НА ЯЗЫ­КЕ ЦВ ЕТОВ

Что­бы от­влечь­ся от груст­ных мыс­лей, я ста­ла со­би­рать ком­по­зи­цию из пест­рых гер­бер. И тут в ма­га­зин во­шел муж­чи­на...

Moja Sudba - - Åùå Ðàç Ïðî Ëþáîâü - Юлия

ßбе­реж­но взял­ла ла аль­бом,аль­бом где хра­ни­лись на­ши с му­жем фо­то­гра­фии — с дет­ских лет и до по­след­ней от­пуск­ной по­езд­ки. По­дер­жа­ла его в ру­ках, при­слу­ша­лась к се­бе: серд­це уча­сти­ло ритм, по­яви­лись лег­кая тош­но­та и го­ло­во­кру­же­ние. Не вы­пус­кая аль­бо­ма из рук, при­кры­ла гла­за и несколь­ко раз глу­бо­ко вздох­ну­ла. «Знаю, что ты где- то ря­дом, — про­из­нес­ла мыс­лен­но. — Я люб­лю те­бя по-преж­не­му и бу­ду лю­бить все­гда. Но поз­воль мне жить даль­ше…» — Хо­чешь, вме­сте посмот­рим? — ма­ма лег­ко кос­ну­лась мо­е­го пле­ча. Не слы­ша­ла, как она во­шла, по­это­му вздрог­ну­ла от неожи­дан­но­сти. — Нет, ма, я са­ма, — обер­ну­лась к ней. — То­гда пой­ду при­го­тов­лю те­бе чай, — улыб­ну­лась ма­му­ля. Я при­жа­лась ще­кой к ее го­ря­чей ше­ро­хо­ва­той ру­ке, вдох­ну­ла зна­ко­мый сме­шан­ный аро­мат ва- ниль­но­го те­ста и дет­ско­го мы­ла мы­ла. — Спа­си­бо, ма­му­леч­ка, ес­ли бы не ты… — Ну-ну, пе­ре­стань, да­вай толь­ко без рюмс… — ма­ма осво­бо­ди­ла ру­ку, раз­вер­ну­лась и от­пра­ви­лась на кух­ню, про­дол­жая го­во­рить на хо­ду: — Со­труд­ни­ца мне при­нес­ла кни­гу для те­бя. Очень кра­си­вую, по фло­ри­сти­ке. Она ле­жит в ко­ри­до­ре под зер­ка­лом — за­бы­ла от­дать те­бе ее вче­ра… «Без рюмс… Что за сло­во­то та­кое? — по­ду­ма­ла я. — Бед­ная ма­ма... Ес­ли бы не она — не знаю, что бы со мной и бы­ло». Про­шло два го­да по­сле то-

го, как Игорь по­ки­нул ме­ня ня. Муж Му­жу­ме­ру­мер вне­зап­но,вне­зап­но на хо­ду, неспра­вед­ли­во, неле­по — бро­сил­ся раз­ни­мать по­лу­пья­ных под­рост­ков, ввя­зал­ся в дра­ку, у од­но­го из них ока­зал­ся нож… По­том на су­де этот вы­ро­док пла­кал, раз­ма­зы­вая соп­ли по ще­кам, про­сил про­ще­ния... Ту­пое ни­что­же­ство, как та­ких зем­ля но­сит?! Я дол­го не мог­ла по­ве­рить в слу­чив­ше­е­ся. По­хо­ро­ны, суд — все про­шло как в ту­мане. Ря­дом со мной по­сто­ян­но бы­ли вра­чи — ду­маю, об этом по­за­бо­ти­лась ма­ма. По­том на­чал­ся кош­мар: я зва­ла Иго­ря днем и но­чью, би­лась в ис­те­ри­ках, ча­са­ми бро­ди­ла по ули­цам и пло­ща­дям, разыс­ки­вая его в тол­пе. На­де­ва­ла на се­бя ве­щи му­жа — же­ла­ние ощу­тить род­ное теп­ло, его бли­зость бы­ло про­сто непе­ре­но­си­мым. У ме­ня на­ча­лись го­лов­ные бо­ли, ча­стые по­те­ри со­зна­ния, ви­де­ния. При­зы­ва­ла смерть, что­бы сно­ва ока­зать­ся с Иго­рем, там, за По­ро­гом, что­бы про­сто пре­кра­тить свои стра­да­ния… Мы с ним зна­ли друг дру­га всю жизнь — с то­го са­мо­го мо­мен­та мо­мен­та, как во вто­ром клас­се его, дво­еч­ни­ка и ху­ли­га­на, по­са­ди­ли за первую пар­ту ря­дом со мной, без­на­деж­ной от­лич­ни­цей. На пе­ре­вос­пи­та­ние. Так бы­ва­ет не толь­ко в ки­но, но и в жиз­ни: на­ша дет­ская друж­ба пе­ре­рос­ла в лю­бовь. А сва­дьба ста­ла пре­крас­ным, но вполне ожи­да­е­мым и са­мо со­бой ра­зу­ме­ю­щим­ся со­бы­ти­ем в жиз­ни. Игорь был не про­сто му­жем, он был моим бра­том, учи­те­лем, то­ва­ри­щем, мо­ей вто­рой по­ло­ви­ной, ча­стью ме­ня са­мой. Он стал моим воз­ду­хом и все­лен­ной. А ко­гда ушел, по­яви­лось есте­ствен­ное же­ла­ние уй­ти вслед за ним… Но ма­ма, спа­си­тель­ни­ца, но­си­лась со мной, как в дет­стве, не остав­ляя ни на се­кун­ду. Бро­си­ла ра­ди ме­ня ра­бо­ту, при­гла­ша­ла луч­ших вра­чей, пси­хо­ло­гов, кор­ми­ла из ло­жеч­ки, во­ди­ла за ру­ку на про­гул­ку, со­би­ра­ла за сто­лом мо­их по­друг и дру­зей… — Ни­че­го, до­чень­ка, ни­че­го, — гла­ди­ла ме­ня по го­ло­ве, как ма­лень­кую, укла­ды­вая спать, — ты спра­вишь­ся, вы­дер­жишь это ис­пы­та­ние. Жизнь дол­гая, очень дол­гая... Про­сто по­тер­пи, а вре­мя по­мо­жет… Верь: сча­стье еще оты­щет те­бя. Так про­шел год. Од­на­жды я просну­лась и по­ня­ла по­ня­ла, что мо­гу ды­шать: ка­мень в ду­ше чуть сдви­нул­ся, от­крыв до­ступ све­же­му воз­ду­ху. Жизнь, уны­лая, без­ра­дост­ная, невы­но­си­мая, все же про­дол­жа­лась и тя­ну­ла ме­ня за со­бой, вверх — к све­ту, к лю­дям… Я ре­ши­ла не воз­вра­щать­ся на ста­рую ра­бо­ту, что­бы не ви­деть лю­бо­пыт­но­со­чув­ству­ю­щих взгля­дов, не ду­мать об уте­рян­ном, не вспо­ми­нать о про­шлом. Су­ще­ство­ва­ние раз­де­ли­лось на до и по­сле: все, что до, бы­ло лю­би­мым, же­лан­ным, но ир­ре­аль­ным. Все, что по­сле, на­пол­ня­ло буд­ни, но не име­ло для ме­ня смыс­ла. Что­бы хоть как- то от­влечь­ся, по­шла на кур­сы фло­ри­сти­ки — цве­ты успо­ка­и­ва­ли, их тон­кий или пря­ный аро­мат, хруп­кие стеб­ли и неж­ные ле­пест­ки вно­си­ли в ду­шу гар­мо­нию и рав­но­ве­сие. Ма­ма, под­дер­жи­вая мое но­вое увле­че­ние, че­рез свою быв­шую со­слу­жи­ви­цу по­мог­ла най­ти ра­бо­ту в цве­точ­ном бу­ти­ке. На­пар­ни­ца, Ки­ра, зная о по­стиг­шей ме­ня тра­ге­дии и о том, что по­ка с тру­дом пе­ре­но­шу че­ло­ве­че­ское об­ще­ство, то­же по­шла на­встре­чу: я ред­ко сто­я­ла за при­лав­ком, в ос­нов­ном за­ни­ма­ясь оформ­ле­ни­ем бу­ке­тов, со­став­ле­ни­ем цве­точ­ных ком­по­зи­ций и гир­лянд. Но ко­гда Ки­ра за­бо­ле­ла, при­шлось под­ме­нять ее. Тот день был без­ра­дост- ный, се­рый, по­се­ти­те­лей ма­ло ма­ло. Я с тос­кой смот­ре смот­ре­ла в ок­но. Дождь смы­вал остат­ки солн­ца с де­ре­вьев, ма­шин и до­мов, а с лю­дей — улыб­ки. «Ну вот, еще один ли­сток ка­лен­да­ря пе­ре­вер­нут, — ду­ма­ла я. — Сколь­ко их впе­ре­ди — по­хо­жих друг на дру­га, скуч­ных, ненуж­ных, дол­гих су­ток…» Дождь стал силь­нее. И вдруг за­зво­ни­ли ко­ло­коль­чи­ки (хо­зяй­ка на­ше­го са­ло­на бы­ла при­вер­же­ни­цей фэн­шуй). Отря­хи­вая кап­ли с одеж­ды, в по­ме­ще­ние во­шел муж­чи­на и в нере­ши­тель­но­сти оста­но­вил­ся у две­ри, не про­хо­дя к при­лав­ку. — Вам нуж­ны цве­ты? — вя­ло по­ин­те­ре­со­ва­лась я. — Нет во­об­ще-то, хо­тел пе­ре­ждать дождь, ес­ли поз­во­ли­те, — незна­ко­мец ви­но­ва­то по­смот­рел в мою сто­ро­ну. Мол­ча по­жа­ла пле­ча­ми, вздох­ну­ла и, что­бы хоть как-то под­нять настро­е­ние, ста­ла со­би­рать бу­кет из пест­рых гер­бер. По­се­ти­тель по­смот­рел на ме­ня с ин­те­ре­сом, за­тем неожи­дан­но улыб­нул­ся и ре­ши­тель­но по­до­шел пря­мо к при­лав­ку. — Ме­ня зо­вут Дмит­рий, мож­но про­сто Ди­ма, — ни с то­го ни с се­го со­об­щил он. — А вас? — Ка­кая раз­ни­ца? — про­из­нес­ла с лег­ким раз­дра­же­ни­ем, но по­том спо­хва­ти­лась и веж­ли­во по­ин­те­ре­со­ва­лась: — Ка­кие цве­ты вы лю­би­те? — А вы? — во­про­сом на во­прос от­ве­тил Дмит­рий. —Я — вся­кие… По­вис­ла па­у­за. — Ска­жи­те, а вам не скуч­но вот так це­лый день на­хо­дить­ся здесь од­ной, без лю­дей, толь­ко в окру­же­нии цве­тов? — про­дол­жил

Дмит­рий, вто­рой муж Юлии Од­на­жды я слу­чай­но за­шел в цве­точ­ный ма­га­зин, что­бы пе­ре­ждать дождь. Там и встре­тил свою лю­би­мую

раз­го­вор по­се­ти­тель. — Ну что вы! Цве­ты, они ведь как люди, — у каж­до­го свой ха­рак­тер. — Се­рьез­но? — ис­кренне уди­вил­ся он. — Ко­неч­но, — ста­ла я раз­ви­вать лю­би­мую те­му. — Они да­же не каж­до­му свой аро­мат рас­кры­ва­ют, а лишь тем, ко­му ве­рят. Из цве­тов мож­но со­брать… Ну, на­при­мер, це­лое по­сла­ние. Ска­жем… для ва­шей из­бран­ни­цы. Хо­ти­те, со­став­лю для вас та­кой бу­кет? — А вы уме­е­те? — Ко­неч­но! Вот, на­при­мер, ирис — цве­ток друж­бы, на­деж­но­сти. Бу­кет из си­них ири­сов, по­да­рен­ных лю­би­мой жен­щине, за­ве­рит ее, что ей есть на ко­го по­ло­жить­ся. Ро­зы — тра­ди­ци­он­но го­во­рят о люб­ви во всех ее про­яв­ле­ни­ях, гла­дио­лу­сы — цве­ты му­же­ствен­ных гла­ди­а­то­ров, про­ся­щих у жен­щи­ны по­ни­ма­ния и со­стра­да­ния… — А бу­кет, ко­то­рый вы сей­час дер­жи­те в ру­ках? Та­кой кра­си­вый… — Гер­бе­ры. Нра­вят­ся? — Очень, — теп­ло улыб­нул­ся Дмит­рий. — Гер­бе­ры все­ля­ют оп­ти­мизм. Смотрите, они как буд­то улы­ба­ют­ся, ко­кет­ни­ча­ют с ва­ми и вме­сте с тем несут тай­ну, пе­ре­да­ют неж­ный при­вет — так что с этим цвет­ком осто­рож­нее! Бе­ре­те? — про­тя­ну­ла ему бу­кет. Но по­се­ти­тель смот­рел не на бу­кет, а мне в гла­за, и этот его взгляд тре­во­жил и сму­щал. — За­бав­ная вы де­вуш­ка, — про­из­нес муж­чи­на, — и кра­си­вая, толь­ко гла­за груст­ные. О! Вот и дождь кон­чил­ся… Ули­ца дей­стви­тель­но бы­ла за­ли­та ве­се­лым солн­цем. — Да, — улыб­ну­лась я, — так неожи­дан­но… — Так как, вы ска­за­ли, вас зо­вут? — схит­рил Дмит­рий. — Юля, — про­сто от­ве­ти­ла я, так и не отыс­кав в се­бе зло­сти, что­бы от­кло­нить его оче­вид­ные уха­жи­ва­ния. — А сча­стье ведь все­гда неожи­дан­но, Юлень­ка, — ве­се­ло под­миг­нул Дмит­рий. — Ну, до ско­ро­го? — По­ка, — по­че­му-то ра­дост­но от­ве­ти­ла я. Сно­ва за­зве­нел ко­ло­коль­чик, и стран­ный по­се­ти­тель ис­чез за две­рью. Про­шло па­ру дней. Вер­ну­лась с боль­нич­но­го моя на­пар­ни­ца и за­ня­ла свое ра­бо­чее ме­сто у при­лав­ка. Каж­дый раз, ко­гда я слы­ша­ла звон ко­ло­коль­чи­ков, то на­хо­ди­ла пред­лог, что­бы вы­гля­нуть в зал и по­смот­реть, кто при­шел. На­ко­нец Ки­ра не вы­дер­жа­ла и все-та­ки по­ин­те­ре­со­ва­лась: — Ты ждешь ко­го­ни­будь? — С че­го ты это взя­ла? — по­крас­не­ла я. — Да вид­но — нерв­ни­ча­ешь, вы­бе­га­ешь к каж­до­му во­шед­ше­му. Призна­вай­ся, а? — тор­мо­ши­ла ме­ня на­пар­ни­ца. — Не вы­ду­мы­вай, ни­ко­го не жду! — разо­зли­лась я. Это бы­ло неправ­дой. «Сча­стье все­гда неожи­дан­но…» — сло­ва слу­чай­но­го по­се­ти­те­ля за­па­ли мне в ду­шу, раз­бе­ре­ди­ли ее, а его «до ско­ро­го» про­зву­ча­ло как на­деж­да. Да, я хо­те­ла уви­деть Дми- трия сно­ва, но бо­я­лась при­знать­ся в этом да­же се­бе са­мой. Он по­явил­ся че­рез не­де­лю, ко­гда уже от­ча­я­лась, пре­кра­ти­ла вы­хо­дить на каж­дый «ко­ло­коль­чик» и ста­ла за­бы­вать слу­чай­но­го зна­ко­мо­го. — Юль­ка! Юля! — услы­ша­ла прон­зи­тель­ный крик Ки­ры. — Она вле­те­ла ко мне в под­соб­ку, сме­тая со сто­лов ис­пу­ган­ные ли­лии, оша­ра­шен­ные ро­зы и тре­пе­щу­щие нар­цис­сы. — При­шел… с цве­та­ми… — про­шеп­та­ла на­пар­ни­ца с вы­пу­чен­ны­ми гла­за­ми, — до­ду­мал­ся: в Ту­лу со сво­им са­мо­ва­ром… — Кто? — по­блед­нев, так же ше­по­том спро­си­ла я. — Кто с са­мо­ва­ром? — Да му­жик ка­кой-то! Те­бя спра­ши­ва­ет… Я вы­шла в зал — там ни­ко­го не бы­ло. На при­лав­ке ле­жа­ла вет­ка ду­ши­стой бе­лой си­ре­ни, ря­дом — за­пи­соч­ка: «Си­рень — влюб­лен­ность, при­зна­ние… Юле от Дмит­рия». Ди­ма при­шел за мной ве­че­ром, к за­кры­тию ма­га­зи­на. Он был немно­го ско­ван и сму­щен. — Ну, что ска­жешь, Юля, я хо­ро­ший уче­ник? Цве­ты мне по­ве­ри­ли? — Цве­ты — да… — неопре­де­лен­но от­ве­ти­ла я. — А ты? — в его гла­зах чи­та­лась на­деж­да и моль­ба. — То­же, — при­зна­лась по­лу­ше­по­том. Вы ви­де­ли, как вес­ной рас­пус­ка­ют­ся поч­ки: сна­ча­ла кро­хот­ные, су­хие, со вре­ме­нем они на­бу­ха­ют, пы­жат­ся, а по­том — раз! — и кро­хот­ная зе­ле­нень­кая ка­пель­ка про­би­лась. И уже ни­что не оста­но­вит этот ро­сто­чек! Вот так и в мо­ей ду­ше вдруг что-то лоп­ну­ло, и я, как мо­ло­дой ли­сток к солн­цу, по­тя­ну­лась к но­вой люб­ви… …Рас­смат­ри­ва­ла ста­рые фо­то­гра­фии, гла­ди­ла их ру­кой и ве­ла с му­жем внут­рен­ний раз­го­вор. Жа­ло­ва­лась Иго­рю на дол­гое оди­но­че­ство, кля­лась ему в веч­ной люб­ви, го­во­ри­ла, что не мо­гу боль­ше жить в тос­ке, что ду­ша моя стре­мит­ся к сча­стью. Рас­ска­за­ла, что у ме­ня по­явил­ся муж­чи­на («он очень доб­рый и за­бот­ли­вый») и что я вы­хо­жу за него за­муж. Сле­зы сво­бод­но тек­ли по ли­цу, а вме­сте с ни­ми ухо­ди­ла боль, уно­ся с со­бой скорбь и остав­ляя в ду­ше свет­лую па­мять о про­шлом. С то­го вре­ме­ни про­шло пять лет. Мы с Ди­мой счаст­ли­вы. Мне по­вез­ло — он за­ме­ча­тель­ный су­пруг и отец, доб­рый, ве­се­лый, все по­ни­ма­ю­щий. У нас рас­тут две до­чень­ки — ни с чем не срав­ни­мая ра­дость ма­те­рин­ства, по­да­рен­ная лю­би­мым муж­чи­ной. Я ча­сто рас­ска­зы­ваю им о сво­ем дет­стве, мо­ло­до­сти, где ря­дом со мной все­гда при­сут­ству­ет Игорь. Они зна­ют: он — ча­сти­ца мо­ей жиз­ни и мо­ей ду­ши. Учу де­во­чек стой­ко пе­ре­но­сить все труд­но­сти и лю­бить жизнь, ибо те­перь по­ни­маю, что она непред­ска­зу­е­ма и щед­ра на по­дар­ки. На­ши­ми лю­би­мы­ми се­мей­ны­ми цве­та­ми ста­ли гер­бе­ры — имен­но их раз­но­цвет­ные го­лов­ки по­да­ри­ли мне но­вую лю­бовь и вос­кре­си­ли же­ла­ние жить.

Ни­на, ма­ма Юлии Юля очень тя­же­ло пе­ре­нес­ла смерть Иго­ря. Ка­за­лось, из нее по кап­ле ухо­дит жизнь. Но я ве­ри­ла: дочь вы­сто­ит

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.