Дол­гий путь К СЧА­СТЬЮ

«Че­ло­век со­здан для сча­стья, как пти­ца для по­ле­та»... За­ме­ча­тель­ная ци­та­та. Сча­стье дей­стви­тель­но окры­ля­ет. Но как труд­но его по­рой отыс­кать...

Moja Sudba - - Между Нами, Женщинами - Га­ли­на

то та­кое сча­стье? Каж­дый от­ве­ча­ет на этот во­прос по-сво­е­му,

но все хо­тят быть счаст­ли­вы­ми. Меч­та­ла о сча­стье и я. Толь­ко вот ид­ти к нему при­шлось очень дол­го. Я вы­шла за­муж в два­дцать лет, когда учи­лась в Ки­е­ве в уни­вер­си­те­те. Мне дав­но нра­вил­ся Ле­ня, па­рень из мо­е­го род­но­го Чи­ги­ри­на. К то­му вре­ме­ни как пе­ре­шла на тре­тий курс, он уже окон­чил вуз и по­шел ра­бо­тать в НИИ. Вы­со­кий, стат­ный, си­не­гла­зый. На ба­яне иг­рал. А как пел! Серд­це за­ми­ра­ло... Влю­би­лась я. Толь­ко раз­ве ж мог­ла стес­ни­тель­ная дев­чон­ка при­знать­ся в сво­их чув­ствах... И все-та­ки я вы­шла за Ле­ню за­муж. Моя ма­ма ра­бо­та­ла в од­ной шко­ле с его ма­мой. И од­на­ж­ды та при­гла­си­ла свою кол­ле­гу к нам в го­сти вме­сте с сы­ном. Ох я то­гда и пе­ре­вол­но­ва­лась! Го­то­ви­лась! Вы­сти­ра­ла свое един­ствен­ное пла­тьи­це, на­крах­ма­ли­ла, от­утю­жи­ла, во­ло­сы не в ко­су, как обыч­но, за­пле­ла, а уло­жи­ла во взрос­лую при­чес­ку... По­ка взрос­лые за сто­лом си­де­ли и свои раз­го­во­ры ве­ли, мы с Ле­ней на про­гул­ку от­пра­ви­лись. Эх, как вспом­ню! Серд­це в пят­ки ухо­ди­ло, ды­ха­ние пе­ре­хва­ты­ва­ло, на во­про­сы от­ве­ча­ла нев­по­пад... А па­рень был веж­лив, вни­ма­те­лен, та­кой джентль­мен! Когда го­сти ушли, ма­ма, спро­си­ла: — Ну как по­гу­ля­ли, до­чень­ка? Прав­да, Ле­ня — хо­ро­ший па­рень? — Прав­да, ма­ма, за­ме­ча­тель­ный! — от­ве­ти­ла ис­кренне. — Да уж ви­жу, что нра­вит­ся те­бе. Толь­ко что-то ты у ме­ня, Га­лоч­ка, слиш­ком стес­ни­тель­ная... — Ма, пе­ре­стань! — бро­си­ла я и убе­жа­ла в свою ком­на­ту. А ведь и прав­да, бы­ла ужас­но стес­ни­тель­ная стес­ни­тель­ная. От Отс­му­ще­ни­ясму­ще­ния вся­кие глу­по­сти де­ла­ла, когда ока­зы­ва­лась ря­дом с Ле­ней. Мы ведь с ним все-та­ки ста­ли встре­чать­ся. А по­том он ру­ку и серд­це мне пред­ло­жил... По­се­ли­лись в Ки­е­ве в неболь­шой ком­нат­ке в ком­му­нал­ке. На оче­редь Лео­нид стал в сво­ем НИИ, что­бы че­рез ка­кое-то вре­мя мож­но бы­ло по­лу­чить квар­ти­ру. Я ду­ши в му­же не ча­я­ла, он был та­кой ум­ный! Столь­ко все­го ин­те­рес­но­го знал и мне рас­ска­зы­вал! По­сту­пил в ас­пи­ран­ту­ру, ра­бо­тал над кан­ди­дат­ской. Я, са­мая обыч­ная сту­дент­ка без ка­ких-то вы­да­ю­щих­ся спо­соб­но­стей, смот­ре­ла на него с вос­хи­ще­ни­ем и счи­та­ла сво­им дол­гом по­мо­гать в до­сти­же­нии це­ли. Жи­ла ра­ди лю­би­мо­го. И очень до­ро­го по­том за это за­пла­ти­ла. Когда узна­ла, что бе­ре­мен­на, с ра­до­стью со­об­щи­ла Лене, жда­ла, что то­же об­ра­ду­ет­ся, на ру­ках ме­ня бу­дет но­сить. А он... Сна­ча­ла про­сто про­мол­чал, ушел в кух­ню. По­бе­жа­ла за ним, спро­си­ла: — Ле­неч­ка, у те­бя что-то слу­чи­лось? Мо­жет, я не во­вре­мя со сво­и­ми раз­го­во­ра­ми? — А са­ма не зна­ешь? — неожи­дан­но жест­ко ска­зал он. — Ко­неч­но, слу­чи­лось! Я пи­шу дис­сер­та­цию, ка­кой сей­час мо­жет быть ре­бе­нок? Вот прой­дет за­щи­та, то­гда и де­тей мож­но за­во­дить. Ду­мал, что ты это по­ни­ма­ешь... — су­пруг пре­рвал­ся, ви­ди­мо, ожи­дая от ме­ня ре­ак­ции. Но я оглу­ше­но мол­ча­ла, и то­гда за­вер­шил свою речь при­го­во­ром: — На­до сде­лать аборт. На­вер­ное, у ме­ня в гла­зах бы- ло что-то ужас­ное, так как Ле­ня тут же до­ба­вил до­ба­вил, уже бо бо­лее мяг­ким то­ном: — Ты мо­ло­дая, здо­ро­вая, еще ро­дишь. И не од­но­го. Толь­ко сна­ча­ла на­до твер­до стать на но­ги. — А мы сей­час на но­гах не сто­им, пол­за­ем, да?! — вы­да­ла я вдруг и по­шла в ком­на­ту. Са­ма от се­бя не ожи­да­ла та­кой сме­ло­сти: ведь рань­ше все­гда со­гла­ша­лась с му­жем. — Что за глу­по­сти ты несешь? — рас­сер­дил­ся Ле­ня, но на­пра­вил­ся за мной. — При чем здесь пол­за­ем? Мы в ком­му­нал­ке жи­вем, не за­бы­ла? И тут я не вы­дер­жа­ла, раз­ры­да­лась. Но­ги под­ко­си­лись, рух­ну­ла на ста­рый ди­ван­чик, слу­жив­ший нам и креслом, и кро­ва­тью од­но­вре­мен­но. — Ну пе­ре­стань, пе­ре­стань, — на­чал успо­ка­и­вать Ле­ня, гла­дя ме­ня по го­ло­ве. — Все не так страш­но. Мы еще с то­бой мно­гое успе­ем. — Я не бу­ду уби­вать на­ше­го ре­бен­ка, — про­из­нес­ла твер­до и, вы­ти­рая сле­зы, впер­вые дерз­ко по­смот­ре­ла на него. — Да-а-а... — про­тя­нул он и ушел из до­му. То­гда впер­вые но­че­ва­ла од­на. Про­ре­ве­ла до утра, но ко вре­ме­ни вы­хо­да в ин­сти­тут уже точ­но зна­ла: бу­ду ро­жать. По­том ме­ня еще све­кровь уго­ва­ри­ва­ла не пор­тить ка­рье­ру ее сы­ну, но я про­сто мол­ча­ла. О чем го­во­рить, когда ре­ше­ние при­ня­то? Пусть се­бе дер­га­ет­ся. Од­на­ко мы то­гда не раз­ве­лись. Я ро­ди­ла маль­чи­ка, и бла­го­вер­ный не толь­ко вер­нул­ся, но еще и был страш­но горд, что у него сын. Ста­ли жить опять вме­сте. Ка­кое-то вре­мя все шло нор­маль­но, хо­тя в мо­ем от­но­ше­нии к Лене уже не бы­ло преж­не­го вос­хи­ще­ния и пи­е­те­та. Что-то все же над­ло­ми­лось в ду­ше, но я, по мо­ло­до­сти, не от­да­ва­ла се­бе от­че­та. И квар­ти­ру от­дель­ную по­лу­чи­ли, и ме­бель кое-ка­кую моя ма­ма по­мог­ла ку­пить, и сы­ниш­ка рос здо­ро­вень­ким. Мне, прав­да, при­шлось ин­сти­тут бро­сить. Не раз по­том об этом жа­ле­ла, но то­гда не справ­ля­лась, вот и ре­ши­ла, что глав­ное — се­мья. Соб­ствен­но, и сей­час, спу­стя мно­го лет, счи­таю так же. Про­сто знаю, что на­до быть осмот­ри­тель­нее и боль­ше це­нить се­бя. Ну и дру­га сер­деч­но­го вы­би­рать осто­рож­нее, ко­неч­но, не ки­дать­ся в омут с го­ло­вой. Но кто не был мо­лод, тот не был глуп. Все мои ис­пы­та­ния сде­ла­ли ме­ня силь­нее и муд­рее. Не раз по­том Ле­ня го­во­рил мне, что я «тем­ная», и упре­кал от­сут­стви­ем выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния. А когда на­ше­му Ко­лень­ке ис­пол­ни­лось во­семь, муж за­гу­лял. Он к то­му вре­ме­ни уже был кан­ди­да­том на­ук и пи­сал док­тор­скую. А еще хо­дил петь в са­мо­де­я­тель­ный хор. Когда у нас до­ма со­би­ра­лись го­сти с его ра­бо­ты, хо­зя­ин все­гда по­сле за­сто­лья иг­рал на ба­яне и все при­сут­ству­ю­щие вме­сте за­тя­ги­ва­ли пес­ню. Жен­щи­ны на Ле­ню за­смат­ри­ва­лись, ко­неч­но. Вот, ви­ди­мо, и в хо­ре бы­ло то же са­мое. Засмот­ре­лась од­на и уве­ла из се­мьи. Чест­но ска­жу, я то­гда ве­ла се­бя не луч­шим об­ра­зом. Со­всем тор­мо­за от­ка­за­ли. Кри­ча­ла, би­лась в ис­те­ри­ке, рва­ла ве­щи су­пру­га... В об­щем, раз­ве­лись мы, по­ме­ня­ли на­шу от­дель­ную квар­ти­ру на две ком­на­ты в ком­му­нал­ке, устро­и­лась я ра­бо­тать на за­вод экс­пе­ди­то­ром. А для се­бя ре­ши­ла: «Бу­ду счаст­ли­ва всем на­зло. Он еще

Га­ли­на, жен­щи­на с непро­стой судь­бой Бо­лезнь по­мог­ла мне мно­гое по­нять и на мно­гое взгля­нуть ина­че. Что­бы из­ме­нить свою жизнь, на­до из­ме­нить се­бя

по­жа­ле­ет!» Глу­пая, не по­ни­ма­ла то­гда, что ря­дом со сло­вом «сча­стье» сло­ву «зло» нет ме­ста, что счаст­ли­вой на­до быть для се­бя, а не для ко­го-то. Но ни­че­го, жизнь на­учи­ла. Ра­бо­та у ме­ня бы­ла тя­же­лая, свя­зан­ная с по­сто­ян­ны­ми ко­ман­ди­ров­ка­ми. Сла­ва бо­гу, ма­ма со­гла­си­лась по­мо­гать с сы­ном, да и сам Ко­лень­ка рос са­мо­сто­я­тель­ным. В од­ной из по­ез­док я и по­зна­ко­ми­лась со сво­им вто­рым му­жем Во­ло­дей. Недол­го ду­мая вы­ско­чи­ла за него за­муж. И так же недол­го ду­мая ро­ди­ла дочь. Спе­ши­ла до­ка­зать сво­е­му быв­ше­му и все­му ми­ру, что вполне со­сто­яв­ша­я­ся жен­щи­на, ко­то­рая, как го­во­рит­ся, «не за­ле­жит­ся», най­дут­ся же­ла­ю­щие. Вот ду­роч­ка-то бы­ла... А жизнь учи­ла и учи­ла. Жест­ко, боль­но, но... я ей бла­го­дар­на. Так вот. Вла­ди­мир пе­ре­ехал в мою ком­му­нал­ку, про­му­чи­лись там три го­да, а по­том по­лу­чи­ли от­дель­ную двух­ком­нат­ную. Вы не по­ве­ри­те, но мой вто­рой муж то­же взял­ся за кан­ди­дат­скую дис­сер­та­цию. И я опять обес­пе­чи­ва­ла ты­лы. Кар­тин­ки жиз­ни сме­ня­лись, как в ка­лей­до­ско­пе, не успе­ва­ла опом­нить­ся. На­до бы­ло и за­ра­ба­ты­вать, и де­тей рас­тить, и Во­ве усло­вия со­зда­вать. Ну и до­со­зда­ва­лась, что он за­щи­тил­ся и вско­ре по­сле это­го то­же от­пра­вил­ся на­ле­во. А я сно­ва би­лась в ис­те­ри­ке и, рас­став­шись с ним, ду­ма­ла: «Этот гад еще пой­мет, ко­го по­те­рял! Ста­ну счаст­ли­вой всем на­зло!» Ну и зло, ко­то­рое так дол­го зва­ли, не за­мед­ли­ло по­явить­ся на по­ро­ге. У ме­ня об­на­ру­жи­ли рак гру­ди. Мно­гие лю­бят по­дроб­но рас­ска­зы­вать, как их опе­ри­ро­ва­ли, ле­чи­ли, как про­хо­ди­ла хи­мио­те­ра­пия. Пря­мо сма­ку­ют эти подробности. А что в них хо­ро­ше­го? Сно­ва и сно­ва по­гру­жать­ся в тот ужас, ко­то­рый при­шлось пе­ре­жить? За­чем? Не ста­ну го­во­рить об этом. Но зна­е­те, я бла­го­дар­на то­му ужа­су. У ме­ня по­яви­лось очень мно­го сво­бод­но­го вре­ме­ни, когда не при­хо­ди­лось ни­ку­да бе­жать, ни­ко­му я не долж­на бы­ла со­зда­вать усло­вия, ни­ко­го уже не бо­я­лась по­те­рять. Толь­ко вспо­ми­на­ла и ана­ли­зи­ро­ва­ла преж­нюю жизнь. На­вер­ное, ес­ли бы не

Кон­стан­тин, близ­кий друг Га­ли­ны Когда умер­ла же­на, ка­за­лось, что все по­те­ря­ло смысл. Но с по­яв­ле­ни­ем Га­лоч­ки мир опять за­иг­рал все­ми крас­ка­ми

бо­лезнь, так и счи­та­ла бы, что мож­но стать счаст­ли­вым всем на­зло. Нет, все-та­ки Бог не да­ет нам на­прас­ных ис­пы­та­ний. И не зря го­во­рят, что ес­ли Он за­кры­ва­ет пе­ред на­ми дверь, то где-то от­кры­ва­ет ок­но. Я вы­ле­чи­лась. Не на­зло, а во имя сча­стья. Ушла на пен­сию, пе­ре­еха­ла в Чи­ги­рин, в ма­мин дом. Те­перь уха­жи­ваю за ней, ведь она уже со­всем ста­рень­кая. Жи­ву на при­ро­де, ды­шу све­жим воз­ду­хом и пью чи­стую ко­ло­дез­ную во­ду. Де­ти вы­рос­ли и ста­ли са­мо­сто­я­тель­ны­ми. А еще у ме­ня есть друг сер­деч­ный. Пол­ков­ник в от­став­ке, вдо­вец. Ку­пил дом ря­дом с ма­ми­ным. У него уже все есть, по­то­му от ме­ня ни­че­го не нуж­но, кро­ме люб­ви и теп­ла. Когда бе­ру Кон­стан­ти­на за ру­ку, то чув­ствую, что счаст­ли­ва. Ря­дом с ним так спо­кой­но!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.