и м оро и , о о е ра о

К го­дов­щине на­шей сва­дьбы доч­ка по­да­ри­ла мне поход в са­лон красоты...

Moja Sudba - - Â Ñåìüå Áûâàåò Âñÿêîå - Люд­ми­ла

Êо­ло­коль­чик над дверь­ми ме­ло­дич­но звяк­нул, и я ока­за­лась в про­стор­ном свет­лом по­ме­ще­нии. Негром­ко зву­ча­ла при­ят­ная му­зы­ка, пах­ло ла­ван­дой и чем-то еще — неуло­ви­мым, но очень при­ят­ным. — Здрав­ствуй­те! — улыб­чи­вая де­вуш­ка за стой­кой ре­сеп­ше­на под­ня­лась мне на­встре­чу. — Чем мо­гу вам по­мочь? — Я по за­пи­си, — по­спе­ши­ла со­об­щить, сму­щен­но огля­ды­ва­ясь по сто­ро­нам. — На стриж­ку и по­крас­ку, на че­тыр­на­дцать ноль-ноль. — Да, ко­неч­но, — кив­ну­ла де­вуш­ка. — Ма­стер уже ждет вас. Идем­те, я про­ве­ду. Мо­жет, чаю или ко­фе? У нас есть без ко­фе­и­на. — Чаю, по­жа­луй. Чер­ный, без са­ха­ра. Моим ма­сте­ром ока­за­лась вы­со­кая смуг­лая ба­рыш­ня с иде­аль­но уло­жен­ным пуч­ком на чер­ном и бле­стя­щем, как во­ро­но­во кры­ло, за­тыл­ке. Я с об­лег­че­ни­ем вы­дох­ну­ла: по­че­му-то боль­ше все­го пе­ре­жи­ва­ла, что па­рик­ма­хе­ра­ми в этих со­вре­мен­ных са­ло­нах красоты ра­бо­та­ют ро­зо­во­во­ло­сые де­ви­цы с пир­син­гом во всех воз­мож­ных и невоз­мож­ных ме­стах. — Ме­ня зо­вут Ви­та, — улыб- ну­лась улась ма­стер, на­кры­вая ме­ня на­кид­кой.й — Итак,И рас­ска­зы­вай­те, чем бу­дем за­ни­мать­ся. — Хо­чу стриж­ку по­ко­ро­че и но­вый цвет во­лос, — вы­па­ли­ла я на од­ном ды­ха­нии, буд­то ныр­ну­ла в омут. — Все­гда меч­та­ла стать блон­дин­кой. Ду­ма­ла, Ви­та рас­хо­хо­чет­ся пря­мо в мое ис­пу­ган­ное от­ра­же­ние в огром­ном зер­ка­ле — мол, ку­да ле­зешь, ба­бу­ля? Мы­ши­ный ру­сый с се­ди­ной — са­мое то, что те­бе нуж­но! — Блонд вам очень пой­дет, — вме­сто это­го про­вор­ко­ва­ла ма­стер, за­дум­чи­во рас­пус­кая мои во­ло­сы по пле­чам. — Осве­жит, сбро­сит несколь­ко лет. А дли­ну? Пред­ла­гаю силь­но не уби­рать, вот так — нор­маль­но бу­дет? По прав­де го­во­ря, в па­рик­ма­хер­ской я не бы­ла лет де­сять, ес­ли не боль­ше. В по­след­ний раз уклад­ку мне де­ла­ли на сва­дьбу до­че­ри, да и то па­рик­ма­хер­ша при­ез­жа­ла на дом. Стриг­ла ме­ня уже мно­го лет со­сед­ка Та­ма­ра, под­кра­ши­ва­лась я ино­гда са­ма. Но в этом го­ду от­че­го-то за­хо­те­лось пе­ре­мен. Пред­ста­ви­ла вдруг, как за­хо­жу домой, а Са­ша удив­лен­но вос­кли­ца­ет: «Лю­доч­ка, да ты ли это?!» И смот­рит на ме­ня так, как дав­но уже не смот­рел... Рас­ска­за­ла о сво­ем же­ла­нии до­че­ри, и она по­да­ри­ла мне поход в са­лон красоты. — У нас с му­жем се­го­дня трид­цать вто­рая го­дов­щи­на сва­дьбы, — по­хва­ста­лась я Ви­те. — Не абы ка­кой празд­ник, ко­неч­но. Но вот, ре­ши­ла сде­лать су­пру­гу сюр­приз. — По­здрав­ляю! — улыб­ну­лась она. — Это здо­ро­во, ко­гда по­сле столь­ких лет бра­ка люди го­то­вы друг дру­га удив­лять. Я пред­ста­ви­ла Саш­ку, жую-

ще­го пи­рож­ки на ди­ване ди­ва­нее пеп­пе­ред те­ле­ви­зо­ром­те­ле­ви­зо­ром. те­ле­ви­зо­ром. Ес­ли онон он и го­тов чем-то ме­ня удивл­лят удив­лять, то раз­ве что но­вым пятн­но пят­ном на рас­тя­ну­той фут­бол­ке.. фут­бол­ке. Н Но мне на­до­е­ло так жить. И я по­ни­ма­ла, что этот по­хо­од поход в са­лон красоты был немым­нем­мы про­те­стом, свое­об­разн­ны свое­об­раз­ным уко­ром му­жу: эй, мы вев ведь еще не ста­ри­ки, мы ведь еще­ещ мо­жем быть при­вле­ка­тель­при­вле­ка­те­ел ны­ми, нра­вить­ся друг др­руг дру­гу! На­чать я ре­ши­ла с се­бя. — Ву­а­ля! — Ви­та вы­ключ­чи вы­клю­чи­ла фен и по­вер­ну­ла мое крее­сл крес­ло к зер­ка­лу. Я взгля­ну­ла на свое отра­оттр же­ние и улыб­ну­лась. Тр­ри Три с по­ло­ви­ной ча­са, за­тек­шш за­тек­шая спи­на и но­ю­щая шея сто­о­ил сто­и­ли то­го: из за­зер­ка­лья­за­зр­ка­лья за­зер­ка­лья на менм ме­ня смот­ре­ла ми­ло­вид­ная све свет­ло­во­ло­сая жен­щи­на, ко­то­рой ни­как не дашь боль­ше пя­ти­де­ся­ти. Домой ле­те­ла буд­то на кры­льях. Ку­пи­ла фрук­ты и бу­тыл­ку ви­на, до­ста­ла из хо­ло­диль­ни­ка са­лат и ку­ри­цу. Са­ша явил­ся, ко­гда стол был уже на­крыт. Уста­ло плюх­нул­ся на та­бу­рет­ку. — У Ми­ро­ны­ча опять «жи­гуль» сло­мал­ся... По­дай вил­ку, по­жа­луй­ста. По­чув­ство­ва­ла, что на­чи­наю за­ки­пать. Ма­ло то­го что муж да­же вни­ма­ния не об­ра­тил на мою но­вую стриж­ку, так еще и не со­бла­го­во­лил ру­ки по­сле га­ра­жа по­мыть! Не го­во­ря о том, что­бы пе­ре­одеть­ся к празд­нич­но­му сто­лу. — Дер­жи, — чуть ли не швыр­ну­ла вил­ку на стол. — Лю­да,Лю­да ты ты­че­го?—че­го? — он онв­скив­ски­нул бро­ви и на­ко­нец со­бла­го­во­лил взгля­нуть на ме­ня. — Ого, по­кра­си­лась! Хо­ро­шо, мне нра­вит­ся. — Бы­ло бы еще луч­ше, что­бы те­бе не про­сто нра­ви­лось, — про­бур­ча­ла я, — но и сам пы­тал­ся хоть немно­го нра­вить­ся мне. Посмот­ри, во что ты пре­вра­тил­ся! —А я что, те­бе уже не нрав­люсь? — на­хму­рил­ся муж. Я пре­зри­тель­но взгля­ну­ла на его рас­тя­ну­тые спор­тив­ки, фут­бол­ку в пят­нах от мас­ла и трех­днев­ную ще­ти­ну. — Нет, Са­ша. Та­ким ты ма­ло ко­му мо­жешь по­нра­вить­ся. Не знаю — то ли мой но­вый об­раз по­вли­ял на су­пру­га, то ли сло­ва на­ко­нец возы­ме­ли дей­ствие, но на сле­ду­ю­щий день он впер­вые за мно­го лет проснул­ся рань­ше, что­бы сде­лать за­ряд­ку. До­стал с лод­жии за­пы­лен­ные ган­те­ли, на­чал при­се­дать. — Ка­кая это му­ха те­бя уку­си­ла? — Ни­ка­кая, — про­крях­тел. Я мол­ча про­шла ми­мо, в ду­ше ли­куя: ну на­ко­нец-то! Сколь­ко лет пы­та­лась объ­яс­нить бла­го­вер­но­му, что нуж­но сбро­сить пя­ток лиш- них ки­ло­грам­мов — это и на серд­це пло­хо вли­я­ет,вли­я­ет и на со­су­ды. Ста­ра­лась по­мяг­че, без упре­ков. Но сто­и­ло лишь од­на­жды ска­зать, что стал непри­вле­ка­тель­ным — и ре­зуль­тат на­ли­цо! Все-та­ки прав­ду го­во­рят, что му­жи­ки тще­слав­нее жен­щин. А в сле­ду­ю­щие вы­ход­ные Са­ша неожи­дан­но вы­во­лок из га­ра­жа ве­ло­си­пе­ды, на ко­то­рых ка­та­лись доч­ка с зя­тем, ко­гда при­ез­жа­ли в го­сти, и пред­ло­жил: — Не хо­чешь про­ка­тить­ся? По­ду­ма­ла, что луч­ше бы по­смот­реть свой се­ри­ал, но вслух ска­за­ла: «Ко­неч­но!» Ведь долж­на же я под­дер­жи­вать су­пру­га в на­чи­на­ни­ях, ини­ци­а­то­ром ко­то­рых са­ма и яв­ля­юсь? Так про­шло ле­то, на­сту­пи­ла осень. Про­гул­ки на ве­ло­си­пе­дах ста­ли на­шей тра­ди­ци­ей. Я да­же жа­ле­ла, что впе­ре­ди зи­ма и нель­зя бу­дет боль­ше вы­ез­жать в парк. За три ме­ся­ца Са­ша ски­нул це­лых семь ки­ло­грам­мов, за­мет­но по­мо­ло­дел. На днях со­сед­ка Та­ма­ра — та са­мая, что рань­ше стриг­ла ме­ня, — спро­си­ла: — Люд­ка, а что это Алек­сандр твой вдруг спор­том за­нял­ся? Чай, лю­бов­ни­цу мо­ло­дую за­вел? — Нет, — гор­до за­дра­ла я под­бо­ро­док. — Про­сто в же­ну за­но­во влю­бил­ся! — Ну, ты это, смот­ри, — хит­ро под­миг­ну­ла То­ма. — Ес­ли вдруг на­до­ест, то я не про­тив при­греть. Та­кой му­жик дол­го на вит­рине не за­ле­жит­ся. — Ни­кто и не со­би­ра­ет­ся его на вит­ри­ну класть, — про­вор­ча­ла я и ныр­ну­ла в лифт, на­жав кноп­ку — пусть пеш­ком идет, ста­рая ехид­на! До­ма муж как раз брил­ся, на­пу­стив па­ру в ван­ной. — Ку­да на­мы­лил­ся? — за­гля­ну­ла к нему. — На ра­бо­ту зав­тра во­об­ще­то, — уди­вил­ся он. — Лю­да, ты че­го это? — Я-то ни­че­го, — бурк­ну­ла. — А ты вот мест­ным Але­ном Де­ло­ном за­де­лал­ся. Уже со­сед­ки ком­пли­мен­ты от­пус­ка­ют. — Ты же са­ма хо­те­ла, что­бы я при­вел се­бя в по­ря­док... — Хо­те­ла, — упер­ла ру­ки в бо­ки. — А те­перь не хо­чу! — Яс­но, — улыб­нул­ся Са­ша. — Как в песне: ес­ли муж хо­ро­ший, пло­хо все рав­но! Он смыл со щек остат­ки мыль­ной пе­ны, по­до­шел ко мне и об­нял. — Люд­ми­ла, — взгля­нул на ме­ня с улыб­кой. — Глав­ное — что­бы я по-преж­не­му нра­вил­ся! — и, хит­ро при­щу­рив­шись, до­ба­вил: — Хо­тя, при­зна­юсь, мне льстит, ко­гда ты рев­ну­ешь!

Алек­сандр, на­чал сле­дить за со­бой Ох уж эти жен­щи­ны! Что ни сде­ла­ешь – все им не так! Не сле­дишь за со­бой – пло­хо, сле­дишь – то­же недо­воль­ны...

те­бе

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.