Ма­ма ря­дом, СЫ­НОК!

Ну раз­ве мож­но вы­би­рать меж­ду ре­бен­ком и ка­рье­рой? Жаль, я не сра­зу это по­ня­ла

Moja Sudba - - News - Ан­на

Ìа­ма дол­го тя­ну­ла ття­ну­ла ко­та за хвост, на­ме­рен­но за­го­ва­ри­вая мне зу­бы и ин­те­ре­су­ясь со­вер­шен­но не важ­ны­ми ве­ща­ми, вро­де то­го, что я ела на зав­трак и быст­ро ли до­бра­лась до ра­бо­ты. А по­том вы­па­ли­ла, буд­то вы­пу­стив из лег­ких ра­зом весь воз­дух: — Иго­рек сно­ва за­бо­лел, кста­ти. «Нет, во­все не кста­ти», — рас­стро­и­лась я, но в труб­ку ска­за­ла лишь: «Ох!» Это был уже тре­тий раз за осень, ко­то­рая не так дав­но на­ча­лась — по го­ро­ду еще ле­та­ли, свер­кая на солн­це, па­у­тин­ки ба­бье­го ле­та. Пре­жде сы­ниш­ка ред­ко бо­лел. И по­то­му это бы­ло по­след­нее, о чем я пе­ре­жи­ва­ла, со­гла­ша­ясь на ра­бо­ту в сто­ли­це. Но бе­да при­шла от­ку­да не жда­ли — за ми­нув­ший ме­сяц ма­лыш три­жды пе­ре­нес ан­ги­ну, со­про­вож­да­е­мую тем­пе­ра­ту­рой под со­рок, с по­сле­ду­ю­щим за­тяж­ным кашлем. И я ме­ста се­бе не на­хо­ди­ла, вы­нуж­ден­ная ра­бо­тать за две­сти ки­ло­мет­ров от до­ма. Ко­неч­но, при­ез­жа­ла каж­дые вы­ход­ные, при­во­зя сла­до­сти и пах­ну­щие ти­по­граф­ской крас­кой ко­мик­сы о при­клю­че­ни­ях су­пер­ге­ро­ев... Но это бы­ло со­всем не то. Со­всем не то, что си­деть у его кро­ва­ти и ме­рить тем­пе­ра­ту­ру, при­жи­ма­ясь гу­ба­ми к го­ря­че­му ло­би­ку... А еще ве­сти бес­ко­неч­ные раз­го­во­ры на те­му, ка­кую су­пер­си­лу я бы вы­бра­ла: быть неви­дим­кой или гнуть­ся, как ка­у­чук? Уметь ле­тать или те­ле­пор­ти­ро­вать­ся? — Уметь ле­чить те­бя си­лой мыс­ли, — про­шеп­та­ла, гля­дя на фо­то сы­на на сто­ле. Год по­сле раз­во­да с му­жем стал са­мым слож­ным в мо­ей жиз­ни, но я не про­ме­ня­ла бы этот опыт ни на ка­кой дру­гой. Имен­но то­гда по­ня­ла, что ре­бен­ку важ­нее иметь пусть раз­ве­ден­ных, но счаст­ли­вых ро­ди­те­лей, чем па­роч­ку по­сто­ян­но ссо­ря­щих­ся меж­ду со­бой и де­ла­ю­щих жизнь друг дру­га невы­но­си­мой лю­дей. Кро­ме то­го, раз­вод поз­во­лил мне осо­знать, что я спо­соб­на за­ра­ба­ты­вать са­ма — и при­лич­но. Прав­да, не в на­шем ма­лень­ком го­род­ке, где эко­но­мист с выс­шим об­ра­зо­ва­ни­ем мо­жет рас­счи­ты­вать раз­ве что на долж­ность про­дав­ца на мест­ном рын­ке. По­это­му я и по­да­лась в сто­ли­цу. Как вы­яс­ни­лось, не зря. На тре­тий же день по­ис­ков по­ис­ко устро­и­лась в фи­нан­со­вый нан­сов от­дел круп­но­го кос­ме­ти­че­ско­го кос­мет брен­да, где мне под­хо­ди­ло по все: зар­пла­та, кол­лек­тив, колл воз­мож­ность ка­рьер­но­го ка­рьер ро­ста и да­же предо­став­ля­е­мое предост ино­го­род­ним об­ще­жи­тие. об Все, кро­ме од­но­го: од­но­го сы­ниш­ке не бы­ло ме­ста в этой но­вой жиз­ни — по­ка. — По­ра­бо­таю с пол­го­да, поды­щу квар­ти­ру и за­бе­ру те­бя к се­бе, — обе­ща­ла Игорь­ку, гла­дя его по ру­сым во­ло­сам. — А как же я бу­ду в шко­лу хо­дить? — хму­рил­ся сын. — В Ки­е­ве мно­го школ, — улы­ба­лась. — Мы вы­бе­рем са­мую луч­шую. Ес­ли ма­ма за­хо­ди­ла в ком­на­ту в та­кие мо­мен­ты, то де­ла­ла скорб­ное ли­цо и под­жи­ма­ла гу­бы. Она бы­ла ка­те­го­ри­че­ски про­тив, что-

Ва­лен­ти­на, ма­ма Ан­ны Доч­ка ска­за­ла, что че­рез пол­го­да за­бе­рет Иго­ря к се­бе. На­до же та­кое при­ду­мать! Ему тут хо­ро­шо, он при­вык...

бы Иго­ря за­би­ра­ли в сто­ли­цу, вы­ры­вая тем са­мым из при­выч­но­го окру­же­ния, а глав­ное — уво­зя от нее. Я не хо­те­ла раз­лу­чать ее с вну­ком, но и са­ма не мог­ла жить в пер­ма­нент­ной раз­лу­ке. В об­щем, со­вер­шен­но за­пу­та­лась... — Мож­но мне взять от­пуск за свой счет на неде­лю? — спро­си­ла у на­чаль­ни­цы в пят­ни­цу. — Сын за­бо­лел. — Мож­но, ко­неч­но, — кив­ну­ла та и до­ба­ви­ла, гля­дя на ме­ня по­верх стиль­ных оч­ков в ро­го­вой опра­ве: — Мне очень нра­вит­ся, как вы ра­бо­та­е­те, Ан­на. Ду­маю, у вас боль­шие пер­спек­ти­вы в на­шей ком­па­нии. Я еха­ла до­мой в элек­трич­ке, а в го­ло­ве кру­ти­лось од­но: « На­чаль­ни­ца оце­ни­ла! » Мы­с­лен­но уже пред­став­ля­ла се­бя стар­шим за­ме­сти­те­лем, а там — чем черт не шу­тит! — и за­ве­ду­ю­щей от­де­ла... Но все мыс­ли о ра­бо­те и го­ло­во­кру­жи­тель­ной ка­рье­ре вмиг уле­ту­чи­лись, ед­ва уви­де­ла Игорь­ка. — Ты та­кой блед­ный, сы­нок, — по­це­ло­ва­ла его в го­ря­чий ло­бик. — Что-то бо­лит? — Гор­ло... немнож­ко, — при­знал­ся он и пе­ре­вер­нул­ся на бок. — Я чуть-чуть по­сплю, хо­ро­шо? — Вче­ра при­хо­ди­ла пе­ди­атр, — со­об­щи­ла ма­ма, ко­гда я за­шла на кух­ню. — Ска­за­ла, по­до­зре­ние на вос­па­ле­ние лег­ких... — Ох, только это­го не хва­та­ло, — я упа­ла на та­бу­рет и уро­ни­ла го­ло­ву на ру­ки. — Зав­тра нуж­но зай­ти в по­ли­кли­ни­ку и по­лу­чить ре­зуль­та­ты ана­ли­зов, — про­дол­жи­ла ро­ди­тель­ни­ца. Врач си­де­ла за боль­шим сто­лом, за­ва­лен­ным бу­ма­га­ми. Она узна­ла ме­ня не сра­зу. — А, так вы ма­ма Иго­ря, — по­ня­ла на­ко­нец док­тор­ша, про­ли­став мед­кар­ту сы­на. — Ваш маль­чик у нас ча­стый гость. Только все боль­ше с ба­буш­кой при­хо­дит. — Я ра­бо­таю в Ки­е­ве, — ска­за­ла, чув­ствуя се­бя ви­но­ва­той. — И жи­ву от­дель­но... Вре­мен­но. — М-да, — жен­щи­на про­бе­жа­ла гла­за­ми бланк с ре­зуль­та­та­ми ана­ли­зов, вы­дан­ный мне в ла­бо­ра­то­рии, и со­об­щи­ла: — Есть две но­во­сти для вас. Хо­ро­шая — это то, что вос­па­ле­ние лег­ких не под­твер­ди­лось, зна­чит, у ре­бен­ка обыч­ный брон­хит. — А пло­хая но­вость ка­кая? Врач сня­ла оч­ки, уста­ло вздох­ну­ла и от­ве­ти­ла во­про­сом на во­прос: — Вы слы­ша­ли, что все бо­лез­ни — от нер­вов? — Да... — Так вот, на са­мом де­ле это ведь не про­сто при­сказ­ка та­кая. Боль­шин­ство на­ших бо­лез­ней — что есть на­уч­но до­ка­зан­ный факт — име­ют пси­хо­со­ма­ти­че­скую ос­но­ву. Диа­бет, арт­рит, ги­пер­то­ния, яз­ва же­луд­ка, брон­хи­аль­ная аст­ма — са­мые рас­про­стра­нен­ные за­бо­ле­ва­ния, по­яв­ля­ю­щи­е­ся на поч­ве стрес­са. — Но о ка­ком стрес­се мо­жет ид­ти речь? — рас­те­ря­лась я. — Ему ведь все­го шесть с по­ло­ви­ной лет... — Ваш сын жи­вет в со­сто­я­нии по­сто­ян­но­го на­пря­же­ния, — на­кло­нив­шись ко мне че­рез стол, ска­за­ла пе­ди­атр. — Шесть лет ря­дом с ним на­хо­ди­лась ма­ма — че­ло­век, ко­то­рый все­гда мог за­щи­тить, при­лас­кать, с ко­то­рым бы­ло не страш­но. И тут ма­ма уеха­ла. Мир, ко­то­рый маль­чик знал и к ко­то­ро­му при­вык, рух­нул у него на гла­зах. Да, вы по-преж­не­му есть, но не ря­дом, и он, в си­лу сво­е­го воз­рас­та, не мо­жет по­нять по­че­му. — Гос­по­ди... — по­чув­ство­ва­ла, что вот-вот рас­пла­чусь. — Так Игорь бо­ле­ет из-за то­го, что я уеха­ла? — Да, — уве­рен­но кив­ну­ла врач. — Это его спо­соб ска­зать, что ему без вас пло­хо. Ва­ше­му ре­бен­ку жиз­нен­но необ­хо­ди­мо, что­бы вы бы­ли ря­дом. Она за­кры­ла мед­кар­ту и со вздо­хом про­тя­ну­ла мне. — По­ка от­де­ла­лись брон- хи­том, ма­ма­ша. Но та­ки­ми тем­па­ми ведь и до аст­мы неда­ле­ко. До­мой из боль­ни­цы я воз­вра­ща­лась, ед­ва во­ло­ча но­ги. Ка­за­лось, буд­то за ши­во­рот на­сы­па­ли тя­же­лых бу­лыж­ни­ков. Од­ним ухом слы­ша­ла недав­нюю по­хва­лу на­чаль­ни­цы: «У вас боль­шие пер­спек­ти­вы, Ан­на». В дру­гом — на­ба­том зву­ча­ли сло­ва док­то­ра: «Это его спо­соб ска­зать, что ему без вас пло­хо». Ка­за­лось, пе­ре­до мной неве­ро­ят­но слож­ный вы­бор. Но вне­зап­но в го­ло­ве что щелк­ну­ло, и я вдруг уви­де­ла кар­ти­ну про­ис­хо­дя­ще­го на­столь­ко чет­ко, что все ку­соч­ки паз­ла вста­ли на свои ме­ста. Иго­рек уже проснул­ся, ко­гда вер­ну­лась до­мой, и вы­бе­жал мне на­встре­чу. — Где ты бы­ла? Я проснул­ся, а те­бя нет… Я ис­пу­гал­ся, что ты уже уеха­ла. — Нет, ма­лыш, не уеха­ла, — при­тя­ну­ла его к се­бе и креп­ко об­ня­ла. — И те­перь уже ни­ку­да не уеду. — Прав­да? – он недо­вер­чи­во за­гля­нул мне в гла­за. — Да. Те­перь ма­ма все­гда бу­дет ря­дом, сы­нок!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.