На ко­го ПОХОЖА на­ша НЯНЯ?

Сы­ниш­ка сра­зу по­тя­нул­ся к Та­тьяне, да и мы с ма­мой бы­ли до­воль­ны ее ра­бо­той. До по­ры до вре­ме­ни...

Moja Sudba - - Первая Страница - Фа­ми­лии и име­на дей­ству­ю­щих лиц из­ме­не­ны

Èдея на­нять ня­ню уже не про­сто со­зре­ла — она пе­ре­зре­ла. С тех са­мых пор, как я вы­шла на ра­бо­ту на пол­ный день, на­ча­лась че­хар­да: то не мо­гу от­про­сить­ся, что­бы от­ве­сти сы­на на кру­жок ан­глий­ско­го, то ма­ма не успе­ва­ет во­вре­мя за­брать Олеж­ку из дет­ско­го са­да, то еще что-ни­будь... — Я не мо­гу быть при­став­ле­на к маль­чи­ку круг­ло­су­точ­но, у ме­ня своя жизнь! — то и де­ло воз­му­ща­лась ро­ди­тель­ни­ца. — Ну да, ко­неч­но, но­вый муж для те­бя го­раз­до важ­нее вну­ка! — па­ри­ро­ва­ла я. Мать бро­са­лась в ата­ку: — Пе­ре­стань го­во­рить глу­по­сти! Всю жизнь те­бе по­свя­ти­ла, вы­рас­ти­ла, да­ла об­ра­зо­ва­ние. Те­перь имею пра­во немно­го по­жить для се­бя! В прин­ци­пе, я про­тив это­го и не воз­ра­жа­ла, вот только за­чем бы­ло обе­щать, ко­гда Оле­жек ро­дил­ся: «Не вол­нуй­ся, до­чень­ка, во всем бу­ду по­мо­гать!» За­чем, а? На су­пру­га мне рас­счи­ты­вать не при­хо­ди­лось — ну как рас­счи­ты­вать на то­го, ко­го по­про­сту нет? А бой­френд, ед­ва услы­шав о мо­ей бе­ре­мен­но­сти, скрыл­ся за го­ри­зон­том, только его и ви­де­ли. Вот и при­шлось по­ве­рить ма­ми­ным обе­ща­ни­ям. Кто же ду­мал, что че­рез че­ты­ре го­да она встре­тит свою судь­бу в ли­це Юрия Пет­ро­ви­ча… В об­щем, ма­ман влю­би­лась и недол­го ду­мая вы­шла за­муж. По­сле сва­дьбы она пе­ре­еха­ла жить к но­во­му спут­ни­ку жиз­ни, а я оста­лась один на один с ди­лем­мой: как од­но­вре­мен­но хо­ро­шо за­ра­ба­ты­вать и за­ни­мать­ся ма­лень­ким сы­ном? Сна­ча­ла ма­ма при­ез­жа­ла ко мне по пер­во­му зо­ву, но по­том за­ар­та­чи­лась. У нее, ви­ди­те ли, муж, и она, ви­ди­те ли, обя­за­на уде­лять ему боль­ше вре­ме­ни! При­ки­нув все «за» и «про­тив», я при­шла к вы­во­ду: по­ра при­бег­нуть к по­мо­щи ня­ни. А что, вполне мо­гу се­бе поз­во­лить на­нять че­ло­ве­ка на непол­ный день. До обе­да-то сын все рав­но в дет­ском са­ди­ке. Ес­ли вы ко­гда-ни­будь стал­ки­ва­лись с по­ис­ком ня­ни, то са­ми зна­е­те, как труд­но най­ти то­го, ко­му не страш­но до­ве­рить лю­би­мое ча­до. Пер­вая пре­тен­дент­ка смор­ка­лась в ку­лак, вто­рая бы­ла до та­кой сте­пе­ни дрях­лой, что вряд ли у нее хва­ти­ло бы сил спра­вить­ся с по­движ­ным маль­чиш­кой. Еще од­на да­моч­ка, ед­ва пе­ре­сту­пив по­рог до­ма, ста­ла от­да­вать ука­за­ния, что я долж­на де­лать, что­бы со­дер­жать квар­ти­ру в чи­сто­те, и как мне вос­пи­ты­вать соб­ствен­но­го ре­бен­ка! По­ис­ки ка­за­лись на­столь­ко без­успеш­ны­ми, что у ме­ня опу­сти­лись ру­ки. И вдруг в соц­се­ти в лич­ку при­шло со­об­ще­ние от некой Та­тья­ны: «Имею пе­да­го­ги­че­ское об­ра­зо­ва­ние и опыт ра­бо­ты с детьми до­школь­но­го воз­рас­та». Мы встре­ти­лись. Жен­щи­на про­из­ве­ла на ме­ня хо­ро­шее впе­чат­ле­ние: спо­кой­ная, при­вет­ли­вая, уме­ет об­щать­ся с ма­лы­ша­ми. — По­че­му вы ре­ши­ли пой­ти в ня­ни? — спро­си­ла я. — В му­ни­ци­паль­ном дет­са­ду, где ра­бо­таю на пол­став­ки, пла­тят ма­ло, а в част­ный ме­ня не возь­мут: ста­жа ма­ло­ва­то. Я уди­ви­лась, а Татьяна по­яс­ни­ла: — По­чти де­сять лет уха­жи­ва­ла за боль­ной ма­мой (она бы­ла ле­жа­чая), вот и не успе­ла на­ра­бо­тать опыт. Но вы не бес­по­кой­тесь, я очень ста­ра­тель­ная! Оле­жек как-то сра­зу по­тя­нул­ся к Тане, а вот я немно­го нерв­ни­ча­ла — ведь при­дет­ся до­ве­рить кро­ху чу­жо­му че­ло­ве­ку. По­про­си­ла мать в пер­вое вре­мя про­сле­дить за ра­бо­той ня­ни — несколь­ко раз неожи­дан­но на­гря­нуть к нам до­мой и про­ве­рить, чем там Татьяна за­ни­ма­ет­ся. — Она мне ко­го-то силь­но на­по­ми­на­ет, — за­яви­ла ма­ма, по­зна­ко­мив­шись с ня­неч­кой. — Но вот ко­го — не мо­гу вспом­нить. Та­кое зна­ко­мое ли­цо… — Ли­цо как ли­цо, са­мое обыч­ное, — я по­жа­ла пле­ча­ми. На том раз­го­вор и за­кон­чил­ся. Ма­ма доб­ро­со­вест­но по­до­шла к де­лу, несмот­ря на то, что

но­вый муж неохот­но от­пус­кал ее. В кон­це кон­цов бди­тель­ная ба­буш­ка ре­зю­ми­ро­ва­ла: — У ме­ня нет ни еди­но­го за­ме­ча­ния. Та­неч­ка хо­ро­шо вы­пол­ня­ет свою ра­бо­ту. Но… ко­го же она мне все-та­ки на­по­ми­на­ет? Нет, не мо­гу со­об­ра­зить! — со­кру­шен­но по­ка­ча­ла го­ло­вой. — Ну да лад­но… Только че­рез па­ру ме­ся­цев я по­ня­ла, как мне по­вез­ло с ня­неч­кой. Та­ня ис­кренне при­вя­за­лась к ре­бен­ку, с удо­воль­стви­ем иг­ра­ла с ним, ра­зу­чи­ва­ла стиш­ки, не ле­ни­лась по­вто­рять с Олеж­кой прой­ден­ные на ан­глий­ском сло­ва. — За­од­но и са­ма по­прак­ти­ку­юсь, — сме­я­лась она. И что нема­ло­важ­но, няня не ле­те­ла до­мой сло­мя го­ло­ву в стро­го опре­де­лен­ное вре­мя, все­гда со­гла­ша­лась по­си­деть с сы­ном сверх­уроч­но, ес­ли я вы­нуж­де­на бы­ла за­дер­жать­ся на ра­бо­те. — Из­ви­ни­те ра­ди бо­га, опять вы за­си­де­лись, — из­ви­ня­ю­щим­ся то­ном ска­за­ла я, в оче­ред­ной раз вер­нув­шись поз­же обыч­но­го. — Ни­че­го, — мах­ну­ла ру­кой Татьяна. — Ни­ку­да не спе­шу. Ма­му по­хо­ро­ни­ла, му­жа и де­тей нет… Ни­кто не ждет. К то­му же вы ак­ку­рат­но пла­ти­те за пе­ре­ра­бот­ки. Од­на­ж­ды, при­дя до­мой, я об­на­ру­жи­ла, что все те­ло сы­на по­кры­то крас­ной сы­пью. Сна­ча­ла ис­пу­га­лась, что он под­хва­тил вет­рян­ку или крас­ну­ху, но тем­пе­ра­ту­ры у Оле­га не бы­ло. «Ве­ро­ят­но, ал­лер­гия», — ре­ши­ла я и ста­ла рас­спра­ши­вать ма­лы­ша, что он се­го­дня ел и пил. Сын пе­ре­чис­лил: ка­ша, тво­рог, сыр, чай, ком­пот, апель­си­ны… — Стоп! — вос­клик­ну­ла я. — Те­бе ведь нель­зя апель­си­ны есть! В дет­ском са­ду да­ва­ли? — Не-а, дя­дя уго­стил. — Что?! Ка­кой еще дя­дя?! — я по­вер­ну­лась к няне и во­про­си­тель­но взгля­ну­ла на нее. — Как вы мог­ли поз­во­лить ре­бен­ку взять уго­ще­ние из рук по­сто­рон­не­го че­ло­ве­ка? Еще и апель­син, на ко­то­рый у Оле­га ал­лер­гия! Та­ня ис­пу­га­лась: — Про­шу вас, из­ви­ни­те! У ме­ня есть один зна­ко­мый… э-э-э… ра­бо­та­ет во­ди­те­лем. Он се­го­дня слу­чай­но ока­зал­ся в этом рай­оне. Уви­дел нас с Олеж­кой на пло­щад­ке, по­до­шел по­при­вет­ство­вать. Ду­ма­ла, от од­ной доль­ки ма­лы­шу не бу­дет вре­да. С тру­дом сдер­жи­вая гнев, я по­тре­бо­ва­ла: — Впредь по­про­шу та­ко­го не до­пус­кать! Ве­че­ром по­зво­ни­ла ма­ме и по­жа­ло­ва­лась. — Лож­ка дег­тя в боч­ке ме­да... — фи­ло­соф­ски за­клю­чи­ла ро­ди­тель­ни­ца. — Но, в об­щем-то, она ни­че­го. А най­ти ня­ню труд­но, са­ма зна­ешь. Ко­неч­но, ты пра­ва, при­дет­ся за ней тща­тель­ней на­блю­дать. Как ду­ма­ешь, тот му­жик — ее уха­жер? Чест­но го­во­ря, мне это да­же в го­ло­ву не при­хо­ди­ло, но ма­ма про­дол­жа­ла раз­ви­вать свою мысль: — Ес­ли у ня­ни шу­ры-му­ры и муж­чи­на по­ва­дит­ся за­ез­жать к ней в го­сти, про­блем не обе­решь­ся. За­бол­та­ет­ся со сво­им ха­ха­лем, нач­нет ему глаз­ки стро­ить и за­бу­дет о маль­чи­ке. А у вас ря­дом с дет­ской пло­щад­кой — ав­то­мо­биль­ная сто­ян­ка, ма­ши­ны так и сну­ют ту­да-сю­да... Мать, ко­неч­но, бы­ла пра­ва. Луч­ше пе­ре­стра­хо­вать­ся и пре­ду­пре­дить Та­тья­ну, что я про­тив лич­ных кон­так­тов в то вре­мя, по­ка она с мо­им сы­ном. — Вас с тем зна­ко­мым, ну, ко­то­рый при­хо­дил, свя­зы­ва­ют осо­бые от­но­ше­ния? — спро­си­ла на­пря­мик на сле­ду­ю­щий же день. — Это, ко­неч­но, ва­ше де­ло, с кем об­щать­ся. Но я ка­те­го­ри­че­ски про­тив, что­бы вы бе­се­до­ва­ли с при­я­те­ля­ми, ко­гда си­ди­те с Оле­гом. — Он ска­зал, что силь­но со­ску­чил­ся, — всхлип­ну­ла Та­ня. — Вот и не вы­дер­жал, при­е­хал. Ко­гда вы встре­ча­лись с бу­ду­щим от­цом Олеж­ки, у вас то­же, небось, та­кое слу­ча­лось. — Нет, у ме­ня все бы­ло не так ро­ман­тич­но, — горь­ко улыб­ну­лась я. — Вер­нее, я-то ду­ма­ла, что… но... В об­щем, мы пре­кра­ти­ли об­ще­ние еще до то­го, как ро­дил­ся ма­лыш. — И боль­ше не ви­де­лись? — удив­лен­но спро­си­ла няня.

Как-то, воз­вра­тив­шись с ра­бо­ты, об­на­ру­жи­ла, что те­ло сы­на по­кры­то крас­ной сы­пью

— Все­го один раз да и то как-то непо­нят­но... Го­да два на­зад Ан­тон по­явил­ся со­вер­шен­но неожи­дан­но. Вы­ско­чил как черт из та­ба­кер­ки... Под­сте­рег ме­ня у подъ­ез­да, стал нести ка­кую-то чушь о свин­ке, еще о чем-то…. Тре­бо­вал по­зна­ко­мить его с сы­ном. Но я да­же слу­шать не ста­ла, про­сто про­гна­ла быв­ше­го бой­френ­да вон. Стран­но все ино­гда скла­ды­ва­ет­ся в жиз­ни. Сто­и­ло мне в кои-то ве­ки вспом­нить экс-лю­бов­ни­ка, и он тут же сно­ва объ­явил­ся, на сей раз в са­лоне-ма­га­зине, где я ра­бо­таю, и чуть ли не си­лой за­ста­вил его вы­слу­шать.

— Де­ла об­сто­ят так,

— на­чал Ан­тон без пре­ди­сло­вий, ко­гда мы рас­по­ло­жи­лись за сто­ли­ком в ка­фе.

— Три го­да на­зад я пе­ре­нес па­ро­тит, по-про­сто­му

— свин­ку.

— Раз­ве это не дет­ская бо­лезнь?

— уди­ви­лась я.

— Во­об­ще-то да. Но взрос­лые, пусть и ред­ко, то­же ею бо­ле­ют. Я по­пал в чис­ло тех немно­гих. И мне вдвойне не по­вез­ло: ослож­не­ни­ем по­сле па­ро­ти­та ста­ло бес­пло­дие. То есть боль­ше у ме­ня де­тей не бу­дет ни­ко­гда. По­лу­ча­ет­ся, Олег

— един­ствен­ный мой ре­бе­нок. И я те­бе де­лаю пред­ло­же­ние, от ко­то­ро­го ты не смо­жешь от­ка­зать­ся! Ан­тон дер­жал па­у­зу, но я мол­ча­ла. Стран­но бы­ло слы­шать от че­ло­ве­ка, вы­тер­ше­го об ме­ня но­ги пять лет на­зад, все это. При­чем сей­час он го­во­рил со­вер­шен­но спо­кой­но, а ведь, ко­гда мы рас­ста­ва­лись, орал так, что сте­ны тряс­лись!

— Я да­ле­ко не бед­ный че­ло­век, ты зна­ешь. Па­ру лет на­зад стал со­вла­дель­цем еще од­но­го при­быль­но­го биз­не­са. Не спра­ши­вай, ка­ко­го. Хо­чу за­брать у те­бя сво­е­го сы­на! От удив­ле­ния я оне­ме­ла: как это за­брать?! Ан­тон как ни в чем не бы­ва­ло про­дол­жал:

— Ты здо­ро­вая мо­ло­дая жен­щи­на, ро­дишь се­бе еще. Олег же бу­дет жить со мной и с мо­ей же­ной и ни в чем не бу­дет нуж­дать­ся. Ра­зу­ме­ет­ся, я те­бе за это хо­ро­шо за­пла­чу… По­сле по­след­них слов я на­ко­нец при­шла в се­бя и, при­встав, от­ве­си­ла «за­бот­ли­во­му па­па­ше» звон­кую по­ще­чи­ну.

— Как ты по­смел та­кое пред­ло­жить?! Ты во­об­ще по­ни­ма­ешь, о чем го­во­ришь? Как мать мо­жет тор­го­вать сво­им ре­бен­ком?! Вон от­сю­да! Ан­тон по­тер по­крас­нев­шую ще­ку, встал. Пе­ред тем как уй­ти, бро­сил:

— Хо­тел ула­дить де­ло мир­но, но… Что ж, не оби­жай­ся по­том, ты са­ма на­про­си­лась! Что он хо­тел этим ска­зать, я не по­ня­ла и не пы­та­лась, так бы­ла взбе­ше­на! Ду­ма­ла, что его пу­га­ю­щий тон

— блеф и что боль­ше ни­ко­гда в жиз­ни не уви­жу Ан­то­на. Как я бы­ла на­ив­на! На сле­ду­ю­щий день мы с Олеж­кой от­пра­ви­лись в го­сти к мо­ей ма­ме. У Юрия Пет­ро­ви­ча был день рож­де­ния, и ма­ман при­гла­си­ла нас от­ме­тить в уз­ком се­мей­ном кру­гу. Ко­гда все вкус­ное ока­за­лось съе­де­но, муж­чи­ны от­пра­ви­лись в со­сед­нюю ком­на­ту иг­рать и смот­реть те­ле­ви­зор, а я со­об­щи­ла о стран­ном ви­зи­те Ан­то­на. Ма­ма только по­жа­ла пле­ча­ми:

— Не ду­маю, что сто­ит вос­при­ни­мать его угро­зы все­рьез. И юри­ди­че­ски, и фак­ти­че­ски Ан­тон для Олеж­ки ни­кто. Ну что он мо­жет сде­лать? Бу­дет ка­кое-то вре­мя об­ры­вать те­бе те­ле­фон, а по­том успо­ко­ит­ся. Же­нит­ся на жен­щине с ре­бен­ком, раз уж так ему за­хо­те­лось иметь на­след­ни­ка.

— Он уже же­нат, на доч­ке сво­е­го де­ло­во­го парт­не­ра,

— на­пом­ни­ла я.

— И вряд ли с ней раз­ве­дет­ся.

— Ну усы­но­вят ма­лы­ша, по­ду­ма­ешь!

— вос­клик­ну­ла мать. Она при­слу­ша­лась к раз­го­во­ру, ко­то­рый ве­ли в со­сед­ней ком­на­те от­чим и Оле­жек.

— По­слу­шай, а ведь Юра по­ти­хонь­ку при­вы­ка­ет к ма­ло­му. Вот, рас­ска­зы­ва­ет ему сей­час о ры­бал­ке. Мо­жет, все-та­ки по­дру­жат­ся?

— про­шеп­та­ла ма­ма. Я вздох­ну­ла: она уже дав­но пы­та­лась при­учить Юрия Пет­ро­ви­ча к об­ще­ству вну­ка. Од­на­ко от­чим, ни­ко­гда не об­щав­ший­ся с ма­лень­ки­ми детьми, про­сто не знал, как се­бя ве­сти с Оле­гом. Но, по­хо­же, по­лу­чи­лось: всю об­рат­ную до­ро­гу Олеж­ка только и рас­ска­зы­вал про де­душ­ку. А ба­буш­ка, вы­ждав па­ру дней, тор­же­ствен­но со­об­щи­ла, что в пят­ни­цу они втро­ем пой­дут в зоо­парк.

— Юра сам пред­ло­жил,

— про­из­нес­ла она до­воль­но.

— Го­во­рит, что маль­чик у нас раз­вит не по го­дам,

— до­ба­ви­ла с гор­до­стью. Я про се­бя ух­мыль­ну­лась: «Мож­но по­ду­мать, что Юрий Пет­ро­вич, ни­ко­гда не об­щав­ший­ся с детьми, в кур­се, ка­ки­ми они долж­ны быть в этом воз­расте». Но вслух ска­за­ла:

— Ко­неч­но, ко­неч­но. Пре­ду­пре­жу Та­ню, что вы за ма­лым за­еде­те. В пят­ни­цу, в раз­гар ра­бо­че­го дня, мне неожи­дан­но по­зво­ни­ла ма­ма:

— Зая, мы при­е­ха­ли за Олеж­кой, а до­ма ни­ко­го… Я на­бра­ла Та­нин но­мер. Стран­но, те­ле­фон вне до­сту­па... Не­уже­ли что-то слу­чи­лось?! Не чуя под со­бой ног, на­пле­вав на ра­бо­ту, по­мча­лась до­мой. По до­ро­ге пе­ри­о­ди­че­ски на­би­ра­ла но­мер ня­ни. Но ее мо­биль­ный мол­чал! Мать с от­чи­мом сто­я­ли по­сре­ди дво­ра со­вер­шен­но рас­те­рян­ные. Уви­дев их, я на­ко­нец об­ре­ла спо­соб­ность мыс­лить здра­во и по­зво­ни­ла в по­ли­цию… …Их на­шли быст­ро. Ма­ма да­же не успе­ла вво­лю по­пси­хо­вать, как к нам во двор въе­ха­ла по­ли­цей­ская ма­ши­на. Из нее вы­ско­чил Оле­жек и бро­сил­ся ко мне. За ним вы­шла Та­ня, а по­том… Ан­тон!

— Вот, об­на­ру­жи­ли тро­и­цу за че­ты­ре квар­та­ла от­сю­да, воз­ле шос­се,

— до­ло­жил страж по­ряд­ка.

— Эта граж­дан­ка ру­га­лась с граж­да­ни­ном, ре­бе­нок был при них.

— Ну, по­вздо­ри­ли немно­го,

— со­гла­сил­ся Ан­тон.

— По­ду­ма­ешь... Мы с Та­тья­ной встре­ча­ем­ся, а тут я уви­дел ее гу­ля­ю­щей с ре­бен­ком. Вот и уди­вил­ся: вро­де у Та­ни де­тей

Ма­ма меч­та­ла, что­бы Юрий Пет­ро­вич и Олег по­дру­жи­лись. По­хо­же, ее меч­та сбы­лась

нет. Стал за­да­вать во­про­сы, а она как да­вай ру­гать­ся… С че­го бы, ду­маю... По­ли­цей­ский каш­ля­нул: — Ну, раз ни­ка­ко­го по­хи­ще­ния не бы­ло… — Да-да, не бы­ло! Мы про­сто по­шли по­гу­лять и… за­гу­ля­лись! — с невин­ным ви­дом за­яви­ла няня. — Увлек­лись... — Ни­на, я по­ня­ла, ко­го она мне на­по­ми­на­ет! — вос­клик­ну­ла вдруг ма­ма, ко­то­рая все это вре­мя глаз с Та­тья­ны не сво­ди­ла. — Ко­пия на­шей со­сед­ки Ли­зы! Только мо­ло­же лет на два­дцать! Ли­цо ня­ни из­ме­ни­лось до неузна­ва­е­мо­сти. Ми­ло­вид­ные чер­ты ли­ца ис­ка­зи­ла гри­ма­са нена­ви­сти. — Ага, узна­ла на­ко­нец! Все из-за те­бя, ведь­ма ста­рая! Не­на­ви­жу! Те­бя не­на­ви­жу, твою доч­ку, весь ваш род! По­ли­цей­ский сра­зу же от­ре­а­ги­ро­вал. Креп­ко взял Та­тья­ну за ло­коть и стро­го про­из­нес: — Спо­кой­но, спо­кой­но... По-ви­ди­мо­му, нам все же при­дет­ся про­ка­тить­ся в уча­сток. Я на­пи­са­ла за­яв­ле­ние, и нас с Олеж­кой, ма­мой и от­чи­мом от­пу­сти­ли. По­про­си­ла ро­ди­те­лей ехать с ре­бен­ком до­мой, а са­ма устро­и­лась на ла­воч­ке ря­дом с от­де­ле­ни­ем по­ли­ции. Сле­до­ва­тель ска­зал мне, что яв­но­го со­ста­ва пре­ступ­ле­ния в дей­стви­ях Та­тья­ны и Ан­то­на нет, по­это­му их ско­ро от­пу­стят. Вот и ре­ши­ла до­ждать­ся слад­кую па­роч­ку, посколь­ку мно­гое в этой ис­то­рии оста­лось для ме­ня непо­нят­ным. Та­ня вы­шла пер­вой. Я бро­си­лась к ней. Она ух­мыль­ну­лась: — Что, хо­чешь прав­ду узнать? Про сво­е­го ба­тю и про ма­ма­ню? Ну так слу­шай! Из ее рас­ска­за я по­ня­ла, что моя ро­ди­тель­ни­ца не ошиб­лась: Татьяна дей­стви­тель­но ока­за­лась доч­кой на­шей быв­шей со­сед­ки Ли­зы. Ко­гда я бы­ла со­всем ма­лень­кой, они жи­ли ря­дом с на­ми, дверь в дверь. Се­мьи вро­де как дру­жи­ли, хо­тя Ели­за­ве­тин муж за­кла­ды­вал за во­рот­ник, а моя ма­ма не одоб­ря­ла пьян­ства. — Твоя ма­мань­ка все­гда бы­ла стер­вой, — злоб­но вы­го­ва­ри­ва­ла Та­ня. — Моя ма­моч­ка столь­ко раз к ней при­бе­га­ла, про­си­ла: «По­дай за­яв­ле­ние в ми­ли­цию, что, мол, со­сед бу­я­нит, же­ну лу­пит! Са­ма не мо­гу — при­кон­чит он ме­ня». А та только по­жи­ма­ла пле­ча­ми, мол, раз­би­рай­тесь меж­ду со­бой, я в чу­жую се­мью не бу­ду лезть. Да­лее с Та­ни­ных слов ста­ло яс­но, что Ли­за в кон­це кон­цов на­шла, как уте­шить­ся: за­ве­ла ро­ман на сто­роне. И с кем! С со­се­дом, то есть с мо­им от­цом! — Ну и при чем же тут ма­ма? — не со­всем по­ня­ла я. — Они с па­пой раз­ве­лись очень дав­но, я бы­ла ма­лыш­кой. Да­же и не пом­ню его тол­ком — как из се­мьи ушел, сра­зу о ре­бен­ке за­был. — Она раз­ру­ши­ла на­шу жизнь! — вы­крик­ну­ла Та­ня. — Засту­ка­ла лю­бов­ни­ков в сво­ей кро­ва­ти и по­бе­жа­ла мо­е­му от­цу жа­ло­вать­ся. По­дру­га на­зы­ва­ет­ся! Как буд­то не зна­ла, что он ма­моч­ку при­бьет! Сло­вом, обе па­ры рас­па­лись. Моя ма­ма раз­ве­лась с му­жем сра­зу же по­сле то­го, как узна­ла об из­мене, ро­ди­те­ли Та­тья­ны — чуть поз­же. — Как он ее бил, как бил! — при­чи­та­ла Та­ня. — Си­ня­ки неде­ля­ми не схо­ди­ли. За­вел се­бе лю­бов­ни­цу в от­мест­ку, по­том — раз, и ушел от ма­мы. Вот то­гда-то мы и съе­ха­ли: ро­ди­те­ли раз­ме­ня­ли квар­ти­ру. И рань­ше не бог весть ка­кие хо­ро­мы бы­ли, а те­перь во­об­ще при­шлось ютить­ся в кро­хот­ной ком­на­туш­ке. Даль­ше я узна­ла, что Ли­за по­сле раз­во­да ста­ла вы­пи­вать. Та­ня рос­ла, как сор­няк при до­ро­ге — ни­ко­му не нуж­ный, за­бро­шен­ный, оди­но­кий ре­бе­нок. А ко­гда ей ис­пол­ни­лось два­дцать, у ма­мы слу­чил­ся ин­сульт. — Вра­чи ска­за­ли, что это мог­ло быть по­след­стви­ем ста­рой трав­мы го­ло­вы, — объ­яс­ни­ла Татьяна. — Па­па, как узнал об из­мене, креп­ко при­ло­жил ее за­тыл­ком о ба­та­рею. Я про­мол­ча­ла. Го­во­рить Тане, что ин­сульт — это ско­рее след­ствие бес­про­буд­но­го пьян­ства, бы­ло бес­по­лез­но. Она твер­до ре­ши­ла, что во всех ее бе­дах ви­но­ва­та ис­клю­чи­тель­но моя ма­ма, и вряд ли из­ме­нит свое мне­ние. А даль­ше для Та­тья­ны на­сту­пи­ли со­всем мрач­ные вре­ме­на. Уха­жи­вать за па­ра­ли­зо­ван­ным че­ло­ве­ком — нелег­кое де­ло. Ро­вес­ни­цы встре­ча­лись с ре­бя­та­ми, кру­ти­ли ро­ма­ны, на­хо­ди­ли свое ме­сто в жиз­ни, а она це­лы­ми дня­ми при­смат­ри­ва­ла за боль­ной ма­те­рью. И дли­лось это це­лых де­сять лет. — Ко­гда за ма­мой уха­жи­ва­ла, ду­ма­ла: «Поско­рее бы она умер­ла», — рас­ска­зы­ва­ла Та­ня. — А ко­гда ее не ста­ло… Ог­ля­ну­лась во­круг, а вез­де — пу­сто. Ни дру­зей, ни близ­ких. По­шла ра­бо­тать по спе­ци­аль­но­сти, ко­то­рую, сла­ва бо­гу, успе­ла по­лу­чить до ма­ми­ной бо­лез­ни. Устро­и­лась в дет­ский сад. А там — од­ни злые тет­ки, ужас! Вос­пи­та­тель­ни­цы, на­зы­ва­ет­ся... Да еще де­ти... Бе­га­ют, шу­мят… Са­мим сво­им су­ще­ство­ва­ни­ем на­по­ми­на­ют, что у ме­ня соб­ствен­ных ни­ко­гда не бу­дет… — Ты еще мо­ло­дая, — по­пы­та­лась успо­ко­ить я. — Сей­час и в со­рок ро­жа­ют, и в со­рок пять. Еще встре­тишь сво­е­го муж­чи­ну! Та­ня по­ка­ча­ла го­ло­вой: — Нет, не встре­чу. Не знаю, от­че­го так, но му­жи­ки ме­ня сто­ро­нят­ся. А на от­но­ше­ния со­гла­ша­ют­ся только уж со­всем него­дя­щие или ал­ка­ши, вро­де мо­е­го па­па­ши. А я не хо­чу от пья­ни ре­бен­ка ро­жать! …В об­щем, пло­хо ей жи­лось, очень пло­хо. Но ведь кто-то же дол­жен был быть в этом ви­но­ват! Вот только кто? И од­на­ж­ды Та­тья­ну осе­ни­ло: все­му при­чи­ной — она, быв­шая со­сед­ка! Ес­ли бы не на­ябед­ни­ча­ла от­цу об из­мене ма­те­ри, тот не из­бил бы же­ну, не раз­вел­ся с ней. Мать бы не па­ра­ли­зо­ва­ло по­сле ин­суль­та… Я опять чуть не встря­ла. Хо­те­лось ска­зать, что ал­ко­го­лик обя­за­тель­но на­шел бы дру­гой по­вод от­лу­пить су­пру­гу! А в том, что у Та­ни че­рез мно­го лет по­сле слу­чив­ше­го­ся не сло-

От Та­тья­ны я мно­гое узна­ла. Но в ка­ком же ис­ка­жен­ном све­те она ви­де­ла жизнь!

жи­лись от­но­ше­ния, моя ма­ма точ­но не ви­но­ва­та! Но Татьяна ви­де­ла еа жизнь з в ка­ком-то ао о осо­бо осо­бом, пол­но­стью о ос ю ис­ка­жен­ном с а е о све­те. «Лад­но, не ста­ну ни­че­го объ­яс­нять. Пусть рас­ска­жет все до кон­ца», — ре­ши­ла я. И она про­дол­жа­ла: — Как-то но­ги са­ми ме­ня при­ве­ли к до­му, где мы рань­ше жи­ли. И я узна­ла, что твоя ма­мань­ка от­сю­да съе­ха­ла, но в ста­рой квар­ти­ре жи­вешь ты и ее лю­би­мый внук. А где те­перь про­жи­ва­ет са­ма обид­чи­ца мо­ей ма­мы, со­сед­ки не зна­ли… Слу­шая жен­щи­ну, я со­об­ра­зи­ла: «За­то со­сед­ки зна­ли, в ка­ком ма­га­зине ра­бо­таю я, посколь­ку все­гда за­ра­нее со­об­ща­ла им, ко­гда у нас бу­дут са­мые боль­шие скид­ки на бы­то­вую тех­ни­ку». — А еще они рас­ска­за­ли, где ты ра­бо­та­ешь, и я по­шла в твой са­лон, — ска­за­ла Татьяна. — По­па­ла на пре­зен­та­цию. Пом­нишь, ты то­гда еще вы­сту­па­ла, рас­ска­зы­ва­ла о но­вом ку­хон­ном ком­байне? Я по­жа­ла пле­ча­ми: у нас в ма­га­зине ча­сто устра­и­ва­ют­ся ме­ро­при­я­тия, и я их ор­га­ни­зо­вы­ваю — ра­бо­та та­кая. Слу­ча­ет­ся, что и пе­ред пуб­ли­кой вы­сту­паю, раз­ве все упом­нишь… …В день пре­зен­та­ции Та­ня сто­я­ла в сто­рон­ке, смот­ре­ла на ме­ня и ста­ра­лась сдер­жать­ся, что­бы не за­кри­чать: «Не слу­шай­те ее, у нее мать — убий­ца!» Кра­ем гла­за она за­ме­ти­ла муж­чи­ну, ко­то­рый по­че­му-то на­блю­дал не за вы­сту­па­ю­щим, а за ней. Татьяна гля­ну­ла на него, а му­жик вдруг под­миг­нул и про­шеп­тал: — Ты что, так ее нена­ви­дишь? — Боль­ше жиз­ни! — вы­рва­лось у Та­тья­ны. Она да­же не ста­ла рас­спра­ши­вать, от­ку­да он узнал. Но я так по­ни­маю, что все бы­ло на­пи­са­но на ли­це несчаст­ной. Незна­ко­мец удо­вле­тво­рен­но кив­нул и по­ма­нил ее в сто­рон­ку, про­шеп­тав: — Да­вай вый­дем на све­жий воз­дух, раз­го­вор есть. …Так Та­ня по­зна­ко­ми­лась с Ан­то­ном и, сло­во за сло­во, рас- ска­за­ла е ему ис­то­рию сво­ей жиз­ни, до­ба­вив на­по­сле­док: — Чо Что угод­но сде­лаю, лишь бы ото­мстить ма­ма­ше этой мер­зав­ки! Ан­тон ух­мыль­нул­ся: — Зна­чит, на­ши це­ли сов­па­да­ют: я хо­чу за­брать у этой тва­ри сы­на, ко­то­ро­го она от ме­ня пря­та­ла столь­ко лет, ты — на­со­лить ста­ру­хе. Будь уве­ре­на: для ба­бу­ли нет боль­ше­го го­ря, чем ли­шить­ся един­ствен­но­го вну­ка! — Не­прав­да! — за­про­те­сто­ва­ла я. — Ни­ко­гда не скры­ва­ла от Ан­то­на, что у ме­ня бу­дет ре­бе­нок. На­о­бо­рот, он сам, узнав о мо­ей бе­ре­мен­но­сти, ис­чез. Та­ня кив­ну­ла: — Да, я это то­же по­ня­ла, но поз­же. А то­гда Ан­тон пред­ло­жил мне по­мочь осу­ще­ствить его план… Изум­лен­но гля­ну­ла на нее: «Не­уже­ли она не по­ни­ма­ла, что, со­гла­ша­ясь на эту афе­ру, ста­но­вит­ся со­участ­ни­цей пре­ступ­ле­ния?! » Ви­ди­мо, нена­висть бы­ла на­столь­ко силь­на, что от­клю­чи­ла моз­ги. Ну как мож­но не со­об­ра­зить, что по­хи­ще­ние ре­бен­ка — яв­ный кри­ми­нал?! …План был хо­ро­шо про­ду­ман: Татьяна на­ни­ма­ет­ся к нам ня­ней, ка­кое-то вре­мя без­упреч­но слу­жит, за­тем, усы­пив мою бди­тель­ность, по­хи­ща­ет Олеж­ку. Од­на­ко поз­же у нее по­яви­лись по­до­зре­ния, что по­дель­ник об­ма­ны­ва­ет ее. Про­изо­шло это, ко­гда я об­мол­ви­лась, что мой быв­ший лю­бов­ник от­ка­зал­ся и от ме­ня, и от сво­е­го сы­на на­мно­го рань­ше, чем ма­лыш по­явил­ся на свет. Татьяна не за­мед­ли­ла по­де­лить­ся тем, что узна­ла, с Ан­то­ном. Тот вни­ма­тель­но вы­слу­шал, за­ве­рил, что я наг­лая вру­нья, и на­зна­чил да­ту по­хи­ще­ния.

План был хо­ро­шо про­ду­ман, но поз­же у жен­щи­ны воз­ник­ли неко­то­рые со­мне­ния

— Так вот по­че­му он ко мне явил­ся во вто­рой раз! — вдруг оза­ри­ло ме­ня. — По­нял, что при пер­вом его по­яв­ле­нии не при­да­ла зна­че­ния сло­вам про свин­ку, а про бес­пло­дие и во­все не услы­ша­ла. Ре­шил сно­ва все по­вто­рить и сде­лать свое мерз­кое пред­ло­же­ние. А ко­гда по­сла­ли по­даль­ше, на­зна­чил да­ту кид­не­ппин­га! — я по­тря­сен­но за­мол­ча­ла, но по­том спро­си­ла Та­ню: — По­че­му же вы не убе­жа­ли с ре­бен­ком сра­зу? По­че­му ру­га­лись на обо­чине? Татьяна неожи­дан­но всхлип­ну­ла: — Оле­жек до­ма за­был сво­е­го лю­би­мо­го плю­ше­во­го зай­ца, рас­пла­кал­ся, по­про­сил­ся на­зад. Ан­тон рас­пси­хо­вал­ся, стал тря­сти его за пле­чи. Я за­сту­пи­лась за ре­бен­ка, мы на­ча­ли ру­гать­ся… Олег — слав­ный маль­чик, я за это вре­мя к нему при­вя­за­лась. И в тот мо­мент вдруг по­ня­ла: Ан­тон не лю­бит сы­на. И ма­лы­шу без ма­мы, с та­ким от­цом, бу­дет только ху­же… — Та­ня вы­тер­ла сле­зы и, слов­но опом­нив­шись, под­ня­лась со ска­мей­ки: — В об­щем, наш план про­ва­лил­ся. Лад­но, пой­ду я. Не по­лу­чи­лось у ме­ня ото­мстить. Да­же и не знаю — хо­ро­шо это или пло­хо… Я схва­ти­ла ее за ру­ку: — По­след­нее: ты в по­ли­ции рас­ска­за­ла эту ис­то­рию? Она ух­мыль­ну­лась: — Вот уж нет! Я что, похожа на су­ма­сшед­шую? По­сле ее ухо­да я дол­го си­де­ла на ска­мей­ке, пы­та­ясь прий­ти в се­бя. По­том вста­ла и ре­ши­тель­но дви­ну­лась в сто­ро­ну по­ли­цей­ско­го от­де­ле­ния… Сле­до­ва­тель, вы­слу­шав ме­ня вни­ма­тель­но, ска­зал: — Под про­то­кол она та­ко­го не го­во­ри­ла и не ска­жет, зна­чит, кры­ша у нее не со­всем по­еха­ла. Я их, ко­неч­но, еще при­пуг­ну, но по­дей­ству­ет это или нет, неиз­вест­но. Ни­че­го не мо­гу обе­щать. — Что же мне де­лать?! — в от­ча­я­нии вос­клик­ну­ла я. — Жить в по­сто­ян­ном стра­хе, что двое су­ма­сшед­ших мо­гут при­чи­нить вред мне или мо­е­му маль­чи­ку?! Сле­до­ва­тель рас­се­ян­но по­смот­рел в свои бу­ма­ги, за­хлоп­нул пап­ку и под­нял на ме­ня гла­за: — Я по­че­му-то ду­маю, что од­но­го ра­за им хва­тит с го­ло­вой. Те­перь точ­но зна­ют: ес­ли что-то про­изой­дет с ва­шим сы­ном, они — пер­вые и глав­ные по­до­зре­ва­е­мые. Но, по-хо­ро­ше­му, по­со­ве­то­вал бы вам сме­нить ме­сто жи­тель­ства, а еще луч­ше — и ра­бо­ту, что­бы не мог­ли вас най­ти. А в иде­а­ле на­до бы вам вый­ти за­муж, по­ме­нять фа­ми­лию, и что­бы муж усы­но­вил маль­чи­ка. — В иде­а­ле — на­вер­ное, — рас­те­рян­но про­бор­мо­та­ла я. — Но где ж его най­ти, та­ко­го муж­чи­ну, ко­то­рый бы на это по­шел. При­лич­ные да еще и хо­ло­стые, да еще и спо­соб­ные по­лю­бить чу­жо­го ре­бен­ка, зна­е­те ли, на ули­це не ва­ля­ют­ся. — Не ска­жи­те, — воз­ра­зил сле­до­ва­тель. — Вот я, на­при­мер, хо­лост. Хо­тя на ули­це, ко­неч­но, не ва­ля­юсь... Улыб­нув­шись его по­след­ним сло­вам, я ста­ла про­щать­ся. Муж­чи­на про­во­дил ме­ня до две­рей и вы­дал на­по­сле­док: — Кста­ти, я не шу­чу. Чем вы за­ни­ма­е­тесь в суб­бо­ту ве­че­ром?

А по­том сле­до­ва­тель со­об­щил, что хо­лост, и спро­сил, что я де­лаю в суб­бо­ту ве­че­ром

На ста­ро­сти лет моя ро­ди­тель­ни­ца вы­шла за­муж и за­яви­ла, что не мо­жет все свое вре­мя про­во­дить с вну­ком, у нее, мол, еще и лич­ная жизнь име­ет­ся

Татьяна, при­вя­за­лась к ма­лы­шу Я так хо­те­ла ото­мстить этой мерз­кой тет­ке! Но не по­лу­чи­лось... Мо­жет, оно и к луч­ше­му, ре­бе­нок ведь ни в чем не ви­но­ват

Ни­на, про­гна­ла быв­ше­го бой­френ­да Ан­тон под­ка­ра­у­лил ме­ня воз­ле подъ­ез­да и стал нести ка­кую-то чушь. Я ни­че­го не по­ня­ла, не очень-то и хо­те­лось

Та­ня хо­ро­шо от­но­си­лась к Олеж­ке. Гу­ля­ла с ним, иг­ра­ла в дет­ские иг­ры, учи­ла стиш­ки, по­вто­ря­ла ан­глий­ские сло­ва

ТАТЬЯНА, ТАТЬЯНА няня сы­на Ни­ны ВЕРА, ВЕРА ма­ма Ни­ны

Хо­ро­шо, что все так за­кон­чи­лось. Те­перь ста­ра­юсь боль­ше вре­ме­ни про­во­дить с Олеж­кой. Да и ма­ма с Юри­ем Пет­ро­ви­чем не за­бы­ва­ют о вну­ке. Со сле­до­ва­те­лем (его зо­вут Ни­ко­лай) мы по­ка про­сто встре­ча­ем­ся. Сы­ну он нра­вит­ся, а там вид­но бу­дет...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.