е­ха­ли в се­ло к род­ствен­ни­кам, и утром я просну­лась от прон­зи­тель­но­го виз­га. Па­па си­дел на сту­ле воз­ле мо­ей кро­ва­ти. «Не хо­ди, там ре­жут сви­нью», — ска­зал он, гля­дя на ме­ня тоск­ли­вы­ми гла­за­ми. На­ка­нуне мы с ним рва­ли в ого­ро­де тра­ву и уго­ща­ли эту хрюш­ку кле­ве­ром. Жи­вот­ное жад­но вы­ры­ва­ло из на­ших рук соч­ные стеб­ли и, с ап­пе­ти­том чав­кая, мгно­вен­но съе­да­ло их. На­вер­ное, имен­но бла­го­да­ря от­цу я по­лю­би­ла кни­ги и на­ших чет­ве­ро­но­гих бра­тьев. «Ма­лень­кий принц» Ан­ту­а­на де Сент-Эк­зю­пе­ри был па­пи­ной на­столь­ной кни­гой, он чи­тал мне ее и ри­со­вал ба­ран­чи­ка в ящи­ке. А ко­гда дет­ство за­кон­чи­лось, лю­бовь к чте­нию опре­де­ли­ла вы­бор про­фес­сии — я ста­ла биб­лио­те­ка­рем. Огром­ные пол­ки с книж­ны­ми ря­да­ми для ме­ня — на­сто­я­щее на­сто­я­ще­ехра­ни­ли­ще­хра­ни­ли­ще дра­го­цен­но­стей, а биб­лио­те­ка — пе­ще­ра Али-Ба­бы. В ча­сы за­ти­шья, уют­но за­ку­тав­шись в шаль (у нас со­всем не жар­ко), чи­таю за­по­ем. Что-то вы­би­раю «для об­ще­го раз­ви­тия», что-то пе­ре­чи­ты­ваю, от­кры­вая для се­бя мо­мен­ты, на ко­то­рые не об­ра­ти­ла вни­ма­ния рань­ше. В биб­лио­те­ку ча­сто при­хо­дят де­ти. Пом­ню, кро­хот­ная бе­ло­ку­рая дев­чуш­ка сто­я­ла пе­ред стой­кой, дер­жа в ру­ках ко­тен­ка, и про­си­ла: «Те­тень­ка! Возь­ми­те Бар­си­ка! Ма­ма ве­ле­ла вы­пу­стить ко­та на ули­це, но ему же там бу­дет пло­хо!» Бар­сик с ин­те­ре­сом рас­смат­ри­вал ме­ня и все во­круг, несмот­ря на то что де­воч­ка дер­жа­ла его в очень неудоб­ной по­зе, ухва­тив обе­и­ми ру­ка­ми под пе­ред­ни­ми ла­па­ми. Зад­ние же и хвост ко­та бол­та­лись при каж­дом дви­же­нии юной леди. При­шлось взять тер­пе­ли­во­го и муд­ро­го не по воз­рас­ту Бар­си­ка се­бе. Ко­те­нок, как и боль­шин­ство его со­бра­тьев, по­ни­мал: с эти­ми дву­но­ги­ми стран­но пах­ну­щи­ми су­ще­ства­ми луч­ше со­труд­ни­чать, что­бы иметь ряд при­ят­ных бо­ну­сов в ви­де лас­ки, еды и за­бо­ты. В тот же день мы с Бар­си­ком за­шли в ве­те­ри­нар­ную кли­ни­ку к Илье Ни­ко­ла­е­ви­чу. Док­тор Стрель­цов мне нра­вил­ся за то, что он ува­жи­тель­но от­но­сил­ся к лю­дям и вни­ма­тель­но, да­же, по­жа­луй, жа­лост­ли­во — к жи­вот­ным. По­нят­но, что ос­нов­ным ис­точ­ни­ком до­хо­дов кли­ни­ки яв­ля­лось об­слу­жи­ва­ние пи­том­цев до­ро­гих по­род. Хозяева йорк­шир­ских те­рье­ров, маль­тий­ских бо­ло­нок и ко­шек бла­го­род­ных кро­вей вы­кла­ды­ва­ли огром­ные сум­мы за об­слу­жи­ва­ние сво­их лю­бим­цев. Но и к по­се­ти­те­лям с ме­нее вме­сти­тель­ным ко­шель­ком Илья Ни­ко­ла­е­вич от­но­сил­ся так же чут­ко. В про­шлый мой ви­зит в кли­ни­ку с дал­ма­тин­цем Чар­ли, ко­то­рый во­гнал се­бе за­но­зу под ко­готь, я ста­ла сви­де­те­лем необыч­ной сце­ны. Дверь ве­те­ри­нар­ки рас­пах­ну­лась, и мо­ло­дой муж­чи­на внес со­ба­ку с без­воль­но сви­са­ю­щи­ми ла­па­ми. За пар­нем шла пла­чу­щая ста­ру­ха в стран­ной одеж­де. Так в по­все­днев­ной жиз­ни оде­ва­ют­ся жен­щи­ны в от­да­лен­ных се­лах: ко­рич­не­вые хлоп­ча­то­бу­маж­ные кол­гот­ки, ка­кие-то до­по­топ­ные юб­ка и курт­ка, цве­та­стый пла­ток и раз­би­тые муж­ские бо­тин­ки. Вид­но бы­ло, что бе­да за­ста­ла ба­бу­лю врас­плох. Ви­ди­мо, ста­руш­ка хло­по­та­ла по хо­зяй­ству и, не пе­ре­оде­ва­ясь, бро­си­лась спа­сать со­ба­ку. Илья Ни­ко­ла­е­вич вы­слу­шал пу­та­ный рас­сказ хо­зяй­ки, за­дал несколь­ко во­про­сов и ве­лел пар­ню нести пса на опе­ра­ци­он­ный стол. Ко­гда дверь в опе­ра­ци­он­ную за­кры­лась, мед­сест­ра с изящ­ным ма­ни­кю­ром и яр­ко-крас­ны­ми гу­ба­ми спро­си­ла: — Вы зна­е­те, что при­ем у нас плат­ный?! Ста­ру­ха по­спеш­но вы­та­щи­ла из-за па­зу­хи но­со­вой пла­ток с мел­ки­ми ку­пю­ра­ми и за­ча­сти­ла: — Я про­да­ла кар­тош­ку, день­ги есть… Эти дач­ни­ки… Го­ня­ют на ино­мар­ках… Бров­ко толь­ко за во­ро­та — его сра­зу и сби­ли…

Внук ста­ру­хи вы­шел во двор, что­бы за­крыть свои лю­бов­но тю­нин­го­ван­ные мяг­ки­ми иг­руш­ка­ми, икон­ка­ми и на­клей­ка­ми «Жи­гу­ли». Че­рез неко­то­рое вре­мя Илья Ни­ко­ла­е­вич по­звал пар­ня. Тот скрыл­ся в опе­ра­ци­он­ной, а за­тем вы­нес дво­ро­во­го без­род­но­го пса с за­гип­со­ван­ной ла­пой и пе­ре­бин­то­ван­ным ту­ло­ви­щем. Со­ба­ка бы­ла еще под дей­стви­ем нар­ко­за. — Бу­дет жить ваш Бров­ко! — с улыб­кой за­ве­рил док­тор под­бе­жав­шую к нему хо­зяй­ку. Ба­бу­ля рас­счи­та­лась с брезг­ли­во под­жав­шей гу­бы мед­сест­рой, взя­ла чек и ре­цепт на ле­кар­ства и по­спе­ши­ла к «Жи­гу­лям». Впер­вые к Илье Ни­ко­ла­е­ви­чу я об­ра­ти­лась из-за Кар­ку­ши. Де­ло бы­ло теп­лым лет­ним ве­че­ром. Шла с ра­бо­ты до­мой и уви­де­ла груп­пу де­тей, азарт­но швы­ряв­ших кам­ни во что-то живое и дви­жу­ще­е­ся. По­дой­дя бли­же, раз­гля­де­ла, что это во­ро­не­нок-сле­ток со слег­ка жел­то­ва­той ро­го­ви­цей над клю­вом. Пти­ца за­трав­лен­но гля­ну­ла на ме­ня, а де­ти в это вре­мя ис­ка­ли кус­ки би­то­го кир­пи­ча по­боль­ше, что­бы до­бить птен­ца. — Гос­по­ди, что вы де­ла­е­те?! — за­ора­ла я. — Те­тя, вы что, это же во­ро­на! Они цып­лят кра­дут, они вред­ные! — со­сед­ский маль­чиш­ка смот­рел на ме­ня, как на ино­пла­не­тян­ку. Се­мья па­ца­на недав­но пе­ре­еха­ла в го­род, и он из­ме­рял все во­круг при­выч­ны­ми мер­ка­ми сель­ско­го жи­те­ля. Ото­брав у маль­чи­шек сжав­шу­ю­ся от бо­ли и страха пти­цу, я по­спе­ши­ла в бли­жай­шую ве­те­ри­нар­ную кли­ни­ку. Док­тор (а это был Илья Ни­ко­ла­е­вич) осмот­рел во­ро­нен­ка, сма­зал ра­ны ан­ти­сеп­ти­ком, впра­вил и за­фик­си­ро­вал вы­вих­ну­тое кры­ло. — В ру­баш­ке ро­ди­лась ва­ша Кар­ку­ша! — гла­за ве­те­ри­на­ра сме­я­лись. Так я и на­зва­ла во­ро­ну — Кар­ку­шей, с лег­кой ру­ки Ильи Ни­ко­ла­е­ви­ча. Кро­ме пти­цы, у ме­ня жи­вут семь ко­шек и со­ба­ка. Но это те­перь, а рань­ше... Мы с му­жем бы­ли обыч­ной се­мьей: при­во­ди­ли в по­ря­док по­да­рен­ную ро­ди­те­ля­ми квар­ти­ру, меч­та­ли о де­тях. Я дол­го об­сле­до­ва­лась, но вра­чи схо­ди­лись в од­ном: смо­гу родить толь­ко ре­бен­ка из про­бир­ки. Ко­гда в оче­ред­ной раз рас­ска­за­ла Ар­ту­ру о сво­ем ви­зи­те к док­то­ру, муж про­бор­мо­тал: — Не нуж­но из про­бир­ки, у ме­ня и так по­лу­чи­лось. В тот мо­мент мой мир пе­ре­вер­нул­ся… Ар­тур ку­пил мне ма­лень­кий по­лу­раз­ва­лив­ший­ся до­мик на окра­ине го­ро­да, сде­лал в нем ре­монт на ско­рую ру­ку, по­стро­ил вы­со­кий де­ре­вян­ный за­бор во­круг участоч­ка. Быв­ший супруг, ока­зы­ва­ет­ся, не за­был о мо­ей дав­ней мечте со­здать при­ют для жи­вот­ных, вот и под­го­то­вил для это­го ба­зу. На­вер­ное, из чув­ства ви­ны... И дей­стви­тель­но, боль­ные и ра­не­ные зве­ри, как буд­то чув­ствуя, что по­мо­гу им, на­хо­дят путь к мо­е­му до­му. Зар­пла­ты биб­лио­те­ка­ря не хва­та­ет на корм и ве­те­ри­нар­ное об­слу­жи­ва­ние, по­это­му по­чти каж­дый ве­чер с ко­роб­кой для по­жерт­во­ва­ний, дал­ма­тин­цем Чар­ли на по­вод­ке и Кар­ку­шей на пле­че стою на цен­траль­ной пло­ща­ди го­ро­да. Та­б­лич­ка на ко­роб­ке гла­сит: «Пи­том­цам при­ю­та «Кош­кин дом» нуж­на ва­ша по­мощь!» Бы­ва­ют дни, ко­гда уда­ет­ся со­брать при­лич­ную сум­му, но слу­ча­ет­ся так­же, что воз­вра­ща­ем­ся ни с чем.

ИЛЬЯ:

Се­го­дня был слож­ный день, но я рад, что еще на шаг при­бли­зил­ся к сво­ей мечте — стать вла­дель­цем ве­те­ри­нар­ной боль­ни­цы. Для пар­ня из бед­ной се­мьи это по­чти невоз­мож­но. Но Иван Сер­ге­е­вич, отец Ви­ты, по­обе­щал кли­ни­ку в ка­че­стве сва­деб­но­го по­дар­ка. Ку­пив рос­кош­ный бу­кет, я спе­шил в ре­спек­та­бель­ный ре­сто­ран на сви­да­ние с неве­стой. И вдруг уви­дел Ве­ру. Она не раз бы­ва­ла у ме­ня на при­е­ме со сво­и­ми пи­том­ца­ми. На пле­че у нее, как по­пу­гай у пи­ра­та, си­де­ла на­хох­лив­ша­я­ся во­ро­на. Ве­ра по­гла­жи­ва­ла по хол­ке кра­сав­ца-дал­ма­тин­ца. Ме­ня де­вуш­ка не за­ме­ти­ла. А я вот ее со­ба­ку хо­ро­шо пом­ню — при пер­вом ви­зи­те в кли­ни­ку пес был ху­дым, его за­жи­во сжи­ра­ла це­лая ко­ло­ния кле­щей. Мо­ло­дец, дев­чон­ка, не бро­са­ет сво­их бе­до­лаг! Вы­ха­жи­ва­ет да­же са­мых слож­ных! Я до­стал порт­моне. По сту­ден­че­ской при­выч­ке все по­лу­чен­ные день­ги ме­няю на круп­ные ку­пю­ры, что­бы жал­ко бы­ло тра­тить. Вот и в тот мо­мент в ко­шель­ке ока­за­лись толь­ко две­сти и пять­сот гри­вен. Еще за­ва­ля­лась два­дцат­ка, но ста­ло как-то стыд­но да­вать столь ми­зер­ную сум­му, тем бо­лее Ве­ра зна­ет це­ну за при­ем в мо­ей кли­ни­ке. Да, ди­лем­ма: два­дцать — ма­ло, две­сти — жал­ко… Ин­те­рес­но, сколь­ко бу­дет сто­ить ужин с Ви­той? Де­вуш­ка не при­вык­ла се­бя огра­ни­чи­вать. На­де­юсь, по­сле на­шей сва­дьбы она из­ме­нит при­выч­ки… Недол­го ду­мая я пе­ре­шел на дру­гую сто­ро­ну ули­цы, успо­ка­и­вая се­бя тем, что в сле­ду­ю­щий раз уж обя­за­тель­но по­мо­гу.

ВЕ­РА:

Се­го­дня сно­ва неудач­ный день. Ста­руш­ка опу­сти­ла в ко­роб­ку две грив­ны, еще пять по­ло­жи­ла дев­чуш­ка с ко­кер-спа­ни­е­лем на по­вод­ке, ка­кая-то сер­до­боль­ная жен­щи­на бро­си­ла де­сят­ку. Все… А на­до еще хо­тя бы три­на­дцать гри­вен, что­бы ку­пить ки­ло­грамм мяс­ных об­рез­ков у Ро­ма­на, то­гда мои зве­руш­ки бы­ли бы се­го­дня сы­ты. Фи­гу­ра Ро­ма­на по­хо­жа на ля­гу­ша­чью, тол­сто­ще­кое ли­цо — баг­ро­во­го цве­та. Го­во­рят, это из-за при­выч­ки пить го­ря­чую кровь толь­ко что за­ре­зан­ных сви­ней. В долг мяс­ник не да­ет, но на­ме­ка­ет, что мо­жет и по­да­рить па­ру ки­ло­грам­м­чи­ков об­рез­ков за… пор­цию люб­ви. Бр-р, да­же по­ду­мать про­тив­но! При­дет­ся нам, мои до­ро­гие жи­во­тин­ки, до­воль­ство­вать­ся нын­че пу­сты­ми ма­ка­ро­на­ми... По до­ро­ге до­мой Кар­ку­ша сле­те­ла с мо­е­го пле­ча и, сде­лав круг, на­пра­ви­лась в парк. Зна­чит, окреп­ла. Ле­ти, птич­ка, и не по­па­дай­ся боль­ше в ру­ки «доб­рых» лю­дей! За­хо­дя­щее солн­це осве­ща­ет наш дом баг­ро­вым све­том, и кош­ки, си­дя­щие на за­бо­ре, ка­жут­ся в его лу­чах ино­пла­нет­ны­ми су­ще­ства­ми…

Ве­ра, лю­бит жи­вот­ных и по­мо­га­ет им Лю­ди са­ми на­зна­чи­ли се­бя хо­зя­е­ва­ми при­ро­ды и ре­ши­ли, что мо­гут де­лать с ней все что взду­ма­ет­ся. А ведь это не так!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.