Не та­кой, как все

Од­на­ж­ды подруга по­зва­ла ме­ня на ужин. Там я и встре­ти­ла Сла­ви­ка

Moja Sudba - - Калейдоскоп - Юлия

Âд­ва­дцать три го­да я вы­ско­чи­ла за­муж. Са­ма не знаю за­чем. Непло­хо от­но­си­лась к Ар­те­му, он мне да­же нра­вил­ся, но слиш­ком ма­ло мы бы­ли зна­ко­мы до мо­мен­та при­ня­тия судь­бо­нос­но­го ре­ше­ния о вступ­ле­нии в брак. К то­му же со­вер­шен­но раз­ные лю­ди. Пря­мая про­ти­во­по­лож­ность друг дру­гу. Ни­ка­ких об­щих ин­те­ре­сов, увле­че­ний, пред­по­чте­ний в еде, сти­ле одеж­ды и так да­лее и то­му по­доб­ное. Это я по­ня­ла уже в мо­мент под­го­тов­ки к сва­дьбе. Че­го гре­ха та­ить, да­же по­се­ща­ла шаль­ная мыс­лиш­ка сбе­жать из-под вен­ца, как го­ва­ри­ва­ли в ста­ри­ну. Но на столь ра­ди­каль­ный шаг так и не ре­ши­лась. Ве­ро­ят­но, вы­шла за­муж за Те­му под вли­я­ни­ем стад­но­го ин­стинк­та: две близ­кие по­дру­ги вос­пи­ты­ва­ли ма­лы­шей, две уже успе­ли раз­ве­стись, а я... Да и ма­ма про­жуж­жа­ла все уши: — Ох, до­си­дишь­ся ты, Юль­ка! Ста­рой де­вой оста­нешь­ся! А Те­ма та­кой по­ря­доч­ный, по­ло­жи­тель­ный, обес­пе­чен­ный... Те­бя лю­бит! И бу­дет всю жизнь на ру­ках но­сить! Я и со­гла­си­лась. Ду­ра! «По­ря­доч­ный» ока­зал­ся невы­но­си­мо нуд­ным и до оду­ри ску­пым му­жи­ком. Ко­неч­но, и с этим мож­но сми­рить­ся, ес­ли лю­бишь. А ес­ли нет? Плюс ко все­му у ме­ня за тот год, что мы про­му­чи­лись вме­сте, со­зда­лось впе­чат­ле­ние, что я за­му­жем за све­кро­вью. Ира­и­да Яко­влев­на при­хо­ди­ла к нам бук­валь­но каж­дый день — с про­вер­ка­ми и со­ве­та­ми. А в вы­ход­ные и во­все не вы­ле­за­ла из мо­ей (под­чер­ки­ваю: мо­ей!) квар­ти­ры. Она кру­гом со­ва­ла свой длин­ный нос, по­сто­ян­но де­ла­ла за­ме­ча­ния, учи­ла, как жить. Му­же­нек же при­пля­сы­вал око­ло нее с буб­ном. «Че­го, ма­мень­ка,

еще по­же­ла­е­те?» «Да, ко­неч­но неч­но, ма­ма ма­ма, Юлия очень рас­то­чи­тель­на! Я с то­бой пол­но­стью со­гла­сен! » «Без­услов­но, ма­моч­ка, не сто­и­ло ей по­ку­пать та­кую до­ро­гую сум­ку». «Как она го­то­вит? Да так се­бе! Ни один су­пик (имен­но «су­пик» — от са­мо­го сло­ва тош­нит!) не срав­нит­ся с тво­им, моя до­ро­гая ма­му­леч­ка!» И так да­лее... Я сто­и­че­ски вы­дер­жа­ла один­на­дцать ме­ся­цев и пять дней. А за­тем упа­ко­ва­ла ве­щич­ки бла­го­вер­но­го и ука­за­ла ему на дверь. Свой раз­вод тор­же­ствен­но от­празд­но­ва­ла с Ан­жел­кой и Шур­кой, то­же уже сво­бод­ны­ми от брач­ных пут. Дев­чон­ки пол­но­стью ме­ня под­дер­жи­ва­ли. Прав­да, две дру­гие — Лиль­ка и Кать­ка, да­мы, обре­ме­нен­ные детьми, — толь­ко осуж­да­ю­ще ка­ча­ли го­ло­ва­ми: — Ну вот ска­жи, че­го те­бе не хва­та­ло? Все му­жи­ки та­кие! — А я не хо­чу та­ко­го, как все! Не хо­чу, яс­но?! По­сле раз­во­да с го­ло­вой оку­ну­лась в биз­нес и бы­ла счаст­ли­ва. Не при­хо­ди­лось ни у ко­го спра­ши­вать, мож­но ли я на свои, кров­но за­ра­бо­тан­ные, день­ги куп­лю се­бе по­ма­ду. Не на­до бы­ло боль­ше го­то­вить от­вра­ти­тель­ные ди­е­ти­че­ские суп­чи­ки. И са­мое глав­ное — я не ви­де­ла Ира­и­ду, ее длин­ный, как у цап­ли, клюв, брезг­ли­во под­жа­тые тон­кие гу­бы... А светлые глу­бо­ко по­са­жен­ные гла­зен­ки не свер­ли­ли ме­ня боль­ше. Раз­ве это не счастье? А по­том… По­том сно­ва влю­би­лась. Прав­да, нена­дол­го. В ру­ба­ху-пар­ня с внешностью ма­чо. Мы да­же по­жи­ли немно­го вме­сте. Чуть-чуть. Мак­сим ока­зал­ся об­жо­рой. Од­на­ко бес­ко­неч­ные сме­ны на кухне – точ­но не мой ко­нек. — Юляш­ка Юляш­ка, а під­жарь на ве­че­рю кров’яноч­ки, що я з се­ла при­віз, та кар­то­пель­ки на салі, та ци­буль­ки ту­ди! По­сле сыт­но­го ужи­на Мак­сим вдо­ба­вок опро­ки­ды­вал несколь­ко ба­но­чек пи­ва с рыб­кой, раз­бро­сав пу­стую та­ру по ком­на­те и за­га­див че­шу­ей ко­вер. А еще «ма­чо» це­ло­вал­ся, не по­чи­стив зу­бы по­сле то­го, как от­ве­дал се­ле­доч­ки с луч­ком или чес­ноч­ка с са­лом. При­шлось его от­пра­вить «на да­лекі се­ла». И сно­ва по­дру­ги осу­ди­ли: — Юль­ка, все му­жи­ки лю­бят по­жрать! Это ре­аль­ность. — А я не­на­ви­жу го­то­вить! И не хо­чу та­ко­го, как все! Сле­ду­ю­щим но­ме­ром на­шей про­грам­мы стал Егор. Ин­тел­лек­ту­ал. Ин­тел­ли­гент. Ро­ман­тик. Му­зы­кант. Ком­по­зи­тор, ко­то­рый це­лы­ми дня­ми ли­бо ле­жал на ди­ване, ли­бо на­си­ло­вал ни в чем не по­вин­ную скрип­ку, со­зда­вая свое «ве­ли­чай­шее про­из­ве­де­ние». Этот мо­ло­дой че­ло­век сна­ча­ла при­влек ме­ня тем, что мог часами чи­тать сти­хи о люб­ви, об­ра­щал­ся не ина­че как «о, моя пре­крас­ная Джу­льет­та», го­во­рил ком­пли­мен­ты, це­ло­вал ру­ки, да­рил цве­ты. И я сно­ва… Пра­виль­но! Влю­би­лась. На пол­го­да. Со вре­ме­нем мне на­до­е­ло со­би­рать по всей квар­ти­ре гряз­ные нос­ки. При­чем они все­гда ока­зы­ва­лись в са­мых непод­хо­дя­щих ме­стах. Осто­чер­те­ло слу­шать ис­те­ри­че­ское виз­жа­ние скрип­ки, кор­мить это­го без­дель­ни­ка за свой счет счет, опус­кать крыш­ку от уни­та­за, за­кру­чи­вать тю­бик с зуб­ной пас­той, смы­вать ще­ти­ну по­сле его утрен­не­го бри­тья с умы­валь­ни­ка, сгре­бать оберт­ки от кон­фет с по­ла... Но глав­ное — на­блю­дать, как непри­знан­ный ге­ний за­дум­чи­во скре­бет смыч­ком се­бе... хм... ну... там, где все муж­чи­ны по­че­му-то че­шут. — Ой, Юль­ка, ты слиш­ком пе­ре­бор­чи­вая! Все му­жи­ки там че­шут! — Ел­ки-пал­ки! Да не хо­чу я та­ко­го, как все, яс­но?! Ста­нет, ко­зел, по­сре­ди ком­на­ты, уста­вит­ся с глу­пой фи­зио­но­ми­ей в ок­но и да­вай на­я­ри­вать смыч­ком се­бе по ге­ни­та­ли­ям! Фу! Сей­час, ко­неч­но, уже пи­шу об этом с до­лей юмо­ра, но то­гда... На­ва­ли­ва­лась та­кая невы­но­си­мая тос­ка! «Ну по­че­му мне не ве­зет с пар­ня­ми?» — ча­сто за­да­ва­ла во­прос са­ма се­бе. И не на­хо­ди­ла от­ве­та. Как-то в суб­бо­ту по­зво­ни­ла Ан­же­ла: — Да­вай со­би­рай­ся и дуй ко мне на ужин! — С че­го это? — С то­го! Хоть по­жрешь нор­маль­но! А то от сво­их по­лу­фаб­ри­ка­тов ско­ро за­гнешь­ся! «По­че­му бы и не по­ехать? Вы­пить рю­моч­ку, по­сплет­ни­чать, по­пла­кать­ся друг дру­гу!» — ска­за­ла се­бе. Как толь­ко вы­шла из лиф­та, по­чув­ство­ва­ла ни с чем не срав­ни­мый аро­мат мяс­но­го блю­да! «Вот бы зай­ти в го­сти к то­му, у ко­го та­кая вкус­ня­ти­на го­то­вит­ся! — по­ду­ма­ла, по­ду­ма­ла гло­тая слюн­ки. слюн­ки — Но, увы, Ан­жел­ка не ма­стер-ку­ли­нар!» По­зво­ни­ла в дверь. От­крыл мо­ло­дой муж­чи­на в фар­ту­ке. Незна­ко­мый, сим­па­тич­ный, прав­да, несколь­ко не в мо­ем вку­се. — Упс… А где Ан­же­ла? — В ду­ше. Про­хо­ди­те… И скрыл­ся в кухне. Че­рез ми­ну­ту из ван­ной вы­шла подружка. — Хм… я вам не по­ме­ша­ла? — спро­си­ла у нее. — В смыс­ле? — В смыс­ле — душ был по­сле сек­са или до него? — Ть­фу ты! Это же Яро­слав! Друг дет­ства! — объ­яс­ни­ла подруга. — Встре­ти­лись слу­чай­но, ре­ши­ли по­ужи­нать вме­сте! Как он те­бе? — Ни­че­го осо­бен­но­го. — Ду­рын­да! Класс­ный па­рень! Шеф-повар ре­сто­ра­на! Пять лет хо­дил на кру­из­ном лай­не­ре. По­том спи­сал­ся на бе­рег — на­до­е­ло. Сей­час устро­ил­ся ра­бо­тать в «До­ли­ну». — Ого! Са­мый кру­той ка­бак в го­ро­де! — Ага! Вот он-то и не та­кой, как все, точ­но те­бе го­во­рю! — Го­лу­бой, что ли? — Ду­рын­да — два ра­за! Слав­ка не под­пус­ка­ет жен­щин к кухне! Ни­ко­гда! Все го­то­вит сам! …Мы со Сла­вой вме­сте уже два го­да. Ка­кое-то вре­мя я при­смат­ри­ва­лась к нему. И — о ра­дость! — он не лю­бит ди­е­ти­че­ские «су­пи­ки», его ма­ма — ми­лей­шая жен­щи­на — жи­вет в дру­гом го­ро­де. Он не ест жир­ную пи­щу, за­кру­чи­ва­ет тю­бик с пас­той, не раз­бра­сы­ва­ет нос­ки, опус­ка­ет крыш­ку уни­та­за, не иг­ра­ет на скрип­ке и, са­мое глав­ное, — не че­шет где ни по­па­дя! Он — не та­кой, как все!

Юлия, на­шла се­бе под­хо­дя­ще­го муж­чи­ну Три­жды чест­но пы­та­лась ужить­ся с обол­ту­са­ми, но все три ра­за не вы­дер­жа­ла. А счастье са­мо ме­ня на­шло

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.