Вот что зна­чит лю­бовь

Лю­бов­ный тре­уголь­ник – яв­ле­ние при­выч­ное. Но что­бы уг­лов бы­ло че­ты­ре... С та­ким мы столк­ну­лись впер­вые

Moja Sudba - - Калейдоскоп - Ана­ста­сия

Íе­за­дол­го до Но­во­го го­да по офи­су по­полз­ли слу­хи о гря­ду­щей смене ру­ко­вод­ства. И ес­ли вна­ча­ле они полз­ли со ско­ро­стью ста­рой че­ре­па­хи, то в ян­ва­ре уже мар­ши­ро­ва­ли бод­рым стро­е­вым ша­гом. За­тем пе­ре­шли на ал­люр, а к кон­цу мар­та нес­лись неудер­жи­мым га­ло­пом. «Ско­ро при­шлют но­во­го ге­не­раль­но­го, — шеп­та­лись в ку­рил­ках и не толь­ко. — Ох-ох-ох, что бу­дет, что бу­дет...» Ста­рый шеф был ста­рым в пря­мом смыс­ле сло­ва — ему уже ис­пол­ни­лось шесть­де­сят пять. Кро­ме то­го, год на­зад он пе­ре­нес ин­фаркт и не раз на­ме­кал, что хо­чет уй­ти на по­кой. Нет Нет, преж­ний преж­ний­ге­не­раль­ный ге­не­раль­ный не от­но­сил­ся к категории доб­ря­ков. Как хо­ро­ший учи­тель, он был стро­гим, но спра­вед­ли­вым, по­это­му под­чи­нен­ные его бо­я­лись, ува­жа­ли и лю­би­ли в рав­ных про­пор­ци­ях. А сле­ду­ю­щий… Но­вое на­чаль­ство — все­гда кот в меш­ке. Тем­ная ло­шад­ка, ко­то­рая неиз­вест­но ку­да по­не­сет. Но­вая мет­ла, ко­то­рая обя­за­тель­но ста­нет ме­сти, как ей взду­ма­ет­ся, вы­ме­тая из фир­мы всех неугод­ных. При­чем тур­нуть мо­гут не толь­ко лен­тя­ев и непро­фес­си­о­на­лов, а вполне хо­ро­ших спе­ци­а­ли­стов. Не по­нра­вишь­ся чем-то ше­фу, и... ари­ве­дер­чи. Человеческий фак­тор, черт бы его по­брал! Уволь­не­ний бо­я­лись все, в том чис­ле и ак­са­ка­лы со ста­ту­сом неза­ме­ни­мых. Два­дцать седь­мо­го мар­та сек­ре­тар­ша Ин­га Сте­па­нов­на шеп­ну­ла по сек­ре­ту, что со дня на день нуж­но ждать при­ез­да Са­мо­го. Владелец на­шей ком­па­нии жил в сто­ли­це, в пе­ре­ры­вах меж­ду от­ды­хом на пре­стиж­ных ку­рор­тах ру­ко­во­дил го­лов­ным офи­сом, у нас же по­яв­лял­ся очень ред­ко и весь­ма нена­дол­го. И вот на­ко­нец свер­ши­лось. Утром пер­во­го ап­ре­ля Ин­га Сте­па­нов­на разо­сла­ла со­об­ще­ние, что в 11:00 Сам ждет всех со­труд­ни­ков в кон­фе­ренц-за­ле. В на­зна­чен­ное вре­мя вы­стро­и­лись, как на па­ра­де. Хо­зя­ин — бла­гост­ный, улыб­чи­вый, си­я­ю­щий аль­пий­ским, а мо­жет мо­жет, маль­див­ским или еще ка­ким-то, за­га­ром, — по­явил­ся в со­про­вож­де­нии сим­па­тич­но­го пар­ня лет трид­ца­ти, не боль­ше. — Раз­ре­ши­те пред­ста­вить но­во­го ге­не­раль­но­го директора Иго­ря Ви­та­лье­ви­ча Про­хо­рен­ко, — ска­зал Сам и кив­нул на пар­ня. — Это что, пер­во­ап­рель­ский розыг­рыш? — шеп­ну­ла моя по­дру­га ре­кла­мист­ка Ри­та, сто­яв­шая спра­ва. — Ка­кой оча­ро­ваш­ка... — том­но про­сто­на­ла ба­сом ше­сти­де­ся­ти­лет­няя глав­бух­ша Рим­ма Пет­ров­на, ко­то­рая сто­я­ла сле­ва. А си­сад­мин Ви­тя у ме­ня за спи­ной ти­хо при­свист­нул. — На­де­юсь, вы с Иго­рем Ви­та­лье­ви­чем сра­бо­тае-

тесь, — про­дол­жил Сам. — И бу­де­те все вме­сте успешно тру­дить­ся на бла­го род­ной ком­па­нии. В об­щем, король умер (чи­тай: ушел на за­слу­жен­ный от­дых), да здрав­ству­ет король! По­ма­за­ние на цар­ство­ва­ние со­сто­я­лось, хо­зя­ин от­был в сто­ли­цу, а мы так и оста­лись тол­пить­ся в кон­фе­ренц-за­ле — нам ведь ни­кто не раз­ре­шил рас­хо­дить­ся по ра­бо­чим ме­стам. Оно и по­нят­но: им­пе­ра­тор бу­дет дер­жать при­вет­ствен­ную речь пе­ред под­дан­ны­ми. По­ка он со­би­рал­ся с мыс­ля­ми, я тоск­ли­во ду­ма­ла: «Че­го же ждать от это­го мо­ло­до­го оча­ро­ваш­ки? То, что оча­ро­ваш­ка, еще лад­но, как­ни­будь пе­ре­жи­вем, а вот то, что мо­ло­дой...» За два­дцать лет ра­бо­ты по­ви­да­ла раз­ных ру­ко­во­ди­те­лей и знаю: мо­ло­дые — ху­же всех. Они вся­че­ски пы­та­ют­ся са­мо­утвер­дить­ся, все им ка­жет­ся, что ав­то­ри­тет мож­но заработать толь­ко ти­ра­ни­ей и дик­та­ту­рой. Не­уже­ли и этот та­ким же ока­жет­ся? Но­вый ге­не­раль­ный на­ко­нец на­чал при­вет­ствен­ную речь: «До­ро­гие со­труд­ни­ки! Очень рад, что мне вы­па­ла честь ра­бо­тать в та­ком за­ме­ча­тель­ном кол­лек­ти­ве. Хотелось бы по­зна­ко­мить­ся с каж­дым по­бли­же, а по­сколь­ку де­лать это луч­ше в нефор­маль­ной об­ста­нов­ке, то зав­тра со­сто­ит­ся кор­по­ра­тив­ная ве­че­рин­ка в ре­сто­ране. На ра­бо­ту с утра мо­же­те не вы- хо­дить, но к пя­ти жду всех в офи­се. В по­ло­ви­ну ше­сто­го к вхо­ду бу­дет по­дан ав­то­бус. А сей­час — за де­ло!» Ко­неч­но, трое­крат­но «ура!» ни­кто не кри­чал, но рас­сла­би­лись, за­улы­ба­лись: нор­маль­но цар­ство­ва­ние на­чал — с на­род­но­го гу­ля­нья. Мо­жет, и даль­ше все бу­дет не так пло­хо, как опа­са­лись? На­ши офис­ные да­мы на кор­по­ра­тив, есте­ствен­но, при­на­ря­ди­лись — ни­ка­ких те­бе де­ло­вых ко­стю­мов и джин­сов со сви­те­ра­ми. Но Али­на из от­де­ла мар­ке­тин­га за­тми­ла всех. Яр­ко-крас­ное об­ле­га­ю­щее пла­тье с глу­бо­ким де­коль­те, агрес­сив­ный ма­ки­яж, круп­ные серь­ги — жен­щи­на-вамп, да и толь­ко. В ре­сто­ране она сра­зу на­ча­ла на­про­па­лую ко­кет­ни­чать с но­вым ше­фом — и на­пит­ки ему при­но­си­ла, и тан­це­вать при­гла­ша­ла, и во вре­мя мед­лен­ных тан­цев при­жи­ма­лась весь­ма недву­смыс­лен­но. Так­ти­ка да­ла ре­зуль­тат. Уе­ха­ли они вме­сте на ма­шине Иго­ря Ви­та­лье­ви­ча. Ку­да? Об этом оста­ва­лось толь­ко до­га­ды­вать­ся. Но су­дя по то­му, как по­ве­ла се­бя Али­на на сле­ду­ю­щий день, про­во­жа­ни­ем до подъ­ез­да не огра­ни­чи­лось. Она хо­ди­ла по офи­су с та- ким ви­дом, что ста­ло по­нят­но: те­перь на­ша «вамп» вамп — не обыч­ный ме­не­джер, а осо­ба, при­бли­жен­ная к им­пе­ра­то­ру. И за­шеп­та­лись в ку­рил­ках и бу­фе­те: «Король об­за­вел­ся фа­во­рит­кой». Во всем осталь­ном Игорь Ви­та­лье­вич вел се­бя без­упреч­но: ни­ко­го не уволь­нял; на по­хва­лы усерд­ным со­труд­ни­кам не ску­пил­ся, а нера­ди­вых по-оте­че­ски жу­рил (при­чем, толь­ко за де­ло); к юби­лею фир­мы вы­дал всем хо­ро­шие пре­мии. В об­щем, пра­вил муд­ро и спра­вед­ли­во, как и по­до­ба­ет про­све­щен­но­му мо­нар­ху. Али­на пе­ри­о­ди­че­ски без сту­ка ны­ря­ла к нему в ка­би­нет, бро­сив на хо­ду по­жи­лой сек­ре­тар­ше: «Ин­га Сте­па­нов­на, у нас со­ве­ща­ние, Игорь Ви­та­лье­вич про­сил пол­ча­са его не бес­по­ко­ить». И по­сле ра­бо­ты они уез­жа­ли вме­сте... Ну что ж, слу­жеб­ные ро­ма­ны — не но­вость. Так про­дол­жа­лось до тех пор, по­ка доч­ка Ин­ги Сте­па­нов­ны не ро­ди­ла двой­ню. Бес­смен­ная офис­ная сек­ре­тар­ша уво­ли­лась, что­бы по­мо­гать нян­чить вну­ков, а на ее ме­сто шеф взял два­дца­ти­лет­нюю кра­сот­ку Ироч­ку. Она и вправ­ду бы­ла хо­ро­ша: каш­та­но­вые во­ло­сы до плеч, зе­ле­ные гла­за в пол-ли­ца, строй­ные но­ги от ушей... На вто­рой день по­сле ее при­хо­да я за­грип­по­ва­ла, а ко­гда вы­шла по­сле боль­нич­но­го, Ри­та встре­ти­ла ме­ня пес­ней: «Вжик-вжик-вжик, уно­си го­то­вень­ко­го, вжик-вжи­кв­жик, кто на но­вень­ко­го?» — и гром­ко за­хо­хо­та­ла. — И что это зна­чит? — по- ин­те­ре­со­ва­лась я. — Это зна­чит, зна­чит что что­шефв­че­ра шеф вче­ра по­вез до­мой по­сле ра­бо­ты не Али­ну, а эту кра­сот­ку из при­ем­ной. По­хо­же, у Иго­ря но­вая фа­во­рит­ка... Но, во­пре­ки ожи­да­ни­ям, в опа­лу Али­на не по­па­ла. Про­сто ей при­ш­лось чуть «по­дви­нуть­ся». Те­перь оба­яш­ка­босс про­во­дил по­лу­ча­со­вые «со­ве­ща­ния» за за­кры­ты­ми дверь­ми то с од­ной, то с дру­гой со­труд­ни­цей. И до­мой их во­зил по оче­ре­ди. Осе­нью в фир­му при­шла ре­кла­мист­ка Ви­ка с ры­жей гри­вой и пыш­ны­ми фор­ма­ми во­сточ­ной кра­са­ви­цы. И га­рем на­ше­го сул­та­на вы­рос еще на од­ну че­ло­ве­ко­еди­ни­цу. Ни­кто из трех «на­лож­ниц» не хо­тел сда­вать по­зи­ции, каж­дая на­де­я­лась в чест­ной схват­ке по­бе­дить со­пер­ниц и до­ве­сти люб­ве­обиль­но­го ге­не­раль­но­го до загса. Мы с ин­те­ре­сом на­блю­да­ли за раз­ви­ти­ем необыч­но­го слу­жеб­но­го ро­ма­на и да­же де­ла­ли став­ки, ка­кая из кра­со­ток при­дет к фи­ни­шу пер­вой. Так про­дол­жа­лось до Но­во­го го­да, а по­том... Все они од­но­вре­мен­но по­лу­чи­ли от­став­ку. Ни­кто боль­ше не бе­гал к ге­не­раль­но­му в ка­би­нет, ни­ко­го он не во­зил на сво­ем рос­кош­ном «БМВ». На­род те­рял­ся в до­гад­ках: что слу­чи­лось? Мо­жет, про­сто не вы­дер­жал му­жик сек­су­аль­но­го ма­ра­фо­на? Все вы­яс­ни­лось, ко­гда шеф в мае при­гла­сил нас на... сва­дьбу. Неве­ста мне очень по­нра­ви­лась. При внеш­ней хруп­ко­сти, в ней яв­ствен­но чув­ство­ва­лась внут­рен­няя си­ла. Игорь Ви­та­лье­вич не сво­дил с из­бран­ни­цы оча­ро­ван­но­го взгля­да и об­ра­щал­ся так бе­реж­но, слов­но это са­мое до­ро­гое, что у него есть. А Ри­та за­го­вор­щиц­ки шеп­ну­ла мне: «Вот что зна­чит лю­бовь»...

Да­рья – же­на ге­не­раль­но­го директора Го­во­рят, Игорь рань­ше был баб­ни­ком. Хм... Что бы­ло, то сплы­ло, а сей­час я точ­но знаю: мой муж – од­но­люб

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.