Лю­ди ве­ка­ми пы­та­ют­ся раз­га­дать сек­рет сча­стья. А ведь на са­мом деле все про­сто!

Moja Sudba - - Ñåìåéíûå Ðàäîñòè - Елена

Ìои ро­ди­те­ли раз­ве­лись, ко­гда мне бы­ло семь лет. А до это­го, сколь­ко пом­ню, по­сто­ян­но ссо­ри­лись, при­чем ма­ма уни­жа­ла па­пу, на­зы­ва­ла его рохлей и неудач­ни­ком. И мне по­том всю жизнь твер­ди­ла: «Му­жи­ки — на­род нена­деж­ный, рас­счи­ты­вать на­до толь­ко на се­бя». Так у нее лич­ная жизнь и не сло­жи­лась, хо­тя по­пыт­ки бы­ли. Мо­жет, имен­но по­то­му, что рас­счи­ты­ва­ла толь­ко на се­бя, а то­го, кто ря­дом, ни во что не ста­ви­ла и ни­ка­ких до­сто- инств за ним не при­зна­ва­ла? Не знаю... Но уве­ре­на: с та­ким от­но­ше­ни­ем се­мью не по­стро­ишь. И уве­рен­ность эту я вы­нес­ла из дет­ства, ре­шив, что най­ду муж­чи­ну, ко­то­ро­му смо­гу до­ве­рять и на ко­то­ро­го мож­но бу­дет опе­реть­ся. И уж точ­но бу­ду ува­жать му­жа! Так оно и по­лу­чи­лось. Мы с То­лей вме­сте уже боль­ше со­ро­ка лет. У нас две до­че­ри, сын, се­ме­ро вну­ков. Мой лю­би­мый — луч­ший муж­чи­на на све­те. Глав­ное для него, так же как и для ме­ня, се­мья. И ре­бя­тиш­ки на­ши то­же со­зда­ли счаст­ли­вые семьи. До­ма у нас в боль­шом книж- ном шка­фу мно­же­ство фо­то­гра­фий, от­ра­жа­ю­щих, как мы жи­ли, как ста­но­ви­лись на но­ги на­ши де­ти, как по­яв­ля­лись и под­рас­та­ли вну­ки. На пер­вый взгляд ка­жет­ся, что все да­ва­лось лег­ко, без осо­бых уси­лий. Но на деле это не так, мно­гое при­ш­лось пе­ре­жить. Толь­ко мы с То­лей все­гда чув­ство­ва­ли ря­дом пле­чо дру­га. Боль­ше все­го люб­лю сни­мок, на ко­то­ром се­мья по­чти в пол­ном сбо­ре на фоне на­ше­го дач­но­го до­ма. По­чти — по­то­му что стар­шая доч­ка с му­жем в тот мо­мент как раз уеха­ли про­ве­дать сво­е­го сы­на Са­шу. Мой стар­ший внук учит­ся за гра­ни­цей, он очень тру­до­лю­би­вый и от­вет­ствен­ный па­рень. Ну а все осталь­ные со­бра­лись на То­лин юби­лей — шесть­де­сят ис­пол­ни­лось. Хо­ро­шо по­си­де­ли за на­кры­тым в бе­сед­ке сто­лом. Бол­та­ли, сме­я­лись, пе­ли, де­ти от ду­ши по­рез­ви­лись на лу­жай­ке. А ко­гда все разъ­е­ха­лись, мы с То­лей до­ста­ли ста­рый фо­то­аль­бом, удоб­но устро­и­лись на ди­ван­чи­ке и при­ня­лись вспо­ми­нать... Вот сред­няя дочь, Ин­ноч­ка, с но­во­рож­ден­ным Да­ней на ру­ках. Ря­дом сто­ит ее муж — кра­са­вец Иго­рек. За­ме­ча­тель­ный зять! Это То­ля

их сфо­то­гра­фи­ро­вал, ко­гда из род­до­ма вы­пи­сы­ва­лись вы­пи­сы­ва­лись. До­чень­ка моя! На ее сва­дьбе зву­чал не тра­ди­ци­он­ный вальс, а ли­хой за­жи­га­тель­ный рок-н-ролл. Ре­жис­сер тор­же­ства точ­но уло­вил энер­ге­ти­ку па­ры! И все-то у них бы­ло про­счи­та­но: уни­вер­си­тет окон­чи­ли, же­них от­слу­жил в ар­мии, оба нашли хо­ро­шую ра­бо­ту, с квар­ти­рой мы и Иго­ре­ши­ны ро­ди­те­ли по­мог­ли. Жи­ви­те да ра­дуй­тесь, де­ти­шек ро­жай­те. Но... С пер­вой бе­ре­мен­но­стью не за­ла­ди­лось. Вос­па­ле­ние, об­сле­до­ва­ния, ле­че­ние... Речь шла о том, что мо­жет по­гиб­нуть не толь­ко ре­бе­но­чек, но и ма­ма. Иго­рек успо­ка­и­вал Ин­ноч­ку: «Глав­ное, что­бы с то­бой все в по­ряд­ке, а на­след­ни­ки у нас еще бу­дут!» Опе­ра­цию де­лал ин­терн, да как-то кри­во сде­лал... По­том три го­да упор­но­го ле­че­ния и же­сто­кий при­го­вор: де­тей у вас боль­ше не бу­дет! Доч­ка го­во­ри­ла му­жу: «Ес­ли оста­вишь ме­ня, пой­му. За­чем я те­бе, раз не мо­гу ро­дить?» А в от­вет слы­ша­ла: «Глу­пыш­ка, я же­нил­ся на те­бе, по­то­му что люб­лю. И что бы ни слу­чи­лось, все­гда бу­ду ря­дом»... А од­на­жды до­чень­ка при­шла ко мне и со­об­щи­ла: — Ма­моч­ка, мы ре­ши­ли взять от­каз­ни­ка. — Ну и мо­лод­цы! Пра­виль­но! — ска­за­ла я. — Бу­ду лю­бить ва­ше­го ма­лы­ша, как всех осталь­ных вну­ков. К то­му вре­ме­ни у нас с То­лей у уже бы­ли Са­шень­ка от стар­шейр стар­шей доч­кид доч­ки и Анечк Анеч­ка от млад­ше­го сы­на. — Ма­му­ля, род­ная, сппа спа­си­бо те­бе! Ты у нас са­мая лу­учш луч­шая! По­сле ухо­да Ин­ны я ппо по­пла­ка­ла, ко­неч­но. Все­гда де де­лаю это, ко­гда ни­ко­го нет рря ря­дом, — по­мо­га­ет об­лег­читьь об­лег­чить д ду­шу. Ну а на лю­ди вы­хо­жуу вы­хо­жу у уже с улыб­кой. Так всем луч­чш луч­ше, и мне в том чис­ле. Ин­на с Иго­рем узнал­ли узна­ли, что необ­хо­ди­мо для усы­нов­ле­ния ния, и ста­ли го­то­вить до­ку­мен­ты. А уже че­рез неде­лю доч­ка вдруг по­ня­ла, что бе­ре­мен­на! Во­пре­ки при­го­во­ру вра­чей, пред­став­ля­е­те! По­шла к док­то­ру, а он: «Нет­нет, вы ошиб­лись, это невоз­мож­но, ви­ди­мо, у вас ки­ста, пой­дем­те-ка на УЗИ»... Но чу­до уже слу­чи­лось, и УЗИ это под­твер­ди­ло! Мы с доч­кой, об­няв­шись, пла­ка­ли и сме­я­лись од­но­вре­мен­но... А ле­том ро­дил­ся Да­неч­ка! Та­кой по­хо­жий на ма­му, но с па­пи­ны­ми ка­ри­ми глаз­ка­ми! Сей­час ему уже пят­на­дцать! Дочь спер­ва не мог­ла по­ве­рить сво­е­му сча­стью, а по­том как на­ча­ла ро­жать на ра­до­стях! Те­перь у них с Иго­рем трое сы­но­вей: Да­ня, Ми­ша и Ан­дрю­ша. Да еще и ма­лень­кая Ле­сень­ка два с по­ло­ви­ной го­да на­зад по­яви­лась на свет. И все та­кие кра­си­вые! Хо­тя... раз­ве бы­ва­ют некра­си­вые де­ти?! Они пре­крас­ны! Ведь каж­дый ре­бе­нок — чу­до! ...А вот сни­мок Анеч­ки, до­че­ри на­ше­го млад­ше­го сы­на Пе­ти. Нын­че-то ей уже во­сем­на­дцать стук­ну­ло, а на этой фот­ке она чуть стар­ше, чем сей­час Ле­сень­ка. Гля­ну­ла я на сни­мок, и смеш­ное вспом­ни­лось. Анюта очень хо­те­ла сест­рен­ку, ведь у нее уже к то­му мо­мен­ту был дво­ю­род­ный брат Са­ша. Неза­дол­го до по­яв­ле­ния Да­неч­ки Аня спро­си­ла у сво­ей ма­мы: — А кто ро­дит­ся у те­ти Ин­ны и дя­ди Иго­ря? — Маль­чик, твой бра­тик! — улыб­ну­лась невест­ка. — Опять маль­чик? А мо­жет, луч­ше то­гда, что­бы бы­ла со­бач­ка? — вдруг вы­да­ла Анюта меч­та­тель­но. Внуч­ка по­ня­ла, что у нее по­явил­ся еще один брат, ко­гда на про­гул­ке уви­де­ла ме­ня с ко­ляс­кой. (Ах, да, за­бы­ла ска­зать, что мы с му­жем и на­ши де­ти раз­ме­ня­ли свои квар­ти­ры так так, что сей­час все жи­вем в од­ном рай­оне, в де­ся­ти ми­ну­тах ходь­бы друг от дру­га. По­это­му ча­сто гу­ля­ли с ма­лы­ша­ми вме­сте). Аня уди­ви­лась, что Да­ня та­кой кро­шеч­ный, а ве­че­ром при­нес­ла невест­ке на кух­ню где-то най­ден­ную свою ста­рую пу­стыш­ку и го­во­рит: «Ма­моч­ка, мне ведь уже не нуж­на со­соч­ка! Да­вай ее ба­буш­ке от­да­дим — у ба­буш­ки те­перь но­вый ма­лыш!» И еще исто­рия вспо­ми­на­ет­ся, весь­ма по­ка­за­тель­ная. Как-то вес­ной гу­ля­ла я с тре­мя вну­ка­ми: Са­ша воз­ле нас бе­гал, Да­неч­ка спал в ко­ляс­ке, а Анюта иг­ра­ла в пе­соч­ни­це с де­воч­кой по­стар­ше. Я за­ме­ти­ла, что той не очень хо­чет­ся иг­рать с трех­лет­ней ма­лыш­кой, но вы­бо­ра не бы­ло. Слы­шу ди­а­лог. Де­воч­ка хва­ста­ет: — А у ме­ня аж два миш­ки! Анюта спо­кой­но, с до­сто­ин­ством от­ве­ча­ет ей: — А у ме­ня Са­ша и Да­ня! И по­ду­ма­ла я: «Кро­шеч­ка моя дра­го­цен­ная! Да ты и са­ма не по­ни­ма­ешь, что сей­час ска­за­ла! Вот она, си­сте­ма цен­но­стей: у ко­го иг­руш­ки, а у ко­го — бра­тья!» А я-то ведь уже на­ча­ла в уме Ани­ных мед­ве­дей счи­тать, штук пять на­вскид­ку! Да, боль­шая се­мья — это боль­шое сча­стье! Хо­тя и хло­пот у «мно­го­внуч­ной» ба­буш­ки нема­ло. Но мне это толь­ко в ра­дость. Не так дав­но встре­ти­ла в ма­га­зине по­дру­гу дет­ства. По­след­ний раз мы пе­ре­се­ка­лись в сту­ден­че­ские го­ды и с тех пор не ви­де­лись. Та­ся ра­бо­та­ет за гра­ни­цей, при­е­ха­ла про­ве­дать ста­руш­ку-мать. — Лен­ка, ты?! — Тась­ка, гос­по­ди, не­уже­ли?! Сколь­ко лет, сколь­ко зим! Мы об­ни­ма­лись и не мог­ли друг на дру­га на­гля­деть­ся. — Ви­де­ла те­бя с ма­лыш­кой из­да­ле­ка, но за­со­мне­ва­лась. — Ну да да, семь вну­ков! А ты­то как са­ма? — Да­вай встре­тим­ся, по­си­дим, обо всем поговорим! — Но ко­гда? В вос­кре­се­нье? Пре­крас­но, днем!.. Ой, нет, у Ан­дрюш­ки тре­ни­ров­ка, долж­на его от­ве­сти. В по­не­дель­ник? Нет, ни­как: утром на­до с Зо­ень­кой по­си­деть, по­ка ее ма­ма в по­ли­кли­ни­ку схо­дит. А ве­че­ром у Аню­ты кон­церт, я обя­за­тель­но долж­на быть. Зна­ешь, как внуч­ка тан­цу­ет! Во втор­ник... У Ми­ши му­зы­ка, до­мой при­дет учи­тель­ни­ца, мож­но бы... Ой, чуть не за­бы­ла: мне же на­до доч­ку на ро­ди­тель­ское со­бра­ние от­пу­стить, с ре­бят­ней остать­ся. Ан­дрюш­ка увлек­ся мел­ким ле­го и веч­но де­таль­ки ро­ня­ет, а Ле­сень­ка все в рот тя­нет. Глаз да глаз за ни­ми! Сре­да уже за­ня­та, с Зо­ень­кой си­жу, у невест­ки ра­бо­та. Да еще Ан­дрюш­ку бы на хор успеть от­ве­сти. В чет­верг... О! мо­жет в чет­верг по­лу­чит­ся?! В пят­ни­цу уже по­обе­ща­ла Миш­ке с ним в он­лайн-иг­ре по­во­е­вать. У ме­ня там уро­вень уже вы­ше, чем у него, ага! Но хит­рец зна­ешь что при­ду­мал?! Ба­буш­кой седь­мо­го уров­ня ме­ня про­звал — по ко­ли­че­ству вну­ков. Вро­де и точ­но все, а уро­вень-то ни­же, чем в иг­ре, и ни­же, чем у Миш­ки, вы­хо­дит. Ну ни­че­го, по­хо­же, и тут ско­ро до­го­ню: невест­ка-то опять бе­ре­мен­на, сы­на ждет! Толь­ко да­вай со­зво­ним­ся, ма­ло ли что у мо­их?! По­ка, Та­ся, очень жду встре­чи! — Да, со­зво­ним­ся. По­ка! Эх, ка­кая же ты счаст­ли­вая, Лен­ка! Да, счаст­ли­вая. По­рой го­во­рю мо­ло­дым ма­мам, ко­гда гу­ляю с на­ши­ми млад­ши­ми на дет­ской пло­щад­ке: «Вну­ки — это кру­то! Глав­ное — во­вре­мя по­за­бо­тить­ся, что­бы их бы­ло по­боль­ше!»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.