Из пыш­ки – в худышку

Луч­шим ле­кар­ством от тос­ки и оди­но­че­ства для ме­ня бы­ла еда. Но од­на­ж­ды, став на ве­сы, я об­на­ру­жи­ла, что ве­шу боль­ше ста ки­ло­грам­мов...

Moja Sudba - - Калейдоскоп - Фа­ми­лии и име­на дей­ству­ю­щих лиц из­ме­не­ны

«По­сле сва­дьбы Ве­ро­ни­ки я ста­ла вы­хо­дить из до­ма толь­ко на ра­бо­ту. Из­бе­га­ла лю­дей. Един­ствен­ное, что до­став­ля­ло удо­воль­ствие, – это сла­до­сти. Ка­за­лось, лишь шо­ко­лад мог улуч­шить мое на­стро­е­ние. Бы­ва­ло, съе­да­ла за день несколь­ко пли­ток, а по­том еще ела пи­рож­ные или чип­сы. Пол­не­ла в ужа­са­ю­щем тем­пе, но мне это не ме­ша­ло»...

Êо­гда умер муж, моя жизнь рух­ну­ла… Я очень лю­би­ла Же­ню, и он то­же во мне ду­ши не ча­ял. Мы бы­ли хо­ро­шей па­рой, жи­ли в ми­ре и со­гла­сии, вос­пи­та­ли сы­на и доч­ку. Я все­гда на­де­я­лась, что вме­сте и со­ста­рим­ся. Но судь­ба рас­по­ря­ди­лась ина­че. Ведь пять­де­сят лет — раз­ве это ста­рость... Ко­гда с Же­неч­кой про­изо­шел несчаст­ный слу­чай, на­ши де­ти бы­ли уже вз­рос­лые. Ви­тя как раз окон­чил шко­лу, а Ни­ка пе­ре­еха­ла к же­ни­ху. До сва­дьбы оста­вал­ся ме­сяц, но ее, ко­неч­но, при­шлось от­ло­жить. По­сле по­хо­рон я дол­го не мог­ла прий­ти в се­бя, по­чти все вре­мя про­во­ди­ла в по­сте­ли. Ни­че­го не хо­те­лось. По­ти­хонь­ку ста­ла ожи­вать толь­ко че­рез год. Доч­ка го­то­ви­лась к сва­дьбе, под­клю­ча­ла ме­ня к сво­им де­лам, и бла­го­да­ря это­му я хоть нена­дол­го мог­ла за­быть­ся. Но ко­гда оста­ва­лась од­на, сно­ва на­ка­ты­ва­ла тос­ка. Так при­вык­ла, что Же­ня все­гда ря­дом! А тут — слов­но раз­ре­за­ли по жи­во­му. Очень му­чи­ло оди­но­че­ство, все во­круг на­по­ми­на­ло о лю­би­мом му­же… По­сле сва­дьбы Ве­ро­ни­ки я устро­и­лась на ра­бо­ту в кли­нин­го­вую ком­па­нию. Ез­ди­ла с со­труд­ни­ца­ми уби­рать объ­ек­ты, но не бо­лее то­го. Об­щать­ся ни с кем не хо­те­лось, лю­дей из­бе­га­ла. Един­ствен­ное, что до­став­ля­ло удо­воль­ствие, — это сла­до­сти. Бы­ва­ло, съе­да­ла за день несколь­ко пли­ток шо­ко­ла­да, что­бы хоть как-то под­нять се­бе на­стро­е­ние. А по­том еще на­сла­жда­лась пи­рож­ны­ми или чип­са­ми. От всей этой вкус­ня­ти­ны грусть ис­че­за­ла, а ес­ли еще при этом по те­ле­ви­зо­ру по­ка­зы­ва­ли ка­кую-ни­будь ме­ло­дра­му со счаст­ли­вым кон­цом, то и во­все ста­но­ви­лось лег­ко на ду­ше. Ко­неч­но, за­ме­ча­ла, что по­прав­ля­юсь, при­хо­ди­лось по­ку­пать ве­щи боль­ше­го раз­ме­ра, но мне бы­ло все рав­но. Сле­дить за со­бой пе­ре­ста­ла, в зер­ка­ло не смот­ре­ла. За­чем? Ведь Же­ни все рав­но нет, а ни­кто дру­гой мне не ну­жен. Так про­шло несколь­ко лет. И вот од­на­ж­ды... Мы с на­пар­ни­цей вы­пол­ня­ли оче­ред­ной за­каз — уби­ра­ли боль­шую квар­ти­ру в мно­го­этаж­ке пе­ред празд­ни­ком. Ко­гда я по­до­шла к трю­мо и ста­ла мыть зер­ка­ло, то уви­де­ла в нем со­вер­шен­но незна­ко­мую жен­щи­ну. Ста­рую, тол­стую, неухо­жен­ную… В пер­вый мо­мент да­же не со­об­ра­зи­ла, что это я са­ма. А по­том до ме­ня до­шло... За­сты­ла, как столб, не в си­лах ото­рвать взгляд. — Ты че­го сто­ишь без де­ла? — вы­ве­ла ме­ня из оце­пе­не­ния Ма­ри­на. — Что-то слу­чи­лось? — Нет… — от­ве­ти­ла ти­хо и сно­ва при­ня­лась за убор­ку. Имен­но то­гда, стоя пе­ред чу­жим трю­мо, я по­ня­ла, до че­го се­бя до­ве­ла. Ме­ня преж­ней про­сто не ста­ло, по­яви­лась жут­кая неук­лю­жая тет­ка, по­хо­жая на шар. Страш­но бы­ло осо­зна­вать, что это и есть я, мозг от­ка­зы­вал­ся при­ни­мать мой но­вый об­раз. До­мыв зер­ка­ло, еще раз по­смот­ре­ла на се­бя и ост­ро ощу­ти­ла свою непол­но­цен­ность. И ес­ли бы толь­ко внеш­ность! Ведь еще и за­дох­ну­лась, по­ка все вы­тер­ла. По­пы­та­лась до­тя­нуть­ся до верх­ней кром­ки зер­каль­ной ра­мы, но ку­да там! — За­лезь на стул, то­гда лег­че бу­дет до­стать, — Ма­ри­на под­ста­ви­ла мне маленький стуль­чик. Я с со­мне­ни­ем по­смот­ре­ла на него, по­про­бо­ва­ла но­гой, на- сколь­ко он устой­чив, а по­том сму­щен­но про­бор­мо­та­ла: — Бо­юсь, не вы­дер­жит та­ко­го ве­са... Мо­жет, есть что-то по­на­деж­нее, Ма­риш? — Да лад­но, не пе­ре­жи­вай, — успо­ко­и­ла на­пар­ни­ца. — Да­вай я про­тру, — улыб­ну­лась она обод­ря­ю­ще, но все рав­но у ме­ня внут­ри все сжа­лось. «Лю­ди ви­дят, что я тол­стая, а я, как стра­ус, го­ло­ву в пе­сок пря­чу», — с го­ре­чью при­зна­лась са­мой се­бе. Вер­нув­шись до­мой, ста­ла пе­ред зер­ка­лом в при­хо­жей. «Гос­по­ди, неуже­ли это и прав­да я?! — ду­ма­ла с ужа­сом. — Огром­ный жи­вот, об­вис­шие ще­ки, несколь­ко под­бо­род­ков... А ли­цо?! Ста­ру­ха ка­кая-то! И ес­ли бы толь­ко это... Ведь ни на стуль­чик встать, ни вздох­нуть сво­бод­но... Же­ня бы ме­ня не узнал! Что я с со­бой сде­ла­ла?!» Смах­нув сле­зы, по­то­па­ла в ван­ную, что­бы встать на ве­сы. Их ку­пи­ла Вероника, еще до то­го как по­зна­ко­ми­лась со сво­им бу­ду­щим му­жем. Ко­гда-то она бы­ла по­ме­ша­на на сво­ей внеш­но­сти и взве­ши­ва­лась по несколь­ко раз в день. Я на­шла их под шкаф­чи­ком, вы­та­щи­ла, осто­рож­но вста­ла и... ис­пы­та­ла та­кой шок, что да­же при­кры­ла рот рукой, дабы не за­кри­чать. Неве­ро­ят­но! Стрел­ка пе­ре­ва­ли­ла за сот­ню! При мо­ем неболь­шом ро­сте это был огром­ный вес… — Мо­жет, они сло­ма­лись? — за­чем-то спро­си­ла се­бя, хо­тя пре­крас­но по­ни­ма­ла, что де­ло не в этом. В от­ча­я­нии от­пра­ви­лась на кух­ню. Имен­но там хра­ни­лись мои «ле­кар­ства» от стрес­са. По­ста­ви­ла на стол су­до­чек с хо­лод­цом, от­ре­за­ла три тол­стых кус­ка хле­ба и на­ча­ла есть. «Все рав­но у ме­ня нет шан­сов по­ху­деть в та­ком воз­расте, — рас­суж­да­ла, рас­прав­ля­ясь с ку­соч­ка­ми сту­де­ни­стой мас­сы. — Так за­чем же от­ка­зы­вать се­бе в по­след­нем удо­воль­ствии, ко­то­рое оста­лось?» По­том от­пра­ви­лась в ком­на­ту, се­ла в крес­ло и вклю­чи­ла те­ле­ви­зор. Ужас, охва­тив­ший ме­ня при взгля­де на ве­сы уле­ту­чил­ся, опять ста­ло все рав­но. «В худ­шем слу­чае серд­це не вы­дер­жит, и я умру, — по­ду­ма­ла с уди­ви­тель­ным без­раз­ли­чи­ем. — На­ко­нец-то на­сту­пит по­кой». Но, проснув­шись утром, пер­вым де­лом по­до­шла к зер­ка­лу. И огор­чи­лась еще боль­ше, чем вче­ра. Эти жут­кие склад­ки... Сви­но­мат­ка, а не жен­щи­на! Хо­те­лось пла­кать, но на­до бы­ло ид­ти на ра­бо­ту. Кое как при­ве­ла се­бя в по­ря­док, на­де­ла меш­ко­ва­тое пла­тье и вы­шла из квар­ти­ры. Сил не бы­ло со­вер­шен­но, но жить-то на что-то нуж­но… — Све­та! — по­зва­ла ме­ня Ма­ри­на, ко­гда я во­шла в раз­де­вал­ку. — Иди сю­да! Позна­ко­мишь­ся с но­вой со­труд­ни­цей. Неохот­но по­до­шла. — Это Ла­ри­са, — пред­ста­ви­ла на­пар­ни­ца жен­щи­ну, ли­цо ко­то­рой мне по­ка­за­лось зна­ко­мым. — Бу­дет с на­ми ра­бо­тать. — Све­та, ты?! — вдруг вскрик­ну­ла но­вая кол­ле­га. — Те­бя сра­зу и не узна­ешь! И тут до ме­ня до­шло, что пе­ре­до мной моя школь­ная подруга. Да, го­ды ме­ня­ют лю­дей, и прав­да сра­зу не узна­ешь... — Ка­ки­ми судь­ба­ми? — спро­си­ла я. — Ре­ши­ла вер­нуть­ся в род­ной го­род? — Да, — кив­ну­ла Ла­ра. — Раз­ве­лась с му­жем, и вот... при­е­ха­ла

Под­го­тов­ка к сва­дьбе до­че­ри по­мо­га­ла мне за­быть­ся. Но по­том сно­ва на­ка­ты­ва­ла тос­ка

на ро­ди­ну. Ро­ди­те­ли ста­рень­кие, им труд­но од­ним, бу­ду ря­дом. Сю­да при­шла, что­бы за­ра­бо­тать, на­до же на что-то жить, а в на­шем воз­расте уже и не очень-то устро­ишь­ся... — нерв­но за­сме­я­лась она. — А у те­бя как де­ла? — по­ин­те­ре­со­ва­лась. — Ты все еще с этим сво­им... — она за­мя­лась. — Нет, — от­ре­за­ла я. — Уже нет. За­хо­те­лось раз­вер­нуть­ся и уй­ти, но ку­да де­нешь­ся... Со­вла­дав с со­бой со­об­щи­ла, что Же­ня умер три го­да на­зад. — Ой, про­сти… Я не зна­ла… — по­крас­не­ла Ла­ри­са. — Мы так дру­жи­ли ко­гда-то, а по­том жизнь раз­ве­ла... Столь­ко лет про­шло... Про­сти, Све­та! — сму­щен­но ле­пе­та­ла она. — Вы тут бол­та­е­те, а ра­бо­та сто­ит, — недо­воль­но бро­си­ла Ма­ри­на, под­хо­дя к нам с тряп­кой и сред­ством для мы­тья сте­кол. — Не бу­ду же я од­на уби­рать все ка­би­не­ты! Вон сколь­ко гря­зи по­сле ре­мон­та! Ко­гда мы­ла пол, до ме­ня до­нес­ся ше­пот на­пар­ниц. По­хо­же, они бы­ли уве­ре­ны, что не слы­шу их. — Как Све­та жут­ко рас­тол­сте­ла! — ска­за­ла Ла­ри­са. — Это она по­сле смер­ти му­жа так се­бя за­пу­сти­ла. — Ужас! А бы­ла та­кая красивая де­вуш­ка… — Мно­гие за­еда­ют свое го­ре чем-то вкус­нень­ким… — вздох­ну­ла Ма­ри­на. — Но не до та­кой же сте­пе­ни! — про­шеп­та­ла моя школь­ная подруга, а мне ста­ло так обид­но, что сле­зы на гла­за на­вер­ну­лись. Но я на мгно­ве­ние креп­ко сжа­ла ве­ки и по­ста­ра­лась со­сре­до­то­чить­ся на ра­бо­те. В кон­це дня в раз­де­вал­ке Ла­ра опять за­го­во­ри­ла со мной: — Ох и дол­го мы не ви­де­лись! А ведь в школь­ные го­ды жить друг без дру­га не мог­ли... — Ви­ди­мо, это толь­ко ка­за­лось, — су­хо от­ве­ти­ла я. — Про­сто на­ши до­ро­ги разо­шлись, — по­жа­ла она пле­ча­ми. — У каж­дой на­ча­лась своя жизнь. Ты за­муж вы­ско­чи­ла… — Лад­но, Лад — до­воль­но гру­бо пе­ре­би­ла я, — че­го ты хо хо­чешь? — —Н Ни­че­го, про­сто со­би­ра­лась пред­ло­жить где­ни­будь ни вме­сте вы­пить ко­фе и по­бол­тать... Мне М ста­ло нелов­ко за свое по­ве­де­ние. — На пло­ща­ди у вок­за­ла есть сим­па­тич­ное ка­фе-кон­ди­тер­ская. к Там вкус­ный ка­пу­чи­но. Что Ч ска­жешь? — спро­си­ла она. — Нет, спасибо, — от­ве­ти­ла ко­рот­ко. — И мо­ро­же­ное возь­мем, вс­пом­ним ста­рые доб­рые д вре­ме­на... — про­дол­жа­ла уго­ва­ри­вать быв­шая б подруга, и та­ки уго­во­ри­ла. Ла­ри­са Ла шла так быст­ро, что я за­ды­ха­лась и ед­ва по­спе­ва­ла пос за ней. —Т — Ты так тя­же­ло ды­шишь... Все нор­маль­но? — спро спро­си­ла она, ко­гда мы се­ли за сто­лик. — Да, в все в по­ряд­ке, — за­ве­ри­ла я. — Что бу­дешь бу за­ка­зы­вать? — Мо­ро­же­ное Мо­ро­же и ко­фе. При­знать­ся, я чув­ство­ва­ла се­бя неком­форт­но. Ка­за­лось, что мо­ло­дая па па­ра за со­сед­ним сто­ли­ком об­суж­да­ет ме­ня и сме­ет­ся над мои мо­им внеш­ним ви­дом. Мо­жет, про­сто от­вык­ла вы­хо­дить на люд лю­ди? Столь­ко лет ни­где не бы­ла... — Нерв­ни­ча­ешь Нерв­ни­ча­ешь? — спро­си­ла Ла­ра. — Нет, — со­врал со­вра­ла я и по­пы­та­лась сме­нить те­му, за­дав во­прос: — Ты дав­но разв раз­ве­лась? — Год на­зад. Мой муж пил, — груст­но от­ве­ти­ла она. — Но те­перь все хо­ро­шо, я сво­бод­на. Сла­ва бо­гу, де­тей у нас не бы­ло. А у те­бя, го­во­рят, сын и доч­ка? — Да. Вероника жи­вет с му­жем, а Вик­тор учит­ся в ву­зе в дру­гом го­ро­де. — О! Ты оста­лась од­на, — вы­рва­лось у Ла­ри­сы, но она тут же из­ви­ни­лась. — Так вы­шло… Раз­го­вор яв­но не кле­ил­ся. — Все бы­ло вкус­но, спасибо, но мне уже по­ра, — ска­за­ла я, и Ла­ра не ста­ла за­дер­жи­вать. Ко­гда вер­ну­лась до­мой, по­зво­ни­ла доч­ка и ска­за­ла, что ско­ро при­е­дет в го­сти. Я об­ра­до­ва­лась, так как мы дол­го не ви­де­лись, а сей­час Вероника со­би­ра­лась остать­ся у ме­ня на два дня. Она хо­те­ла ула­дить кое-ка­кие де­ла в род­ном го­род­ке… Я до­ста­ла борщ, что­бы разо­греть. — При­вет, ма­муль! — Ни­ка по­це­ло­ва­ла ме­ня в ще­ку. — Очень со­ску­чи­лась по те­бе! — Я то­же, — об­ня­ла ее. — Что ты ме­ня так рас­смат­ри­ва­ешь? По­пра­ви­лась, да? — Ну... мо­жет, са­мую ма­лость… — про­бор­мо­та­ла дочь и сму­щен­но улыб­ну­лась. — Но я те­бя со­всем не рас­смат­ри­ваю. Ни­ку­ля по­шла в ван­ную мыть ру­ки и уви­де­ла ве­сы. Они ведь долж­ны бы­ли сто­ять под шкаф­чи­ком, а я их до­ста­ла... — Ху­де­ешь, ма­муль? — крик­ну­ла из ван­ной. — Не го­во­ри ерун­ду! Ка­кое по­ху­де­ние? — воз­му­ти­лась я. — Слиш­ком ста­ра для это­го. Пусть мо­ло­дые ба­рыш­ни счи­та­ют

На­пар­ни­цы ду­ма­ли, что их не слы­шат. Ла­ри­са ска­за­ла Ма­рине, что я жут­ко рас­тол­сте­ла

кало­рии и пи­та­ют­ся тра­вой, как кро­ли­ки, а я се­бе в удо­воль­стви­ях от­ка­зы­вать не ста­ну! — Ма­ма… — Ни­ка яв­но хо­те­ла мне что-то ска­зать, но, по­хо­же, не ре­ша­лась. — А мо­жет… — Что? — Ну… Мо­жет, те­бе сто­ит по­за­бо­тить­ся о се­бе? — Я и так за­бо­чусь, — от­ве­ти­ла с вы­зо­вом. — Хо­ро­шо ем, смот­рю се­ри­а­лы... — Да я не о том... По­уха­жи­вать за со­бой, по­сле­дить... — За­чем? Для ко­го? — сник­ла я. — Для се­бя, для соб­ствен­но­го здо­ро­вья… Ес­ли ты бу­дешь про­дол­жать по­прав­лять­ся, то че­рез ка­кое-то вре­мя те­бе ста­нет труд­но хо­дить… И ды­шать... — Ой, не вы­ду­мы­вай! — бурк­ну­ла я. — Я вол­ну­юсь о те­бе. И мне ка­жет­ся, что ты... В об­щем, ес­ли хо­чешь по­ху­деть, я те­бе по­мо­гу, — пред­ло­жи­ла доч­ка. — В Ин­тер­не­те очень мно­го хороших ре­цеп­тов. Да­вай по­ищем вме­сте?.. Сбро­сить вес мож­но в лю­бом воз­расте. Сей­час в мо­де нор­ди­че­ская ходь­ба. По­про­бу­ешь? — Ка­кая еще нор­ди­че­ская ходь­ба? — на­смеш­ли­во спро­си­ла я. — При­ду­ма­ют же та­кое! — У те­бя бы укре­пи­лось здо­ро­вье, и ты сра­зу по­чув­ство­ва­ла бы се­бя луч­ше... — Мне ни к че­му, я уже ста­рая. — Неправ­да! Все за­ви­сит от те­бя! — Ну не знаю… — про­тя­ну­ла я, нис­коль­ко не со­мне­ва­ясь в доб­рых на­ме­ре­ни­ях до­че­ри. — Ешь уже, а то борщ осты­нет, — сме­ни­ла те­му. И все-та­ки раз­го­вор с Ни­кой был нена­прас­ным. Тем бо­лее что на­ка­нуне я в пол­ной ме­ре ощу­ти­ла на се­бе на­смеш­ли­вые взгля­ды па­роч­ки в ка­фе, да еще хо­ро­шень­ко рас­смот­ре­ла свое жут­кое от­ра­же­ние в зер­ка­ле. А эта одыш­ка, ко­гда ед­ва по­спе­ва­ла за Ла­ри­сой... И как ей уда­ет­ся оста­вать­ся та­кой строй­ной и под­тя­ну­той?! Утром, ко­гда я вста­ла, дочь уже кру­ти­лась на кухне. — Что здесь про­ис­хо­дит? — спро­си­ла удив­лен­но. — Вот, сде­ла­ла те­бе зав­трак, а сей­час немно­го тут при­бе­ру, — Вероника сло­жи­ла в па­кет сла­до­сти из шкаф­чи­ка. Я смот­ре­ла, как мои за­па­сы ис­че­за­ют в куль­ке. Хо­те­ла за­про­те­сто­вать, но пе­ре­ду­ма­ла — мо­жет, она пра­ва и мне дей­стви­тель­но нуж­но по­ра­бо­тать над со­бой? Пе­ред ухо­дом доч­ка по­обе­ща­ла, что бу­дет вре­мя от вре­ме­ни при­ез­жать и про­ве­рять, со­блю­даю ли я ди­е­ту. Она за­пи­са­ла на ли­сточ­ке, ка­ких про­дук­тов сле­ду­ет из­бе­гать, а ка­кие на­до обя­за­тель­но вклю­чить в ра­ци­он. — Куд­ря­вая ка­пу­ста? — уди­ви­лась я. — Что это еще за овощ? Ни­ко­гда та­ко­го не ела. — Очень вкус­ная, ма­муль! Из нее мож­но де­лать са­ла­ты, кок­тей­ли и да­же чип­сы. На­учу те­бя в сле­ду­ю­щий раз. Ни­ка креп­ко ме­ня об­ня­ла, и я вдруг по­чув­ство­ва­ла, что со всем справ­люсь. «Пра­ва моя ла­пуш­ка, — по­ду­ма­лось в тот мо­мент. — В мо­ей ны­неш­ней ту­ше нет ни­че­го хо­ро­ше­го. Тя­же­ло со­блю­дать ги­ги­е­ну, с тру­дом дви­га­юсь... Не го­во­ря уже об одеж­де, на­по­ми­на­ю­щей меш­ки и па­ра­шю­ты»... В тот день на ра­бо­ту вме­сто при­выч­ных бу­тер­бро­дов я взя­ла пла­сти­ко­вый су­до­чек с лег­кой пи­щей, ко­то­рую мне утром при­го­то­ви­ла Ни­ка, — ово­щи и ом­лет из бел­ков. Яс­но, что на­есть­ся этим невоз­мож­но, но на­до по­про­бо­вать. — Как де­ла? — спро­си­ла Ла­ри­са во вре­мя пе­ре­ры­ва. — Ни­че­го осо­бен­но­го, — бро­си­ла я. — И ты на ди­е­те? — уди­ви­лась она, уви­дев мой су­до­чек. — Это мне доч­ка сде­ла­ла. — Я то­же ху­дею, — при­зна­лась моя быв­шая подруга. — Чест­но го­во­ря, всю жизнь этим за­ни­ма­юсь, — за­сме­я­лась она. Ла­ра вы­гля­де­ла пре­крас­но. Не слиш­ком ху­дая, не слиш­ком тол­стая. Как по мне, в са­мый раз. Она уме­ло на­но­си­ла ма­ки­яж — ее ли­цо вы­гля­де­ло све­жее и мо­ло­же, чем мое. — А я впер­вые на ди­е­те, — при­зна­лась. — Слу­шай, а да­вай ху­деть вме­сте? — пред­ло­жи­ла она. — Вдво­ем ведь лег­че! А еще мы мог­ли бы боль­ше дви­гать­ся… — Я и на ра­бо­те до­ста­точ­но дви­га­юсь. — Это не то. Нуж­но на све­жем воз­ду­хе. Для здо­ро­вья и удо­воль­ствия! — улыб­ну­лась Ла­ри­са. Она пред­ло­жи­ла про­гу­лять­ся ве­че­ром в лес и об­рат­но и рас­ска­за­ла, что груп­па ее зна­ко­мых уже несколь­ко ме­ся­цев поль­зу­ет­ся этим марш­ру­том для под­дер­жа­ния то­ну­са. — Вот уви­дишь, бу­дет ве­се­ло! — с эн­ту­зи­аз­мом убеж­да­ла подруга. — Мы от­лич­но про­ве­дем вре­мя! — Ну лад­но, по­жа­луй, мож­но по­про­бо­вать, — со­гла­си­лась

В тот день на ра­бо­ту вме­сто бу­тер­бро­дов я взя­ла ди­е­ти­че­ский обед: ово­щи и ом­лет

неохот­но. — Посмот­рим, что из это­го вый­дет. Как ни стран­но, по­сле обе­да, при­го­тов­лен­но­го доч­кой, я во­все не чув­ство­ва­ла се­бя го­лод­ной. Хо­тя в ма­га­зине все рав­но с тос­кой гля­ну­ла на пол­ку с кон­фе­та­ми. До­ма се­ла за ком­пью­тер и ста­ла ис­кать ре­цеп­ты лег­ких блюд. Чест­но го­во­ря, не­ко­то­рые вы­гля­де­ли весь­ма ап­пе­тит­но. Вы­яс­ни­лось, что из пшен­ной кру­пы мож­но при­го­то­вить мно­го вся­ких ла­комств, при­чем ди­е­ти­че­ских. На­при­мер, мусс из пше­на, фрук­тов и ме­да. Я за­пи­са­ла се­бе несколь­ко ре­цеп­тов, а по­том про­шла по ссыл­ке и на­ткну­лась на ре­кла­му таб­ле­ток для по­ху­де­ния. Наверху бы­ло круп­ны­ми бук­ва­ми на­пи­са­но: «Из пыш­ки — в худышку». Ста­ла чи­тать от­зы­вы. Пре­па­рат хва­ли­ли, го­во­ри­ли, что он очень эф­фек­тив­ный. «По­жа­луй, и мне бы не по­ме­ша­ло при­об­ре­сти эти чу­до-таб­лет­ки», — по­ду­ма­ла я. Ужас­но хо­те­лось быст­ро­го ре­зуль­та­та, что­бы всех уди­вить, в том чис­ле и доч­ку, и Ла­ри­су! И пусть по­том по­про­бу­ет по­сме­ять­ся на­до мной ка­кая-ни­будь са­мо­уве­рен­ная па­роч­ка в ка­фе! Ока­за­лось, что таб­лет­ки мож­но ку­пить в Ин­тер­не­те. Од­ной упа­ков­ки хва­та­ло на ме­сяц. Вот толь­ко сто­и­ла ужас­но до­ро­го. «Раз та­кая вы­со­кая це­на, зна­чит, эф­фек­тив­ные», — ре­ши­ла. Недол­го ду­мая, за­ка­за­ла ко­ро­боч­ку и впер­вые за по­след­ние го­ды по­чув­ство­ва­ла се­бя счаст­ли­вой. У ме­ня по­явил­ся шанс что-то из­ме­нить в сво­ей жиз­ни, сно­ва стать ин­те­рес­ной жен­щи­ной, из­ба­вить­ся от тос­ки и об­жор­ства... В семь ве­че­ра по­зво­ни­ли в до­мо­фон. — Ну что, го­то­ва? — по­слы­шал­ся го­лос Ла­ры, ко­гда я сня­ла труб­ку, и толь­ко тут вспом­ни­ла, что со­гла­си­лась на про­гул­ку с ней и с ее дру­зья­ми. — Ой, со­всем за­бы­ла… — про­сто­на­ла я. — Про­сти… — Лад­но, я по­до­жду. Да­вай, со­би­рай­ся быст­рее. — Но… Мо­жет, не сто­ит… — ли­хо­ра­доч­но пы­та­лась най­ти при­чи­ну для от­го­вор­ки. — Нет уж! Оде­вай­ся, Све­та, и идем. До­го­вор до­ро­же де­нег! Че­рез де­сять ми­нут мы уже ша­га­ли в на­прав­ле­нии леса. Впе­ре­ди по­ка­за­лась груп­па из несколь­ких че­ло­век, все бы­ли с лыж­ны­ми пал­ка­ми. Я еле по­спе­ва­ла за по­дру­гой. — По… По­до­жди, — сто­на­ла, тя­же­ло ды­ша. Груп­пу мы кое-как до­гна­ли. Даль­ше шли уже вме­сте. Ге­на, один из дру­зей Ла­ри­сы, дал мне свои пал­ки. И дей­стви­тель­но, ко­гда на них опи­ра­лась, ид­ти ста­но­ви­лось го­раз­до лег­че. Но на сле­ду­ю­щий день... Ду­ма­ла, во­об­ще не смо­гу встать, так бо­ле­ло все те­ло! — И как се­бя се­го­дня чув­ству­ешь? — спро­си­ла Ла­ра, ко­гда я с тру­дом до­полз­ла на ра­бо­ту. — Ужас­но, — ска­за­ла чест­но. — Все мыш­цы бо­лят… — Ли­ха бе­да на­ча­ло, — она по­хло­па­ла ме­ня по пле­чу. — Но спра­вишь­ся, я пом­ню, ка­кая ты бы­ла упря­мая в шко­ле! Че­рез три дня ку­рьер при­нес за­ка­зан­ные таб­лет­ки. До­воль­ная, я раз­вер­ну­ла ин­струк­цию, что­бы про­честь, как их при­ни­мать. Но ни­че­го не смог­ла по­нять — там все бы­ло по-ан­глий­ски и еще ка­ки­ми-то иеро­гли­фа­ми, на­вер­ное, по­ки­тай­ски. Ре­ши­ла пить по три шту­ки в день, ведь так обыч­но на­зна­ча­ют вся­кие дру­гие пре­па­ра­ты. Ко­роб­ки долж­но бы­ло хва­тить боль­ше, чем на ме­сяц, там ока­за­лось сто штук. В тот день я взве­си­лась, и — о чу­до! — ве­сы по­ка­за­ли не сто один ки­ло­грамм, а де­вя­но­сто де­вять. Вы­хо­дит, не зря ста­ра­лась. Ди­е­та и про­гул­ки по­мог­ли! А ес­ли еще до­ба­вить таб­лет­ки... Ско­ро ме­ня ни­кто не узна­ет! Ве­че­ром при­ня­ла пи­лю­лю. Впер­вые по­сле смер­ти му­жа у ме­ня по­яви­лась цель. И ста­ло так хо­ро­шо! Вы­хо­дит, имен­но в этом я нуж­да­лась... Утром, до­воль­ная, от­пра­ви­лась на ра­бо­ту. Про таб­лет­ки ре­ши­ла ни­ко­му не го­во­рить. Пусть оста­нут­ся мо­ей тай­ной! Несколь­ко дней как на кры­льях ле­та­ла. А по­том... На­ча­лось с то­го, что ста­ла ужас­но по­теть. — На­вер­ное, кли­макс, — ска­за­ла подруга, гля­дя на мою мок­рую фут­бол­ку. — У ме­ня то­же. — Не знаю. Се­го­дня как-то стран­но се­бя чув­ствую… Душ­но, в жар бро­са­ет… — Имен­но так он и на­чи­на­ет­ся. У те­бя при­ли­вы. «Ви­ди­мо, при­дет­ся схо­дить к ги­не­ко­ло­гу», — с бес­по­кой­ством по­ду­ма­ла я. В обед съе­ла ово­щи, за­пе­чен­ные в ду­хов­ке. Это бы­ло луч­шее ди­е­ти­че­ское блю­до из всех, что на­шла. Вер­нув­шись до­мой, про­гло­ти­ла еще од­ну таб­лет­ку и лег­ла от­дох­нуть. При­ли­вы по­вто­ря­лись еще несколь­ко раз, но ко­гда Ла­ри­са за­шла за мной ве­че­ром, я все же за­ста­ви­ла се­бя вый­ти. Мне все боль­ше нра­ви­лось про­во­дить вре­мя в ее ком­па­нии. Ге­на объ­яс­нил, как пра­виль­но хо­дить с пал­ка­ми, и во­об­ще взял­ся опе­кать ме­ня. Чуть поз­же узна­ла от по­дру­ги, что он — вдо­вец, по­это­му пре­крас­но по­ни­мал мою си­ту­а­цию. Его же­на умер­ла во­семь лет на­зад. — Как ди­е­та? Дер­жишь­ся? — спро­си­ла Ла­ра во вре­мя про­гул-

Вероника, пе­ре­жи­ва­ла из-за ма­мы Де­прес­сия на­ча­лась у ма­мы по­сле па­пи­ной смер­ти. Ма­му­ля ста­ла мно­го есть, и в ре­зуль­та­те силь­но по­пра­ви­лась

ки. — Ка­жет­ся, ты по­ху­де­ла. Вы­гля­дишь на­мно­го луч­ше! — Что, дей­стви­тель­но за­мет­но? — об­ра­до­ва­лась я. Сло­ва Ла­ри­сы при­да­ли мне сил — с удво­ен­ной энер­ги­ей за­ша­га­ла по тро­пин­ке. Но вдруг... по­чув­ство­ва­ла, что зем­ля ухо­дит из-под ног. Гор­ло пе­ре­хва­ти­ло, ста­ло невоз­мож­но ды­шать. Оста­но­ви­лась, пы­та­ясь раз­ды­шать­ся, но... — Бо­же! Что с то­бой? —до­нес­ся чей-то го­лос. — Све­та?! И все по­кры­лось мра­ком... Оч­ну­лась на кой­ке в боль­ни­це. На­до мной скло­ни­лась за­пла­кан­ная Вероника. — Ма­ма! — вос­клик­ну­ла она, ко­гда я от­кры­ла гла­за. — Что ты на­де­ла­ла! За­чем?! Я не по­ни­ма­ла, о чем речь. — Что я здесь де­лаю? — спро­си­ла сла­бым го­ло­сом. По­том в па­ла­ту во­шел сын. Ви­тя оста­но­вил­ся у мо­ей кро­ва­ти и груст­но по­смот­рел на ме­ня. — Ты бы­ла без со­зна­ния це­лых три дня! — объ­яс­ни­ла Ни­ка, по ее ще­кам по­тек­ли сле­зы. — Ну по­че­му, по­че­му ты не спро­си­ла, ма­ма?! — О чем? — про­бор­мо­та­ла я, со­вер­шен­но рас­те­рян­ная. — Об этих чер­то­вых таб­лет­ках! — Ка­ких таб­лет­ках? — до ме­ня все еще не до­хо­ди­ло. — Для по­ху­де­ния. — А при чем здесь таб­лет­ки? — уди­ви­лась я и по­смот­ре­ла на ка­пель­ни­цу, из ко­то­рой ка­кая-то жид­кость тек­ла мне в ве­ну. — Ма­ма! Ты от­клю­чи­лась, — вме­шал­ся сын. — Мы ду­ма­ли, у те­бя ин­фаркт! — Отра­ви­лась эти­ми чер­то­вы­ми пи­лю­ля­ми, — пе­ре­би­ла его Вероника. — Где ты их взя­ла? Ты во­об­ще зна­ешь, что они из се­бя пред­став­ля­ют?! — Ну… — про­мям­ли­ла я. — Сред­ство для по­ху­де­ния... — Это жут­кие таб­лет­ки, ма­ма! Их дав­ным-дав­но за­пре­ти- ли, по­ни­ма­ешь?! Те­перь афе­ри­сты опять про­да­ют, а лю­ди по­ку­па­ют. По глу­по­сти и по незна­нию. А это сред­ство от сор­ня­ков, пред­ставь се­бе! Хо­ро­шо, что ты пол­ная, а бы­ла бы ху­дая, уже бы умер­ла! — Ну и умер­ла бы, и ста­ло бы на­ко­нец спо­кой­но, — про­бор­мо­та­ла я и рас­пла­ка­лась. — А мы, ма­ма?! — Вероника на­кло­ни­лась ко мне, об­ня­ла. — Ты не мо­жешь так с на­ми по­сту­пить! — Не хо­те­ла, это слу­чай­но... — всхлип­ну­ла я. — Про­сто так на­де­я­лась быст­рее по­ху­деть, что­бы ты мной гор­ди­лась… — Да я и так гор­жусь то­бой! И Ви­тя то­же. Мы те­бя очень лю­бим. И хо­тим, что­бы ты бы­ла здо­ро­ва! — Хо­ро­шо, что у Ни­ки есть клю­чи от тво­ей квар­ти­ры, — ска­зал сын. — Вра­чи не зна­ли, что с то­бой! Ес­ли бы она не на­шла ко­роб­ку с таб­лет­ка­ми, док­то­ра не смог­ли бы по­мочь. Смот­ре­ла на сво­их де­тей и ви­де­ла в их гла­зах страх и за­бо­ту. Да, нель­зя бы­ло так с ни­ми по­сту­пать. Ведь лю­би­ла сы­на и доч­ку всем серд­цем. Это я долж­на бы­ла о них за­бо­тить­ся… Врач объ­яс­нил: таб­лет­ки, что я при­ни­ма­ла, во мно­гих стра­нах за­пре­ще­ны. Они со­дер­жат ве­ще­ство, упо­треб­ле­ние ко­то­ро­го вовнутрь не­ред­ко при­во­дит к тра­ге­дии. Пре­па­рат дей­стви­тель­но быст­ро сжи­га­ет жир, но че­ло­век слов­но ва­рит­ся из­нут­ри. Под­ска­ки­ва­ет тем­пе­ра­ту­ра, по­яв­ля­ет­ся ощу­ще­ние ду­хо­ты, воз­ни­ка­ют про­бле­мы с кро­во­об­ра­ще­ни­ем, пот­ли­вость… Сре­ди по­боч­ных эф­фек­тов он на­звал ка­та­рак­ту, отит, эк­зе­му и да­же по­вре­жде­ние кост­но­го моз­га! А ме­ня спас­ло то, что име­ла огром­ный вес. Ес­ли бы эту же до­зу при­ня­ла при нор­маль­ном ве­се, то со­жгла бы внут­рен­ние ор­га­ны. Слу­ша­ла и не мог­ла по­ве­рить! Зна­ла, что мо­ло­дые дев­чон­ки гло­та­ют вся­кую га­дость, что­бы стать строй­ны­ми, но ду­ма­ла, таб­лет­ки, ко­то­рые я за­ка­за­ла, без­опас­ные. Их так хва­ли­ли на мно­гих фо­ру­мах! И ни сло­ва о по­боч­ных эф­фек­тах! Хо­тя не ис­клю­че­но, что кто-то спе­ци­аль­но под­де­лал от­зы­вы… — У вас по­вре­жден же­лу­док, по­это­му, ко­гда вый­де­те из боль­ни­цы, при­дет­ся со­блю­дать стро­гую ди­е­ту. Это не шут­ки, — врач се­рьез­но смот­рел на ме­ня. — Ну что мне вам ска­зать? — груст­но от­ве­ти­ла я. — При­хо­дит­ся рас­пла­чи­вать­ся за свою глу­пость… — Че­рез два дня мы вас вы­пи­шем. И очень про­шу боль­ше не экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать на се­бе! — он по­гро­зил мне паль­цем. Ко­гда док­тор вы­шел из па­ла­ты, в две­рях по­яви­лись Ла­ри­са и Ге­на. Я об­ра­до­ва­лась, хо­тя мне и бы­ло ужас­но стыд­но. — Ну и на­пу­га­ла же ты нас! — с по­ро­га вы­дал Ге­на. — Как са­мо­чув­ствие? — спро­си­ла Ла­ра. — Это отрав­ле­ние? Я чест­но рас­ска­за­ла им о пи­лю­лях. — На­до об­ра­тить­ся в по­ли­цию! — вос­клик­ну­ла Ла­ри­са. — Но что им ска­зать? — вздох­ну­ла я. — Ведь да­же не знаю, кто мне это про­дал. Не пом­ню… Упа­ков­ку при­нес ку­рьер. — Как лю­ди мо­гут так наг­ло за­ра­ба­ты­вать на чьей-то на­ив­но­сти?! — сер­ди­то про­из­нес­ла подруга. — И при этом знать, что про­да­ют смер­тель­ный яд! Ку­да ка­тит­ся мир! — Спрос рож­да­ет пред­ло­же­ние, — ответил Ге­на. — А па­рутрой­ку лиш­них ки­ло­грам­мов ты сбро­сишь са­ма, без по­мо­щи

Ла­ра по­хва­ли­ла ме­ня, и я по­шла еще быст­рее. Но вдруг ощу­ти­ла, что зем­ля ухо­дит из-под ног Имен­но эти таб­лет­ки ста­ли при­чи­ной мо­их недо­мо­га­ний. И ведь мог­ло быть еще ху­же...

вся­ких афе­ри­стов, — по­вер­нул­ся он ко мне. — Ко­гда смо­жешь сно­ва хо­дить на про­гул­ку с дру­зья­ми. — Ты та­кой хо­ро­ший… — груст­но улыб­ну­лась я. — Де­ли­кат­ный, доб­рый... — Де­ло не в этом, про­сто ты не по­ни­ма­ешь, что те­бе ни к че­му силь­но ху­деть. Округ­лые фор­мы те­бя не пор­тят, на­обо­рот... Дру­зья про­бы­ли со мной до са­мо­го ве­че­ра. Вдруг ока­за­лось, что я со­всем не од­на, и это бы­ло пре­крас­но! По­сле вы­пис­ки из боль­ни­цы Ни­ка от­вез­ла ме­ня до­мой. Пред­сто­я­ло си­деть в че­ты­рех сте­нах на боль­нич­ном, ведь доч­ке на­до бы­ло ехать к се­бе. Я жут­ко бо­я­лась оди­но­че­ства. Но и тут то­ва­ри­щи не да­ли мне ску­чать. Как-то ве­че­ром при­шел Ге­на, а вско­ре по­яви­лась Ла­ра. Мы по­бол­та­ли, по­пи­ли чаю... А по­том подруга по­про­си­ла: — По­ка­жи мне свою по­чту. Мы долж­ны про­ве­рить, где ты за­ка­за­ла эту га­дость. Про­смот­ре­ли мой e-mail и на­шли на­зва­ние ма­га­зи­на, где я за­ка­за­ла таб­лет­ки. Но ко­гда по­пы­та­лись зай­ти на сайт, на экране вы­све­ти­лось со­об­ще­ние: «Стра­ни­ца с дан­ным ад­ре­сом не су­ще­ству­ет». По­про­бо­ва­ли еще — без­ре­зуль­тат­но. — Ага, уже при­кры­ли ла­воч­ку, — усмех­нул­ся Ге­на. — На­до как-то предо­сте­речь дру­гих лю­дей, — ска­за­ла я. — Мож­но на­пи­сать несколь­ко по­стов на раз­ных ин­тер­нет­фо­ру­мах, — пред­ло­жил Ге­на. — По­смот­ри­те, — вдруг ска­за­ла подруга. — Есть ста­тьи про этот яд. «24-лет­няя де­вуш­ка сго­ре­ла из­нут­ри», — про­чи­та­ла она один из за­го­лов­ков. — Ужас! — Жаль, что не ви­де­ла это­го рань­ше… — вздох­ну­ла я. Вме­сте мы на­пи­са­ли со­об­ще­ние о том, что со мной слу­чи­лось. Дай Бог, что­бы оно ко­го-ни­будь убе­рег­ло! А на сле­ду­ю­щий день Ге­на и Ла­ра при­нес­ли мне в по­да­рок пал­ки для нор­ди­че­ской ходь­бы. Я об­ра­до­ва­лась и уже не мог­ла до­ждать­ся, ко­гда на­ко­нец сно­ва пой­ду с ни­ми гу­лять. С тех пор как ме­ня вы­пи­са­ли из боль­ни­цы, про­шло пол­то­ра ме­ся­ца. Чув­ствую се­бя го­раз­до луч­ше, хо­тя все еще бы­ва­ют бо­ли в же­луд­ке. Мне уже нель­зя есть так, как рань­ше, но за­то эта при­ну­ди­тель­ная ди­е­та при­ве­ла к то­му, что я сбро­си­ла це­лых де­вять ки­ло! Раз в три дня хо­жу с дру­зья­ми на про­гул­ки в лес. Ди­стан­ции ста­но­вят­ся все длин­нее, а моя фи­зи­че­ская фор­ма — все луч­ше. Мыш­цы уже так силь­но не бо­лят — те­ло при­вы­ка­ет. Да и де­ти вздох­ну­ли с об­лег­че­ни­ем: на­ко­нец-то их ма­ма при­шла в се­бя. Вероника по­та­щи­ла ме­ня на шо­пинг, где я ку­пи­ла се­бе но­вые брю­ки и ту­ни­ку. — Со­всем дру­гое де­ло! По­смот­ри, как ты хо­ро­шо вы­гля­дишь! — об­ра­до­ва­лась доч­ка. — Сто­ит немно­го по­за­бо­тить­ся о се­бе и на­чать улы­бать­ся — и пре­вра­ща­ешь­ся в кра­са­ви­цу! Хм, по­жа­луй, она пра­ва. Улыб­ка укра­ша­ет че­ло­ве­ка!

Свет­ла­на, пе­ре­жи­ла де­прес­сию Я очень быст­ро сбро­си­ла несколь­ко ки­ло­грам­мов, и это ме­ня окры­ли­ло. За­хо­те­лось уско­рить про­цесс и всех оше­ло­мить

Зная, как я люб­лю слад­кое, доч­ка ре­ши­ла ме­ня по­ба­ло­вать и ис­пек­ла спе­ци­аль­ный ди­е­ти­че­ский мор­ков­но­тво­рож­ный тор­тик

Ла­ри­са бы­ла в хо­ро­шей фор­ме. Она пре­крас­но дви­га­лась и вы­гля­де­ла на­мно­го мо­ло­же ме­ня. А ведь мы ро­вес­ни­цы

Ко­гда Вероника при­хо­ди­ла в го­сти, оди­но­че­ство от­сту­па­ло. Мы смот­ре­ли ста­рые фото, вспо­ми­на­ли про­шлое...

СВЕТ­ЛА­НА, СВЕТ­ЛА­НА вдо­ва ВЕРОНИКА, ВЕРОНИКА дочь Свет­ла­ны

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.