УБИЙ­СТВЕН­НАЯ невер­ность

На­шу жизнь раз­ру­шил все­го один те­ле­фон­ный зво­нок. А еще вче­ра у ме­ня бы­ла се­мья...

Moja Sudba - - News - Катерина

рос­ну­лась я от на­стой­чи­во тре­зво­нив­ше­го те­ле­фо­на. Под­ско­чи­ла с кро­ва­ти, схва­ти­ла труб­ку. — Катерина Сергеева? — внут­ри по­хо­ло­де­ло от ле­дя­но­го то­на го­во­рив­ше­го. — Это зво­нят из по­ли­ции. Вам нуж­но сроч­но при­е­хать в морг для опо­зна­ния те­ла ва­ше­го су­пру­га. В гла­зах по­тем­не­ло. По­кач­нув­шись, я схва­ти­лась за сте­ну. Как для опо­зна­ния? Что слу­чи­лось? Ведь Ан­дрей в ко­ман­ди­ров­ке... В се­бя при­шла от пла­ча на­шей двух­ме­сяч­ной до­че­ри Ма­шень­ки. Быст­ро одев­шись, взя­ла Ма­шу на ру­ки и вы­бе­жа­ла из квар­ти­ры. По­зво­ни­ла со­сед­ке в дверь, по­про­си­ла при­смот­реть за доч­кой. Ко­гда пе­ре­до мной от­кры­лись две­ри мор­га, все еще не ве­ри­ла, что там мой муж. Его ли­цо бы­ло силь­но изуро­до­ва­но, но я узна­ла и тут же по­те­ря­ла со­зна­ние. На сле­ду­ю­щий день ме­ня

вы­зва­ли к сле­до­ва­те­лю­ва­те­лю. ва­те­лю. Я пло­хо вос­при вос­при­ни­ма­ла про­ис­хо­дя­щее. Внут­ри бы­ла страш­ная пу­сто­та от то­го, что Ан­дрея боль­ше нет. Как же мы те­перь? Я и Ма­шень­ка? По­че­му? Вся моя жизнь раз­ру­ше­на! — Как ду­ма­е­те, ваш муж мог со­вер­шить са­мо­убий­ство? — спро­сил сле­до­ва­тель. — Са­мо­убий­ство? Мне ка­за­лось, что у на нас все хо­ро­шо, Ан­дрей выг вы­гля­дел счаст­ли­вым от­цом. Прав­да, в по­след­нее вре­мя он все ча­ще уез­жал в ко­ман ко­ман­ди­ров­ки и по­чти не бы­вал до­ма. Од­на­ко я ду­ма­ла, это свя­за­но с тем, что у него оч очень мно­го ра­бо­ты, что за­ра­ба за­ра­ба­ты­ва­ет день­ги для нас с дочк доч­кой... — с тру­дом под­би­ра­ла сло­ва. — Суп Су­пруг не оста­вил вам ни­ка­кой за­пис­ки? Или пись­ма? Мо­же Мо­жет, ему кто-ни­будь зво­нил ил или угро­жал? — Нет Нет! Нет, я ни­че­го не знаю! — рыд ры­да­ния шква­лом про­рва­лись на­ру­жу. Сле­до­ва­тель за­да­вал мно­го стран­ных во­про­сов, но для ме­ня все так и оста­лось неяс­ным. В го­ло­ве бы­ла су­мя­ти­ца, а на серд­це — ужас­ная непро­хо­дя­щая боль и тос­ка. Как Ан­дрей мог оста­вить ме­ня и кро­шеч­ную Ма­шу? Что за­ста­ви­ло его убить се­бя?! Од­на­жды ве­че­ром раз­дал­ся те­ле­фон­ный зво­нок, ко­то­рый все рас­ста­вил на свои ме­ста. — Здрав­ствуй­те! Мне сроч­но нуж­но с ва­ми по­го­во­рить, — услы­ша­ла я взвол­но­ван­ный жен­ский­го­ло­сжен­ский­го­лос.жен­ский го­лос. — Это­важ­но!Это­важ­но!Это важ­но! Речь идет о ва­шей жиз­ни и смерти! — С кем я раз­го­ва­ри­ваю? — спро­си­ла, но­ги у ме­ня под­ко­си­лись. И во­об­ще, что мо­жет быть страшнее то­го, что уже слу­чи­лось?! — Ме­ня зо­вут Ла­ри­са. Я... Мы встре­ча­лись с Ан­дре­ем... — Как вы по­сме­ли зво­нить сю­да? — крик­ну­ла гнев­но. — По­до­жди­те! Очень про­шу вас, не кла­ди­те труб­ку! Все на­мно­го се­рьез­нее, чем ду­ма­е­те. Это ка­са­ет­ся не толь­ко вас, но и до­че­ри. Я не зна­ла, что де­лать. Вы­хо­дит, Ан­дрей — пре­да­тель! Оби­да, боль, страх — на ме­ня сва­ли­лось все сра­зу. Но при од­ном упо­ми­на­нии о доч­ке за­мер­ла. — Го­во­ри­те. Что вам нуж­но? — про­из­нес­ла ле­дя­ным то­ном. — Ви­ди­те ли, я не мо­гу и не хо­чу вда­вать­ся в подробности. Толь­ко по­про­си­ла бы вас сде­лать ана­лиз на СПИД. — Что-о-о?! — у ме­ня бы­ло ощу­ще­ние, что я стою на краю про­па­сти и сей­час в нее упа­ду. — По­ни­ма­е­те, у ме­ня об­на­ру­жи­ли ви­рус. Ве­ро­ят­но, у Ан­дрея то­же. По­это­му он по­кон­чил с со­бой. Не знаю, сколь­ко вре­ме­ни я си­де­ла с труб­кой в ру­ках, уста­вив­шись в сте­ну. Сле­зы ли­лись из глаз. На­ко­нец мед­лен­но под­нес­ла труб­ку к уху. — Про­сти­те ме­ня! Умо­ляю! — до­нес­лось от­ту­да. Но я ни­че­го не от­ве­ти­ла...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.