ЗО­ЛО­ТАЯ РЫБКА жад­ных не лю­бит

Мы с Зо­ей два­дцать пять лет вме­сте про­жи­ли. Ха­рак­тер у же­ны не са­хар, но не ду­мал, что она ме­ня из до­му вы­го­нит

Moja Sudba - - Óðîêè Ìóäðîñòè - Сте­пан

Cтех пор, как я по­те­рял ра­бо­ту, Зоя (так зо­вут мою же­ну) ста­ла ме­ня по­едом есть. Мол, та­кой-ся­кой­рас­та­кой, нор­маль­ные му­жи­ки хоть ка­кие-то день­ги в дом при­но­сят, а ты, тру­тень, у ме­ня на шее чет­вер­тый ме­сяц си­дишь. Мне, ко­неч­но, обид­но — я же не ви­но­ват, что ле­со­пил­ка, на которой по­след­ние пят­на­дцать лет про­и­ша­чил, сго­ре­ла! А на­счет то­го, что за это вре­мя ни ко­пей­ки не в дом не при­нес — вра­нье. С ра­бо­той для му­жи­ков у нас в се­ле плохо, но я за лю­бую ша­баш­ку хва­тал­ся. Пет­ро­вым ко­ло­дец вы­ко­пал, а оди­но­кой со­сед­ке Его­ровне кры­шу под­ла­тал… Прав­да, Его­ров­на со мной рас­пла­ти­лась на­ту­рой, в смыс­ле бу­ты­лью са­мо­го­на де­сят­ком яиц, но ка­ка­я­ни­ка­кая, а все рав­но при­быль для семьи! Ко­гда Зой­ка в оче­ред­ной раз ме­ня дар­мо­едом обо­зва­ла, я ей го­во­рю: — Да­вай в рай­центр съез­жу на раз­вед­ку. Там на всех строй­ках раз­но­ра­бо­чие тре­бу­ют­ся. Мо­жет, све­зет мне, и ка­мен­щи­ком ку­да возь­мут... — Ну про­сто ума па­ла­та! — пре­зри­тель­но фырк­ну­ла су­пру­га. — А зна­ешь, сколь­ко нын­че би­лет на марш­рут­ку сто­ит? Два­дцать пять гри­вен! Ту­даоб­рат­но — це­лый пол­тин­ник на­бе­га­ет. Не­бось, на строй­ке еще и обе­дать в сто­лов­ке за­хо­чешь. Вот и по­лу­чит­ся, что на про­езд и жрат­ву боль­ше по­тра­тишь, чем за­ра­бо­та­ешь… И во­об­ще, ви­жу, те­бе прям не тер­пит­ся в го­род сбе­жать, что­бы там во­дя­ру с му­жи­ка­ми хле­стать и мне по хо­зяй­ству не по­мо­гать! Ну, и где, спра­ши­ва­ет­ся, ло­ги­ка? Хо­тя до­ля ис­ти­ны в сло­вах бла­го­вер­ной бы­ла. Она так до­пек­ла ме­ня упре­ка­ми, что я был го­тов от нее хоть в Гон­ду­рас сбе­жать, не то, что в рай­центр. По­это­му, как толь­ко на­сту­пи­ла осень, по­ва­дил­ся хо­дить в лес за гри­ба­ми. Там хо­ро­шо, спо­кой­но. Птич­ки по­ют, ни­кто трут­нем и дар­мо­едом не об­зы­ва­ет. Опять же не с пу­сты­ми ру­ка­ми до­мой воз­вра­ща­юсь… Прав­да, за­хо­дить да­ле­ко в де­бри бо­юсь. Мне бы­ло лет шест­на­дцать, ко­гда там за­блу­дил­ся. Трое су­ток блу­кал, а на чет­вер­тые, сла­ва Бо­гу, к чу­жой де­ревне вы­шел. С тех пор гри­бы со­би­раю толь­ко вдоль шос­се, так что­бы его в про­свет меж­ду де­ре­вья­ми вид­но бы­ло. Дви­же­ние там вя­лое, по­это­му мож­но не бес­по­ко­ить­ся, что опя­та и груз­ди вы­хлоп­ны­ми га­за­ми «отра­вят­ся». Вот иду как- то мет­рах в де­ся­ти-пят­на­дца­ти от обо­чи­ны, сен­тябрь­ское сол­ныш­ко лас­ко­во при­гре­ва­ет, кор­зин­ка уже до по­ло­ви­ны до­бы­чей на­пол­не­на. Вдруг ви­жу, из тра­вы боль­шая ко­рич­не­вая шляп­ка вид­не­ет­ся. Не­ужто бо­ро­вик? Под­хо­жу бли­же и… По­ра, вид­но, оч­ки за­ка­зы­вать. По­то­му

что ни­ка­кой это не гриб, а, из­ви­ни­те за по­дроб­но­сти, кто-то ку­чу на­ва­лял. На­вер­ное, ка­ко­му-то во­ди­ле при­спи­чи­ло в до­ро­ге, вот и сбе­гал в ле­сок — род­ную при­ро­ду удоб­рил. Хо­тел уже даль­ше ид­ти, как вдруг ря­дом с тем, что за шляп­ку гри­ба при­нял, при­ме­тил чер­ный пря­мо­уголь­ный пред­мет. На­г­нул­ся... Это же бу­маж­ник! Да та­кой пу­за­тый! Под­нял на­ход­ку, от­крыл… Ма­ма моя род­ная, день­жи­щи! И все ку­пю­ры до од­ной — с порт­ре­том аме­ри­кан­ско­го пре­зи­ден­та Бен­джа­ми­на Фран­кли­на! По­рыл­ся в ма­лень­ких от­де­ле­ни­ях — несколь­ко ви­зит­ных кар­то­чек, но все ра­зыне, ни од­на не по­вто­ря­ет­ся, по­это­му есть ли сре­ди них ви­зит­ка вла­дель­ца это­го со­кро­ви­ща — непо­нят­но. Раз­вер­нул­ся я и бе­гом в се­ло. Всю об­рат­ную до­ро­гу ме­ня бес жад­но­сти ис­ку­шал: «Возь­ми эти день­ги се­бе. Раз на­шел — зна­чит, твои. Зой­ка пе­ре­ста­нет на моз­ги ка­пать и раз­ны­ми обид­ны­ми сло­ва­ми на­зы­вать, на­ста­нут у нас в се­мье мир и бла­го­дать…» Но во вто­рое ухо кто-то дру­гой на­шеп­ты­вал: «А вдруг хо­зя­ин этих дол­ла­ров их вез на ле­че­ние ста­рень­кой ма­те­ри? Или бра­та, или пле­мя­ша… Вы­шел по нуж­де из ма­ши­ны и не за­ме­тил в тем­но­те, как бу­маж­ник об­ро­нил. А те­перь боль­ной по­мрет, по­то­му что за опе­ра­цию пла­тить нечем. Сте­пан, ты же за всю жизнь игол­ки чу­жой не взял, не­уже­ли те­перь не свое при­кар­ма­нишь? Как с та­ким гре­хом на ду­ше ста­нешь жить?!» В об­щем, по­ка до­шел до се­ла, по­бе­дил вто­рой «шеп­тун» — чест­ный и бла­го­род­ный. По­это­му с на­ход­кой от­пра­вил­ся не до­мой, а к участ­ко­во­му. — Смот­ри, ка­кой я клад в ле­су на­шел! — по­ло­жил пе­ред ним бу­маж­ник. Се­мен за­гля­нул вовнутрь и при­свист­нул: — Ни­че­го се­бе! Сколь­ко здесь, счи­тал? — Еще нет. Пе­ре­счи­та­ли — ров­но три ты­ся­чи дол­ла­ров. — Вла­дель­ца разыс­кать на­до бы и день­ги вер­нуть, — го­во­рю. Пет­ро­вич, ко­неч­но, по­обе­щал, од­на­ко ухо­дить не спе­шу. — А про­то­кол раз­ве пи­сать не бу­дешь? Или, ка­кой там до­ку­мент в по­доб­ных слу­ча­ях по­ло­жен. Мол, та­кой­то граж­да­нин об­на­ру­жил в ле­су та­кую-то сум­му и сдал под рас­пис­ку пред­ста­ви­те­лю пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов… — Ты мне не до­ве­ря­ешь? — оби­дел­ся Пет­ро­вич. — До­ве­ряю. Но с та­кой бу­маж­кой и мне, и те­бе по­спо­кой­нее бу­дет. — Лад­но, — кив­нул он. — Со­ста­вим по всей фор­ме. — Вот спа­си­бо. Толь­ко у ме­ня к те­бе еще од­на прось­ба. Мо­ей Зой­ке нена­ро­ком не про­бол­тай­ся, что я дол­ла­ры на­шел и те­бе сдал. А то она ме­ня со­всем со све­ту сжи­вет. — При­чем с пыт­ка­ми и при­жиз­нен­ной рас­чле­нен­кой, — хо­хот­нул Се­мен. Я уве­рен, что он сдер­жал свое обе­ща­ние. Но, вид­но, рас­ска­зал о про­ис­ше­ствии сво­ей жене, и по­шла но­вость гу­лять по се­лу. Не про­шло и дня, как до­бра­лась и до мо­ей су­пру­ги. — Идиот без­мозг­лый! — на­бро­си­лась она на ме­ня. — Чтоб ты сдох, па­ра­зит, со сво­им бла­го­род­ством! Со­би­рай ма­нат­ки и че­ши на все че­ты­ре сто­ро­ны! — Ку­да же я пой­ду? — Да ку­да хошь. А еще луч­ше, по­весь­ся, пас­ку­да, на той бе­ре­зе, под которой бак­сы на­шел! Толь­ко сна­ча­ла в сель­ра­ду схо­дим — по­про­шу Валь­ку, что­бы нас се­го­дня же раз­ве­ла. …За­яв­ле­ние Ва­ля при­ня­ла, но да­ла ме­сяц «ис­пы­та­тель­но­го сро­ка» для воз­мож­но­го при­ми­ре­ния. — Да я это­го кре­ти­на до кон­ца жиз­ни не про­щу! — за­яви­ла же­на и от­пра­ви­лась до­мой. А я — к сво­е­му дру­гу Ни­ко­лаю. Пе­ре­кан­ту­юсь там, по­ка его Лю­ба­ша из са­на­то­рия не вер­нет­ся, а по­том одол­жу у них па­ру со­тен гри­вен и уеду в рай­центр — на строй­ку. Про­шел день, вто­рой, тре­тий. А на чет­вер­тый к Коль­ки­но­му до­му под­ка­ты­ва­ет джип и из него вы­хо­дит му­жик лет со­ро­ка. Ока­за­лось, участ­ко­вый разыс­кал-та­ки хо­зя­и­на бу­маж­ни­ка, вер­нул ему все до ко­пе­еч­ки (в смыс­ле, до цен­та) и ска­зал, где ме­ня мож­но най­ти. Вот тот и при­е­хал, что­бы по­бла­го­да­рить. Нор­маль­ный па­рень ока­зал­ся, хоть и биз­нес­мен. Не по­брез­го­вал с на­ми за сто­лом по­си­деть и са­мо­гон­ки вы­пить. Во вре­мя за­сто­лья Ни­ко­лай в крас­ках рас­пи­сал мою жиз­нен­ную си­ту­а­цию. — Мне чест­ные и по­ря­доч­ные со­труд­ни­ки во как нуж­ны! — ска­зал Игорь Алек­се­ич (так зва­ли го­стя). — Пой­дешь на фир­му зав­хо­зом? Ра­бо­ты мно­го, но и зар­пла­та бу­дет нема­лень­кая, да­же по ки­ев­ским мер­кам. По­ка по­жи­вешь в на­шей слу­жеб­ной квар­ти­ре, а по­том жи­лье сни­мешь — моя сек­ре­тар­ша по­мо­жет те­бе най­ти недо­ро­гое. …С тех пор про­шло два с по­ло­ви­ной го­да. Недав­но ку­пил ма­ши­ну (хоть и по­дер­жан­ную, но ино­мар­ку) и ре­шил съез­дить в род­ное се­ло — Коль­ку про­ве­дать. И на­до же та­ко­му слу­чить­ся — за­стал у них свою быв­шую — она к Лю­ба­ше по ка­ко­му-то де­лу за­бе­жа­ла. Зой­ка, уви­дев, как я из сво­е­го «Опе­ля» вы­хо­жу, чуть со­зна­ние не по­те­ря­ла. А ко­гда стал из па­ке­тов го­род­ские го­стин­цы вы­кла­ды­вать — до­ро­гой ко­ньяк, ба­лык, сыр, бан­ку крас­ной ик­ры, у нее гла­за на лоб по­лез­ли. — Ты что, зо­ло­тую рыб­ку пой­мал? — спра­ши­ва­ет. — Ага, — сме­юсь. — Эта рыбка ме­ня за­ме­сти­те­лем ди­рек­то­ра по хо­зяй­ствен­ной ча­сти на­зна­чи­ла. Зой­ка ото­зва­ла ме­ня в сто­рон­ку и шеп­чет: — Степ, я так со­ску­чи­лась... Ну, по­го­ря­чи­лась с раз­во­дом, но еще же не позд­но все ис­пра­вить? Я бы с то­бой в Ки­ев уеха­ла. Мо­жет твой босс и мне ка­кую ра­бо­ту у се­бя в фир­ме най­дет... А нет — бу­ду те­бе бор­щи ва­рить и уют в квар­ти­ре на­во­дить. — Из­ви­ни, Зо­ень­ка, но ни­че­го не по­лу­чит­ся. С ра­бо­той — по­то­му что моя зо­ло­тая рыбка очень силь­но жад­ных не лю­бит, а бор­щи мне и без те­бя есть ко­му ва­рить — я пол­го­да на­зад же­нил­ся.

Алев­ти­на, вто­рая же­на Сте­па­на Я уже к оди­но­кой ста­ро­сти го­то­ви­лась, а тут судь­ба мне по­да­рок сде­ла­ла – со Сте­пой све­ла. Про­сто зо­ло­той му­жик!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.