Аист – пти­ца щед­рая

По­рою жизнь пре­под­но­сит нам та­кие сюр­при­зы, что не сра­зу и раз­бе­решь, бе­да это или счастье

Moja Sudba - - Калейдоскоп - Фа­ми­лии и име­на дей­ству­ю­щих лиц из­ме­не­ны

«Ири­на от­ре­а­ги­ро­ва­ла имен­но так, как я пред­по­ла­га­ла. «Вы­хо­дит, у ме­ня не мо­жет быть ре­бен­ка, а у те­бя он бу­дет?! Да те­бе уже по­ра стать ба­буш­кой, а не ма­мой! Бред ка­кой-то! И что, ты со­би­ра­ешь­ся ро­жать?» – доч­ка рас­па­ля­лась все боль­ше и боль­ше. «А что, по-тво­е­му, мне де­лать? Убить сво­е­го ма­лы­ша?! – не вы­дер­жа­ла я в кон­це кон­цов»...

Êак же я се­го­дня уста­ла! Еле до­мой й до­е­ха­ла! !Д Да еще А Ан­дрей рй не от­ве­ча­ет на звон­ки... «При­дет­ся про­ве­сти ве­чер пят­ни­цы в пол­ном оди­но­че­стве, раз­ве что те­ле­ви­зор со­ста­вит ком­па­нию», — ду­ма­ла, под­ни­ма­ясь по лест­ни­це. Но на по­след­нем мар­ше на ме­ня, слов­но ура­ган, на­ле­те­ла моя доч­ка. Она до­жи­да­лась, си­дя на сту­пень­ках. И как толь­ко я по­па­ла в ее по­ле зре­ния, вско­чи­ла и бро­си­лась мне на шею. — C ума со­шла! Что ты так бро­са­ешь­ся? — с де­ла­ной стро­го­стью спро­си­ла я, но по­том не вы­дер­жа­ла и улыб­ну­лась. — Ма­ма! — Ира смот­ре­ла на ме­ня си­я­ю­щи­ми глазами. — Мне так хо­ро­шо! Хо­чет­ся петь и танцевать! Я бе­ре­мен­на, пред­став­ля­ешь! — ее сло­ва эхом раз­нес­лись по па­рад­но­му. — Гос­по­ди, прав­да?! Счастье-то ка­кое! — вос­клик­ну­ла я. — По­лу­чи­лось! У нас по­лу­чи­лось! Ири­ша и ее муж Игорь в те­че­ние несколь­ких лет без­успеш­но пы­та­лись за­чать ре­бен­ка. Уже да­же го­то­вы бы­ли на ис­кус­ствен­ное опло­до­тво­ре­ние. А те­перь вдруг ока­за­лось, что это­го не нуж­но! Об­ня­ла и по­це­ло­ва­ла дочь. По­том от­кры­ла квар­ти­ру. — Са­дись от­дох­ни, а я быст­рень­ко при­го­тов­лю ужин, — и рас­сме­я­лась счаст­ли­во: — У ме­ня бу­дет внук! Чест­но го­во­ря, очень пе­ре­жи­ва­ла за доч­ку, бы­ло так тя­же­ло смот­реть р на ее го­ре р и со­зна­вать, , что ни­чем не мо­гу у по­мочь... Уж я-то луч­ше дру­гих зна­ла, как Ириш­ка хо­чет иметь ре­бен­ка. Каж­дую ночь мо­ли­лась, что­бы доч­ки­на меч­та сбы­лась. И на­ко­нец это сра­бо­та­ло! Про­шло три неде­ли. Ира си­я­ла как но­вая ко­пей­ка. С удо­воль­стви­ем хо­ди­ла по ма­га­зи­нам, по­ку­пая ма­лю­сень­кие рас­па­шон­ки и пол­зу­ноч­ки, ша­поч­ки и пе­лен­ки. — Вот, не усто­я­ла, — говорила она, по­ка­зы­вая об­нов­ки. — Все та­кое кра­си­вое, та­кое хо­ро­шень­кое! И хо­тя ра­до­ва­лась вме­сте с ней, где-то в глу­бине ду­ши ко­по­шил­ся чер­вя­чок бес­по­кой­ства. «На­вер­ное, из-за Ан­дрея», — ре­ши­ла в кон­це кон­цов. Этот па­рень был са­мой стран­ной лю­бо­вью в мо­ей жиз­ни. По­зна­ко­ми­лись мы пол­го­да на­зад, то­же до­воль­но стран­ным об­ра­зом. Вы­ез­жая со сто­ян­ки пе­ред су­пер­мар­ке­том, я вдруг услы­ша­ла глу­хой удар, ме­ня тря­ха­ну­ло. Из ма­ши­ны, в ко­то­рую вре­за­лась, вы­шел сим­па­тич­ный мо­ло­дой че­ло­век. — По­хо­же, у вас нет ду­рац­кой при­выч­ки смот­реть в зер­ка­ло зад­не­го ви­да? — спро­сил он яз­ви­тель­но, гля­дя на по­мя­тое кры­ло сво­е­го ав­то­мо­би­ля. — Слиш­ком слож­но, прав­да? — Про­сти­те, пожалуйста! — ис­пу­ган­но про­ле­пе­та­ла я. — Се­кун­ду на­зад за мной бы­ло со­вер­шен­но пу­сто! — Толь­ко жен­щи­ны мо­гут быть так обез­ору­жи­ва­ю­ще на­ив­ны! — неожи­дан­но рас­сме­ял­ся па­рень. — Не вы­зы­вай­те, пожалуйста, по­ли­цию, — умо­ля­ю­ще по­смот­ре­ла на со­бе­сед­ни­ка. — Вме­сто то­го что­бы пла­тить штраф, луч­ше дам эти день­ги вам на ре­монт, хо­ро­шо? — Хм... И за­яв­ле­ние не пи­сать? До­го­во­рить­ся с ва­ми и разой­тись мир­но, да? — спро­сил он не без лег­ко­го ехид­ства. — Да­вай­те я про­сто от­дам день­ги за ре­монт... Мо­ло­дой че­ло­век дол­го изу­ча­ю­ще смот­рел на ме­ня. А по­том про­из­нес все тем же иро­нич­ным то­ном: — Ко­неч­но, я не мо­гу не по­ве­рить ми­лой ис­пу­ган­ной женщине. Толь­ко ведь зав­тра при­дет ваш муж и ска­жет, что ни­ка­ко­го ДТП не бы­ло. — Но у ме­ня нет му­жа! — вос­клик­ну­ла я. Па­рень сно­ва широко улыб­нул­ся: — Так и быть, пой­ду вам на­встре­чу. Хо­тя по­ка по­ня­тия не

Вы­ез­жая с ав­то­сто­ян­ки, я вре­за­лась в ка­кую-то ма­ши­ну. Из нее вы­шел сим­па­тич­ный па­рень...

имею, имею сколь­ко это бу­дет сто­ить. сто­ить Дайте мне свой но­мер те­ле­те­ле фо­на и за­пи­ши­те ад­рес. Ко­гда оце­ню ущерб, свя­жусь с ва­ми. Но ес­ли вы ме­ня об­ма­не­те, то... — Не об­ма­ну! — за­ве­ри­ла, нерв­но ро­ясь в сум­ке в по­ис­ках блок­но­та и руч­ки. Он по­зво­нил че­рез два дня. Я мог­ла бы про­сто пе­ре­ве­сти день­ги на его счет, но мо­ло­дой че­ло­век на­ста­и­вал на встре­че. Пом­ню, ко­гда уви­де­ла Ан­дрея во вто­рой раз, по­ду­ма­ла: «Черт возь­ми, ка­кой кра­сав­чик! Был бы по­стар­ше, кто зна­ет...» Мы за­шли в ка­фе, он за­ка­зал нам ко­фе. Встре­ча долж­на бы­ла про­длить­ся ми­нут пят­на­дцать, но за­тя­ну­лась на це­лый час. Мне льсти­ло то, с ка­ким ин­те­ре­сом юно­ша раз­гля­ды­вал ме­ня. Флир­то­вал ли он? По­ка­за­лось, что да. Но тут же одер­ну­ла се­бя мыс­лен­но: «Нет, это невоз­мож­но! Та­кой па­рень на­вер­ня­ка не оди­нок». И все же... На­ше зна­ком­ство не за­кон­чи­лось од­ной встре­чей. Вся­кий раз мое серд­це на­чи­на­ло пре­да­тель­ски тре­пе­тать. Я ис­пы­ты­ва­ла судь­бу, лю­бо­пыт­но бы­ло узнать, к че­му все при­ве­дет... Он по­це­ло­вал ме­ня пер­вым. Оше­ло­мил, оглу­шил... «Не смот­ри на ме­ня так, — улыб­нул­ся то­гда Ан­дрей. — Ты мне нра­вишь­ся, раз­ве не за­мет­но?» У ме­ня да­же го­ло­ва за­кру­жи­лась. Со­всем как в мо­ло­до­сти! Но я ведь уже да­ле­ко не де­воч­ка, имею взрос­лую дочь! Нель­зя се­бе поз­во­лять ни­че­го по­доб­но­го! Од­на­ко то бы­ло толь­ко на­ча­ло. Чем боль­ше бо­я­лась сле­ду­ю­ще­го ша­га, тем силь­нее тя­ну­ло его сде­лать. А ко­гда про­ве­ла с но­вым зна­ко­мым первую ночь, уди­ви­лась са­мой се­бе. Я и не зна­ла, что мое те­ло так хо­те­ло люб­ви. Уже мно­го лет да­ви­ла в се­бе желание. Ан­дрей слов­но осво­бо­дил от оков, ко­то­рые вы­бра­ла по соб­ствен­ной во­ле... Так на­чал­ся наш ро­ман, по­да­рив­ший мне кры­лья. Ро­ман, ко­то­рый тща­тель­но скры­ва­ла от всех. Ро­ман с муж­чи­ной зна­чи­тель­но мо­ло­же ме­ня... Мы с Ан­дрю­шей не го­во­ри­ли о люб­ви. Я слиш­ком мно­го по­ви­да­ла в жиз­ни, что­бы по­ве­рить слад­ким сло­вам и поз­во­лить се­бя окру­тить. Пре­крас­но зна­ла: это бу­дет длить­ся до тех пор, по­ка од­но­му из нас не на­ску­чит на­ску­чит. Ко­му? Ду­маю Ду­маю, и так яс­но яс­но... Стран­ные, очень стран­ные от­но­ше­ния. Не­при­выч­ные. Столь­ко лет оди­но­че­ства, и вдруг... Я ку­пи­ла се­бе сек­су­аль­ное бе­лье. Ан­дрей был в вос­тор­ге, ко­гда уви­дел на мне крас­ное кру­жев­ное бикини и изящ­ный бюст­галь­тер, а ме­ня бро­си­ло в жар от его взгля­да. А уж как нам по­том бы­ло хо­ро­шо... И не пе­ре­дать. Встре­ча­лись все­гда у мо­е­го воз­люб­лен­но­го. По ве­че­рам я еха­ла к нему на квар­ти­ру и за­дер­жи­ва­лась там на­дол­го. «Оста­нешь­ся до утра? — ис­ку­шал он. — Нам ведь так класс­но вдво­ем. А утром при­не­су те­бе зав­трак в по­стель... Со­гла­шай­ся!» Чест­но при­знать­ся, мне хо­те­лось остать­ся. Все мое су­ще­ство взы­ва­ло: «Поз­воль се­бе! Будь с ним! Будь счаст­ли­ва!» — но тут же от­вра­ти­тель­ный лип­кий страх под­со­вы­вал отрезв­ля­ю­щую мысль: «Не рас­слаб­ляй­ся! Это пло­хо за­кон­чит­ся!» И я не со­гла­ша­лась. Ни­ко­гда! Ни ра­зу! Пре­крас­но со­зна­ва­ла, что ночь и по­лу­мрак скра­ши­ва­ют все недо­стат­ки ста­ре­ю­ще­го те­ла, и пом­ни­ла, что жен­щи­на в мо­ем воз­расте сра­зу по­сле про­буж­де­ния уже не вы­гля­дит, как утрен­ний цве­ток. Ан­дрею неза­чем ви­деть ме­ня та­кой. Пусть оста­ет­ся тай­на. Пусть ма­гия длит­ся как мож­но доль­ше… В прин­ци­пе, ме­ня все устра­и­ва­ло. Но Ан­дрю­ша непо­нят­но за­чем по­сто­ян­но пы­тал­ся что-то из­ме­нить. Как буд­то ве­рил, что мы мо­жем быть нор­маль­ной обыч­ной па­рой, мо­жем пе­ре­стать скры­вать­ся. «Ма­рин­ка, да­вай схо­дим в кино», — то и де­ло пред­ла­гал он. Мне при­хо­ди­лось в оче­ред­ной раз от­не­ки­вать­ся, а это ужас­но зли­ло его. Лишь вда­ли от по­сто­рон­них глаз я чув­ство­ва­ла се­бя ря­дом с ним ком­форт­но, лишь то­гда мне не ме­ша­ла на­ша огром­ная раз­ни­ца в воз­расте. По­ка си­де­ли в че­ты­рех сте­нах, все скла­ды­ва­лось иде­аль­но.

Нам бы­ло так хо­ро­шо вме­сте! Вот толь­ко на лю­ди с Ан­дрю­шей я вы­хо­дить стес­ня­лась

Пре­крас­но про­во­ди­ли вре­мя. Секс с Ан­дре­ем стал для ме­ня на­столь­ко слад­ким, непо­вто­ри­мым, не по­хо­жим на то, что ис­пы­ты­ва­ла рань­ше с дру­ги­ми муж­чи­на­ми, что я не хо­те­ла от него от­ка­зы­вать­ся. Но де­ло бы­ло не толь­ко в сек­се. Нас сбли­жа­ло и дру­гое. Оба лю­би­ли ко­ме­дии и ком­пью­тер­ные иг­ры, крас­ное ви­но и ве­ге­та­ри­ан­ские блю­да. Бы­ло ин­те­рес­но бе­се­до­вать, и мол­ча­ние то­же не тя­го­ти­ло, что не так уж ча­сто встре­ча­ет­ся в от­но­ше­ни­ях меж­ду людь­ми. Ко­гда, тес­но при­жав­шись друг к дру­гу, чи­та­ли де­тек­ти­вы или слу­ша­ли лю­би­мую му­зы­ку, я чув­ство­ва­ла се­бя со­вер­шен­но счаст­ли­вой. А Ан­дрю­ша обо­жал вспо­ми­нать на­шу первую встре­чу. — Про­сти­те, но еще се­кун­ду на­зад этой ма­ши­ны там не бы­ло! — пе­ре­драз­ни­вал он ме­ня тон­ким го­ло­сом. — Я не та­кая иди­от­ка, как ты то­гда по­ду­мал! Пре­кра­ти, — хи­хи­ка­ла, и лю­би­мый вполне се­рьез­но го­во­рил: — Нет, не та­кая. Ты ум­ная, красивая, сек­су­аль­ная. Са­мая лучшая! Но пер­вое впе­чат­ле­ние про­из­ве­ла... э-э-э... оше­лом­ля­ю­щее! Ан­дрей мог бы стать для ме­ня иде­аль­ным муж­чи­ной, ес­ли бы был хо­тя бы на де­сять лет стар­ше... — Как на­счет по­езд­ки на мо­ре? — спро­сил он од­на­ж­ды. За ок­на­ми шел снег, я ни­ко­гда не ви­де­ла мо­ря зи­мой, но... — Ан­дрю­ша, не сто­ит... Мы ле­жа­ли в по­сте­ли, устав­шие от бур­ной люб­ви, и смот­ре­ли те­ле­ви­зор. Мне бы­ло хо­ро­шо как ни­ко­гда. — Но по­че­му? — Ан­дрей сел на кро­ва­ти, оде­я­ло со­скольз­ну­ло с му­ску­ли­сто­го тор­са... — По­то­му! — по­тя­ну­ла на се­бя оде­я­ло, что­бы при­крыть­ся. Толь­ко в ми­ну­ты лю­бов­но­го воз­буж­де­ния за­бы­ва­ла о сво­ем немо­ло­дом те­ле, а по­том стес­не­ние воз­вра­ща­лось сно­ва. — Нет, Ма­риш, на этот раз ты долж­на мне все объ­яс­нить, — не уни­мал­ся Ан­дрей. — Ли­бо объ­яс­ни, ли­бо не от­ка­зы­вай­ся! Не по­ни­маю... Нам хо­ро­шо вме­сте, от­лич­ный секс, ты веселая, ум­ная, доб­рая… Ни­че­го боль­ше мне не на­до! По­че­му мы ни­ко­гда не мо­жем вме­сте пой­ти ку­да-ни­будь? Ну хоть в ка­фе по­си­деть… «Гос­по­ди, мой хо­ро­ший на­ив­ный маль­чик! — по­ду­ма­ла, чув­ствуя, как за­ли­ва­ет вол­на неж­но­сти. Да­же стыд­но ста­ло: он та­кой чи­стый, ис­крен­ний, а я... Лад­но, ска­жу прав­ду!» — По­то­му что я на пят­на­дцать лет стар­ше те­бя и сты­жусь афи­ши­ро­вать на­ши… чув­ства, — вы­да­ви­ла из се­бя. — А я не сты­жусь! Мне пле­вать, кто и на сколь­ко стар­ше! — он на­кло­нил­ся ко мне и нежно кос­нул­ся гу­ба­ми мо­их во­лос. — Ты да­же не пред­став­ля­ешь, как это хо­ро­шо — ле­жать здесь ря­дом с то­бой, за­ни­мать­ся лю­бо­вью, от­ды­хать, по­том го­то­вить еду на дво­их... Но еще луч­ше бы­ло бы вый­ти ку­да-то вме­сте. Хо­тел бы по­зна­ко­мить те­бя со сво­и­ми дру­зья­ми. — Что­бы они при­ня­ли ме­ня за твою те­тю? — я за­ня­ла обо- ро­ни­тель­ную по­зи­цию. — Хо­ро­шо при­ду­мал, ни­че­го не ска­жешь. Во­об­ра­зи­ла се­бе недо­уме­ва­ю­щие ли­ца Ан­дрю­ши­ных дру­зей, ко­гда он пред­ста­вит им ме­ня как свою... хм... де­вуш­ку. И эти ехид­ные улыб­ки его по­дру­жек, пол­ные пре­вос­ход­ства! — Глу­пень­кая ты, — вздох­нул он и встал с кро­ва­ти. Мне за­хо­те­лось пла­кать. Быст­ро оде­лась, мы на удив­ле­ние су­хо по­про­ща­лись, и че­рез пол­ча­са я бы­ла уже до­ма. За два по­сле­ду­ю­щих дня Ан­дрей ни ра­зу не по­зво­нил. По­это­му, ко­гда но­чью услы­ша­ла те­ле­фон, сра­зу схва­ти­ла труб­ку. — Мам... — доч­ка говорила за­пла­кан­ным го­ло­сом. Мысли о лю­бов­ни­ке тут же уле­ту­чи­лись. — Мы в боль­ни­це. Кро­во­те­че­ние... Я по­те­ря­ла ре­бен­ка... У ме­ня ди­ко за­ко­ло­ло в ле­вом под­ре­бе­рье, аж за­дох­ну­лась. В гла­зах по­тем­не­ло. Слу­ша­ла, как пла­чет моя де­воч­ка, и не на­хо­ди­ла слов, спо­соб­ных об­лег­чить ее боль. — Сол­ныш­ко, ты там?! — про­из­нес­ла на­ко­нец. — Игорь ря­дом? Дай ему труб­ку! Сы­нок? — об­ра­ти­лась уже к зятю. — Мож­но мне сей­час при­е­хать к вам? — Нет, ма­ма, — сдав­лен­но про­из­нес он. — Не на­до. Как мне бы­ло их жал­ко! Мо­ло­дые, кра­си­вые, об­ра­зо­ван­ные! Так под­хо­дят друг дру­гу! Про­сто со­зда­ны для то­го, что­бы стать ро­ди­те­ля­ми. По­че­му судь­ба так же­сто­ка к ним? Че­рез несколь­ко дней Ира при­е­ха­ла и уже в при­хо­жей бро­си­лась мне на шею. Игорь при­вез ее на ма­шине, но под­ни­мать­ся не стал — дал нам воз­мож­ность по­быть вдво­ем.

Ири­на, очень хо­чет ро­дить ре­бен­ка Ну по­че­му судь­ба ко мне так неспра­вед­ли­ва?! Как мы с Иго­рем ни ста­ра­лись, ни­че­го не по­лу­чи­лось. А ма­ма лег­ко за­бе­ре­ме­не­ла!

— Ма­моч­ка, как мне те­перь жить? — пла­ка­ла Ириш­ка. — Что я за жен­щи­на по­сле это­го? И по­че­му все слу­чи­лось имен­но со мной? За что, ма­ма?! Ведь так хо­те­ла ро­дить ре­бен­ка! Я при­жи­ма­ла к се­бе свое доч­ку, а ду­ша рва­лась на ча­сти. — Не знаю, что от­ве­тить, зо­лот­ко, — шеп­та­ла ей. — Знаю толь­ко, что ты долж­на на­чать сна­ча­ла. Сей­час те­бе очень тя­же­ло, но по­том... по­том ста­нет лег­че... — Лег­че?! От­ку­да та­кая уве­рен­ность?! — неожи­дан­но зло спро­си­ла Ира. — Ко­неч­но, солн­це, имен­но это­го со мной не слу­ча­лось. Но в жиз­ни не раз бы­ва­ли по­те­ри, при­чем се­рьез­ные. Вот опыт и под­ска­зы­ва­ет: ко­гда приходит бе­да, ка­жет­ся, что на­сту­пил ко­нец све­та. А по­том вдруг по­ни­ма­ешь, что все-та­ки мож­но жить даль­ше, — объ­яс­ня­ла я ти­хо. Вс­пом­нил­ся дав­ний эпи­зод из соб­ствен­ной жиз­ни. В один страш­ный день за­зво­нил те­ле­фон. Сня­ла труб­ку, и незна­ко­мый муж­ской го­лос без­раз­лич­но уве­до­мил ме­ня, что мой муж мертв. Я бы­ла на ше­стом ме­ся­це бе­ре­мен­но­сти... — Как ты мо­жешь так го­во­рить! Ко­му нуж­ны сей­час твои про­пис­ные истины?! Неуже­ли ни кап­ли не со­чув­ству­ешь мне? — оби­жен­но всхлип­ну­ла Ира. — Очень со­чув­ствую, де­воч­ка моя. Но что бы я ни ска­за­ла те­бе в дан­ный мо­мент... В об­щем, лю­бые сло­ва уте­ше­ния про­зву­чат ба­наль­но. По­это­му про­сто по­до­жди, до­чень­ка... По­го­да слов­но опла­ки­ва­ла вме­сте с на­ми утра­ту. Каж­дый день шел за­нуд­ный дождь, хму­рое небо на­го­ня­ло невы­ра­зи­мую тос­ку. Кро­ме то­го, ка­за­лось, что Ан­дрей силь­но оби­дел­ся. «Мо­жет, про­сто охла­дел ко мне?» — ду­ма­ла ино­гда. Мы ведь дав­но не встре­ча­лись, а он по­че­му-то не на­ста­и­ва­ет... В суб­бо­ту утром просну­лась с го­лов­ной бо­лью. До это­го мне снил­ся жут­кий сон. Бы­ло так пло­хо! Не­смот­ря на ран­ний час, по­зво­ни­ла Ан­дрю­ше. Лю­би­мый сра­зу снял труб­ку, буд­то ждал звон­ка. — Ма­рин­ка? — спро­сил ра­дост­но. — При­вет, ты сво­бо­ден се­го­дня ве­че­ром? — про­из­нес­ла дро­жа­щим го­ло­сом. Мне не хва­та­ло Ан­дрея, его теп­ла, лас­ко­вых при­кос­но­ве­ний, его неуто­ли­мой стра­сти, обе­дов по вы­ход­ным, шу­ток... — Для те­бя — все­гда. Мо­жет, схо­дим на день рождения к мо­е­му то­ва­ри­щу? Там бу­дут дру­зья из уни­вер­си­те­та и с ра­бо­ты. Что ты на это ска­жешь, со­глас­на? Хо­те­лось от­ве­тить «да», но взя­ла се­бя в ру­ки. Ведь ме­ня на­вер­ня­ка встре­тят там со снис­хо­ди­тель­ной усме­шеч­кой... — Хо­ро­шо, что я не бо­га­та, а то все ре­ши­ли бы, что со­дер­жу те­бя. День­ги — един­ствен­ная по­нят­ная для окру­жа­ю­щих при­чи­на от­но­ше­ний меж­ду мо­ло­дым пар­нем и ста­ре­ю­щей тет­кой... — по­пы­та­лась по­шу­тить, од­на­ко вы­шла гру­бость, да­же пош­лость, аж са­мой ста­ло стыд­но за ска­зан­ное. — Так идешь или нет? — в го­ло­се Ан­дрея про­зву­ча­ла да­же не ре­ши­тель­ность, а ско­рее вы­зов. Я ост­ро ощу­ти­ла, что мой от­вет силь­но по­вли­я­ет на на­ше бу­ду­щее. Тош­но­та под­сту­пи­ла к гор­лу. Неуже­ли вот так и за­кон­чит­ся моя по­след­няя лю­бовь? — Нет, — от­ве­ти­ла ко­рот­ко, и по­ка­за­лось, что это слово вме­сто ме­ня про­из­нес кто-то дру­гой, чу­жой и незна­ко­мый. — Ма­ри­на, мы не мо­жем быть вме­сте, жи­вя вза­пер­ти в мо­ей од­но­ком­нат­ной квар­тир­ке. — Ан­дрей го­во­рил мед­лен­но, слов­но пы­та­ясь втол­ко­вать про­пис­ную ис­ти­ну непо­нят­ли­во­му ре­бен­ку. Я и са­ма осо­зна­ва­ла это, но не ви­де­ла дру­го­го вы­хо­да, не пред­став­ля­ла, как мы смо­жем жить ина­че, не скры­вать­ся. — Бу­ду ждать тво­е­го звон­ка, — чет­ко вы­го­ва­ри­вая каж­дое слово, про­из­нес Ан­дрю­ша. — По­зво­ни, ес­ли пе­ре­ду­ма­ешь. На гла­за на­вер­ну­лись сле­зы. Так и не смог­ла ска­зать лю­би­мо­му, что­бы не ждал, про­сто на­жа­ла кноп­ку от­боя и по­бе­жа­ла в ван­ную. На­ча­ло вес­ны про­шло под зна­ком гру­сти. Каж­дый день я зво­ни­ла Ире, ко­то­рая по­сле по­те­ри ре­бен­ка впа­ла в от­ча­я­ние, и пы­та­лась как-то под­дер­жать дочь. Ино­гда при­хо­ди­лось вы­слу­ши­вать от нее очень непри­ят­ные ве­щи. Но моя де­воч­ка так стра­да­ла, что я все тер­пе­ла, пы­та­ясь при­нять на се­бя хо­тя бы часть ее бо­ли, хоть этим по­мочь... Игорь то­же хо­дил во­круг Ириш­ки на цы­поч­ках, бо­ял­ся лиш­нее слово ска­зать. От Ан­дрю­ши — ни звон­ка, ни эс­эм­эс­ки. И я про­дол­жа­ла мол­чать. По­рой хо­те­лось выть от тос­ки, но тер­пе­ла, по­сколь­ку пре­крас­но зна­ла, что лю­би­мый прав: нель­зя дер­жать че­ло­ве­ка в клет­ке. Од­на­ж­ды, вы­хо­дя из ма­га­зи­на, за­ме­ти­ла его. Он шел по про­ти­во­по­лож­ной сто­роне ули­цы под ру­ку со строй­ной ми­ло­вид­ной брю­нет­кой. Де­вуш­ка бы­ла при­мер­но его воз­рас­та. В пер­вый мо­мент я по­чув­ство­ва­ла ост­рый укол рев­но­сти, но по­том... «Ну что ж... А как ина­че? Ты са­ма это­го хо­те­ла, — одер­ну­ла се­бя. — На­до как-то жить даль­ше...» Од­на­ко жить даль­ше ока­за­лось не так-то лег­ко. Я при­вык­ла, что Ан­дрей ря­дом, что все­гда мож­но ему по­зво­нить, вме­сте про­ве­сти вы­ход­ные. Да и во­об­ще... Мне его жут­ко не хва­та­ло. Воз­вра­ща­лась до­мой и сра­зу вклю­ча­ла те­ле­ви­зор, что­бы хоть чем-то за­глу­шить без­жа­лост­ное оди­но­че­ство. Не хо­те­лось за со­бой уха­жи­вать: на­кла­ды­вать мас­ки на ли­цо, кра­сить во­ло­сы, де­лать ма­ни­кюр... А тут еще, как на­зло, под­хва­ти­ла ка­кой-то же­лу­доч­ный ви­рус. Уже неде­ли две гло­та­ла таб­лет­ки, и все без тол­ку... — Ты ужас­но вы­гля­дишь! — за­яви­ла Ира пря­мо с по­ро­га, при­е­хав ко мне од­на­ж­ды ве­че­ром. В по­след­нее вре­мя она при­хо­ди­ла го­раз­до ча­ще обыч­но­го. — Ага. И ужас­но се­бя чув­ствую, — при­зна­лась я. — Это все про­кля­тый ви­рус — со­всем из­вел. — Ты бы­ла у вра­ча? — оза­бо­чен­но спро­си­ла дочь. — Бы­ла, но зав­тра опять пой­ду. То, что он про­пи­сал, со­вер­шен­но не по­мо­га­ет. А ты как се­бя чув­ству­ешь? — По­ка ни­как, — Ира по­жа­ла пле­ча­ми. — Но да­вай не бу­дем об этом, лад­но? А вот те­бе нуж­но хо­ро­шо об­сле­до­вать­ся, это не шут­ки — столь­ко му­чить­ся. Те­ра­певт вы­пи­сал мне на­прав­ле­ние на об­сле­до­ва­ние. И ко­гда я при­шла к нему с ре­зуль­та­та­ми ана­ли­зов, за­ду­мал­ся. — А вы де­ла­ли тест на бе­ре­мен­ность? — вы­дал на­ко­нец. Я по­смот­ре­ла на вра­ча, как ба­ран на но­вые во­ро­та.

Ма­ри­на, за­бе­ре­ме­не­ла в 44 го­да На день рождения пой­ти от­ка­за­лась. По­сле это­го Ан­дрей боль­ше не зво­нил. Позд­нее вы­яс­ни­лось, что у ме­ня бу­дет ре­бе­нок...

— Нет? На­прас­но. Ду­маю, вы бе­ре­мен­ны... До­мой до­шла на ват­ных но­гах. Но по до­ро­ге все же за­гля­ну­ла в ап­те­ку и ку­пи­ла тест. Те­перь вот си­де­ла на кухне и с ужа­сом сле­ди­ла за дву­мя по­лос­ка­ми, ко­то­рые е с каж­дым мгно­ве­ни­ем ста­но­ви­лись все рез­че... Гос­по­ди, я бе­ре­мен­на! Нет, это невоз­мож­но! Еще раз з по­смот­ре­ла на по­ло­сы, пе­ре­чи­та­ла ин­струк­цию. Мо- жет, про­сто вы­пол­ни­ла что-то не так? Мо­жет, ка­кая-то о ошиб­ка? Сно­ва вни­ма­тель­но изу­чи­ла ин­струк­цию и с ужа­сом по­оня­ла: ошиб­ки ки быть не мо­жет! жет! «Что же де­лать? лать? — ду­ма­ла с от­ча­я­ни­ем. — Мне е со­рок че­ты­ре го­да! Ро­жать в та­ком воз­расте?! Но ведь и му­жа нет! Нет, это ис­клю­че­но! юче­но! Что ска­жут лю­ди? А Ан­дрей? Я долж­на ему со­об­щить? А Ира? Как она от­ре­а­ги­ру­ет? Ведь недав­но по­те­ря­ла ре­бен­ка! Не дай бог узна­ет, что ее мать бе­ре­мен­на!» Мысли на­ска­ки­ва­ли од­на на дру­гую, в го­ло­ве был пол­ный ол­ный сум­бур. На­ли­ла ста­кан во­ды, вы­пи­ла мед­лен­но, ма­лень­ки­ми глот­ка­ми. Так, ка­жет­ся, немно­го успо­ко­и­лась. Очень хо­те­лось за­ку­рить, но тут же по­ду­ма­лось: «Мне нель­зя, я ведь бу­ду ма­те­рью!» И сра­зу же при­шло дру­гое: «Нет, не бу­ду! Сде­лаю аборт!» На сле­ду­ю­щий день от­пра­ви­лась к част­но­му ги­не­ко­ло­гу. К сво­е­му участ­ко­во­му пой­ти про­сто по­бо­я­лась: узна­ет она — узна­ет еще ку­ча на­ро­ду, в том чис­ле мои со­сед­ки и зна­ко­мые. Вра­чеб­ная тай­на, увы, все­го лишь услов­ность. Жен­щи­ны мол­чать не ста­нут... — Бе­ре­мен­ность про­те­ка­ет нор­маль­но, — кон­ста­ти­ро­ва­ла док­тор­ша, гля­дя на ре­зуль­та­ты УЗИ. — Вось­мая неделя. Здо­ро­вый хо­ро­ший плод. Я ле­жа­ла на ку­шет­ке, ту­по уста­вив­шись в мо­ни­тор. — Вы го­во­ри­те «плод», не ре­бе­нок? — за­да­ла со­вер­шен­но ду­рац­кий во­прос, и врач изум­лен­но по­смот­ре­ла на ме­ня. — Так го­во­рят. Сей­час он при­бли­зи­тель­но пол­сан­ти­мет­ра в дли­ну и вы­гля­дит как го­ло­ва­стик, но ско­ро... — Док­тор, я не мо­гу ро­дить это­го ре­бен­ка. В ка­би­не­те по­вис­ла тя­гост­ная ти­ши­на. Вра­чи­ха бы­ла при­мер­но мо­е­го воз­рас­та, мо­жет, чу­точ­ку стар­ше. — Зна­чит, бе­ре­мен­ность неза­пла­ни­ро­ван­ная? — спро­си­ла она на­ко­нец. — Вы за­му­жем? Я от­ри­ца­тель­но по­ка­чал го­ло­вой. — А отец... — На него не сто­ит рас­счи­ты­вать, — пе­ре­би­ла ее. — По­ни­маю. Хо­тя по опы­ту знаю, что жен­щи­ны... м-м-м... не­ред­ко оши­ба­ют­ся в от­но­ше­нии сво­их муж­чин. А по­рой ведь слу­ча­ют­ся и при­ят­ные неожи­дан­но­сти. И то­гда все за­кан­чи­ва­ет­ся на удив­ле­ние хо­ро­шо. — Не в мо­ем слу­чае, — рез­ко от­ре­а­ги­ро­ва­ла я. — Вы уве­ре­ны? А мо­жет... Мож­но же ро­дить и от­дать на усы­нов­ле­ние. Вы да­же не пред­став­ля­е­те, сколь­ко сей­час бес­плод­ных пар, страст­но же­ла­ю­щих усы­но­вить ма­лы­ша! Я не мог­ла боль­ше это­го вы­не­сти и раз­ры­да­лась. Врач бес­по­мощ­но по­смот­ре­ла на ме­ня и, по­мол­чав, про­из­нес­ла: — Не рас­стра­и­вай­тесь... Луч­ше еще раз все хо­ро­шо об­ду­май­те и не при­ни­май­те по­спеш­ных ре­ше­ний. ре­ше­ний Вы мо­же­те ро­дить здо­ро­во­го кра­си­во­го ре­бен­ка. — В мо­ем воз­расте? — усмех­ну­лась сквозь сле­зы. — Ко­неч­но, риск есть, — ска­за­ла она. — Од­на­ко су­ще­ству­ет мне­ние, что позд­ние ро­ды омо­ла­жи­ва­ют ор­га­низм жен­щи­ны. Я не склон­на утвер­ждать по­доб­ное, все очень ин­ди­ви­ду­аль­но, но... Кста­ти, а сколь­ко лет от­цу ре­бен­ка? — Трид­цать, — про­шеп­та­ла я. — Пре­крас­но! — об­ра­до­ва­лась док­тор. — Это уве­ли­чи­ва­ет шан­сы на рож­де­ние здо­ро­во­го ма­лы­ша! До­ма я не на­хо­ди­ла се­бе ме­ста. Ни­как не мог­ла за­снуть, ле­жа­ла, гля­дя в по­то­лок, на ко­то­ром ка­ча­лись те­ни от вет­вей каш­та­на, рас­ту­ще­го под ок­ном. В кон­це кон­цов вста­ла и от­кры­ла фор­точ­ку. В све­те фо­на­ря уви­де­ла све­жие поч­ки на ста­рых вет­вях. И в этот мо­мент на­чал­ся ве­сен­ний дож­дик, ти­хонь­ко за­ше­ле­стел по кры­шам, по ас­фаль­ту... Неожи­дан­но на ду­ше ста­ло лег­ко. Вспом­ни­лось, как в юно­сти, еще ко­гда бы­ли жи­вы ро­ди­те­ли, сто­я­ла но­чью во вре­мя до­ждя на балконе и вды­ха­ла драз­ня­щие ве­сен­ние за­па­хи. От необъ­яс­ни­мо­го счастья хо­те­лось рас­пра­вить кры­лья и по­ле­теть. Эх, ес­ли бы их иметь, эти кры­лья! То­гда то­же толь­ко на­чи­нал­ся ап­рель, как и сей­час. Сколь­ко лет про­шло... И эти каш­та­ны, что под ок­ном, в то вре­мя бы­ли еще са­жен­ца­ми... Ско­ро вы­стре­лят поч­ки, и де­ре­во укра­сят све­чи бе­лых со­цве­тий. По­том цве­ты опа­дут, на их ме­сте по­явят­ся ма­лень­кие зе­ле­ные ежи­ки. А осе­нью по зем­ле за­ба­ра­ба­нят спе­лые каш­та­ны. А по­сле об­ле­тят по­жух­лые ли­стья, а за­тем... ро­дит­ся мой ре­бе­нок... Ес­ли я это до­пу­щу. Ес­ли не убью его. Убью?! Нет! Нет и нет! Гос­по­ди, ведь с са­мо­го на­ча­ла зна­ла... что не смо­гу... Утром по­зво­ни­ла в офис и до­го­во­ри­лась, что возь­му остав­шу­ю­ся часть от­пус­ка, бла­го сроч­ной ра­бо­ты не бы­ло. Всю неде­лю про­си­де­ла до­ма, бо­рясь со сво­и­ми стра­ха­ми. Зво­ни­ла Ира, хо­те­ла при­е­хать, но я за­пре­ти­ла, ска­за­ла, что все еще

Хо­те­лось от­ве­тить «да», но взя­ла се­бя в ру­ки. Ну как на ме­ня по­смот­рят Ан­дрю­ши­ны ро­вес­ни­ки!

Не мог­ла по­ве­рить, что бе­ре­мен­на. А ко­гда врач под­твер­ди­ла это, со­бра­лась де­лать аборт

бо­лею и мо­гу ее за­ра­зить. По­сле ше­сти дней доб­ро­воль­но­го до­маш­не­го аре­ста у ме­ня за­кон­чи­лись про­дук­ты, и при­шлось вый­ти в ма­га­зин. Со мной тво­ри­лось что-то стран­ное. На каж­дом ша­гу на гла­за по­па­да­лись жен­щи­ны с ко­ляс­ка­ми и бе­ре­мен­ные. Вна­ча­ле ду­ма­ла, это про­сто ил­лю­зия, свя­зан­ная с мо­им со­сто­я­ни­ем. Как ес­ли бы вдруг ку­пи­ла фи­о­ле­то­вый «Фолькс­ва­ген»... То­гда мне на­вер­ня­ка по­ка­за­лось бы, что на ули­це пол­но точ­но та­ких же ав­то­мо­би­лей. А по­сколь­ку я бы­ла бе­ре­мен­на, то всю­ду ви­де­ла де­ток с ма­моч­ка­ми. И в су­пер­мар­ке­те пер­вым де­лом бро­си­лась в гла­за ре­кла­ма под­гуз­ни­ков. А по­сле ока­за­лось, что стою в оче­ре­ди ря­дом с бе­ре­мен­ной... Од­ним сло­вом, что у ко­го бо­лит, тот о том и ду­ма­ет. Несколь­ко дней со­би­ра­лась с си­ла­ми, что­бы по­го­во­рить с Ириш­кой, но ни­как не мог­ла ре­шить­ся. Хо­тя и по­ни­ма­ла: «Все рав­но раз­го­во­ра не из­бе­жать, раз при­ня­ла ре­ше­ние оста­вить ма­лы­ша». И вот на­ко­нец при­е­ха­ла доч­ка. — Ма­ма, что с то­бой? Ты со­всем пло­хо вы­гля­дишь, — на­ча­ла она пря­мо с по­ро­га. — Сда­ла ана­ли­зы, про­ве­ри­лась? — Сядь, — по­про­си­ла сла­бым го­ло­сом. — Да что ж та­кое? У те­бя пло­хие ре­зуль­та­ты? Ну го­во­ри же! — Не вол­нуй­ся, до­чень­ка. Ре­зуль­та­ты хо­ро­шие. Про­сто... по­ни­ма­ешь, Ироч­ка, я... бе­ре­мен­на! — вы­дох­ну­ла. Ощу­ще­ние бы­ло, слов­но с мо­ста си­га­ну­ла. — Что-о-о?! — на ли­це Иры от­ра­зи­лись сна­ча­ла изум­ле­ние, по­том гнев, а у ме­ня за­шу­ме­ло в ушах, и бе­ше­но за­ко­ло­ти­лось серд­це. — Это что, шут­ка та­кая? — Ири­на пы­та­лась овла­деть со­бой. — Не­удач­ная... — К со­жа­ле­нию, нет. — Но от ко­го?! — А ка­кое это име­ет зна­че­ние... Доч­ка вско­чи­ла со сту­ла и ста­ла ме­рить ша­га­ми ком­на­ту. Я дро­жа­ла от стра­ха. Она от­ре­а­ги­ро­ва­ла имен­но так, как и пред­по­ла­га­лось. — Вы­хо­дит, у ме­ня не мо­жет быть ре­бен­ка, а у те­бя он бу­дет?! Да те­бе уже по­ра стать ба­буш­кой, а не ма­мой! Бред ка­кой­то! И что, ты со­би­ра­ешь­ся ро­жать? — Ира рас­па­ля­лась все боль­ше и боль­ше. — А что, по-тво­е­му, мне де­лать? Убить сво­е­го ма­лы­ша?! — не вы­дер­жа­ла я в кон­це кон­цов. Ко­неч­но, жда­ла ата­ки с ее сто­ро­ны, но та­ко­го уж точ­но не пред­став­ля­ла! Ярость до­че­ри пре­взо­шла все ожи­да­ния. Я неволь­но на­ча­ла за­щи­щать­ся. Уже и не вспо­ми­на­ла о том, что по­на­ча­лу аборт ка­зал­ся един­ствен­ным ра­зум­ным ре­ше­ни­ем и мне са­мой. — И что об этом ду­ма­ет счаст­ли­вый па­па­ша? — Ири­на де­лан­но за­сме­я­лась. — Ты хоть зна­ешь его фа­ми­лию? Пре­крас­но! Пре­лест­но! О вре­ме­на, о нра­вы! — Пре­кра­ти ме­ня оскорб­лять! Я твоя мать! Ты не име­ешь пра­ва так со мной раз­го­ва­ри­вать! — Мать?! Ну да, ра­зу­ме­ет­ся! Иде­аль­ная мать! Про­сто об­ра­зец для под­ра­жа­ния! — она без­жа­лост­но ра­ни­ла ме­ня каж­дым сво­им сло­вом, и в ре­зуль­та­те я про­сто рас­пла­ка­лась. — Ну не мо­гу убить его! Не мо­гу, пой­ми! — про­шеп­та­ла, всхли­пы­вая. Ири­на холодно по­смот­ре­ла на ме­ня. — То­гда отдай мне это­го ре­бен­ка. Под­ня­ла гла­за на дочь. Она говорила се­рьез­но! — Ира, — я на­ко­нец взя­ла се­бя в ру­ки, — знаю, что при­чи­ни­ла те­бе боль, но ты долж­на по­нять, что это не спе­ци­аль­но. Так вы­шло. А сей­час луч­ше ухо­ди. Вер­нешь­ся, ко­гда успо­ко­ишь­ся. Хва­тит с ме­ня. Хлоп­ну­ла вход­ная дверь. Я по­пле­лась в спаль­ню и упа­ла на кро­вать. Ужас­но хо­те­лось ку­рить, но ста­ра­лась не ду­мать о си­га­ре­тах. Осто­рож­но при­кос­ну­лась к жи­во­ту. — Ты то­же раз­нерв­ни­чал­ся, маленький? — про­шеп­та­ла сво­е­му го­ло­ва­сти­ку. — Все бу­дет хо­ро­шо, мы спра­вим­ся. Ири­на по­зво­ни­ла на сле­ду­ю­щий день. Я неохот­но сня­ла труб­ку и услы­ша­ла: — Мы под две­рью, от­крой, хо­чу по­го­во­рить. — Ма­ма, впу­сти­те нас, — это уже про­сил зять, ви­ди­мо дочь пе­ре­да­ла мо­биль­ник ему. Впус­кать их не хо­те­лось. Вче­ра вполне хва­ти­ло оскорб­ле­ний и уни­же­ний. Тем не ме­нее на­жа­ла на кноп­ку до­мо­фо­на. Ира и Игорь сто­я­ли в при­хо­жей, но не ста­ла при­гла­шать их в ком­на­ту. Бо­я­лась, что се­го­дня все по­вто­рит­ся сно­ва. Дочь от­ре­а­ги­ро­ва­ла на но­вость го­раз­до ху­же, чем я ожи­да­ла. Ну не долж­на бы­ла она ме­ня так уни­жать! — Ес­ли хо­чешь со мной по­го­во­рить, — ста­ра­лась со­хра­нять спо­кой­ствие и хо­лод­ность, хо­тя внут­ри все дро­жа­ло, — то вна­ча­ле из­ви­нись. Я не сде­ла­ла те­бе ни­че­го пло­хо­го и не ви­но­ва­та в тво­их непри­ят­но­стях. И уж тем бо­лее не хо­те­ла при­чи­нять боль. — Для это­го мы и при­е­ха­ли, — вме­сто Иры ответил Игорь, ле­гонь­ко под­толк­нув впе­ред свою же­ну. — Про­сти­те нас. Но дочь про­дол­жа­ла сто­ять непо­движ­но, как ста­туя. Не оста­ва­лось со­мне­ний, что она при­шла сю­да не по сво­ей ини­ци­а­ти­ве, а по­то­му что муж за­ста­вил. Ми­лый, хо­ро­ший, так­тич­ный Иго­рек, он все­гда пы­тал­ся смяг­чить на­ши ссо­ры! Зна­ла бы доч­ка, как ей по­вез­ло с су­пру­гом! Ири­на на­ко­нец за­го­во­ри­ла: — Ма­ма, про­сти, что я так ве­ла се­бя, — на­ча­ла она и за­мол­ча­ла, не в си­лах вы­да­вить из се­бя боль­ше ни сло­ва. Я не мог­ла смот­реть, как му­ча­ет­ся мой ре­бе­нок, вче­раш­ние оби­ды мгно­вен­но уле­ту­чи­лись. Бед­ная моя до­чур­ка! Судь­ба так неспра­вед­ли­во обо­шлась с ней! Да бог с ним, с мо­им са­мо­лю­би­ем! — До­чень­ка, сол­ныш­ко мое... — рас­ки­нув ру­ки, шаг­ну­ла на­встре­чу Ириш­ке, и она тут же по­ры­ви­сто об­ня­ла ме­ня. — Я не сер­жусь, — шеп­та­ла нежно, при­жи­мая к се­бе свое ди­тя. — Не знаю, что на нас вче­ра на­шло. Я ведь очень хо­ро­шо по­ни­маю, что ты чув­ству­ешь, знаю, как те­бе труд­но. И не на­ша ви­на, что так по­лу­чи­лось. Мы про­сто долж­ны все при­нять… — Но это неспра­вед­ли­во! — всхли­пы­ва­ла Ира.

Ира бы­ла без­жа­лост­на, оскорб­ля­ла ме­ня, и в кон­це кон­цов я про­сто рас­пла­ка­лась На сле­ду­ю­щий день зять с доч­кой при­е­ха­ли вме­сте. Игорь уго­во­рил же­ну из­ви­нить­ся

— Да, ты пра­ва, я то­же так ду­маю. Неспра­вед­ли­во. Но ни­че­го не по­де­ла­ешь, — по­гла­ди­ла дочь по го­ло­ве, как де­ла­ла, ко­гда она бы­ла еще со­всем ма­лень­кой. Вре­мя шло. Ка­штан за ок­ном за­цвел, вы­пу­стил неж­ные зе­ле­ные ли­сточ­ки. На дво­ре сто­ял май, сол­ныш­ко при­гре­ва­ло все силь­нее. По­лян­ка в пар­ке за ок­ном сплошь по­кры­лась ве­се­лы­ми ярко-жел­ты­ми вес­нуш­ка­ми оду­ван­чи­ков... Как-то быст­ро про­мельк­ну­ло ле­то... Впро­чем, ле­то все­гда про­ле­та­ет быст­ро, его все­гда ма­ло и хо­чет­ся еще. А поз­же меж­ду рас­то­пы­рен­ны­ми паль­ца­ми каш­та­но­вых ли­стьев по­яви­лись кро­шеч­ные ко­лю­чие шарики. Мой жи­вот с каж­дой не­де­лей ста­но­вил­ся все боль­ше и в кон­це кон­цов то­же стал по­хо­жим на шар. Я уже не стес­ня­лась сво­ей бе­ре­мен­но­сти. По ули­це хо­ди­ла с вы­со­ко под­ня­той го­ло­вой. Хо­тя по­рой все еще на­ка­ты­вал стыд, ко­гда ло­ви­ла на се­бе чей-то слиш­ком лю­бо­пыт­ный взгляд. Не­ред­ко ду­ма­ла о том, что бы­ло бы, ес­ли бы слу­чай­но встре­ти­ла Ан­дрея. Вот он идет мне на­встре­чу и ви­дит... Ин­те­рес­но, до­га­да­ет­ся ли, что это его ре­бе­нок? За­хо­чет ли вме­сте рас­тить его? Или сде­ла­ет вид, что не за­ме­тил ме­ня и, опу­стив гла­за, по­ста­ра­ет­ся по­ско­рее прой­ти ми­мо? Глу­пость, ко­неч­но, несу­свет­ная... Ну как мож­но на­де­ять­ся, что он примет мою бе­ре­мен­ность? Ведь та­кие от­но­ше­ния с мо­ло­дым муж­чи­ной — несбы­точ­ная меч­та, безу­мие да­же... Ира все еще хо­те­ла узнать, кто отец ре­бен­ка, и вре­мя от вре­ме­ни по­вто­ря­ла свой во­прос. «Мо­жет быть, ко­гда-ни­будь все ей расскажу. По­жи­вем — уви­дим...» — ду­ма­ла я в та­кие мо­мен­ты. Во вре­мя оче­ред­но­го УЗИ опре­де­ли­ли пол ма­лы­ша. — У вас бу­дет сын, — ска­за­ла врач с улыбкой. — Хо­ро­ший круп­ный маль­чик. Я то­же улыб­ну­лась. А по­том по­ду­ма­ла о том, что еще чуть­чуть, и мой сы­ниш­ка мог бы ни­ко­гда не по­явить­ся на свет. Ко­гда та­кие мысли при­хо­ди­ли в го­ло­ву, ста­но­ви­лось безум­но стыд­но и на­чи­на­ло бо­леть серд­це. Прав­да, то­гда у ме­ня бы­ло оправ­да­ние — страх. Но те­перь боль­ше не бо­я­лась! Зять на­пра­вил ко мне стро­и­тель­ную бри­га­ду, ко­то­рая сде­ла­ла ре­монт в ком­на­те, где долж­на быть дет­ская. Сте­ны по­кры­ли са­ла­то­вой крас­кой. Зе­ле­ный — это цвет на­деж­ды... Гос­по­ди, как хо­ро­шо! У ме­ня бу­дет сын!!! Толь­ко од­но не да­ва­ло по­коя — без­дет­ность доч­ки. Хо­тя Ира уже немно­го успо­ко­и­лась, но в ее гла­зах я все еще ло­ви­ла боль и оби­ду. По­жа­луй, она так и не смог­ла сми­рить­ся с тем, что при­го­то­ви­ла нам судь­ба. Ино­гда при­хо­ди­ла ко мне в го­сти с кро­шеч­ны­ми рас­па­шо­ноч­ка­ми, ша­поч­ка­ми, пи­нет­ка­ми, со­с­кой или ко­леч­ком для зу­бов — мо­е­му бу­ду­ще­му ма­лы­шу. Я зна­ла, сколь­ких уси­лий ей это сто­и­ло, и по­то­му по­сто­ян­но пы­та­лась скрывать свою ра­дость. До ро­дов оста­ва­лось мень­ше двух ме­ся­цев. Од­на­ж­ды за­зво­нил мой мо­биль­ный. Это был зять. — При­вет, Иго­рек! — по­здо­ро­ва­лась я. Мы немно­го по­бол­та­ли. Игорь в сто пер­вый раз по­вто­рил мне, что, ко­гда де­ло дой­дет до ро­дов, непре­мен­но долж­на со­об­щить ему. В лю­бое вре­мя дня и но­чи! А я в со­тый раз за­ве­ри­ла, что имен­но так и сде­лаю. По­том он вдруг за­мол­чал. Мол­ча­ние за­тя­ну­лось. Я чув­ство­ва­ла, что Игорь по­зво­нил не толь­ко для то­го, что­бы спро­сить, как мои де­ла. И не ошиб­лась. — Ма­ма, хо­чу вам что-то рас­ска­зать, но по боль­шо­му сек­ре­ту, — на­ко­нец про­дол­жил он неуве­рен­но. — Де­ло де­ли­кат­ное. По­обе­щай­те, что Ира ни­че­го не узна­ет о на­шем раз­го­во­ре. — Ес­ли у те­бя по­яви­лась лю­бов­ни­ца, то не мо­гу обе­щать, — по­шу­ти­ла я. — Нет, что вы... Ма­ма, — зять глу­бо­ко вдох­нул, — Ира опять бе­ре­мен­на! Я обо­мле­ла. Серд­це за­тре­пы­ха­лось, как ненор­маль­ное. — Она бо­ит­ся сгла­зить и ни­ко­му не хо­чет ни­че­го го­во­рить, — за­го­вор­щиц­ки за­кон­чил Иго­рек. — Да­же мне? — спро­си­ла я, и на гла­за на­вер­ну­лись сле­зы. — Пой­ми­те ее, — за­щи­щал Игорь же­ну, — ей неве­ро­ят­но тя­же­ло, осо­бен­но сей­час. Очень пе­ре­жи­ва­ет за здо­ро­вье ре­бен­ка… Вол­ну­ет­ся, что­бы не бы­ло вы­ки­ды­ша. И хоть врач уве­ря­ет, что бе­ре­мен­ность нор­маль­ная, на этот раз все по­лу­чит­ся, все рав­но... — Врач зна­ет, что го­во­рит, — про­шеп­та­ла я. — Долж­но по­лу­чить­ся. Спасибо, что ска­зал. Не вол­нуй­ся, не про­го­во­рюсь. Мы по­про­ща­лись. Бо­же, как мне хо­те­лось, что­бы все уда­лось! Я несколь­ко раз глу­бо­ко вздох­ну­ла, по­гла­ди­ла свой жи­вот, при­го­ва­ри­вая: — Сы­нок, зна­ешь, у те­бя бу­дет пле­мян­ник. Обя­за­тель­но! На этот раз точ­но все по­лу­чит­ся, аист — пти­ца щед­рая! Ма­лыш за­ше­ве­лил­ся, толк­нул ме­ня из­нут­ри! Зна­чит, он все по­нял, мой маленький со­об­ра­зи­тель­ный дру­жок!

Доч­ке бы­ло неве­ро­ят­но труд­но справ­лять­ся с со­бой. Я пре­крас­но по­ни­ма­ла это со­сто­я­ние, пе­ре­жи­ва­ла за нее и очень со­чув­ство­ва­ла

С ужа­сом смот­ре­ла на тест: две по­лос­ки на нем про­яв­ля­лись все чет­че, все яс­нее

Ан­дрей го­во­рил, что хо­чет утром про­сы­пать­ся ря­дом со мной, и упра­ши­вал остать­ся у него на ночь. Но я не со­гла­ша­лась

Ириш­ке сно­ва уда­лось за­бе­ре­ме­неть. Они с Игорь­ком счаст­ли­вы, но по­ка дер­жат все в сек­ре­те – про­сто бо­ят­ся сгла­зить

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.