КАК Я ПРО­ВЕЛ ЛЕ­ТО

В про­шлом го­ду я не мог поз­во­лить се­бе от­дых за гра­ни­цей, по­это­му ре­шил по­ез­дить по Укра­ине ав­то­сто­пом

Moja Sudba - - News - Июль. Ав­густ. Мак­сим

Ìою класс­ную ру­ко­во­ди­тель­ни­цу зва­ли Изоль­дой Мат­ве­ев­ной. Ко­гда она взя­ла наш класс, ей бы­ло чуть боль­ше ше­сти­де­ся­ти — то есть столь­ко, сколь­ко сей­час мо­ей ба­буш­ке. Но ба­бу­ля у ме­ня про­дви­ну­тая и по­сто­ян­но идет в но­гу со вре­ме­нем, а Изоль­да, как бы это по­мяг­че вы­ра­зить­ся, бы­ла... оскол­ком ме­зо­зой­ской эры. Она пре­по­да­ва­ла язык и ли­те­ра­ту­ру, уро­ки ве­ла по кон­спек­там со­ро­ка­лет­ней дав­но­сти и по дав­ней сов­ко­вой тра­ди­ции в на­ча­ле каж­до­го учеб­но­го го­да обя­за­тель­но за­да­ва­ла нам на­пи­сать со­чи­не­ние на те­му: «Как я про­вел ле­то». Я эти со­чи­не­ния лю­то нена­ви­дел. По­то­му что ес­ли на­пи­сать прав­ду, огре­бешь двой­ку, еще и ро­ди­те­лей вы­зо­вут в шко­лу да про­пе­со­чат за непо­до­ба­ю­щее вос­пи­та­ние сы­на, а фан­та­зи­ро­вать о том, как все ле­то толь­ко тем и за­ни­мал­ся, что пе­ре­во­дил ста­ру­шек че­рез до­ро­гу, спа­сал без­дом­ных ко­тят и доб­ро­воль­но по­мо­гал ма­ме по хо­зяй­ству, бы­ло про­тив­но. По­чти все од­но­класс­ни­ки про­яв­ля­ли со­ли­дар­ность со мной в этом во­про­се, но в де­вя­том клас­се на­ши му­че­ния за­кон­чи­лись — Изоль­да на­ко­нец ушла на пен­сию. А но­вая фи­ло­ло­ги­ня ока­за­лась мо­ло­дой и по­доб­ны­ми глу­по­стя­ми нас не гру­зи­ла. Но, стран­ное де­ло, в сен­тяб­ре про­шло­го го­да мне са­мо­му вдруг за­хо­те-

лось опи­сать свои лет­ние при­клю­че­ния-впе­чат­ле­ния. И по­сколь­ку за этот опус «па­ру» мне уже при всем же­ла­нии ни­кто не вле­пит, от­крыл но­ут и об­мак­нул паль­цы в кла­ву...

Июнь. Сда­вал «го­сы». Ма­ма по­сле каж­до­го эк­за­ме­на уже не спра­ши­ва­ла, как на пер­вом кур­се, ка­кую оцен­ку по­лу­чил, а толь­ко ин­те­ре­со­ва­лась, сдал или нет. Ко­гда объ­яс­нил, что ди­плом­ни­ков во­об­ще не ва­лят, она успо­ко­и­лась и ин­те­ре­со­вать­ся пе­ре­ста­ла. Вы­пуск­ной в уни­ве­ре по­лу­чил­ся со­всем не та­кой при­коль­ный, как в шко­ле. Ни­кто не по­драл­ся, не по­лез в фон­тан пла­вать и да­же осо­бо не на­пил­ся — ста­ре­ем, что ли? При­нес до­мой ди­плом ба­ка­лав­ра. Дал по­лю­бо­вать­ся ро­ди­те­лям и ба­бу­ле, по­лю­бо­вал­ся сам и спря­тал в тум­боч­ку. Вряд ли он смог бы мне ко­гда-ни­будь при­го­дить­ся, по­сколь­ку я со­би­рал­ся устро­ить­ся ай­тиш­ни­ком в ка­кую-ни­будь кру­тую кон­то­ру. Ра­бо­то­да­те­лям ведь важ­но, как ша­рю в ком­пах, а на на­ли­чие ко­роч­ки о выс­шем об­ра­зо­ва­нии и оцен­ки во вкла­ды­ше им, по боль­шо­му сче­ту, на­чхать. — Сы­ноч­ка, ка­кие у те­бя даль­ней­шие пла­ны? — спро­си­ла ма­ма. — До сен­тяб­ря бу­ду от­ды­хать, а по­том... — И от че­го же ты так устал, бед­нень­кий? — яз­ви­тель­но пе­ре­бил ме­ня отец. — На­вер­ное, от ту­со­вок в ноч­ных клу­бах, си­де­ния в Ин­тер­не­те и ва­ля­ния на ди­ване? А не по­ра ли слезть с на­ших шей и на­чать тру­до­вую де­я­тель­ность? — Ты пря­мо пе­да­гоггу­ма­нист, ей-бо­гу! — фырк­нул я. — Пе­ста­лоц­ци и Ма­ка­рен­ко в од­ном лице. — Да успе­ет он еще на­ра- бо­тать­ся, — вста­ла на мою за­щи­ту ма­ма. А ба­бу­ля по­ста­ви­ла в этом се­мей­ном спо­ре жир­ную точ­ку. — За­был, ка­ким сам был в его воз­расте? — стро­го спро­си­ла она у па­пы. — Пусть ре­бе­нок, преж­де чем впря­гать­ся в ра­бо­ту, по­гу­ля­ет па­ру ме­ся­цев, — и, при­встав на цы­поч­ки, по­гла­ди­ла ме­ня по го­ло­ве.

На «по­гу­лять» где­ни­будь в Тур­ции де­нег не бы­ло, а про­сить у ро­ди­те­лей не хо­те­лось. По­это­му ре­шил пу­те­ше­ство­вать по Укра­ине ав­то­сто­пом. Ма­ме, что­бы не пе­ре­жи­ва­ла, со­врал, мол, еду с од­но­группни­ком к его тет­ке на да­чу. — Толь­ко зво­ни ре­гу­ляр­но, что­бы я не вол­но­ва­лась, — по­про­си­ла она. — Хо­ро­шо? — Там не все­гда есть мо­биль­ная связь, но по­ста­ра­юсь те­ле­фо­ни­ро­вать как мож­но ча­ще, — по­обе­щал. На сле­ду­ю­щий день со­брал рюк­зак, су­нул в по­тай­ной кар­ман «под­кож­ные» (под­хал­ту­рил в мае, на­пи­сав для од­но­го чу­ва­ка «про­гу») и от­пра­вил­ся в путь. Вы­ехал на марш­рут­ке за чер­ту го­ро­да, а по­том стал го­ло­со­вать на трас­се. За три ча­са, что про­сто­ял на жа­ре, оста­но­ви­лись пять ав­то­мо­би­лей. Все во­ди­те­ли на­чи­на­ли диалог с во­про­са: «Те­бе, ку­да, па­рень?» Трое по­сле мо­е­го от­ве­та «Да, соб­ствен­но, все рав­но», да­ли по га­зам (на­вер­ное, ре­ши­ли, что у ме­ня с го­ло­вой не все в по­ряд­ке), а двое со­об­щи­ли, что на­прав­ля­ют­ся в Ки­ев, и за­ло­ми­ли та­кую сум­му, что я по­спе­шил с ни­ми по­про­щать­ся. По­сто­яв на солн­це­пе­ке еще ми­нут со­рок, стал со­мне­вать­ся в успе­хе сво­ей аван­тю­ры — все-та­ки не до­шли мы еще до Ев­ро­пы с ее тра­ди­ци­я­ми ав­то­сто­па. Но тут воз­ле ме­ня за­тор­мо­зи­ла фу­ра, шо­фер ко­то­рой ока­зал­ся уже од­ной но­гой в Ев­ро­со­ю­зе и со­гла­сил­ся без­воз­мезд­но, то есть да­ром, до­вез­ти ме­ня до Кре­мен­чу­га. Ту­да при­е­ха­ли за­тем­но, и, сер­деч­но по­бла­го­да­рив во­ди­лу, я, не мудр­ствуя лу­ка­во, устро­ил­ся но­че­вать пря­мо на го­род­ском пля­же. Смот­рел в не­бо и неволь­но вспо­ми­нал от­ры­вок из Го­го­ля, ко­то­рый Изоль­да за­ста­ви­ла нас вы­учить на­изусть в пя­том или ше­стом клас­се. То­гда он ме­ня не впе­чат­лил, но те­перь... «Чу­ден Дне­пр и при теп­лой лет­ней но­чи, ко­гда все за­сы­па­ет — и че­ло­век, и зверь, и пти­ца... Звез­ды го­рят и све­тят над ми­ром и все ра­зом от­да­ют­ся в Дне­пре»... Про­сто ма­гия ка­кая-то, а не текст... Утром, на­ку­пав­шись до оду­ри и по­зав­тра­кав куп­лен­ны­ми у ве­се­лой ста­ру­шен­ции тре­мя пи­рож­ка­ми с виш­ней, от­пра­вил­ся ло­вить оче­ред­ную по­пут­ку. Доб­рая са­ма­ри­тян­ка пред­пен­си­он­но­го воз­рас­та со­гла­си­лась под­бро­сить до Ума­ни. Гу­ляя по зна­ме­ни­то­му пар­ку «Со­фи­ев­ка», по­зна­ко­мил­ся с за­бав­ной дев­чон­кой с яр­ко-ры­жи­ми во­ло­са­ми и раз­но­цвет­ной та­ту­хой на щи­ко­лот­ке. Она пред­ста­ви­лась Ан­ге­ли­ной, но пре­ду­пре­ди­ла, что­бы не взду­мал на­зы­вать ее Ли­ной — толь- ко Ге­лей. Поз­же, узнав, что пу­те­ше­ствую ав­то­сто­пом, ста­ла на­би­вать­ся в по­пут­чи­цы. — А те­бе во­сем­на­дцать уже есть? — спро­сил у нее. — С ка­кой це­лью ин­те­ре­су­ешь­ся? — рас­хо­хо­та­лась ры­жая сим­па­тя­га. — Раз­вра­щать со­би­ра­ешь­ся? — Как карта ля­жет... — с каж­дой ми­ну­той дев­чон­ка нра­ви­лась мне все боль­ше. — Ну то­гда мо­жешь ста­тьи УК не опа­сать­ся, мне уже два­дцать. Ге­ля рас­ска­за­ла, что ее ро­ди­те­ли — му­зы­кан­ты в сим­фо­ни­че­ском ор­кест­ре, сей­час уеха­ли на га­стро­ли. А она, на­ру­шив се­мей­ную тра­ди­цию, учит­ся не в кон­сер­ва­то­рии, а в по­ли­те­хе, на фа­куль­те­те ин­фор­ма­ти­ки и вы­чис­ли­тель­ной тех­ни­ки. Тут я окон­ча­тель­но при­знал в ней род­ствен­ную ду­шу, и с этой ми­ну­ты мы ко­ле­си­ли по Укра­ине вдво­ем. До сто­ли­цы до­бра­лись зай­ца­ми на элек­трич­ке. В Ки­е­ве Ге­ля по­во­ди­ла ме­ня по сво­им лю­би­мым ме­стам, за­тем мы фо­т­ка­лись на фоне Пре­об­ра­жен­ско­го со­бо­ра в Вин­ни­це, бро­ди­ли по древ­не­му зам­ку в Луц­ке, на­сла­жда­лись по­тря­са­ю­щей ат­мо­сфе­рой Ль­во­ва и да­же по­участ­во­ва­ли в улич­ном флеш­мо­бе.

На по­след­ние день­ги ку­пи­ли би­ле­ты до Харь­ко­ва — я хо­тел непре­мен­но по­зна­ко­мить Ге­лю со сво­им род­ным го­ро­дом, а за­од­но — с ба­буш­кой и ро­ди­те­ля­ми. — Го­во­ришь, неве­ста? — спро­сил па­па, ко­гда лю­би­мая бы­ла в ду­ше. — А не ра­но ли те­бе всту­пать в брак? — Вс­пом­ни се­бя в его воз­расте, — стро­го ска­за­ла ба­бу­ля. — Пусть ре­бе­нок же­нит­ся, по­ка мо­ло­дой! Так что ле­то в про­шлом го­ду я про­вел от­лич­но!

Мак­сим, си­стем­ный ад­ми­ни­стра­тор Пла­ны на это ле­то пол­но­стью за­ви­сят от на­ше­го с Ге­лей сы­на, ко­то­ро­му ис­пол­ни­лось две неде­ли. Те­перь он рулит!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.