Та ОСЕНЬ из­ме­ни­ла все

Я ни­ко­гда не лю­би­ла осень. Все непри­ят­но­сти и бе­ды по­че­му-то слу­ча­лись со мной имен­но в это вре­мя го­да...

Moja Sudba - - Ïðåâðàòíîñòè Ñóäüáû - Ма­ри­на

Êо­гда узна­ла, что мой от­пуск вы­пал на сен­тябрь, по­бе­жа­ла к ше­фу раз­би­рать­ся. — Ле­том пой­дут те, у ко­го ма­лень­кие де­ти, — по­яс­нил тот. — Как по мне, бар­хат­ный се­зон то­же непло­хо, но ес­ли хо­чешь, мо­гу пе­ре­ста­вить на ок­тябрь или но­ябрь. «Хрен редь­ки не сла­ще», — по­ду­ма­ла и мах­ну­ла ру­кой: — Не нуж­но. Пусть оста­ет­ся, как есть… Вер­нув­шись в тот день домой, по­ста­ви­ла для под­ня­тия на­стро­е­ния лю­би­мый диск с пес­ня­ми Ни­ки­ти­ных. С удо­воль­стви­ем под­пе­ла «Пти­це­ло­ва» и «Бри­ч­мул­лу » , а по­том за­мол­ча­ла, по­то­му что из ди­на­ми­ков по­ли­лось: «Я вас люб­лю, мои дожди, мои тя­же­лые осен­ние…» Пес­ня на­вер­ня­ка за­ме­ча­тель­ная, но она ни­ко­гда не на­хо­ди­ла от­кли­ка в мо­ей ду­ше. По­то­му что я с дет­ства не лю­би­ла осень. За всю жизнь ни­че­го хо­ро­ше­го в это вре­мя со мной не про­изо­шло. А вот пло­хо­го — сколь­ко угод­но: на­при­мер, в сен­тяб­ре се­ми­де­ся­то­го го­да по­ло­ма­ла но­гу и по­том два ме­ся­ца про­ва­ля­лась в боль­ни­це на рас­тяж­ке, в ок­тяб­ре де­вя­но­сто тре­тье­го вра­чи вы­нес­ли мне при­го­вор «бес­пло­дие», в но­яб­ре две ты­ся­чи де­ся­то­го от ме­ня ушел муж… Бы­ла б моя во­ля, я из 31 ав­гу­ста пры­га­ла бы сра­зу в 1 де­каб­ря! Од­на­ко чу­дес в при­ро­де не бы­ва­ет, по­это­му гря­ду­ще­го от­пус­ка жда­ла без оп­ти­миз­ма. Ну что он, в са­мом де­ле, мог при­не­сти, кро­ме непри­ят­ных сюр­при­зов?

И те не за­ста­ви­ли се­бя дол­го ждать ждать. Пер­во­го сен­тяб­ря по­зво­ни­ла дво­ю­род­ная сест­ра, ска­за­ла, что ее све­кро­ви сроч­но нуж­на опе­ра­ция, и по­про­си­ла одол­жить де­нег. Есте­ствен­но, я от­да­ла все, что ско­пи­ла на по­езд­ку в Ан­та­лию. По­сту­пить ина­че не мог­ла, но разо­ча­ро­ва­ние все рав­но за­се­ло внут­ри за­но­зой. «Там теп­лое мо­ре, но­вые зна­ком­ства… — ду­ма­ла груст­но. — А здесь оди­но­че­ство и тос­ка. Ок­на, что ли, по­мыть? Нет, не бу­ду… Все рав­но ни се­год­ня­зав­тра за­до­ждит, и мы­тье пой­дет на­смар­ку». Но про­шла не­де­ля, а небо оста­ва­лось яс­ным и без­об­лач­ным. Ле­то не со­би­ра­лось сда­вать по­зи­ций — тер­мо­метр день за днем по­ка­зы­вал не мень­ше трид­ца­ти гра­ду­сов жа­ры. Вось­мо­го по­зво­ни­ла Га­ля — по­дру­га дет­ства. — Ма­ри­ша, мо­жешь взять дней де­сять за свой счет? — по­ин­те­ре­со­ва­лась она. — У ме­ня и так от­пуск. — От­лич­но. Я со­бра­лась на да­че от­дох­нуть… Со­ста­вишь ком­па­нию? Су­пер! То­гда по­сле­зав­тра ров­но в семь за то­бой за­еду. …По Гал­ке мож­но ча­сы све­рять — ни на ми­ну­ту не опоз­да­ла. Вле­те­ла, чмок­ну­ла в ще­ку, под­хва­ти­ла мою до­рож­ную сум­ку и по­нес­лась вниз. — У ме­ня ав­рал на­ри­со­вал­ся, — ска­за­ла Га­ля, са­дясь за руль. — С ра­бо­ты не от­пус­ка­ют. Се­го­дня еле на пол­дня от­про­си­лась. — Мно­го мы за пол­дня на­от­ды­ха­ем… — огор­чен­но вздох­ну­ла я. — При­чем тут ты? У те­бя ж ав­ра­ла нет? А я на вы­ход­ные по­ста­ра­юсь вы­рвать­ся… Она от­вез­ла ме­ня на да­чу, по­ка­за­ла, где что ле­жит, су­ну­ла ключ и ука­ти­ла. « По­ме­ня­ла, на­зы­ва­ет­ся, ши­ло на мы­ло, один пу­стой дом на дру­гой дру­гой…»» — по­ду­ма­ла я, но вдруг по­чув­ство­ва­ла, что при­выч­ная тос­ка, ку­да-то уле­ту­чи­ва­ет­ся. Ока­зы­ва­ет­ся, об­ще­ние с при­ро­дой — от­лич­ное ле­кар­ство от этой на­па­сти! Что­бы уси­лить це­леб­ный эф­фект, ре­ши­ла про­гу­лять­ся по окрест­но­стям. Прой­дя че­рез ро­щи­цу, вы­шла на луг с вы­ма­хав­шим до по­я­са раз­но­тра­вьем. Се­ла пря­мо в тра­ву, под­ста­ви­ла ли­цо сол­ныш­ку — хо­ро­шо! Но кай­фо­ва­ла я недол­го, по­то­му что по­слы­шал­ся дет­ский плач. Быст­ро под­ня­лась и уви­де­ла бре­ду­щую по кром­ке лу­га де­воч­ку лет че­ты­рех-пя­ти. — Де­да! — вскри­ки­ва­ла она сквозь ры­да­ния. — Ты где? Я ки­ну­лась ей на­пе­ре­рез: — Де­точ­ка, что слу­чи­лось? — Мы с де­душ­кой за гри­ба­ми в лес по­шли, — на­ча­ла рас­ска­зы­вать ма­лыш­ка. — Он на­шел гри­бок, стал его сре­зать, а я за ба­боч­кой по­бе­жа­ла, и… и… — По­те­ря­лась? По­нят­но… Где ж нам тво­е­го де­душ­ку ис­кать? Вы с ним на да­че жи­ве­те или в се­ле? — В го­ро­де. А сю­да к его дру­гу при­е­ха­ли. Дя­де То­ле. — Ка­кой дом у дя­ди То­ли пом­нишь? — Бе­лый. И ку­роч­ки... В дач­ном по­сел­ке по­ло­ви­на до­мов бы­ла из бе­ло­го кир­пи­ча, в неко­то­рых жи­ли круг­ло­го­дич­но и дер­жа­ли раз­ную жив­ность. До де­рев­ни ид­ти даль­ше, но там дол­жен быть участ­ко­вый — он обязан по­мочь. — Пой­дем тво­е­го де­душ­ку ис­кать, — я про­тя­ну­ла дев­чуш­ке ру­ку ру­ку, и та до­вер­чи­во су­ну­ла в нее свою ла­до­шку. По­ка шли, ма­лыш­ка по­ве­да­ла, что ее зо­вут Оля Лы­ко­ва, жи­вут вдво­ем с де­дом, по­то­му что па­па с ма­мой уеха­ли в ко­ман­ди­ров­ку. Дав­но уже — она их со­всем не пом­нит… «На­вер­ное, за гра­ни­цей ра­бо­та­ют», — ре­ши­ла я. Дой­дя до де­рев­ни, уви­де­ла ма­га­зин, ре­ши­ла рас­спро­сить про­дав­щи­цу. В от­вет на мой во­прос, та по­ка­ча­ла го­ло­вой: — Участ­ко­вый в Пер­во­май­ском, за пять ки­ло­мет­ров. А что слу­чи­лось-то? Я объ­яс­ни­ла и спро­си­ла про «дя­дю То­лю». — У нас се­ло нема­лень­кое, три ты­щи жи­те­лей. Ана­то­ли­ев мно­го. Мо­жет, у ва­ше­го осо­бые при­ме­ты есть? — Он на пи­ра­та по­хож, — вме­ша­лась Оля. — Од­но­но­гий? — Нет, у него на гла­зу чер­ная по­вяз­ка. — Так это ж мой со­сед То­лик Стад­нюк! — об­ра­до­ва­лась де­вуш­ка. — Сей­час на­ри­сую, как его дом най­ти. …Лы­сый од­но­гла­зый му­жик в тель­няш­ке, уви­дев нас, бро­сил­ся на­встре­чу, под­хва­тил Олю на ру­ки: — Ты ку­да про­па­ла? Ре­ши­ла с де­дом в прят­ки по­иг­рать? Его ж чуть ин­фаркт не хва­тил! Эх, бы­ла бы ты мо­ей внуч­кой, взял бы ло­зи­ну… — А где сей­час ваш друг? — спро­си­ла я. — В опор­ный пункт по­мчал­ся на мо­ем мо­пе­де. Ми­гом по­зво­ню, ска­жу, что­бы быст­ро воз­вра­щал­ся. «Коль, — ве­се­ло крик­нул он в труб­ку мо­биль­но­го,мо­биль­но­го — тут твоя про­па­жа на­шлась. Да, все с ней в по­ряд­ке. Нет, не са­ма — ее доб­рая жен­щи­на при­ве­ла. И сим­па­тич­ная». Я за­со­би­ра­лась бы­ло ухо­дить, но хо­зя­ин не за­хо­тел от­пус­кать: — Ни­ко­лай мне не про­стит, ес­ли вас не за­дер­жу. Так что, до его при­ез­да вы моя плен­ни­ца! …Олень­ка, ед­ва до­ждав­шись де­да, тут же усну­ла. Муж­чи­ны по­чти сил­ком уса­ди­ли ме­ня за стол, уго­сти­ли виш­не­вой на­лив­кой и жа­ре­ной ры­бой. По­том Ни­ко­лай (се­дой, пол­но­ва­тый, с доб­ро­душ­ным ли­цом и от­кры­той маль­чи­ше­ской улыб­кой) вы­звал­ся про­во­дить до да­чи. По до­ро­ге он рас­ска­зал, что его же­на дав­но умер­ла, а три го­да на­зад по­гиб­ли в ДТП дочь с зя­тем, и с тех пор он вос­пи­ты­ва­ет внуч­ку сам. Преж­де чем по­про­щать­ся у ка­лит­ки, спро­сил, не хо­чу ли зав­тра пой­ти с ним и Олей на ры­бал­ку. Я за­хо­те­ла. Но ко­гда они за­шли за мной на сле­ду­ю­щее утро, неожи­дан­но рез­ко по­хо­ло­да­ло, по­шел дождь. По­это­му несколь­ко ча­сов, за­ку­тав­шись в пле­ды, про­си­де­ли на ве­ран­де: пи­ли чай с пи­ро­гом, иг­ра­ли в ло­то, бол­та­ли о том о сем… …С тех пор про­шло два го­да. Се­го­дня гу­ля­ли с Олей в пар­ке, и я вдруг пой­ма­ла се­бя на том, что… по­лю­би­ла осень. Ведь тот сен­тябрь, ко­гда я по­зна­ко­ми­лась с Ко­лей и его (а те­перь уже на­шей) внуч­кой, пол­но­стью из­ме­нил мою жизнь, на­пол­нил ее ра­до­стью и смыс­лом. «Спа­си­бо вам, мои дожди, спа­си­бо вам, мои осен­ние, за все, что вы во мне по­се­я­ли, спа­си­бо вам, мои дожди…»

Ма­ри­на, счаст­ли­ва во вто­ром бра­ке Тот сен­тябрь, ко­гда судь­ба све­ла ме­ня с Ни­ко­ла­ем и его внуч­кой, на­пол­нил мою жизнь ра­до­стью и но­вым смыс­лом

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.