И це­лая ЖИЗНЬ впе­ре­ди...

Мы все­гда са­ди­лись в один ва­гон. Толь­ко я вы­хо­ди­ла в цен­тре, а этот па­рень ехал даль­ше

Moja Sudba - - News - РУСЛАНА:

Я, как обыч­но, опаз­ды­ва­ла. ла... Вы­прыг­нув из марш­рут рут­ки, бе­гом на­пра­ви­лась к мет мет­ро, об­хо­дя на по­во­ро­тах мен ме­нее рас­то­роп­ных пе­ше­ход хо­дов. Пе­ред сту­пень­ка­ми при­тор­мо­зи­ла. Ско­сив гла гла­за, мель­ком гля­ну­ла на сво свое от­ра­же­ние в вит­рине лар ларь­ка, по­пра­ви­ла во­ло­сы, над на­де­ла улыб­ку и по­ход­кой, сво сво­бод­ной, от бед­ра, за­ша­га­ла к тур­ни­ке­ту. Обыч­но он под­жи­дал ме­ня имен­но здесь. Де­лал вид, что чи­та­ет га­зе­ту, но как толь­ко я сту­па­ла на эс­ка­ла­тор, тут же сво­ра­чи­вал ее и сле­до­вал за мной. Мы са­ди­лись в один ва­гон (но ни­ко­гда — ря­дом, да­же ес­ли бы­ло сво­бод­ное ме­сто), всю по­езд­ку мол­ча­ли, лишь из­ред­ка по­смат­ри­вая друг на дру­га. Он был сим­па­тич­ный, этот па­рень: на вид лет два­дцать семь, спор­тив­ный, с при­ят­ной улыб­кой — в об­щем, в мет­ро та­ких пруд пру­ди. Прав­да, име­ла ме­сто од­на ма­лень­кая, но очень су­ще­ствен­ная де­таль, ко­то­рая вы­де­ля­ла незна­ком­ца из тол­пы: улыб­ка все­гда ад­ре­со­ва­лась ис­клю­чи­тель­но мне, мне од­ной! При­знать­ся, не сра­зу его за­ме­ти­ла. Од­на­жды, про­тис­ки­ва­ясь меж­ду пас­са­жи­ра­ми, за­це­пи­лась за что-то и чуть не упа­ла. «Ка­кой ду­рак спор­тив­ные сум­ки под но­ги ста­вит?!» — воз­му­ти­лась в серд­цах. Вла­де­лец по­кла­жи осто­рож­но под­дер­жал ме­ня. При­стро­ив­шись на без­опас­ном рас­сто­я­нии у две­ри, с раз­дра­же­ни­ем огля­ну­лась на него и вдруг по­па­ла на этот взгляд с лег­ким при­щу­ром. Па­рень, как бы из­ви­ня­ясь, по­жал пле­ча­ми и улыб­нул­ся. А я раз­вол­но­ва­лась, слов­но пя­ти­класс­ни­ца, и по­чув­ство­ва­ла, как ог­нем го­рят ще­ки.

С то­го мо­мен­та все и на­ча­лось: он под­жи­дал ме­ня каж­дый день у тур­ни­ке­та, мы еха­ли вме­сте до цен­тра. По­том я вы­хо­ди­ла, а он оста­вал­ся... Од­на­жды, вый­дя, огля­ну­лась — па­рень не дви­нул­ся с ме­ста, толь­ко по­ма­хал мне вслед ру­кой. Две­ри ва­го­на за­кры­лись — че­рез се­кун­ду его и след про­стыл. Я разо­зли­лась: «Мог бы хоть пред­ста­вить­ся... Ко­неч­но, не со­би­ра­юсь сра­зу ему на шею бро­сать­ся... Но все же... кто он та­кой? Кем ра­бо­та­ет? Как его зо­вут?» В об­щем, с каж­дым днем по­пут­чик за­ни­мал в мо­ей ду­ше все боль­ше и боль­ше ме­ста. Вся­кий раз пе­ред вы­хо­дом из до­му смот­ре­лась в зер­ка­ло и неволь­но ду­ма­ла: «Хо­ро­шо ли вы­гля­жу? По­нра­вит­ся ли зна­ко­мо­му незна­ком­цу моя но­вая при­чес­ка?» Пе­ре­би­рая ве­щи в шкафу, оста­нав­ли­ва­лась на оче­ред­ной блу­зе с мыс­лью: «Эту он еще не ви­дел». И что уди­ви­тель­но, ка­ки­ми­то ед­ва уло­ви­мы­ми же­ста­ми, взгля­да­ми он все­гда умуд­рял­ся сде­лать мне ком­пли­мент или, на­обо­рот, за­бра­ко­вать но­вый на­ряд. Это бы­ла иг­ра, вос­хи­ти­тель­ная иг­ра! Она да­ри­ла мне на­стро­е­ние, да­ва­ла воз­мож­ность по­чув­ство­вать се­бя осо­бен­ной, ни на ко­го не по­хо­жей... Сто раз пред­став­ля­ла, ка­ким бу­дет на­ше зна­ком­ство (в том, что ра­но или позд­но оно со­сто­ит­ся, да­же не со­мне­ва­лась!), и меч­та­ла услы­шать го­лос пар­ня. Хо­те­лось, что­бы он был негром­ким, а сло­ва — про­сты­ми, что-то вро­де: «При­вет, я те­бя за­ждал­ся». Прой­дя че­рез тур­ни­кет, огля­ну­лась — зна­ко­мо­го си­лу­эта ни­где не бы­ло вид­но. У ме­ня вдруг упа­ло на­стро­е­ние. «Ну вот! А ес­ли во­об­ще его боль­ше не встре­чу? — от этой мысли по­хо­ло­де­ла. — Ду­ра несчаст­ная! На­до бы­ло са­мой най­ти пред­лог, что­бы по­зна­ко­мить­ся...» Спу­стив­шись по эс­ка­ла­то­ру, оста­но­ви­лась у ко­лон­ны и с на­рас­та­ю­щей тос­кой ста­ла ждать по­ез­да...

ВА­ЛЕ­РИЙ:

Смеш­ная дев­чон­ка. Уже ко­то­рую неде­лю за ней на­блю­даю. По утрам несет­ся на сво­их каб­луч­ках — смот­реть страш­но: вдруг за­це­пит­ся за что-то или в щель на сту­пень­ке каб­лу­ком по­па­дет... Ку­да спе­шит? На ра­бо­ту, на­вер­ное. Ин­те­рес­но, чем она за­ни­ма­ет­ся? Все­гда вы­хо­дит на цен­траль­ной станции. Нуж­но бу­дет как-ни­будь вый­ти вме­сте с ней и про­сле­дить, ку­да на­прав­ля­ет­ся. А там, гля­дишь, и по­вод най­дет­ся, что­бы по­зна­ко­мить­ся. Хо­тя... За­чем я ей ну­жен, та­кой кра­сот­ке? У нее, мо­жет, и муж есть. Прав­да, коль­ца на паль­це не за­ме­тил. Это ведь му­жи­ки коль­ца не но­сят, а ба­рыш­ни — те, на­обо­рот, де­мон­стри­ру­ют всем, как ме­даль «За по­бе­ду», при каж­дом удоб­ном слу­чае. Да и взгляд у нее не то что­бы уве­рен­ный, ско­рее, на­обо­рот — рас­те­рян­ный, сму­щен­ный... Неде­лю на­зад спе­ци­аль­но сум­ку ей под но­ги под­ста­вил, что­бы на­ко­нец-то вни­ма­ние об­ра­ти­ла. На­до же, за­ме­ти­ла ме­ня и по­крас­не­ла, как ре­бе­нок! Че­рез день при­чес­ку из­ме­ни­ла. Ду­ма­ла, не узнаю? На­ив­ная! Так, ко­неч­но, то­же хо­ро­шо, но с рас­пу­щен­ны­ми во­ло­са­ми мне боль­ше нра­ви­лось. С ней на­до ухо дер­жать вост­ро — каж­дый день пе­ре­оде­ва­ет­ся (сколь­ко же у нее этих коф­то­чек?), на­де­ет­ся, что не най­ду ее в тол­пе... Ин­те­рес­но, она го­то­вить уме­ет? На­до бу­дет спро­сить при слу­чае. По­том... Это я про­сто так по­ду­мал — же­нить­ся ведь ко­гда-ни­будь все рав­но при­дет­ся! А она очень ми­лая и каж­дый раз сму­ща­ет­ся, ко­гда смот­рит на ме­ня. Са­ма, не­бось, ду­ма­ет, что я не за­ме­чаю, как по­прав­ля­ет при­чес­ку и стро­ит ро­жи­цы в вит­ри­ну ларь­ка пе­ред вхо­дом в мет­ро. На­до все же с ней по­зна­ко­мить­ся. Как зо­вут, ин­те­рес­но? Ка­тя? Оля? Ду­маю, долж­но быть ка­кое-то не­обыч­ное имя, ру­са­ло­чье... А вдруг она разо­злит­ся или, че­го доб­ро­го, мен­тов по­зо­вет, ска­жет, что при­стаю? Хо­тя — нет, не по­хо­же, во-о-он как ис­пу­га­лась, не уви­дев ме­ня на ме­сте. А я спе­ци­аль­но спря­тал­ся, что­бы про­ве­рить, дей­стви­тель­но ли ба­рыш­ня по утрам глаз­ка­ми имен­но в ме­ня стре­ля­ет или у нее про­сто при­выч­ка та­кая, как у всех дев­чо­нок. Вот так да... уже при­вык к ней, ску­чаю. И да­же тре­вож­но, как пред­став­лю, что утром вдруг не уви­жу этих вес­ну­шек, сму­щен­ных глаз и не услы­шу сту­ка вы­со­ких каб­луч­ков. Все, по­ра рас­сек­ре­чи­вать­ся, а то вон ка­кой-то бык на нее пя­лит­ся и, по-мо­е­му, со­би­ра­ет­ся под­ка­тить. Ну уж нет — от­ва­ли, дя­дя! Эта де­вуш­ка — моя! Я вы­гля­нул из-за ко­лон­ны и неза­мет­но при­бли­зил­ся к незна­ком­ке. Ощу­тил тон­кий аро­мат ее ду­хов, уви­дел, как дро­жат длин­ные рес­ни­цы, как на­пря­жен взгляд в ожи­да­нии по­ез­да, как ко­лы­шут­ся за­вит­ки во­лос на вис­ках. Осто­рож­но кос­нув­шись де­ви­чье­го пле­ча, про­из­нес пря­мо на ухо: — При­вет! Она вздрог­ну­ла и мгно­вен­но обер­ну­лась. — Это ты? При­вет, — сму­ти­лась, ще­ки за­лил ру­мя­нец. — А я се­го­дня те­бя со­всем за­ждал­ся... — Да, я опоз­да­ла, — улыб­ну­лась она. «Все, дру­жи­ще, ты про­пал...» — мельк­ну­ла на­по­сле­док мысль, и я влю­бил­ся без па­мя­ти.

РУСЛАНА:

Я по­чув­ство­ва­ла чье-то ды­ха­ние за спи­ной. Не успев обер­нуть­ся, услы­ша­ла над са­мым ухом: — При­вет! Огля­ну­лась. Это был он — со­всем близ­ко, смот­рел на ме­ня сво­и­ми сме­ю­щи­ми­ся гла­за­ми. По­ня­ла вдруг с ужа­сом, что ме­ня за­ли­ва­ет крас­ка сму­ще­ния. А он про­из­нес имен­но те сло­ва, ко­то­рые пред­став­ля­ла: — Я те­бя за­ждал­ся... На­до же! Не ве­ри­те? Да я рань­ше то­же ду­ма­ла, что та­кое толь­ко в ки­но бы­ва­ет. А ока­за­лось, не толь­ко... Те­перь мы с Ва­ле­рой встре­ча­ем­ся пе­ред ра­бо­той. И по­сле, ве­че­ром, то­же. Идем бро­дить по го­ро­ду ку­да гла­за гля­дят: нам про­сто хо­чет­ся быть вме­сте, о мно­гом рас­ска­зать друг дру­гу. Но вре­ме­ни все же ка­та­стро­фи­че­ски не хва­та­ет, по­это­му ре­ши­ли: в вы­ход­ные я пе­ре­ез­жаю к нему. Ведь то­гда в на­шем рас­по­ря­же­нии бу­дут еще и но­чи. Каж­дое утро, каж­дый ве­чер и... це­лая счаст­ли­вая жизнь впе­ре­ди.

Руслана, встре­ти­лась с Ва­ле­рой в мет­ро Он неслыш­но по­до­шел ко мне и ска­зал: «При­вет!» А по­том про­из­нес имен­но ту фра­зу, о ко­то­рой я меч­та­ла!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.