Люб­лю, терплю, на­де­юсь...

Ко­гда мы ста­ли встре­чать­ся, я дол­го со­мне­ва­лась, сто­ит ли свя­зы­вать с Гри­шей жизнь. Что-то сму­ща­ло ме­ня, но что имен­но, по­нять не мог­ла...

Moja Sudba - - Калейдоскоп - Фа­ми­лии и име­на дей­ству­ю­щих лиц из­ме­не­ны

«Зна­чит, все-та­ки не удер­жал­ся! Кровь уда­ри­ла мне в го­ло­ву. Я го­то­ва бы­ла разо­рвать его на кус­ки! Но ко­гда вы­шла на по­рог и за­жгла свет, Гри­ша да­же не от­крыл гла­за. Спал стоя, при­ва­лив­шись к стене, под­пи­ра­е­мый бо­лее трез­вым при­я­те­лем»...

Äай мне шанс, и я до­ка­жу те­бе, что мне мож­но до­ве­рять, — теп­лая ла­донь Гри­ши лег­ла на мою ру­ку. Ме­ня вол­но­ва­ли его при­кос­но­ве­ния, го­ло­ва кру­жи­лась от взгля­да си­них глаз, про­сто­душ­ных и лу­ка­вых од­но­вре­мен­но. Стран­ное со­че­та­ние, прав­да? Воз­мож­но, имен­но по­то­му я и не мог­ла окон­ча­тель­но опре­де­лить­ся? Что-то бес­по­ко­и­ло, хо­тя и не от­да­ва­ла се­бе от­че­та, что имен­но. То бы­ло уже да­ле­ко не пер­вое на­ше сви­да­ние, а мне все еще не уда­ва­лось пол­но­стью рас­сла­бить­ся ас­сла­бить­ся ря­дом с этим муж­чи­ной и из­ба­вить­ся от со­мне­ний. ий. — Вы­пьешь что-ни­будь? Да­вай за­ка­жу те­бе кок­тейль, ок­тейль, — улыб­нул­ся Григорий. Се­бе он то­же за­ка­зал. Я вы­пи­ла три кок­тей­ля в тот ве­чер и на­ко­нец по­чув­ство­ва­ла при­ят­ное рас­слаб­ле­ние. «А по­че­му бы и не до­ве­рить­ся та­ко­му чу­дес­но­му пар­ню? — мельк­ну­ла мысль, , по­тя­нув­шая за со­бой ве­ре­ни­цу но­вых: — Не век к же в раз­ве­ден­ках ку­ко­вать. Да и Гри­ша уже был л же­нат, на­вер­ня­ка учел опыт преж­них оши­бок... .. И он то­же яв­но не хо­чет оста­вать­ся оди­но­ким. м. Хо­рош со­бой, обес­пе­чен, вни­ма­те­лен — мно­гие ие жен­щи­ны мне бы по­за­ви­до­ва­ли... И к сы­ну мо­е­му му хо­ро­шо от­но­сит­ся»... Гри­ша дей­стви­тель­но все­ми си­ла­ми стре­мил­ся до­бить­ся Са­ши­ной сим­па­тии, и ему это уда­ва­лось. сь. А ко­гда он по­да­рил мо­е­му сы­ну на день рож­де­ния ния са­мо­лет с ра­дио­управ­ле­ни­ем, тот при­шел в та­кой кой вос­торг, что я по­ня­ла: Григорий ста­нет для Са­ши аши пре­крас­ным от­чи­мом. Мы втро­ем по­е­ха­ли на луг, что­бы про­те­сти­ро­вать ле­та­ю­щее чу­до. Сын про­сто осто си­ял от сча­стья… Ни для ко­го не сек­рет: муж­чи­на, за­во­е­вав­ший серд­це рд­це ре­бен­ка, в кон­це кон­цов за­во­ю­ет и серд­це его ма­те­ри. те­ри. Так оно и по­лу­чи­лось. Все скла­ды­ва­лось за­ме­ча­тель­тель­но. У мо­е­го воз­люб­лен­но­го был кра­си­вый дом за го­ро­дом, по­это­му на вы­ход­ные Са­ша и я обыч­но при­ез­жа­ли к нему. Мы про­во­ди­ли все боль­ше вре­ме­ни втро­ем. Уже то­гда я мог­ла бы за­ме­тить, что у мо­е­го бой­френ­да сла­бость к ал­ко­го­лю, и сде­лать пра­виль­ные вы­во­ды. Мог­ла бы, ес­ли бы не бы­ла так увле­че­на Гри­шей, не вос­тор­га­лась его уме­ни­ем за­ин­те­ре­со­вать Са­шу, ес­ли бы по­пы­та­лась разо­брать­ся в тех про­ти­во­ре­чи­вых чув­ствах, ко­то­рые на­пря­га­ли ме­ня в са­мом на­ча­ле от­но­ше­ний... Ко­гда мы ка­та­лись на ве­ло­си­пе­дах, то обя­за­тель­но за­ез­жа­ли за пи­вом. Но что пло­хо­го в том, что­бы по­сле несколь­ких ча­сов ез­ды вы­пить по бу­ты­лоч­ке? Мно­гие люди так де­ла­ют, по­ду­ма­ешь, пи­во... Тем бо­лее ко­гда бы­ва­ли в па­бе, лю­би­мый ни­ко­гда не на­пи­вал­ся. Про­сто ста­но­вил­ся бо­лее раз­го­вор­чи­вым под воз­дей­стви­ем ал­ко­го­ля, но ведь это не грех. С ним ста­но­ви­лось да­же ин­те­рес­нее. Не­ко­то­рые Гри­ши­ны при­выч­ки все­рьез обес­по­ко­и­ли ме­ня лишь то­гда, ко­гда мы ста­ли жить вме­сте. Я за­ме­ти­ла, что до­ма у него все­гда есть спирт­ное. Неваж­но, ка­кое и сколь­ко, глав­ное, что­бы бы­ло. А ес­ли в ба­ре ока­зы­ва­лось пу­сто, Григорий на­чи­нал нерв­ни­чать и бе­жал в ма­га­зин. В пят­ни­цу по­сле ра­бо­ты он обыч­но сам де­лал по­куп­ки. Да­же от­прав­лял мне sms: «Ес­ли хо­чешь, что­бы что-то

ку­пил, на­пи­ши, что кон­крет­но». Ко­неч­но же, я поль­зо­ва­лась этим. За­чем тра­тить вре­мя на по­куп­ку про­дук­тов, ес­ли твой муж­чи­на го­тов сде­лать это вме­сто те­бя? В па­ке­тах, ко­то­рые Гри­ша при­но­сил до­мой, все­гда по­звя­ки­ва­ло несколь­ко бу­ты­лок с ал­ко­го­лем. — Для те­бя то­же ку­пил. Мар­ти­ни. Опа! — ра­дост­но вос­кли­цал бой­френд, из­вле­кая бу­тыл­ку из куль­ка с ви­дом фо­кус­ни­ка. С Гри­шей я по­про­бо­ва­ла столь­ко вся­ких на­пит­ков, о су­ще­ство­ва­нии ко­то­рых рань­ше да­же не до­га­ды­ва­лась! На­при­мер, «Ма­ли­бу» мы за­пи­ва­ли ко­фе по­сле вос­крес­но­го зав­тра­ка или сме­ши­ва­ли с со­ком. Это бы­ло очень вкус­но! А «Бей­лис»… Нет

слов! Лю­би­мый ска­зал, что это на­пи­ток, ко­то­рый пьют с... по­це­лу­я­ми по­це­лу­я­ми. При­знать­ся При­знать­ся, мне очень по­нра­ви­лась его мысль мысль. Ро­ман­тич­но... И мы по­про­бо­ва­ли. Раз, вто­рой, тре­тий... «Вы­пей вин­ца, по­мо­жет рас­сла­бить­ся», — го­во­рил Гри­ша, ко­гда я воз­вра­ща­лась уста­лая с ра­бо­ты. И дей­стви­тель­но по­мо­га­ло. По­это­му не от­ка­зы­ва­лась, а Григорий с удо­воль­стви­ем под­ли­вал мне в бо­кал. В суб­бо­ту пе­ред обе­дом он то­же обыч­но от­ку­по­ри­вал бу­тыл­ку су­хо­го, со­про­вож­дая свои дей­ствия сло­ва­ми: «Ви­но спо­соб­ству­ет пи­ще­ва­ре­нию». Но од­ним бо­ка­лом лю­би­мый ни­ко­гда не огра­ни­чи­вал­ся. Ес­ли от­кры­вал бу­тыл­ку, то обя­за­тель­но до­пи­вал ее до кон­ца. Да и ве­че­ром лю­бил при­ло­жить­ся… Ко­неч­но, при­ят­но бы­ло вы­пить пив­ка или вин­ца пе­ред сном. Ор­га­низм рас­слаб­лял­ся, непри­ят­но­сти за­бы­ва­лись, и я быст­рее за­сы­па­ла. Но че­рез несколь­ко ме­ся­цев за­ме­ти­ла, что на­ча­ла при­вы­кать. Уже не хва­та­ло од­ной бан­ки пи­ва — тре­бо­ва­лось две. А од­на­жды по­ня­ла, что мне те­перь то­же на­до обя­за­тель­но иметь в хо­ло­диль­ни­ке за­пас спирт­но­го. Ес­ли его не бы­ло, я впа­да­ла в па­ни­ку. В ма­га­зине са­ма по­ку­па­ла ал­ко­голь, при­чем бра­ла не од­ну бу­тыл­ку, а несколь­ко. Что­бы хва­ти­ло на доль­ше. Как-то не сра­зу за­ме­ти­ла, что чем боль­ше по­ку­паю, тем боль­ше мы пьем. Ино­гда Гри­ша при­сы­лал sms: «Ми­лая, мо­жешь ку­пить ви­на по до­ро­ге до­мой?» Не ви­де­ла в прось­бе бой­френ­да ни­че­го пло­хо­го — это бы­ло есте­ствен­но, так же как ес­ли бы он по­про­сил шо­ко­лад или сыр. Я об­ма­ны­ва­ла се­бя, убеж­да­ла соб­ствен­ный внут­рен­ний го­лос, ко­то­рый о чем-то невнят­но пре­ду­пре­ждал, что все в по­ряд­ке. Об­ма­ны­ва­ла да­же то­гда, ко­гда про­сы­па­лась по­сре­ди неде­ли с при­зна­ка­ми по­хме­лья, ко­гда ви­де­ла в зер­ка­ле по­крас­нев­шие гла­за и при­пух­шее ли­цо. Осо­бо не пе­ре­жи­ва­ла: уме­лый ма­ки­яж — и я сно­ва бы­ла в фор­ме. Од­на­жды все-та­ки спро­си­ла Гри­шу: — Слу­шай, а не слиш­ком ли мно­го мы пьем? — Мно­го? — уди­вил­ся он. — Не боль­ше, чем осталь­ные. — Но у нас те­перь это прак­ти­че­ски каж­дый день... — Ко­тик, а кто в на­ше вре­мя не пьет? — улыб­нул­ся Григорий. — Та­ко­ва жизнь. Че­ло­век изоб­рел ал­ко­голь, по­то­му что без него со­шел бы с ума… Я и сам ко­гда-то из­бе­гал спирт­но­го. Не мог пить — сра­зу же на­чи­на­ла бо­леть го­ло­ва. А по­том же­нил­ся, со­здал соб­ствен­ную фир­му… Зна­ешь, где за­клю­ча­лись са­мые вы­год­ные сдел­ки? На ве­че­рин­ках. И ко­гда от­но­ше­ния с же­ной да­ли тре­щи­ну, то­же вы­ру­чал ал­ко­голь. — А сей­час за­чем пьешь? — Для удо­воль­ствия. Не пе­ре­жи­вай, все под кон­тро­лем! Че­рез ка­кое-то вре­мя нас при­гла­си­ла на сва­дьбу Гри­ши­на дво­ю­род­ная се­ст­ра. Я еще не бы­ла зна­ко­ма ни с кем из род­ствен­ни­ков воз­люб­лен­но­го, по­то­му очень об­ра­до­ва­лась. — Го­товь­ся, это бу­дет пыш­ная сва­дьба, — пре­ду­пре­дил Гри­ша. — Дя­дя на­вер­ня­ка устро­ит сво­ей един­ствен­ной доч­ке ши­кар­ное тор­же­ство. — А твоя ма­ма при­дет? — спро­си­ла бой­френ­да. Я зна­ла, что Гри­шин отец умер. А вот о ма­те­ри лю­би­мый п по­че­му-то во­об­ще ни­ко­гда не вспо­ми­нал. — Э-э-э… — за­мял­ся он. — Да­вай не бу­дем об этом… Мы с н ней не об­ща­ем­ся. — По­че­му? — за­упря­ми­лась я. — Не хо­чу об этом го­во­рить. По край­ней ме­ре сей­час... — Г Гри­ша на­хму­рил­ся, и я по­ня­ла, что луч­ше не про­дол­жать р раз­го­вор, ко­то­рый ему непри­я­тен. К сва­деб­но­му тор­же­ству, на ко­то­рое мы бы­ли при­гла­ше­ны, го­то­ви­лась тща­тель­но. Ведь там ме­ня впер­вые уви­дят Гри­ши­ны род­ствен­ни­ки. Хо­те­лось вы­гля­деть как мож­но луч­ше. Спе­ци­аль­но ку­пи­ла но­вое, эле­гант­ное и весь­ма неде­ше­вое, пла­тье. Схо­ди­ла в до­ро­гую па­рик­ма­хер­скую. И на сва­дьбу от­пра­ви­лась во все­ору­жии. Празд­но­ва­ние бы­ло про­сто ко­ро­лев­ское. Мо­ло­дые вен­ча­лись в церк­ви, по­том от­пра­ви­лись в ши­кар­ный за­го­род­ный отель с ре­сто­ра­ном. Го­стей вез­ли спе­ци­аль­ные ав­то­бу­сы. От­ме­чать со­би­ра­лись два дня, и но­че­вать все при­сут­ству­ю­щие долж­ны бы­ли в го­сти­ни­це. Я с ин­те­ре­сом раз­гля­ды­ва­ла го­стей, со мно­ги­ми из ко­то­рых в ско­ром бу­ду­щем долж­на бы­ла по­род­нить­ся. Гри­ши­ны род­ствен­ни­ки сы­па­ли ком­пли­мен­та­ми в мой ад­рес, хва­ли­ли лю­би­мо­го за то, что у него та­кая кра­си­вая неве­ста, и со­жа­ле­ли, что он так дол­го ме­ня от них скры­вал. В ре­сто­ране мы се­ли за стол ря­дом с дву­мя дя­дя­ми Гри­го­рия. Не нуж­но бы­ло об­ла­дать осо­бой на­блю­да­тель­но­стью, что­бы по­нять, что они лю­бят вы­пить. Со­се­ди еще до на­ча­ла тор­же­ства при­ло­жи­лись к бу­тыл­ке. А уж ко­гда та­ма­да стал про­воз­гла­шать тост за то­стом... Спирт­ное ли­лось ре­кой. «Ну, за сча­стье мо­ло­дых! Слад­кой жиз­ни! Де­ток по­боль­ше! Горь­ко!» — кри­ча­ли ря­дом со мной, опро­ки­ды­вая рюм­ку за рюм­кой. Гри­ша не от­ста­вал от сво­их дя­дю­шек. А по­сколь­ку пи­ли они толь­ко вод­ку, то вско­ре их ли­ца рас­крас­не­лись, а язы­ки на­ча­ли за­пле­тать­ся. «Не пей боль­ше», — по­про­си­ла я бой­френ­да, но бы­ло уже позд­но: он бол­тал с род­ствен­ни­ка­ми и не об­ра­тил ни­ка­ко­го вни­ма­ния на мои сло­ва, про­дол­жая по­гло­щать спирт­ное в том же су­ма­сшед­шем тем­пе. «Ну, еще по од­ной! — ко­ман­до­ва­ли дя­ди. — Ты то­же вы­пей!»

По­сле вы­пив­ки ста­но­ви­лось так спо­кой­но и хо­ро­шо... Пол­ное рас­слаб­ле­ние

— пред­ла­га­ли мне. Но я не люб­лю вод­ку, да и во­об­ще, непри­ят­но бы­ло смот­реть на стре­ми­тель­но пья­не­ю­щих му­жи­ков. За­иг­ра­ла му­зы­ка. Мо­ло­дые ис­пол­ни­ли сва­деб­ный вальс, по­том к ним при­со­еди­ни­лись го­сти. Быстрые и мед­лен­ные ме­ло­дии сме­ня­ли друг дру­га, я по­пы­та­лась вы­та­щить Гри­шу на пар­кет, но он был уже не в со­сто­я­нии нор­маль­но дви­гать­ся. «Да­вай, мо­жет быть, вый­дем нена­дол­го на ули­цу? — спро­си­ла у лю­би­мо­го. — Немно­го по­ды­шишь све­жим воз­ду­хом». Мы с ним на­пра­ви­лись к вы­хо­ду, Гри­го­рию уже при­хо­ди­лось опи­рать­ся на мое пле­чо. А ко­гда вер­ну­лись, род­ствен­нич­ки сно­ва пред­ло­жи­ли вы­пить. Сме­ху и шут­кам не бы­ло кон­ца. По­том ста­ли по­да­вать го­ря­чее. Гри­ша про­шеп­тал на ухо за­пле­та­ю­щим­ся язы­ком: — Что-то не по се­бе мне... Схо­жу в туа­лет... — Сам спра­вишь­ся? — спро­си­ла обес­по­ко­ен­но. — Ко­неч­но, — кри­во усмех­нул­ся он. — Все под кон­тро­лем! Рез­ко встал, ви­ди­мо, пы­та­ясь про­де­мон­стри­ро­вать, что еще вполне в нор­ме, но тут же схва­тил­ся за сте­ну — на­вер­ное, за­кру­жи­лась го­ло­ва. Я вско­чи­ла, что­бы по­мочь, но Григорий рез­ко от­толк­нул ме­ня, по­вто­рив: «Ска­зал же: я сам!» Не знаю, сколь­ко вре­ме­ни его не бы­ло. Я ста­ра­лась не ду­мать о Гри­ше, бо­рясь с же­ла­ни­ем пой­ти за ним и про­сле­дить, что­бы ни­че­го не слу­чи­лось. Со­сре­до­то­чи­лась на про­ис­хо­дя­щем в за­ле. Люди уже раз­би­лись на групп­ки и о чем-то бе­се­до­ва­ли, кто-то ел го­ря­чее, кто-то вы­шел по­ку­рить, кто-то сме­ял­ся и под­ли­вал се­бе в рюм­ки… — Это ты при­шла с Гри­шей, да? — вдруг услы­ша­ла я за спи­ной и, огля­нув­шись, уви­де­ла незна­ко­мо­го муж­чи­ну. — Да… Что-то слу­чи­лось? — спро­си­ла обес­по­ко­ен­но. — Ка­жет­ся, па­рень не смо­жет сю­да вер­нуть­ся. Он... в туа­ле­те, и ему… на­до по­мочь. Раз­вол­но­вав­шись, я на­пра­ви­лась вслед за незна­ком­цем. На­брав­шись храб­ро­сти, за­шла вме­сте с ним в муж­ской туа­лет. Григорий рас­пла­стал­ся на по­лу, гла­за его бы­ли за­кры­ты. — Гри­ша! — я под­ско­чи­ла к нему, при­се­ла, ста­ла хло­пать его по ще­кам. — Гри­ша, оч­нись! Что с то­бой? — Ни­че­го осо­бен­но­го, про­сто на­пил­ся му­жик, бы­ва­ет, — усмех­нул­ся кто-то ря­дом. — Гри­ша! Ты ме­ня слы­шишь? Мо­жешь встать? Кто-ни­будь, по­мо­ги­те мне… — по­про­си­ла я. Жен­щи­на в муж­ском туа­ле­те вы­зва­ла лю­бо­пыт­ство. Сю­да за­гля­ну­ло еще несколь­ко муж­чин. Двое по­пы­та­лись под­нять Гри­го­рия, но не уда­лось. Потребовалась по­мощь. Че­рез па­ру ми­нут вы­нес­ли ни­че­го не со­об­ра­жа­ю­ще­го Гри­шу в ко­ри­дор. К сча­стью, мо­ло­до­же­ны за­бро­ни­ро­ва­ли нам один но­мер на дво­их. Ту­да и от­нес­ли мо­е­го пар­ня, уло­жи­ли на кро­вать. — Пусть дрых­нет, а ты воз­вра­щай­ся в зал, — ка­кой-то Гри­шин род­ствен­ник взял ме­ня под ру­ку. — Пой­дем, пой­дем, нече­го те­бе тут де­лать, сей­час ему по­мо­жет толь­ко сон. Не вол­нуй­ся, не впер­вой та­кое... «Вот уж успо­ко­ил так успо­ко­ил! Не впер­вой...» — про­нес­лось в го­ло­ве. Я, ко­неч­но, мог­ла остать­ся в но­ме­ре, си­деть и пе­ре­жи­вать, гля­дя на спя­ще­го вдрызг пья­но­го бой­френ­да. Но все-та­ки ре­ши­ла взять се­бя в ру­ки и вер­нуть­ся к го­стям. Се­ла за стол и зал­пом вы­пи­ла рюм­ку вод­ки, ко­то­рую тер­петь не мо­гу и ни­ко­гда рань­ше не пи­ла. Ме­ня мгно­вен­но раз­вез­ло, сле­зы на­вер­ну­лись на гла­за, ста­ло так про­тив­но, так жал­ко се­бя... За­чем во­об­ще все это, за­чем эта сва­дьба, за­чем Гри­ша так на­пил­ся... Ве­дет се­бя, как на­сто­я­щий ал­ко­го­лик... Ко мне тут же под­се­ли ка­кие-то незна­ко­мые по­жи­лые жен­щи­ны, на­ча­ли уте­шать. — Что по­де­ла­ешь, до­ро­гая, — на­ча­ла мор­щи­ни­стая кра­шен­ная блон­дин­ка. — Гри­ша та­кой же, как его отец. То­же лю­бит за­ло­жить за во­рот­ник, и ни­че­го тут не по­пи­шешь… Я удив­лен­но по­смот­ре­ла на нее. Но тут в раз­го­вор всту­пи­ла дру­гая, тол­стая, в яр­ко-зе­ле­ном пла­тье, с ры­жи­ми ло­ко­на­ми на лбу и оран­же­вой рас­плыв­шей­ся по­ма­дой на гу­бах. — Лю­бит вы­пить?! — усмех­ну­лась она. — Хо­ро­шень­кое де­ло! Те­перь это на­зы­ва­ет­ся лю­бит вы­пить! Да наш Ле­ня, зем­ля ему пу­хом, был са­мым на­сто­я­щим ал­ко­го­ли­ком! — Что прав­да, то прав­да, — вздох­ну­ла блон­дин­ка, со­чув­ствен­но гля­дя на ме­ня. — Гри­шин отец столь­ко пил, что в кон­це кон­цов пе­чень не вы­дер­жа­ла... Они бук­валь­но за­сы­па­ли ме­ня ин­фор­ма­ци­ей. Так хо­те­ли по­го­во­рить, что го­то­вы бы­ли от­ве­тить на лю­бой во­прос. Я мно­гое узна­ла в тот ве­чер. И о Гри­ши­ном дет­стве, и об ал­ко­голь­ной за­ви­си­мо­сти его от­ца, раз­ру­шив­шей жизнь се­мьи.

Род­ные Гри­ши де­ла­ли мне ком­пли­мен­ты, а его хва­ли­ли за пре­крас­ный вы­бор. Бы­ло при­ят­но Ал­ла, ре­ши­ла по­мочь лю­би­мо­му Эти жен­щи­ны ока­за­лись очень раз­го­вор­чи­вы­ми. Они рас­ска­за­ли мне о Гри­ши­ном дет­стве и на мно­гое от­кры­ли гла­за

— А ма­ма Гри­ши? Она стра­да­ла, да? — про­шеп­та­ла со стра­хом, слов­но при­кос­ну­лась к ка­кой-то тайне. — Бед­ная жен­щи­на! — друж­но на­ча­ли взды­хать те­туш­ки и, пе­ре­би­вая друг дру­га, по­ве­да­ли, как ма­ма го­да­ми без­успеш­но бо­ро­лась с ал­ко­го­лиз­мом му­жа. А по­том, вко­нец от­ча­яв­шись, то­же на­ча­ла пить, что­бы удер­жать сво­е­го Ле­ню до­ма. Но ведь для жен­щи­ны пьян­ство на­мно­го опас­нее, чем для муж­чи­ны. Мать мо­е­го пар­ня спи­лась, а се­мья раз­ва­ли­лась и об­ни­ща­ла. Спер­ва все за­ра­бо­тан­ные день­ги ухо­ди­ли на ал­ко­голь, по­том их во­об­ще ста­ло неко­му за­ра­ба­ты­вать. Од­на­жды в квар­ти­ре слу­чил­ся пожар. Как уж и кто его устро­ил, так и не вы­яс­ни­ли. Но сго­ре­ло по­чти все иму­ще­ство. Де­тей долж­ны бы­ли по­ме­стить в дет­ский дом, но ба­буш­ка за­бра­ла их к се­бе и офор­ми­ла опе­кун­ство. Гри­ша то­гда был уже под­рост­ком. Отец умер от пе­ре­поя, а мать по­па­ла в су­ма­сшед­ший дом. Не знаю, на­сколь­ко все это прав­да, но так го­во­ри­ли те­туш­ки. Ко­гда Григорий стал са­мо­сто­я­тель­ным и на­чал за­ра­ба­ты­вать, он съез­дил к ро­ди­тель­ни­це толь­ко раз. Го­во­рят, она не узна­ла его. С ней бы­ло тя­же­ло раз­го­ва­ри­вать. Жен­щи­на жи­ла в соб­ствен­ном ми­ре, ото­рван­ном от дей­стви­тель­но­сти… — Гри­шень­ка доб­рый у нас. До сих пор пла­тит за со­дер­жа­ние сво­ей ма­те­ри, но не об­ща­ет­ся с ней… — до­ба­ви­ли те­туш­ки. — Это для него боль­ная те­ма… В тот ве­чер мне мно­гое ста­ло по­нят­но. А еще я ис­пу­га­лась

не на шут­ку. Ес­ли у Гри­го­рия та­кое про­шлое, он не дол­жен при­ка­сать­ся к спирт­но­му! И я не долж­на пить вме­сте с ним. Не дай Бог за­кон­чить свою жизнь так, как его ро­ди­те­ли! Гри­ша проснул­ся око­ло по­лу­дня. При­под­нял­ся на кро­ва­ти и тут же схва­тил­ся ру­ка­ми за го­ло­ву: — Ой-й-й… Блин... Баш­ка квад­рат­ная. Не мо­гу… Он уро­нил го­ло­ву на по­душ­ку, за­сто­нал. По­кру­тил­ся немно­го и сно­ва от­клю­чил­ся. Про­спал до двух ча­сов дня, а по­том мы спу­сти­лись в зал. На­род все еще празд­но­вал, но вче­раш­не­го эн­ту­зи­аз­ма не бы­ло, ви­ди­мо, все по­ряд­ком уста­ли по­сле шум­но­го за­сто­лья и бур­ных воз­ли­я­ний. Гри­ша на­лил се­бе вод­ки. Я воз­му­ти­лась: — Опять? За­был, что вче­ра бы­ло?! — Да пе­ре­стань, на­до же по­хме­лить­ся, — от­мах­нул­ся он и вы­пил од­ним ма­хом, по­том еще од­ну. — Нет, хва­тит! — твер­до про­из­нес­ла я, ко­гда по­пы­тал­ся на­лить тре­тью рюм­ку. К мо­е­му удив­ле­нию, Гри­ша не спо­рил, от­ста­вил бу­тыл­ку и при­нял­ся за­ку­сы­вать. Как все влюб­лен­ные жен­щи­ны, я ве­ри­ла, что смо­гу из­ме­нить Гри­го­рия, спра­вить­ся с его пьян­ством. «Он ведь лю­бит ме­ня и не про­ме­ня­ет на вы­пив­ку», — ду­ма­ла са­мо­уве­рен­но. Но ока­за­лось, что все не так про­сто. При­выч­ки не из­ме­нить за один день. Да и са­мой мне бы­ло тя­же­ло. Насту­па­ли вы­ход­ные, и хо­те­лось ощу­тить при­выч­ное рас­слаб­ле­ние по­сле бо­ка­ла ви­на или па­ры ба­нок пи­ва. Гри­ша ста­вил пе­ре­до мной спирт­ное, а я от­ка­зы­ва­лась. — Что слу­чи­лось? — удив­лял­ся он. — Про­сто не хо­чу. Ни пить, ни при­вы­кать к это­му. — Ой, от од­но­го бо­ка­ла ни­че­го пло­хо­го не бу­дет. — Ты то­же дол­жен сдер­жи­вать­ся… — У ме­ня нет про­блем с этим. Од­на­ко про­бле­ма бы­ла, да еще ка­кая. Я на­ча­ла бо­роть­ся за жизнь без спирт­но­го, а Гри­ша не по­ни­мал, с че­го вдруг та­кие из­ме­не­ния. Но при­зна­вать­ся, что знаю все от те­ту­шек, не хо­те­ла. Ко­гда он при­сы­лал мне sms: «Мо­жешь ку­пить ви­но по­сле ра­бо­ты?», — от­ве­ча­ла: «У ме­ня не бу­дет по до­ро­ге ма­га­зи­на» или «Хо­чу, что­бы ты се­го­дня был трез­вый». Григорий злил­ся. Он не со­би­рал­ся се­бя огра­ни­чи­вать и по­ку­пал спирт­ное сам. Стал пря­тать­ся от ме­ня, уже не на­ли­вал се­бе от­кры­то, а де­лал это, ко­гда я бы­ла чем-то за­ня­та и не ви­де­ла. По­том, на­хо­дя пу­стую бу­тыл­ку, пы­та­лась по­бе­се­до­вать с лю­би­мым, но лю­бой раз­го­вор на те­му ал­ко­го­ля вы­зы­вал в нем агрес­сию. «Не при­ста­вай ко мне. Я ни­че­го пло­хо­го не де­лаю», — огры­зал­ся вся­кий раз. — Хо­чешь кон­чить так, как твои ро­ди­те­ли? — вы­рва­лось у ме­ня од­на­жды. — От­ку­да ты зна­ешь? — вски­нул­ся Григорий, и в его гла­зах по­яви­лось нечто та­кое, что мне да­же ста­ло страш­но. — Неваж­но… Про­сто хо­чу те­бе по­мочь. — По­мочь? А я что, в бе­де? Или боль­ной? Или де­лаю что-то пло­хое и нуж­да­юсь в ду­ше­спа­си­тель­ных бе­се­дах? — Да нет... Ни­че­го. Кро­ме то­го, что каж­дый день пьешь. — Ну и что? Все пьют, и я не от­стаю. Ал­ко­голь по­мо­га­ет мне рас­сла­бить­ся. — Не­уже­ли нель­зя рас­слаб­лять­ся дру­гим спо­со­бом? — По­че­му те­бе вдруг это ста­ло ме­шать? Еще не­дав­но ты не воз­ра­жа­ла, на­обо­рот, со­став­ля­ла мне ком­па­нию. — А те­перь воз­ра­жаю. По­то­му что ты пьешь все боль­ше и уже не кон­тро­ли­ру­ешь се­бя. У те­бя за­ви­си­мость. — За­ви­си­мость? Ха-ха! — Гри­ша ре­шил пе­ре­ве­сти все в шут­ку, несмот­ря на то что я го­во­ри­ла очень се­рьез­но. — Да ес­ли за­хо­чу, то во­об­ще ни кап­ли в рот не возь­му. Он не огра­ни­чил­ся од­ни­ми сло­ва­ми. Пы­тал­ся до­ка­зать мне, что дей­стви­тель­но дер­жит все под кон­тро­лем. Мог не пить день или два. Ино­гда да­же неде­лю. Но по­том сно­ва при­хо­дил до­мой со зве­ня­щим па­ке­том. Пря­тал бу­тыл­ки в та­ких ме­стах, где я, по его мне­нию, не мог­ла их най­ти, — в ко­роб­ках из-под обу­ви, в книж­ном шка­фу в сво­ем ка­би­не­те. Ко­неч­но, мож­но бы­ло бы ор­га­ни­зо­вать се­рьез­ную слеж­ку и за­би­рать все спирт­ное, но тол­ку... Ес­ли ал­ко­го­лик ре­шил вы­пить, то все­гда най­дет спо­соб это сде­лать. Ес­ли в буд­ни Гри­ша се­бя хоть как-то огра­ни­чи­вал, по­то­му как знал, что на сле­ду­ю­щий день на ра­бо­ту, то в пят­ни­цу пол­но­стью от­пус­кал тор­мо­за. Ведь впе­ре­ди бы­ло це­лых два дня. Гри­ша не нуж­дал­ся в ком­па­нии, вполне мог пить один. Он не скан­да­лил по­сле вы­пив­ки, на­обо­рот, ста­но­вил­ся бо­лее по­кла­ди­стым. Воз­мож­но, не бы­ло бы ни­че­го пло­хо­го в этих его воз­ли­я­ни­ях, ес­ли бы я не зна­ла, чем все за­кон­чи­лось у ро­ди­те­лей лю­би­мо­го, и ес­ли бы это не от­ра­жа­лось на на­шей жиз­ни. Григорий на­пи­вал­ся в пят­ни­цу ве­че­ром, а всю суб­бо­ту хо­дил по до­му, как тень, и ле­чил по­хме­лье. За­кон­чи­лись се­мей­ные про­гул­ки по вы­ход­ным, он пе­ре­стал при­ду­мы­вать ин­те­рес­ные раз­вле­че­ния для Са­ши, по­чти не об­щал­ся с ре­бен­ком. — Что с Гри­шей? — спра­ши­вал сын. — За­бо­лел, что ли? По­че­му он так дол­го спит? — Пло­хо се­бя чув­ству­ет. Но это прой­дет. Мы мо­жем по­ехать к ба­буш­ке, хо­чешь? — Хо­ро­шо, по­е­ха­ли! — ра­до­вал­ся Са­ша, мгно­вен­но пе­ре­клю­ча­ясь. « Сла­ва Бо­гу, он еще мно­го­го не по­ни­ма­ет», — ду­ма­ла я с об­лег­че­ни­ем. Жизнь с ал­ко­го­ли­ком — это по­сто­ян­ный те­атр. Все вре­мя при­хо­дит­ся де­лать вид, что все в по­ряд­ке. Я бы ни­ко­гда не ска­за­ла сы­ну прав­ду: «Гри­ша — ал­ко­го­лик, вче­ра слиш­ком мно­го вы­пил, ему про­сто нуж­но про­трез­веть». Да и не толь­ко сы­ну. Ма­ма то­же за­ме­ча­ла, что ме­ня что-то му­чит, что я ста­ла нерв­ная. Она не раз спра­ши­ва­ла о мо­их про­бле­мах. «Все хо­ро­шо», — от­ве­ча­ла ей. По­че­му вра­ла? Са­ма не знаю. Мо­жет, от сты­да. Мо­жет, не хо­те­ла при­зна­вать свое поражение. Мо­жет, все еще жа­ле­ла Гри­шу. Ведь я лю­би­ла его, а ко­гда лю­бишь, на­де­ешь­ся на

Григорий, не хо­чет по­те­рять Ал­лу Все­гда был уве­рен: мне не гро­зит то, что слу­чи­лось с ро­ди­те­ля­ми. Это, увы, ока­за­лось не так. Но я обя­за­тель­но вы­дер­жу! Сре­ди неде­ли он еще дер­жал­ся, ведь зав­тра на­до бы­ло ид­ти на ра­бо­ту. Но в пят­ни­цу...

пе­ре­ме­ны к луч­ше­му во­пре­ки всем об­сто­я­тель­ствам. Мно­го раз гро­зи­ла, что уй­ду от него, но не ухо­ди­ла. Он при­вык, пе­ре­стал об­ра­щать вни­ма­ние на мои угро­зы. Но од­на­жды... Вы­пив две бан­ки пи­ва, Григорий сел в ма­ши­ну, что­бы по­ехать за до­пол­ни­тель­ной пор­ци­ей спирт­но­го. Ма­га­зин на­хо­дил­ся ря­дом, но ка­кая раз­ни­ца?! А ес­ли кто-то вы­ско­чит на до­ро­гу и за­ту­ма­нен­ный мозг во­ди­те­ля не успе­ет от­ре­а­ги­ро­вать?.. Мо­жет слу­чить­ся несча­стье. Я хо­те­ла отобрать у Гри­ши клю­чи, но он ведь силь­нее ме­ня... Вер­нул­ся с бу­тыл­кой ви­на и са­мо­уве­рен­ной улыб­кой на ли­це. «И что? Вот он я! Це­лый и невре­ди­мый! Ни­че­го не слу­чи­лось. Так за­чем бы­ло скан­да­лить? Веч­но ты из му­хи сло­на де­ла­ешь». У ме­ня да­же не бы­ло сил воз­ра­жать. Оби­жен­ная, за­кры­лась в ком­на­те и впер­вые по­ду­ма­ла, что на­силь­но ни­ко­го из­ме­нить нель­зя. Ес­ли че­ло­век так хо­чет ока­зать­ся на дне, пус­кай. Но я не хо­чу быть сви­де­тель­ни­цей это­го кош­ма­ра! И не бу­ду! Ко­гда ска­за­ла, что ухо­жу от него, бой­френд спер­ва вос­при­нял это как шут­ку. Но у ме­ня дей­стви­тель­но лоп­ну­ло тер­пе­ние. Слож­нее все­го ока­за­лось объ­яс­нить свое ре­ше­ние сы­ну. «Мы с Гри­шей долж­ны от­дох­нуть друг от дру­га», — ска­за­ла Са­ше, как все­гда, не от­кры­вая всей прав­ды. Ре­ши­ла дей­ство­вать жест­ко. Не сни­ма­ла труб­ку, ко­гда Григорий зво­нил, не от­ве­ча­ла на его sms. Че­рез две неде­ли он пре­кра­тил по­пыт­ки свя­зать­ся со мной. Мне бы­ло пло­хо, но что по­де­лать. Пусть по­сту­па­ет, как зна­ет… Про­шел ме­сяц. Сто­я­ла позд­няя осень. Пят­нич­ным ве­че­ром я вы­шла из офи­са. Гри­ша ждал ме­ня на ули­це. — Мы мо­жем по­го­во­рить? — спро­сил он. — О чем? — спро­си­ла хо­лод­но. — Я не мо­гу без те­бя. По­жа­луй­ста… — он с моль­бой по­смот­рел мне в гла­за. — Да­вай зай­дем в ка­фе, по­гре­ем­ся, вы­пьем ко­фе, об­су­дим все… Ес­ли бы про­зву­ча­ло «вы­пьем ви­на», от­ка­за­лась бы. Но Гри­ша ум­ный па­рень и зна­ет, что ска­зать, что­бы до­бить­ся сво­е­го. Мы си­де­ли за сто­ли­ком. Он го­во­рил имен­но то, что я хо­те­ла услы­шать. Что ску­ча­ет, что без ме­ня его жизнь пу­ста. По­том вдруг при­знал­ся, что стал еще боль­ше пить (пы­тал­ся про­бу­дить во мне чув­ство ви­ны). — Что я дол­жен сде­лать, что­бы ты вер­ну­лась? — спро­сил с несчаст­ным вы­ра­же­ни­ем ли­ца. — Пой­ти на те­ра­пию, — от­ве­ти­ла ко­рот­ко. — Но… — Это мое един­ствен­ное усло­вие. Он про­те­сто­вал, пы­тал­ся най­ти ко мне дру­гой под­ход. Но я сто­я­ла на сво­ем, и в кон­це кон­цов Гри­ша со­гла­сил­ся. В тот мо­мент все внут­ри ме­ня ли­ко­ва­ло: зна­чит, я важ­на для него, зна­чит, на­ша лю­бовь име­ет шанс! Мы вме­сте по­шли в центр ле­че­ния ал­ко­за­ви­си­мо­сти, за­пи­са­ли Гри­шу. Два ра­за в неде­лю я во­зи­ла его на встре­чу груп­пы ано­ним­ных ал­ко­го­ли­ков (что­бы быть уве­рен­ной, что он дей­стви­тель­но ту­да хо­дит), а ко­гда Гри­ша воз­вра­щал­ся до­мой, рас­спра­ши­ва­ла о по­дроб­но­стях. Ра­до­ва­лась, что лю­би­мый ра­бо­та­ет над со­бой, что пе­ре­стал пить. Но я бы со­вра­ла, ес­ли бы ска­за­ла: «Те­перь у нас все хо­ро­шо». Де­ло в том, что жить с ал­ко­го­ли­ком, ко­то­рый ле­чит­ся, что­бы за­вя­зать, по­рой бы­ва­ет труд­нее, чем с тем, ко­то­рый вы­пи­ва­ет. Уста­нов­ка «пить нель­зя» вы­зы­ва­ет от­ча­я­ние и злость. А злость тре­бу­ет вы­хо­да, ее нуж­но на ком-то сры­вать. Как вы ду­ма­е­те, на ком? Вот имен­но — на тех, кто ря­дом. И Гри­ша ча­ще все­го вы­плес­ки­вал свой гнев на ме­ня. Он по­сто­ян­но хо­дил раз­дра­жен­ный, нерв­ный, предъ­яв­лял пре­тен­зии, ис­кал, к че­му при­драть­ся. Ко­гда Са­ша за­был вы­не­сти му­сор, я тут же услы­ша­ла, что не в со­сто­я­нии нор­маль­но вос­пи­тать сы­на. — Маль­чиш­ка дол­жен иметь обя­зан­но­сти! А он си­дит за ком­пью­те­ром це­лы­ми дня­ми! Это ненор­маль­но. Ко­гда твой сын во­об­ще учит­ся? — кри­чал Гри­ша. — Ты его кон­тро­ли­ру­ешь или со­всем за­бы­ла о ма­те­рин­ском дол­ге? — Ко­неч­но, кон­тро­ли­рую, — по­ста­ра­лась сдер­жать­ся я. И не дай бог, что­бы Са­ша при­нес из шко­лы плохую оцен­ку! — Это все пло­ды тво­е­го вос­пи­та­ния! — на­бра­сы­вал­ся на ме­ня Григорий. — Возь­мись на­ко­нец за ре­бен­ка, а то он пол­но­стью на го­ло­ву ся­дет! Ко­гда я воз­вра­ща­лась с ра­бо­ты чуть поз­же обыч­но­го, на­чи­на­лись пре­тен­зии, что со­всем не за­ни­ма­юсь до­мом: и в кухне черт зна­ет что, и в ко­ри­до­ре, и ван­ной... Гри­шу все бе­си­ло, и ви­но­ва­та в этом бы­ла, ра­зу­ме­ет­ся, я. Слож­но бы­ло ему уго­дить. Он все вре­мя де­лал мне за­ме­ча­ния и вор­чал. Ино­гда да­же оскорб­лял, че­го преж­де ни­ко­гда не слу­ча­лось. — Ма­ма, по­че­му ты ему поз­во­ля­ешь так ве­сти се­бя с то­бой? — воз­му­щал­ся Са­ша. — По­то­му что у Гри­го­рия сей­час слож­ный пе­ри­од, — тер­пе­ли­во объ­яс­ня­ла я. Воз­вра­ща­ясь из шко­лы, сын сра­зу за­кры­вал­ся в сво­ей ком­на­те. Я хо­ди­ла по квар­ти­ре ти­хо, как мышь, и ста­ра­лась все де­лать так, что­бы не да­вать Гри­ше по­во­дов для скан­да­ла. По­ни­ма­ла, что на­ша жизнь да­ле­ка от нор­маль­ной, а о счаст­ли­вой и ре­чи нет. Но уго­ва­ри­ва­ла се­бя: «Все прой­дет. Нуж­но про­сто по­тер­петь». По ста­рой при­выч­ке, лю­би­мый все вре­мя ис­кал что-то в бу­фе­те и в дру­гих ме­стах, где рань­ше у него бы­ли за­нач­ки.

По­сле двух ба­нок пи­ва Гри­ша ре­шил до­ба­вить. Сел в ма­ши­ну и по­ехал в бли­жай­ший ма­га­зин

Знал, что ал­ко­го­ля не най­дет, но это бы­ло силь­нее него. Я по­ни­ма­ла, от­ку­да бе­рет­ся та­кое на­пря­же­ние. По­рой хо­те­лось ска­зать: «Иди уже вы­пей, а то нет сил те­бя тер­петь». Не раз ре­ша­ла бро­сить Гри­шу, но сно­ва и сно­ва уго­ва­ри­ва­ла се­бя: «На­до быть силь­ной. Ес­ли сей­час уй­ду, все на­ши ста­ра­ния про­па­дут зря. И кто ему по­мо­жет, ес­ли не я...» Как-то в од­ну из суб­бот дру­зья при­гла­си­ли Гри­го­рия на фут­боль­ный матч. «Толь­ко не пей, хо­ро­шо?» — на­пом­ни­ла ему пе­ред ухо­дом. «Да знаю, знаю!» — от­ве­тил он, но я все рав­но бо­я­лась. Матч дав­но за­кон­чил­ся, а Гри­ша все не по­яв­лял­ся. Про­шел час, вто­рой... Я зво­ни­ла, но Гри­шин мо­биль­ник упор­но мол­чал. Из­дер­га­лась вся... Сын уже спал, а я, при­кле­ив­шись к ок­ну, вы­смат­ри­ва­ла Гри­го­рия в тем­но­те ули­цы. В пол­тре­тье­го но­чи под на­шим до­мом оста­но­ви­лось так­си. Из него вы­шли двое муж­чин. Один по­ша­ты­вал­ся, а дру­гой во­об­ще еле дер­жал­ся на но­гах. Я узна­ла в нем Гри­шу... Зна­чит, все-та­ки не удер­жал­ся! Кровь уда­ри­ла мне в го­ло­ву. Я го­то­ва бы­ла разо­рвать его на кус­ки! Но ко­гда вы­шла на по­рог и за­жгла свет, Гри­ша да­же не от­крыл гла­за. Спал стоя, при­ва­лив­шись к стене, под­пи­ра­е­мый бо­лее трез­вым при­я­те­лем. — Зд­расте… — про­из­нес при­я­тель слег­ка за­пле­та­ю­щим­ся язы­ком. — Ну… пой­ду, по­жа­луй... — Э нет, стой! — вос­клик­ну­ла я. — А кто по­мо­жет мне за­та­щить вот это в дом? Или ты ду­ма­ешь, что я трак­тор?! Да­вай по­мо­гай! Вме­сте за­та­щи­ли Гри­шу и уло­жи­ли на ди­ван в го­сти­ной. — Мо­жешь ид­ти, — бро­си­ла я гру­бо. — Те­перь уже са­ма справ­люсь. Не знаю, че­го и сколь­ко бы­ло вы­пи­то в тот ве­чер, но от Гри­го­рия ра­зи­ло так, слов­но он ис­ку­пал­ся в спирт­ном. Го­во­рить с ним о чем-ли­бо да­же не пы­та­лась — все рав­но ни­че­го не услы­шал бы. Как не слы­шал и мо­их ры­да­ний в спальне. Вы­пла­кав­шись, я за­бы­лась бес­по­кой­ным сном. Гри­ша проснул­ся око­ло по­лу­дня. — Лю­би­мая… — про­сто­нал он. — Ты обо мне? — спро­си­ла. — Лю­би­мая, у ме­ня баш­ка рас­ка­лы­ва­ет­ся… — Неуди­ви­тель­но. — При­не­си во­ды! И ка­кую-ни­будь таб­лет­ку... Че­реп сей­час трес­нет… Мол­ча по­да­ла ста­кан во­ды и пи­лю­лю от го­лов­ной бо­ли. — Ты сер­дишь­ся? — А как ты ду­ма­ешь? — Не злись. Про­сто все пи­ли, не мог же я быть бе­лой во­ро­ной, со­гла­сись... — Во­ро­ной быть не мог и по­это­му на­жрал­ся, как сви­нья? — не вы­дер­жа­ла я. Гри­ша вспы­лил, мы по­ру­га­лись, я за­бра­ла сы­на и уеха­ла на вы­ход­ные к ма­ме. На­до­е­ло жа­леть это­го пья­ни­цу! А ко­гда вер­ну­лась, за­ме­ти­ла на сто­ле от­кры­тую бу­тыл­ку. — Спер­ва ты на­пил­ся, а те­перь ты ле­чишь по­хме­лье? Что ж, нам боль­ше не о чем раз­го­ва­ри­вать. Не раз го­во­ри­ла те­бе, что не бу­ду жить с ал­ко­го­ли­ком. — Ну за­чем опять на­чи­на­ешь? Я мол­ча по­шла в ком­на­ту и вы­та­щи­ла че­мо­дан. — Что ты де­ла­ешь? — Ухо­жу! — бро­си­ла в яро­сти, од­ним дви­же­ни­ем сме­тая ве­щи с пол­ки. Григорий сел ря­дом на кро­ва­ти и сде­лал несчаст­ное ли­цо. — Остань­ся, — по­про­сил жа­лоб­но. — Без те­бя я по­те­ряю мо­ти­ва­цию… И кон­чу так, как отец или мать… Я вни­ма­тель­но по­смот­ре­ла на него. — А ведь ты и прав­да вполне мо­жешь так за­кон­чить, хоть сей­час ду­ма­ешь, что про­сто шан­та­жи­ру­ешь ме­ня. Ты на гра­ни, по­ни­ма­ешь? Все это чрез­вы­чай­но се­рьез­но! — Знаю. И не шан­та­жи­рую, — про­из­нес Григорий глу­хо. — Остань­ся. Я люб­лю те­бя и про­па­ду, ес­ли ты ме­ня бро­сишь. И я оста­лась. Мы ре­ши­ли на­чать все сна­ча­ла. Но как же тя­же­ло бы­ло, Гос­по­ди! Как труд­но под­дер­жи­вать че­ло­ве­ка, ко­то­рый ко все­му при­ди­ра­ет­ся, оби­жа­ет те­бя и тво­е­го сы­на, по­сто­ян­но чем-то недо­во­лен… Нуж­но про­яв­лять по­ни­ма­ние, быть тер­пе­ли­вой. Но как дол­го? И кто по­мо­жет мне все это вы­дер­жать?! Я не же­лез­ная, Гос­по­ди! От­ча­яв­шись, по­шла к пси­хо­ло­гу. Мне ска­за­ли, что ле­че­ние от ал­ко­го­лиз­ма — дли­тель­ный про­цесс, и ка­са­ет­ся не толь­ко боль­но­го, но и тех, кто с ним жи­вет. А злость и агрес­сия — нор­маль­ная ре­ак­ция пья­ни­цы, ко­то­рый учить­ся жить трез­во. Я лю­би­ла Гри­шу и ре­ши­ла бо­роть­ся за него. На­ча­ла хо­дить на те­ра­пию для род­ствен­ни­ков. Там услы­ша­ла мно­го ис­то­рий, по­хо­жих на мою, и по­ня­ла: мо­жет быть да­же труд­нее, чем сей­час. Же­нам ал­ко­го­ли­ков ка­жет­ся, что до­ста­точ­но за­ста­вить парт­не­ра не пить, и жизнь на­ла­дит­ся. Ни­че­го по­доб­но­го. Мно­гие па­ры не вы­дер­жи­ва­ют ис­пы­та­ния — стресс, ко­то­рый ис­пы­ты­ва­ет непью­щий ал­ко­го­лик, да­вит на всю се­мью. Ста­ра­юсь за­но­во на­ла­дить жизнь. Де­лаю все, что­бы Гри­ша из­бе­гал со­блаз­на. Ес­ли мы идем ку­да-то, за­ра­нее вы­яс­няю, бу­дет ли там спирт­ное. Про­бле­ма в том, что ве­че­ри­нок без вы­пив­ки сей­час прак­ти­че­ски не бы­ва­ет. Как буд­то люди не мо­гут ве­се­лить­ся на трез­вую го­ло­ву... Не­дав­но мы бы­ли на кре­сти­нах. Ко­гда хо­зя­ин по­пы­тал­ся на­лить Гри­го­рию вод­ки, я при­кры­ла рюм­ку ру­кой. — Мы не пьем, — про­из­нес­ла ре­ши­тель­но. — Мо­жет, Гри­ша сам ре­шит? Кто у вас в до­ме му­жик, в кон­це кон­цов? — хо­хот­нул хо­зя­ин. Я в упор по­смот­ре­ла на Гри­шу, и он ска­зал: — Спа­си­бо, не пью. — Ну, нет так нет, — услы­ша­ла я и вздох­ну­ла с об­лег­че­ни­ем. Го­во­рят, са­мые тя­же­лые — пер­вые два го­да. Хо­те­лось бы, что­бы лю­би­мый вы­дер­жал. Но призна­юсь: жи­ву в по­сто­ян­ном стра­хе, хо­тя и очень на­де­юсь, что все по­лу­чит­ся. И каж­дый раз, ко­гда Гри­ша воз­вра­ща­ет­ся до­мой и я об­ни­маю его в при­хо­жей, при­ню­хи­ва­юсь, не пил ли он…

Я все гла­за про­гля­де­ла, всмат­ри­ва­ясь в тем­но­ту ноч­ной ули­цы, а Гри­ша все не воз­вра­щал­ся «Остань­ся. Я люб­лю те­бя и про­па­ду, ес­ли ты ме­ня бро­сишь», – глу­хо про­из­нес Григорий

АЛ­ЛА, АЛ­ЛА раз­ве­лась с му­жем ГРИГОРИЙ ГРИГОРИЙ, бой­френд Ал­лы

Гри­ша быст­ро на­шел об­щий язык с мо­им сы­ном, и это под­ку­пи­ло ме­ня

С лю­би­мым я пе­ре­про­бо­ва­ла мас­су на­пит­ков, о ко­то­рых рань­ше да­же не слы­ша­ла. Мне нра­ви­лись ро­ман­ти­че­ские ве­че­ра с бо­ка­лом ви­на пе­ред ужи­ном или с бу­ты­лоч­кой «Бей­ли­са» по­сле еды

Я ста­ра­лась уде­лять Са­ше как мож­но боль­ше вни­ма­ния

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.