Бой­тесь мо­е­го гне­ва

У ме­ня открылась спо­соб­ность чув­ство­вать злых и же­сто­ких лю­дей, и неволь­но я их на­ка­зы­ва­ла бо­лью и стра­да­ни­я­ми

Moja Sudba - - Мирнаших Сновидений -

Эта ра­бо­та бы­ла мне нужна. Круп­ная ком­па­ния, о от­лич­ные т лич­ные усло­вия. Да и от до­ма неда­ле­ко – про­сто меч­та. По­че­му же у ме­ня так раз­бо­ле­лась го­ло­ва? Я по­про­си­ла во­ды. Зам­ди­рек­то­ра по пер­со­на­лу, эле­гант­ный мо­ло­дой й муж­чи­на, по­смот­рел на ме­ня со­чув­ствен­но: – Вы нездо­ро­вы? – Ни­че­го, про­сто душ­но немно­го, – от­ве­ти­ла спо­кой­но. Он встал, что­бы от­крыть ок­но. Я смот­ре­ла на ка­ран­даш на его сто­ле, ко­то­рый мед­лен­но полз к краю. Сам по се­бе, как жи­вой. Не­уже­ли опять на­чи­на­ет­ся? Что с этим сим­па­тич­ным пар­нем не так? Под­ка­ти­ла тош­но­та. – Зна­е­те, я пой­ду. Из­ви­ни­те, что от­ня­ла у вас вре­мя, – ска­за­ла за­ме­сти­те­лю. Боль­ше ни се­кун­ды не оста­нусь здесь! – Я вам не под­хо­жу. За мо­ей спи­ной с гро­хо­том за­хлоп­ну­лось ок­но. Муж­чи­на смот­рел на ме­ня, как на ненор­маль­ную, а я уже за­кры­ва­ла за со­бой две­ри кабинета, бе­жа­ла сло­мя го­ло­ву по ко­ри­до­ру. Оста­нусь еще немно­го – не­из­вест­но, к ка­ким бе­дам все при­ве­дет. Это на­ча­лось еще в дет­стве. От­ца сво­е­го я не пом­ню. Мы с ма­мой жи­ли очень друж­но. Я все­гда мог­ла по­ло­жить­ся на нее: за­щи- тит, пой­мет, пой­метт, по­жа­ле­ет. п Но­вый муж­чи­на у ма­те­ри мма­тер по­явил­ся, ко­гда мне было бы­лоо лет во­семь. За­муж за Вик­то­ра она он­на не н вы­шла, про­сто по­се­ли­лись вместе. вме Про­бле­мы на­ча­лисьнна­ча не сра­зу. От­чим все ча­ще ча­щ­ще при­кла­ды­вал­ся п к бу­тыл­ке и то­гда тто­гда ста­но­вил­ся раз­дра­жи­тель­ным дра­жи­тель­ны­ым и агрес­сив­ным. В та­кие дни я ин­стинк­тив­но инс ста­ра­лась не по­па­дат по­па­дать­ся ему на гла­за, пря­та­лась у се се­бя в ком­на­те. А еще у ме­ня ссиль силь­но бо­ле­ла го­ло­ва. Со вре­ме­нем этот эт ме­тод из­бе­гать про­блем пе­ре­стал пе­ре­ст­тал ра­бо­тать. Тот страш­ный день я хо­ро­шо за­пом­ни­ла. Он Онн стал пе­ре­лом­ным в мо­ей жиз­ни. жи­из­ни. В де­сять лет дет­ство вне­зап­но вне­запн­но но за­кон­чи­лось.за­кон­чи­лось за­кон­чи­лось.

Вик­тор стал на­пи­вать­ся и то­гда пре­ва­щал­ся в на­сто­я­ще­го зве­ря

Не знаю, с че­го у них с ма­мой начался скандал. Я за­ткну­ла уши и убеж­да­ла се­бя, что де­лаю уроки. Но Ноо кри­ки и гро­хот из со­сед­ней ком­на­ты комм­на­ты ста­но­ви­лись все силь­нее. У ме­ня рас­ка­лы­ва­лась го­ло­ва. На Наа книж­ку упа­ли две крас­ные

кап­ли – по­шла но­сом кровь. И тут за­кри­ча­ла ма­ма. Жут­ко за­кри­ча­ла. Я вско­чи­ла и вы­бе­жа­ла а в го­сти­ную. Ма­му­ля ле­жа­ла на по­лу, при­крыв в жи­вот ру­ка­ми, непо­движ­ная и ка­кая-то мяг­кая, а Вик­тор пи­нал л ее но­га­ми в гру­бых бо­тин­ках. Он обер­нул­ся на шум. Гла­за на­ли­ты яро­стью, ро­жа крас­ная. – А вот и ма­лень­кая суч­ка! – про­хри­пел он. Я ни­че­го не сде­ла­ла. Про­сто о смот­ре­ла. Как я его в тот миг г нена­ви­де­ла! Муж­чи­на вне­зап­ноо вне­зап­но за­мер. Из но­са и ушей по­тек­ли и алые струй­ки. Он за­хри­пел, и буд­то ка­кая-то си­ла его под­ня­ла а и швыр­ну­ла пря­ми­ком в рас­кры- тое ок­но. Ше­стой этаж. Шан­сов в у Вик­то­ра не было. Моя го­ло­ва мо­мен­таль­но пе­ре- ста­ла бо­леть. Я бро­си­лась к ма­ме. . Та бы­ла без со­зна­ния. Со­се­ди вы­зва­ли ми­ли­цию и «ско­рую». Мен­ты сде­ла­ли вы- вод, что Вик­тор вы­пал из ок­на а по неосторожности, бу­дучи в не- трез­вом со­сто­я­нии. Мать, вый­дя из боль­ни­цы, очень ь из­ме­ни­лась. Я не узна­ва­ла до- брую лас­ко­вую ма­му­лю. Она от- но­си­лась ко мне на­сто­ро­жен- но. На­зы­ва­ла «ведь­мац­ким м от­ро­дьем». Уве­ря­ла, что о имен­но я уби­ла ее нена- гляд­но­го Ви­тю­ню, ко- то­рый про­сто немно­го о вспы­лил, и по­это­му у мой брат не ро­дил­ся. Было боль­но. Здо­ро- вен­ные бо­тин­ки, бью- щие в ма­мин круг­лый й жи­вот, сто­я­ли у ме­ня я пе­ред гла­за­ми. С то­го вре­ме­ни и миг­ре­ни на­ча- ли по­вто­рять­ся. по­вто­рять­ся . Это слу­ча­лось тог- - да, ко­гда я стал­ки­ва­лась с неспра­вед­ли­во­стью. Гнев за­ки­пал и стре­мил­ся разо­рвать че­реп. Од­но­класс­ни­ки ме­ня бо­я­лись – ес­ли я сер­ди­лась, во­круг все на­чи­на­ло ло­мать­ся и па­дать. Я пы­та­лась сдер­жи­вать­ся, но то­гда боль ста­но­ви­лась невы­но­си­мой.

Го­ло­ва бо­ле­ла так, что ка­за­лось, по­те­ряю со­зна­ние. Во­круг гро­хо­та­ло

В конце ко­кон­це концов ма­ма по­ве­ла ме­ня на об­сле­до­ва­ние. Ме­ди­ки не нашли ни­че­го необыч­но­го. Ска­за­ла Ска­за – девочка пе­ре­рас­тет. Я не пе­ре­рос­ла. пе Про­сто на­учи­лась

этим управ­лять. Из­бе­га­ла кон­флик фликт­ных си­ту­а­ций. При воз­можн мож­но­сти убеж­да­ла свою по­тен­ци­аль ци­аль­ную жерт­ву, что так делать пло­хо пло­хо. Это сра­ба­ты­ва­ло, а ко­гда не ср сра­ба­ты­ва­ло и про­сы­пал­ся гнев, пе­ре­на­прав­ля­ла его на что­ни­буд ни­будь бо­лее-ме­нее без­обид­ное: де­рев де­ре­во, ка­мень на до­ро­ге, фо­нар­ны нар­ный столб. Помн Пом­ню, как двор­ник в на­шем дво­ре ру­гал­ся и недо­уме­вал: кто мог с сло­мать (имен­но сло­мать!) толст тол­стый то­поль. Ка­кой та­кой джин джинн или де­мон про­ле­тал по дво­ру дво­ру? Я не мог­ла ска­зать ста­ро­му дя дядь­ке, что это сде­ла­ла я, стиль стиль­ная эле­гант­ная хруп­кая де­вушк вуш­ка. Про­сто взгля­дом. Про­сто си­лой гне­ва. Я воз воз­вра­ща­лась из ин­сти­ту­та. Во дво­ре трое под­рост­ков из­де­ва­лись над щен­ком. Се­рый пу­ши­стый ко­мо­чек жа­лоб­но ску­лил и лас ла­стил­ся, а они... Не мо­гу рас­ска­за ска­зать... Звери ма­ло­лет­ние. – Эй Эй, ре­бя­та, – оклик­ну­ла я их. – Ем Ему же боль­но. От­пу­сти­те ма­лы­ша. лыш Па­ца­ны Па за­ржа­ли. Один гряз­но вы­ру­гал­ся. вы У него бы­ли гла­за з Ви­тю­ни. Бе­лые, ту­пые. На­ши Н взгля­ды встре­ти­лись. Па­цан П вне­зап­но со­гнул­ся

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.