Баба – ягодка опять

С тех пор как я раз­ве­лась с му­жем, спа­са­лась от оди­но­че­ства толь­ко ра­бо­той...

Moja Sudba - - Калейдоскоп - Ма­ри­на

Íа­чаль­ство ме­ня це­нит. И это ло­гич­но и за­ко­но­мер­но: ра­бо­таю я за тро­их бух­гал­те­ров, а зар­пла­ту по­лу­чаю за од­но­го; в офис при­хо­жу рань­ше, а ухо­жу поз­же всех; от­че­ты сдаю в срок; про­вер­ки на­ло­го­вой все­гда про­хо­дят без суч­ка, без за­до­рин­ки и да­же без ми­ни­маль­ных штра­фов. При­чин мо­е­го тру­до­го­лиз­ма мно­го. Это и син­дром от­лич­ни­цы, за­став­ля­ю­щий де­лать свою ра­бо­ту не про­сто хо­ро­шо, а без­уко­риз­нен­но, и ощу­ще­ние соб­ствен­ной неза­ме­ни­мо­сти для на­шей фир­мы, и то, что шеф не ску­пит­ся на по­хва­лы в мой ад­рес, а доб­рое сло­во, как из­вест­но, и кош­ке при­ят­но. Но глав­ная при­чи­на то­го, что я днюю и но­чую в офи­се, со­сто­ит в том, что по­след­ние де­вять лет (с тех пор как раз­ве­лась с му­жем) про­сто не хо­чу по ве­че­рам воз­вра­щать­ся в пу­стую квар­ти­ру — вот и от­тя­ги­ваю как мо­гу этот непри­ят­ный мо­мент... ...По­во­рот­ным пунк­том в мо­ей жиз­ни стал кор­по­ра­тив в честь де­ся­ти­ле­тия фир­мы. Обыч­но при­жи­ми­стый ди­рек­тор в этот раз вдруг устро­ил ат­трак­ци­он неслы­хан­ной щед­ро­сти и рас­по­ря­дил­ся за­ка­зать бан- кет в ре­сто­ране. Чест­но го­во­ря, я не слиш­ком люб­лю шум­ные мно­го­люд­ные ве­че­рин­ки, од­на­ко на кор­по­ра­тив по­е­ха­ла вме­сте со все­ми. Во- пер­вых, него­же от­ры­вать­ся от кол­лек­ти­ва, а во-вто­рых — смот­ри вы­ше на­счет оди­но­ких ве­че­ров в пу­стой квар­ти­ре. В за­ле сто­я­ла аф­ри­кан­ская жа­ра, по­это­му, на­ев­шись до от­ва­ла вся­ких вкус­но­стей, ре­ши­ла вый­ти про­вет­рить­ся в фойе, где бы­ло немно­го про­хлад­нее. На пол­пу­ти ме­ня оста­но­вил наш ай­тиш­ник Ва­дим, ко­то­рый уже успел на­пить­ся до ста­дии

«Ты ме­ня ува­жа­ешь?». Мне, прав­да, са­кра­мен­таль­но­го во­про­са за­да­вать не стал, за­то на­чал го­ря­чо при­зна­вать­ся в люб­ви. Мол, вы, Ма­ри­на Ана­то­льев­на, луч­шая из луч­ших: и комп у вас ни­ко­гда не вис­нет, и зло­вред­ных ви­ру­сов ни­ко­гда не цеп­ля­е­те (на­вер­ное, по­то­му что на пор­но­сай­ты не хо­ди­те), и во­об­ще, вы та­кая за­ме­ча­тель­ная, что вот пря­мо зав­тра уста­нов­лю на ва­ше «же­ле­зо» по­след­нюю вер­сию бух­гал­тер­ской про­грам­мы, ко­то­рая в пять... нет, в де­сять раз об­лег­чит ва­шу тя­же­лую бух­гал­тер­скую па­хо­ту... Ва­дик еще дол­го рас­про­стра­нял­ся на эту те­му, но в ка­кой-то мо­мент я ста­ла вос­при­ни­мать его го­лос, как фон. Де­ло в том, что мы сто­я­ли как раз на­про­тив то­го ме­ста, где за сто­лом (спи­ной к нам) раз­ме­стил­ся «ге­не­ра­ли­тет» ком­па­нии, а раз­го­вор шефа с его за­мом по­ка­зал­ся мне го­раз­до ин­те­рес­нее, чем пья­нень­кая бол­тов­ня си­сад­ми­на. — Я по­ру­чил Оле, что­бы она про­шер­сти­ла ре­зю­ме на сай­тах тру­до­устрой­ства. По­до­бра­ла несколь­ко под­хо­дя­щих кан­ди­да­тур на долж­ность глав­бу­ха для но­во­го фи­ли­а­ла и при­гла­си­ла их в по­не­дель­ник на со­бе­се­до­ва­ние... — до­нес­ся до ме­ня не вполне трез­вый, но де­ло­ви­тый го­лос за­ма. — От­ста­вить по­ис­ки и со­бе­се­до­ва­ния! — при­ка­зал ге­не­раль­ный. — За­чем нам пла­тить зар­пла­ту еще од­но­му со­труд­ни­ку? Пусть За­гор­ская и бухгалтерию фи­ли­а­ла за­од­но ве­дет... — А она в оди­ноч­ку спра­вит­ся с та­ким объ­е­мом? — за­со­мне­вал­ся зам. — Кто?! Ма­ри­ноч­ка?! Ко­неч­но, спра­вит­ся! Она у нас ста­рая ра­бо­чая ло­шад­ка, лю­бой воз потянет... — Ес­ли на воз на­ва­лить непо­силь­ный для ло­ша­ди груз, она мо­жет сдох­нуть! — А мы Ма­рине для «уси­ле­ния» лиш­нюю пор­цию ов­са вы­да­дим. В ви­де со­лид­ной пре­мии. Ни­че­го, она баба дву­жиль­ная, сдю­жит! — хо­хот­нул ди­рек­тор. На сравнение с ра­бо­чей ло­ша­дью я не оби­де­лась, по­то­му что мыс­лен­но са­ма се­бя так ино­гда на­зы­ва­ла. И идея с пре­ми­ей, чест­но го­во­ря, по­нра­ви­лась. И все­та­ки что-то ме­ня в диа­ло­ге на­чаль­ни­ков бо­лез­нен­но уко­ло­ло. В сле­ду­ю­щее мгно­ве­ние со­об­ра­зи­ла, что имен­но — эпи­тет «ста­рая». Вот это — яв­ная ин­си­ну­а­ция. Ни­ка­кая я не ста­рая, а на­обо­рот, жен­щи­на в са­мом рас­цве­те сил! Обо­рвав си­сад­ми­на на по­лу­сло­ве, по­хло­па­ла его по пле­чу: «Спа­си­бо, Ва­дик, ты на­сто­я­щий друг!» И быст­ро на­пра­ви­лась к вы­хо­ду из за­ла. На диване в уг­лу фойе, за­ки­нув од­ну без­упреч­ную нож­ку на дру­гую, ку­ри­ла ди­рек­тор­ская сек­ре­тар­ша Ал­лоч­ка. Глав­ным из ее до­сто­инств (или недо­стат­ков) бы­ло аб- со­лют­ное неуме­ние врать. По­это­му, при­сев ря­дом, спро­си­ла: — Ал­лоч­ка, я ста­рая? — Ну... не мо­ло­день­кая, ко­неч­но. Но, с дру­гой сто­ро­ны, пять­де­сят лет — это ведь еще не ста­рость... — Но мне со­рок пять! — Да? — про­тя­ну­ла де­вуш­ка недо­вер­чи­во. — А так по ви­ду и не ска­жешь... — Ты про­сто ма­стер ком­пли­мен­та! — фырк­ну­ла я и ре­ши­ла сбе­жать с кор­по­ра­ти­ва — что-то настро­е­ние «ту­сить» со­всем про­па­ло. При­е­хав до­мой, не мень­ше по­лу­ча­са про­сто­я­ла пе­ред боль­шим зер­ка­лом. «За­пу­сти­ла ты се­бя, го­лу­буш­ка, — ду­ма­ла тоск­ли­во, «лю­бу­ясь» сво­им от­ра­же­ни­ем. — Ко­жа се­рая и дряб­лая, во­ло­сы туск­лые, на ро­же ки­ло­метр мор­щин. А гла­за во­об­ще как у зом­би... Та­кой ухай­до­кан­ной тет­ке за­про­сто мож­но и все шесть­де­сят дать, а не толь­ко пол­тин­ник. Да-а-а... Ука­та­ли Сив­ку крутые гор­ки. Ты, Ма­ри­ша, не про­сто ра­бо­чая ло­шадь, а за­гнан­ная кля­ча на по­след­нем из­ды­ха­нии. Но ес­ли вы, до­ро­гие на­чаль­ни­ки, ду­ма­е­те, что на мне мож­но еще несколь­ко лет по­ез­дить, а по­том от­пра­вить на жи­во­дер­ню, — глу­бо­ко за­блуж­да­е­тесь! Не до­жде­тесь! Мне все­го со­рок пять, а зна­чит, са­мое вре­мя ста­но­вить­ся ягод­кой!» На сле­ду­ю­щий день я от­пра­ви­лась к ше­фу и за­яви­ла, что ухо­жу в от­пуск. — Как в от­пуск? — оша­лел тот. — По­че­му?!! — По­то­му что три го­да не от­ды­ха­ла, — от­ве­ти­ла спо­кой­но. — По­то­му что уста­ла. По­то­му что, со­глас­но КЗоТ, имею пра­во... — А кто во вре­мя тво­е­го от­сут­ствия бухгалтерию ве­сти бу­дет?! — Очень хо­ро­ший во­прос, — ска­за­ла я. — Мне нуж­на по­мощ­ни­ца. Нет, луч­ше две. При­чем срочно, что­бы успе­ла их за неде­лю вве­сти в курс де­ла. А ес­ли не вы­пол­ни­те мои усло­вия, — по­шла на от­кро­вен­ный шан­таж, — на­пи­шу за­яв­ле­ние по соб­ствен­но­му же­ла­нию. С мо­им ста­жем и опы­том ра­бо­ту все­гда най­ду, тем бо­лее что в «Ве­гу» уже не раз пы­та­лись пе­ре­ма­нить... При упо­ми­на­нии нена­вист­ной кон­ку­ри­ру­ю­щей фир­мы шеф по­блед­нел и тут же по­обе­щал и от­пуск, и по­мощ­ниц, и да­же при­бав­ку к зар­пла­те, хо­тя об этом я его не про­си­ла. ...Мое по­слеот­пуск­ное по­яв­ле­ние в офи­се вы­зва­ло сре­ди кол­лег фурор ни­чуть не мень­ший, чем ле­ген­дар­ная «про­ход­ка» пре­об­ра­жен­ной Мы­м­ры в филь­ме «Слу­жеб­ный ро­ман». — Ма­ри­на Ана­то­льев­на, так вы, ока­зы­ва­ет­ся, еще со­всем мо­ло­дая! — вос­хи­щен­но при­свист­ну­ла сек­ре­тар­ша Ал­лоч­ка. — По­тряс­но вы­гля­ди­те! — Со­рок пять — баба ягодка опять, — на­сла­жда­ясь три­ум­фом, на­пом­ни­ла ей на­род­ную муд­рость. А за­тем блес­ну­ла ки­но­ци­та­той из вы­ше­упо­мя­ну­то­го филь­ма: — И так я те­перь бу­ду вы­гля­деть ВСЕ­ГДА!

Ма­ри­на, из­ме­ни­ла свою жизнь к луч­ше­му Ре­ши­ла всем до­ка­зать, что я – не ста­рая тяг­ло­вая ло­шадь, а мо­ло­дая при­вле­ка­тель­ная жен­щи­на. И мне это уда­лось!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.