Ис­то­рия мо­ей глу­по­сти

Moja Sudba - - News - Фа­ми­лии и имена дей­ству­ю­щих лиц из­ме­не­ны

«Ро­ма удив­лен­но смот­рел на ме­ня. На­вер­ное, за­ме­тил, что го­лос дро­жит. А мо­жет, уви­дел, что коф­точ­ка по­рва­на. Я на­ча­ла нерв­но рас­ска­зы­вать о про­изо­шед­шем, уве­ря­ла, что не со­би­ра­лась из­ме­нять, объ­яс­ня­ла, что мне про­сто хо­те­лось по­лу­чить немно­го вни­ма­ния. Но каждое но­вое сло­во бы­ло по­доб­но вет­ке, бро­шен­ной в ко­стер, – в му­же на­рас­та­ло воз­му­ще­ние»...

Òы так но­ешь! — ска­за­ла Зи­на. — Дру­гая жен­щи­на на тво­ем ме­сте бы­ла бы до­воль­на. — Чем же это это, ин­те­рес­но? — фырк­ну­ла я. — Де­ти здо­ро­вы, хо­ро­шо учат­ся, осо­бых проблем у те­бя с ними нет, муж вка­лы­ва­ет как вол, ни­ка­кой ра­бо­ты не бо­ит­ся, вы ни в чем не нуж­да­е­тесь... — И ты ду­ма­ешь, этого до­ста­точ­но? — усмех­ну­лась я. — А как же чув­ства, эмо­ции, сер­деч­ный тре­пет? Или, по-тво­е­му, до­ста­ток — глав­ное? — Ла­ра, спу­стись на зем­лю! — вос­клик­ну­ла по­дру­га. — Сколь­ко лю­дей ед­ва сво­дят кон­цы с кон­ца­ми! Им не до рас­суж­де­ний о сер­деч­ном тре­пе­те. Тре­пет у них ис­клю­чи­тель­но от стра­ха за зав­траш­ний день, а ты... — А что я? Это только с ви­ду все так бла­го­по­луч­но. А на са­мом де­ле пу­сто и при­зем­лен­но. Де­ти вы­рос­ли, у них свои ин­те­ре­сы, Ромы це­лы­ми дня­ми нет до­ма, а ко­гда воз­вра­ща­ет­ся, го­во­рит только о ра­бо­те. — Его мож­но по­нять… Ста­ра­ет­ся, что­бы обес­пе­чить вас. Не только всем необ­хо­ди­мым, но и сверх то­го. Дру­гая бы це­ни­ла, бы­ла бла­го­дар­на... — Не за­щи­щай его! Он та­кой скуч­ный… Мы ни­где не бы­ва­ем, я постоянно в этих че­ты­рех стенах. Меч­та­ла, что хоть на на­шу го­дов­щи­ну устро­им ро­ман­ти­че­ский вечер, но муж и не вспом­нил. При­шел, по­жа­ло­вал­ся, что по­яс­ни­ца бо­лит, и сра­зу спать улег­ся, да­же не ужи­нал. Он во­об­ще не об­ра­ща­ет на ме­ня вни­ма­ния! Уже не пом­ню, ко­гда мы в по­след­ний раз… Ну, ты по­ня­ла… — я по­ни­зи­ла го­лос. — Ме­ся­ца два, на­вер­ное, ни­че­го не бы­ло... — Да лад­но те­бе, — улыб­ну­лась Зи­на. — В на­шем возрасте раз в два ме­ся­ца — это еще не так пло­хо. — Че­му улы­ба­ешь­ся? Что зна­чит «в на­шем возрасте»? — воз­му­ти­лась я. — Мы, по-тво­е­му, уже ста­ру­хи? А как же зна­ме­ни­тая фра­за, что жизнь по­сле со­ро­ка только на­чи­на­ет­ся? У ме­ня впе­чат­ле­ние, буд­то моя уже за­кон­чи­лась. — Гос­по­ди, ну что ты несешь! — Про­сто ино­гда хо­чет­ся по­чув­ство­вать себя же­лан­ной, ну... на сви­да­ние, что ли, схо­дить… Не­уже­ли это так мно­го? — Ка­кое сви­да­ние? — Зи­на по­ка­ча­ла го­ло­вой. — Со­всем у те­бя кры­ша едет, как я по­гля­жу. М-да... С жи­ру бе­сишь­ся, уж про­сти за от­кро­вен­ность! — Лад­но, что объяснять, все рав­но не пой­мешь! Раз­ные мы! — бро­си­ла я оби­жен­но. — А еще лучшая по­дру­га... По­ка! Вста­ла со ска­мей­ки и, гор­до за­драв под­бо­ро­док, за­ша­га­ла к вы­хо­ду из пар­ка. Бы­ла уве­ре­на, что имею пра­во чувствовать лю­би­мой, же­лан­ной, нуж­ной... Ведь не зря же пи­шут обо всем этом в жен­ских ро­ма­нах! Ведь есть жен­щи­ны, ко­то­рым по­вез­ло! И далеко не все они мо­ло­дые. А что у ме­ня?! Ро­ма те­перь со­всем не та­кой, как в пер­вые го­ды по­сле сва­дьбы… Не де­ла­ет ком­пли­мен­ты, не да­рит цве­ты… Доч­ка по­сту­пи­ла в вуз и пе­ре­еха­ла в дру­гой го­род в об­ще­жи­тие, сын, хоть и учит­ся неп­ло­хо, все сво­бод­ное время про­во­дит с дру­зья­ми... А я оста­лась од­на с че­ло­ве­ком, ко­то­рый со­вер­шен­но мной не ин­те­ре­су­ет­ся. Да, мы по­чти не ссо­рим­ся, но тол­ку... Ка­кое-то все нежи­вое меж­ду на­ми, ни­ка­кой ро­ман­ти­ки, пе­ре­ста­ли про­бе­гать ис­кры, чув­ства угас­ли... А го­во­рят, счаст­ли­вые па­ры и в во­семь­де­сят лет ис­пы­ты­ва­ют тя­гу друг к дру­гу... Как-то я пред­ло­жи­ла Ро­ме по­обе­дать ве­че­ром в уют­ном ре­сто­ран­чи­ке в цен­тре на­ше­го го­род­ка. — Но зачем? — уди­вил­ся он. — Ес­ли те­бе не хо­чет­ся го­то­вить, ку­пи мо­ро­же­ных ва­ре­ни­ков, да и сва­ри. Ме­ня вполне устроит та­кой ужин, не бу­дем де­лать из еды куль­та, как го­ва­ри­вал Остап Бен­дер, — улыб­нул­ся су­пруг. — Не в этом де­ло, — вздох­ну­ла я, не об­ра­тив вни­ма­ния на его шут­ку. — Мне хо­чет­ся, что­бы ты ино­гда ме­ня ку­да-то во­дил, а не только си­дел пе­ред те­ле­ви­зо­ром или сра­зу ло­жил­ся спать, ко­гда воз­вра­ща­ешь­ся! — Что с то­бой? Ку­да во­дил? Я чер­тов­ски устаю… Це­лый день вка­лы­ваю, не под­ни­мая го­ло­вы. — Да со мной-то ни­че­го… — про­вор­ча­ла я и ушла в спаль­ню, а там уже до­ба­ви­ла: — А вот ты без­на­де­жен... Что­бы успо­ко­ить­ся, взя­ла с тум­боч­ки кни­гу и по­гру­зи­лась в чте­ние. То был ро­ман о боль­шой и кра­си­вой люб­ви. Ко­гда до­шла до ин­тим­ной сце­ны, по­ду­ма­ла: «А по­жа­луй, сто­ит

По­дру­га ска­за­ла, что с жи­ру бе­шусь, а я бы­ла уве­ре­на, что ни­че­го осо­бен­но­го не тре­бую

ку­пить се­бе сек­су­аль­ное бе­лье или про­зрач­ный ноч­ной ха­ла­тик. Мо­жет, то­гда Ро­ма об­ра­тит на ме­ня вни­ма­ние… Муж­чи­ны от этого те­ря­ют го­ло­ву...» На сле­ду­ю­щий день от­пра­ви­лась в ма­га­зин, где ра­бо­та­ла Зи­на. Пе­ре­смот­рев ве­щи на ве­шал­ках, по­до­шла к по­дру­ге и ска­за­ла, что хо­чу приобрести. — А ты все о сво­ем! — за­сме­я­лась она. — Ну лад­но, ес­ли при­ве­зут что-то в этом ро­де... от­ло­жу те­бе обя­за­тель­но. — Только что­бы пе­нью­ар был про­зрач­ный. Или хо­тя бы чуть про­све­чи­вал­ся. И же­ла­тель­но чер­ный… А бе­лье луч­ше кру­жев­ное крас­ное... Ну, ты по­ни­ма­ешь... Зи­на по­кру­ти­ла паль­цем у вис­ка, но улыб­ну­лась. В этот мо­мент в ма­га­зин во­шла Але­на — на­ша об­щая зна­ко­мая. — Вы зна­е­те, что в суб­бо­ту тан­цы? — спросила она с хо­ду. У ме­ня аж гла­за за­го­ре­лись. По­след­ний раз у нас в го­род­ке та­кое со­бы­тие бы­ло год на­зад. Но то­гда ме­ня за­ни­ма­ло дру­гое — дочь как раз по­сту­па­ла в уни­вер­си­тет. — Идем? — ра­дост­но вос­клик­ну­ла я. — Ко­неч­но! — под­хва­ти­ла Але­на. Зи­на то­же ре­ши­ла пой­ти. Мы до­го­во­ри­лись, что от­пра­вим­ся са­ми, ес­ли на­ши му­жья нач­нут про­те­сто­вать. А еще я сра­зу ку­пи­ла ши­кар­ное пла­тье для этого мно­го­обе­ща­ю­ще­го ме­ро­при­я­тия. — На­де­ну зав­тра на тан­цы, — ска­за­ла Ро­ме, кру­тясь ве­че­ром пе­ред зер­ка­лом. — Мне очень идет, прав­да? Муж бро­сил на ме­ня ми­мо­лет­ный взгляд и, вме­сто то­го что­бы по­хва­лить, про­сто­нал: — Бо­же мой… А мы обя­за­тель­но долж­ны ту­да ид­ти? — Обя­за­тель­но! Или ты от­пу­стишь же­ну од­ну? А кто бу­дет ме­ня охра­нять? — Ты же зна­ешь, как я не люб­лю танцевать, — за­ка­приз­ни­чал он. — И зачем те­бя охра­нять... Ты уже взрос­лая де­воч­ка. — Вот имен­но, де­воч­ка! Пра­виль­но ска­зал! А де­воч­кам нуж­ны раз­вле­че­ния, да­же взрос­лым. По­че­му ты не мо­жешь сде­лат сде­лать это ра­ди ме­ня?! Я разо­зли­лась: раз Ро­ма с удо­во удовольствием во­об­ще не вы вы­хо­дил бы из до­ма, а мне мн так хо­те­лось ото­рвать­ся, рват за­быть­ся хоть на миг, м по­чув­ство­вать себя при­вле­ка­тель­ной, яр­кой, ярк та­кой, как ге­ро­и­ни романов, ко­то­рые чи­та­ла… чит — —Н Ну лад­но… – нехо­тя со­гла­сил­ся сог он. — Раз для дл те­бя так это важ­но, но пой­ду. На­ко­нец-то Н наступила суббота. На­ряд­но оде­тые, о мы от­пра­ви­лись л в клуб. — Ла­ра, — при­бли­зив­шись з ко мне, ска­за­ла с Зи­на, ко­гда за­иг­рал быст­рый та­нец, и мы, м оста­вив му­жей у ба­ра, вы­шли на танц­пол. — Что ты так уста­ви­лась уст на ги­та­ри­ста? Не слишком ли от­кро­вен­но? Смот­ри, Смот­ри Ро­ман за­ме­тит... — Да лад­но те­бе, Ро­ман уже пиво за­ме­тил, ему не до ме­ня, — от­ве­ти­ла я. — А ги­та­рист класс­ный. Что-то я его ни­ко­гда рань­ше не ви­де­ла. На­вер­ное, не мест­ный? — Из со­сед­ней об­ла­сти. Про­шлым ле­том они здесь уже иг­ра­ли, но ты же то­гда по­спо­кой­нее бы­ла, на тан­цы не хо­ди­ла, не пре­ми­ну­ла уко­лоть ме­ня Зи­на. — О нем хо­дит мно­го слу­хов… — тут же до­ба­ви­ла она. — Го­во­рят, жут­кий баб­ник… — А мне ка­кое де­ло до его по­хож­де­ний? — бро­си­ла я. — Про­сто за­ме­ти­ла, что сим­па­тич­ный, на Клин­та Иству­да по­хож. За­га­доч­ный та­кой... — Ну да, ну да, — неопре­де­лен­но про­бор­мо­та­ла Зи­на­и­да, но я ре­ши­ла не от­ве­чать, что­бы не пор­тить се­бе вечер — по­дру­га се­го­дня бы­ла яв­но агрес­сив­но на­стро­е­на. Ро­ма уже успел мно­го вы­пить — страш­но бы­ло вы­тас­ки­вать его на пар­кет. По­это­му ве­се­ли­лась са­ма и украд­кой по­гля­ды­ва­ла на ги­та­ри­ста. Он то­же по­гля­ды­вал на ме­ня. Несколь­ко раз на­ши гла­за встре­ти­лись… Че­рез ка­кое-то время муж­чи­на по­до­шел ко мне, пред­ста­вил­ся (его зва­ли Па­вел) и пред­ло­жил по­тан­це­вать. Ан­самбль как раз от­ды­хал, и ра­бо­тал диск-жо­кей. Я ма­ши­наль­но по­смот­ре­ла в сто­ро­ну Ромы, но он был уже так пьян, что на­вер­ня­ка да­же не за­ме­чал же­ну. У ме­ня в го­ло­ве то­же при­ят­но шу­ме­ло — не столько от шам­пан­ско­го, сколь­ко от вни­ма­ния к мо­ей осо­бе та­ко­го ин­те­рес­но­го муж­чи­ны. В объ­я­ти­ях Павла я со­вер­шен­но рас­сла­би­лась и от­да­лась на во­лю парт­не­ра и музыки… — Хо­ро­шо тан­цу­ешь, — про­шеп­тал он мне на ухо. — Спа­си­бо, ты то­же… И иг­ра­ешь здо­ро­во… — шеп­ну­ла я. Увы, мой кайф длил­ся недол­го. — Эй, му­жик! — по­слы­шал­ся вдруг зна­ко­мый го­лос. — Отой­ди от мо­ей же­ны! Я обер­ну­лась. По­ша­ты­ва­ясь, Ро­ма шел в на­шу сто­ро­ну. — Твой муж? — спро­сил Па­вел. — Да, — вздох­ну­ла я. — Про­сти, но мне нуж­но от­ве­сти его

до­мой, ина­че сей­час устроит скандал. Вы­пил лиш­не­го. — Жаль, — от­ве­тил Па­вел и по­це­ло­вал мою ру­ку. — На­де­юсь, еще встре­тим­ся. — Я то­же, — от­ве­ти­ла, чув­ствуя, как крас­нею. Ко­гда до­ве­ла су­пру­га до до­ма и уло­жи­ла на ди­ван, он сра­зу же за­хра­пел. «Зав­тра, на­вер­ное, ни­че­го не бу­дет пом­нить», — с го­ре­чью по­ду­ма­ла, укла­ды­ва­ясь в спальне. За­снуть не мог­ла, все вспо­ми­на­ла Павла. Ка­кой ин­те­рес­ный муж­чи­на! И се­ди­на его не пор­тит, ско­рей на­обо­рот... Та­кая бла­го­род­ная внеш­ность. А гла­за... го­рят. Вот бы мой муж был та­ким! А как пре­крас­но вел в тан­це! В вос­кре­се­нье Ро­ман ле­чил по­хме­лье. — И с че­го ты вдруг на­пил­ся? — не вы­дер­жа­ла я. — Аж стыд­но за те­бя бы­ло! Вме­сто то­го что­бы уде­лить вни­ма­ние жене, при­со­сал­ся к бу­тыл­ке — Гос­по­ди, ну сколь­ко мож­но вор­чать? Веч­но ты всем недо­воль­на... — Ро­ма на­крыл го­ло­ву по­душ­кой. Я не ста­ла спо­рить. Это все рав­но бы ни­че­го не из­ме­ни­ло. В по­не­дель­ник, ко­гда бла­го­вер­ный ушел на ра­бо­ту, сра­зу по­бе­жа­ла в ма­га­зин, где ра­бо­та­ла по­дру­га. — В суб­бо­ту бы­ло пре­крас­но! — по­де­ли­лась впе­чат­ле­ни­ем. — Да, неп­ло­хо. Хоть ка­кое-то со­бы­тие для на­ше­го го­род­ка, — ска­за­ла Зи­на, ме­няя ме­ста­ми пле­чи­ки с вещами на штан­ге. В бу­тик во­шли две жен­щи­ны, ко­то­рых я ви­де­ла на дис­ко­те­ке. Они по­гля­ды­ва­ли в на­шу сто­ро­ну и пе­ре­шеп­ты­ва­лись. На­кло­нив­шись к Зи­на­и­де, я ти­хо про­из­нес­ла: — Нас об­суж­да­ют. Ин­те­рес­но, что имен­но го­во­рят... Она дву­смыс­лен­но усмех­ну­лась, но про­мол­ча­ла. Ин­те­рес­но, на что на­ме­ка­ла? Вско­ре в ее от­де­ле по­яви­лась и Але­на. Сра­зу бы­ло вид­но, что ей то­же хо­чет­ся по­сплет­ни­чать. — Ну, Ла­ра, ну, шуст­ряч­ка! Не зна­ла те­бя с этой сто­ро­ны, — шут­ли­вым то­ном на­ча­ла она. — В ти­хом ому­те чер­ти во­дят­ся… Со­блаз­ни­ла са­мо­го ин­те­рес­но­го му­зы­кан­та! — Не пре­уве­ли­чи­вай, — с рав­но­душ­ным ви­дом от­ве­ти­ла я. — Про­сто по­тан­це­ва­ли. — Да лад­но те­бе, скром­ни­ца, — за­сме­я­лась Але­на. — А то я не ви­де­ла! — Я да­же его не знаю… — Жаль только, что твой муж на­чал воз­му­щать­ся. С ви­ду та­кой спо­кой­ный, а по­ди ж ты... — не успо­ка­и­ва­лась она. — Зай­мись луч­ше сво­и­ми де­ла­ми, — от­ре­за­ла я. — Зи­на, ты что-то для ме­ня от­ло­жи­ла? По­дру­га вы­ну­ла из-под при­лав­ка па­кет. Я рас­пла­ти­лась и по­спе­ши­ла на вы­ход. По до­ро­ге до­мой еще пла­ни­ро­ва­ла зай­ти в про­дук­то­вый. В ма­га­зине то­же бы­ла неболь­шая оче­редь. Люди об­суж­да­ли суб­бот­ние тан­цы. Вдруг кто-то при­кос­нул­ся к мо­е­му пле­чу. — О! Ка­кой при­ят­ный сюрприз! — раз­да­лось сза­ди. Обер­нув­шись, уви­де­ла Павла. Внут­ри все за­тре­пе­та­ло… Прав­да, се­го­дня му­зы­кант вы­гля­дел не столь при­вле­ка­тель­но, как на ве­че­рин­ке, ка­зал­ся слег­ка по­мя­тым, но этот прон­зи­тель­ный взгляд, улыб­ка... Они так дей­ство­ва­ли на ме­ня... — Ты еще здесь? — спросила, не при­ду­мав ни­че­го луч­ше. — По­ка да, — от­ве­тил Па­вел. — На­до ре­шить ко­е­ка­кие де­ла. А ты как по­жи­ва­ешь? Про­дав­щи­ца с ин­те­ре­сом по­гля­ды­ва­ла на нас, по­это­му я по­ни­зи­ла го­лос по­чти до ше­по­та. — Вот, про­дук­ты по­ку­паю... — про­из­нес­ла сму­щен­но. — Я то­же, — улыб­нул­ся он. — Ес­ли по­до­ждешь, про­ве­ду те­бя до до­ма. Ко­неч­но, я по­до­жда­ла его сна­ру­жи. Чув­ство­ва­ла себя очень взвол­но­ван­ной. Дав­но меч­та­ла о чем-то ро­ман­ти­че­ском, а этот муж­чи­на так по­хож на ге­роя жен­ско­го романа! Что-то в нем зо­ву­щее, ма­ня­щее, пе­ред чем труд­но усто­ять… — Се­го­дня у нас с ре­бя­та­ми ре­пе­ти­ция. Хо­чешь по­слу­шать? — спро­сил Па­вел по до­ро­ге, а мое серд­це за­би­лось силь­нее. Бы­ло та­кое чув­ство, слов­но мне сно­ва во­сем­на­дцать и я до­го­ва­ри­ва­юсь о пер­вом сви­да­нии. — Се­рьез­но? А где? — В зда­нии ста­ро­го мо­ло­ко­за­во­да, — от­ве­тил он. — Ко­гда сю­да при­ез­жа­ем, мы имен­но там ре­пе­ти­ру­ем. При­хо­ди! — Хо­ро­шо, при­ду, — со­гла­си­лась, не за­ду­мы­ва­ясь. «На­ко­нец в мо­ей жиз­ни что-то происходит! — ду­ма­ла, го­то­вя обед в при­под­ня­том на­стро­е­нии. — И зря Зин­ка го­во­ри­ла, что в на­ши го­ды уже глу­по меч­тать о чем-то та­ком»... Ко­гда Ро­ман вер­нул­ся с ра­бо­ты, по­спеш­но по­ста­ви­ла пе­ред ним та­рел­ку с су­пом и, по­ка он ел, нетер­пе­ли­во пе­ре­ми­на­лась с но­ги на но­гу. — Ты че­го? — спро­сил муж. — То­ро­пишь­ся ку­да-то? — Я… — за­мя­лась. — С Зи­ной до­го­во­ри­лась встре­тить­ся, сей­час ухо­жу. А ты смо­жешь спо­кой­но по­ле­жать… — Лад­но. При­вет по­дру­ге, — про­бур­чал Ро­ма, сту­ча лож­кой по та­рел­ке. По­сле еды он от­пра­вил­ся на свой лю­би­мый ди­ван, а я, не те­ряя боль­ше вре­ме­ни, на­тя­ну­ла об­тя­ги­ва­ю­щие джин­сы (зачем скры­вать кра­си­вые но­ги, их на­до под­чер­ки­вать!), а склад­ки на жи­во­те и бо­ках за­мас­ки­ро­ва­ла сво­бод­ной блуз­кой с глу­бо­ким де­коль­те. Сбрыз­ну­лась хо­ро­ши­ми ду­ха­ми и вы­шла из до­ма. Су­пруг да­же не об­ра­тил вни­ма­ния, ко­гда про­хо­ди­ла ми­мо него, — уже за­сы­пал. По до­ро­ге встре­ти­ла несколь­ко зна­ко­мых, что немно­го сму­ти­ло — бы­ло бы луч­ше, ес­ли б ни­кто ме­ня не ви­дел. «Ну и лад­но, — мы­с­лен­но оправ­ды­ва­ла себя. — Нет ни­че­го пло­хо­го в том, что иду на ре­пе­ти­цию за­ез­жей груп­пы». И вот на­ко­нец ока­за­лась на за­бро­шен­ной территории мо­ло­ко­за­во­да. Ста­ла при­слу­ши­вать­ся, пы­та­ясь уло­вить зву­ки музыки, но бы­ло по­до­зри­тель­но ти­хо. С тру­дом толк­ну­ла тяжелую ме­тал­ли­че­скую дверь. «Па­вел! Ау! Есть тут кто?!» — крик­ну­ла и осто­рож­но во­шла внутрь. В тем­но­те по­слы­ша­лись ка­кие-то зву­ки, по­том муж­ской го­лос от­ве­тил: «Я здесь!» На­пра­ви­лась ту­да. Уви­де­ла го­ря­щие све­чи, сде­ла­ла еще несколь­ко ша­гов и за­ме­ти­ла Павла. Он

Ес­ли бы он не был та­ким гру­бым, все мог­ло бы зай­ти еще даль­ше. К сча­стью, этого не слу­чи­лось. Мне, мож­но ска­зать, по­вез­ло... Ро­ме я со­вра­ла, что иду к Зине, а на са­мом де­ле от­пра­ви­лась на ре­пе­ти­цию ан­сам­бля

си­дел на де­ре­вян­ном ящи­ке, скло­нив­шись над ги­та­рой, и в по­лу­мра­ке ка­зал­ся еще более за­га­доч­ным... — А где осталь­ные? — спросила, огля­ды­ва­ясь во­круг. — Ре­бя­та за­ня­ты. Ре­пе­ти­цию при­шлось от­ме­нить, — от­ве­тил Па­вел. — Но, ес­ли хо­чешь, сыг­раю спе­ци­аль­но для те­бя. Он на­чал на­стра­и­вать ги­та­ру, а мое серд­це за­би­лось быст­рее. Чув­ство­ва­ла себя ге­ро­и­ней вол­ну­ю­щих романов, ко­то­ры­ми в последнее время за­чи­ты­ва­лась. Непо­да­ле­ку от ящи­ка, где си­дел Па­вел, был еще один, на­кры­тый по­ло­тен­цем. На нем сто­я­ли бу­тыл­ка ви­на и два бо­ка­ла. В уг­лу ле­жал мат­рац, за­сте­лен­ный тол­стым пле­дом. Муж­чи­на по­до­шел ко мне, га­лант­но по­це­ло­вал ру­ку, уса­дил на един­ствен­ный стул, по­том на­лил нам обо­им крас­но­го ви­на и вер­нул­ся на­зад. Взял ги­та­ру и стал пе­ре­би­рать стру­ны. Бы­ло так чу­дес­но! Ви­но при­ят­но шу­ме­ло в го­ло­ве, а лег­кая му­зы­ка уно­си­ла ку­да-то... в незем­ные края. Обыч­ная се­рая скуч­ная жизнь оста­лась за пре­де­ла­ми этого осве­щен­но­го ог­нем све­чей по­ме­ще­ния… — Как хо­ро­шо! — вос­тор­жен­но про­из­нес­ла я. Па­вел от­ло­жил ги­та­ру и пе­ре­сел на ящик ря­дом со мной. — Что-то во рту пе­ре­сох­ло, — за­сме­ял­ся он и глот­нул ви­на. — Ты лю­бишь свое де­ло, прав­да? — спросила я. — Очень, но... — вздох­нул он. — Быть сво­бод­ным му­зы­кан­том — слишком боль­шая рос­кошь. Вот и иг­раю на сва­дьбах, тан­цах, ве­че­рин­ках. А ты чем за­ни­ма­ешь­ся? — Про­сто до­мо­хо­зяй­ка, — от­ве­ти­ла, и ста­ло вдруг стыд­но. — На­вер­ное, жда­ла от жиз­ни боль­ше­го? — спро­сил Па­вел, за­ме­тив мое сму­ще­ние. — По­жа­луй, да, — кив­ну­ла. — Яр­кие эмо­ции оста­лись в про­шлом, брак пре­вра­тил­ся в ру­ти­ну, да и я не мо­ло­дею, увы… — раз­от­кро­вен­ни­ча­лась неожи­дан­но для са­мой себя. — И ни- че­го ин­те­рес­но­го в мо­ей жиз­ни не происходит. Ни-че-го... — Ду­маю, сгу­ща­ешь крас­ки, — про­из­нес он. — Все­гда есть воз­мож­ность по­про­бо­вать что-то но­вень­кое. А уж та­кая жен­щи­на, как ты, без раз­вле­че­ний не оста­нет­ся. Все за­ви­сит от то­го, поз­во­лит ли она их се­бе. — Ска­жи это мо­е­му му­жу, — нерв­но рас­сме­я­лась я. — А зачем нам твой муж? Раз­ве без него пло­хо? — про­шеп­тал Па­вел, под­няв­шись и на­кло­ня­ясь на­до мной. Я ощу­ти­ла его го­ря­чее ды­ха­ние, и ме­ня бро­си­ло в жар. Под­ня­ла гла­за — на­ши взгля­ды встре­ти­лись. Па­вел по­гла­дил ме­ня по ще­ке... В тот мо­мент я за­бы­ла обо всем, мир пе­ре­стал су­ще­ство­вать. Ну точ­но как в жен­ском ро­мане... — Ты дро­жишь, — улыб­нул­ся он. — Ви­жу, твой су­пруг со­всем о те­бе по­за­был... Так нель­зя. Ведь жен­щи­на — как цве­ток. Он до­ба­вил мне еще ви­на. Я сде­ла­ла два глот­ка, пы­та­ясь успо­ко­ить ды­ха­ние. Вста­ла со сту­ла, по­до­шла к ги­та­ре и спросила сры­ва­ю­щим­ся го­ло­сом: «Мож­но по­про­бо­вать?» Му­зы­кант раз­ре­шил, по­до­шел ко мне сза­ди и, об­няв, стал по­ка­зы­вать, как дер­жать инструмент и за­жи­мать стру­ны. Это бы­ло так воз­буж­да­ю­ще! Ка­за­лось, воз­дух во­круг нас ис­крит­ся… И тут он вы­нул ги­та­ру из мо­их рук, по­ста­вил у сте­ны, схва­тил ме­ня за пле­чи, при­тя­нул к се­бе и на­чал страст­но це­ло­вать. Это слу­чи­лось так вне­зап­но, что на ка­кое-то мг­но­ве­ние я со­всем по­те­ря­ла го­ло­ву. Но дви­же­ния Павла ста­но­ви­лись все более рез­ки­ми, все более гру­бы­ми. В кон­це кон­цов он толк­нул ме­ня на мат­рац. Упав, я уда­ри­лась го­ло­вой о сте­ну и

Он до­ба­вил мне ви­на. Я сде­ла­ла два глот­ка, что­бы успо­ко­ить­ся, и вста­ла со сту­ла...

тут же по­чув­ство­ва­ла на се­бе тя­жесть муж­чи­ны. Он при­да­вил ме­ня, тя­же­ло ды­шал в ухо и пы­тал­ся рас­стег­нуть мои джин­сы. Его по­ве­де­ние уди­ви­ло и оби­де­ло, не ожи­да­ла от этого че­ло­ве­ка та­кой жи­вот­ной гру­бо­сти. В один миг оча­ро­ва­ние встре­чи уле­ту­чи­лось. Я по­пы­та­лась вы­рвать­ся, но не смог­ла. «Пе­ре­стань! — ста­ла за­щи­щать­ся. — От­пу­сти!» Но он не слу­шал. Во­об­ще не ре­а­ги­ро­вал на мои сло­ва. Схва­тил за ки­сти, креп­ко сжал их у ме­ня над го­ло­вой. Мне сно­ва ста­ло боль­но. «Пре­кра­ти! — крик­ну­ла я. — Боль­но! А-а-ай!» На­ко­нец мне уда­лось вы­рвать од­ну ру­ку, упер­ла ла­донь ему в под­бо­ро­док и ста­ла да­вить. И вдруг по­чув­ство­ва­ла силь­ный удар в жи­вот. Аж за­дох­ну­лась. Но по­том на­ча­ла кри­чать еще гром­че. Мне уже не хо­те­лось ни ро­ман­ти­ки, ни лю­бов­ных по­ры­вов, хо­те­лось од­но­го — вы­брать­ся от­ту­да. Па­вел по­пы­тал­ся за­жать мне рот. Я бо­ро­лась с ним, по­ка в кон­це кон­цов не уда­лось ка­ким-то чу­дом уда­рить но­гой в пах. По­сле этого его хват­ка рез­ко осла­бе­ла. «Иди­от­ка!» — рявк­нул он. Я вско­чи­ла на но­ги и схва­ти­ла со сто­ли­ка бу­тыл­ку, со­би­ра­ясь уда­рить, ес­ли только при­бли­зит­ся. Но он сел на мат­рац и посмот­рел на ме­ня с яро­стью. — Ты с ума со­шла?! — Я со­шла с ума?! Я?! — кри­ча­ла, дро­жа от гне­ва. — Ты же са­ма этого хо­те­ла! Зачем сю­да при­шла?! Не для то­го же, что­бы по­слу­шать му­зы­ку?! Схва­тив со сту­ла су­моч­ку, вы­бе­жа­ла на ули­цу. И только за во­ро­та­ми мо­ло­ко­за­во­да за­ме­ти­ла, что у ме­ня по­рва­на блуз­ка. По­пра­ви­ла ее кое-как и нерв­но огля­ну­лась — бо­я­лась, что Па­вел ста­нет за мной гнать­ся. Но его не бы­ло. По­шла быст­рым шагом и, лишь ока­зав­шись на хо­ро­шо осве­щен­ной цен­траль­ной улице, по­чув­ство­ва­ла себя немно­го спо­кой­нее. Вы­та­щи­ла из сум­ки те­ле­фон и на­бра­ла но­мер Зи­ны. — Мож­но к те­бе прий­ти? — спросила дро­жа­щим го­ло­сом. — Что-то слу­чи­лось? — за­бес­по­ко­и­лась по­дру­га. — При­хо­ди, ко­неч­но, о чем речь! По до­ро­ге к до­му Зи­на­и­ды кля­ла себя на чем свет сто­ит. Как я мог­ла ве­сти себя так глу­по? «Впе­чат­ле­ний ей, ви­ди­те ли, за­хо­те­лось! Эмо­ций! — ру­га­ла себя. — Вот и по­лу­чи­ла!» — Бо­же мой! — вос­клик­ну­ла Зи­на. — Ла­ра, что с то­бой?! Что про­изо­шло? На те­бя на­па­ли? За­хо­ди, за­хо­ди ско­рей! Как только пе­ре­сту­пи­ла ее по­рог, нер­вы сда­ли окон­ча­тель­но, и я раз­ры­да­лась. — Сей­час за­ва­рю те­бе ме­лис­су, — ска­за­ла хо­зяй­ка, ко­гда мне на­ко­нец уда­лось немно­го успо­ко­ить­ся. — А ты рас­ска­зы­вай, все по по­ряд­ку. — Не знаю, с че­го на­чать… — про­бор­мо­та­ла я. — Да ка­кая раз­ни­ца. Го­во­ри! — стро­го по­тре­бо­ва­ла по­дру­га, ста­вя пе­ре­до мной чаш­ку с ча­ем. — Кто-то те­бя оби­дел? Ро­ма по­бил? — Нет… Да… Нет... — мям­ли­ла я, за­пи­на­ясь. — Не Ро­ма. Он ни о чем не зна­ет. Я не мог­ла в та­ком со­сто­я­нии вер­нуть­ся до­мой, он бы его убил… — Кого? — Зи­на ис­пу­ган­но по­смот­ре­ла на ме­ня. — Что ты сде­ла­ла?! Да го­во­ри же! — По­шла на встре­чу с Пав­лом, — про­бор­мо­та­ла я. — Он при­гла­сил ме­ня на ре­пе­ти­цию груп­пы… — на­ча­ла рас­ска­зы­вать. Зи­на слу­ша­ла, не пе­ре­би­вая. — Мо­жет, те­бе пой­ти в по­ли­цию... — ска­за­ла она, ко­гда я за­кон­чи­ла. — Па­вел ведь хо­тел те­бя из­на­си­ло­вать! — Ты с ума со­шла? — ис­пу­га­лась я. — Ни­кто не дол­жен ни­че­го знать! Осо­бен­но Ро­ма. Про­шу те­бя, Зи­на! Ну по­ду­май, я по­шла ту­да по соб­ствен­ной во­ле, ни­кто ме­ня не за­став­лял. Мог­ла уй­ти, ко­гда ока­за­лось, что не бу­дет ни­ка­кой ре­пе­ти­ции. Но нет, пред­по­чла пить ви­но, слу­шать му­зы­ку и флир­то­вать… Мо­жет, да­же бы­ла го­то­ва к сек­су… Не знаю... что бы бы­ло... Но он вдруг стал агрес­сив­ным, гру­бым… По­ни­ма­ешь? Я са­ма на­про­си­лась на про­бле­мы. — Но ко­гда ты ска­за­ла «нет», он ведь мог от­ре­а­ги­ро­вать! — Ну да, — бурк­ну­ла я. — К сча­стью, мне уда­лось убе­жать. Бо­же, ка­кая же я ду­ра! — при­кры­ла ли­цо ла­до­ня­ми. — Бед­няж­ка, — Зи­на по­гла­ди­ла ме­ня по пле­чу. — Ты хо­чешь эмо­ций, впе­чат­ле­ний, но ищешь их не там, где нуж­но. Пора на­ко­нец оце­нить то, что име­ешь. Луч­ше сде­лай что-ни­будь полезное... Най­ди ра­бо­ту или хо­тя бы при­ду­май хоб­би. Мне ста­ло обид­но. По­дру­га за­де­ла мою гор­дость, но, с дру­гой сто­ро­ны, я по­ни­ма­ла, что она пра­ва. — Про­сто хо­те­ла, что­бы Ро­ма… — на­ча­ло бы­ло и умолк­ла, по­то­му что вдруг чет­ко осо­зна­ла всю глу­би­ну соб­ствен­ной глу­по­сти. Че­го я, соб­ствен­но, хо­те­ла? Лю­бов­ни­ка? Вс­плес­ка эмо­ций, ро­ман­ти­ки? Но мне ведь уже не два­дцать лет… — По­го­во­ри с ним по ду­шам, — по­со­ве­то­ва­ла Зи­на. — Да го­во­ри­ла уже! Бес­по­лез­но. Он ме­ня не по­ни­ма­ет! — По­то­му что ты непра­виль­но под­хо­дишь к де­лу. Не упре­кай его постоянно, хва­ли хоть ино­гда и по­ду­май о том, что ты са­ма мог­ла бы сде­лать для ва­ше­го бра­ка. — Лег­ко те­бе го­во­рить. У те­бя хо­ро­ший муж, ты ра­бо­та­ешь, вы ку­да-то хо­ди­те вме­сте… — И у те­бя хо­ро­ший. Всю жизнь па­шет ра­ди се­мьи, лю­бит те­бя, пусть и без лиш­них слов. Ты про­сто не за­ме­ча­ешь этого. А хо­чешь, спро­шу зна­ко­мую, нуж­ны ли ей ра­бот­ни­ки в офис. Недав­но она жа­ло­ва­лась, что од­на не справ­ля­ет­ся. — Ду­ма­ешь? — недо­вер­чи­во по­смот­ре­ла на по­дру­гу. — А ведь я ко­гда-то ра­бо­та­ла, и неп­ло­хо, да­же хва­ли­ли ме­ня... — Вот имен­но! Пой­дешь ра­бо­тать — еще уста­нешь от из­быт­ка эмо­ций. Ад­ре­на­лин точ­но под­ско­чит, ко­гда де­бет с кре­ди­том не сой­дет­ся. И су­пру­га нач­нешь луч­ше по­ни­мать, и на глу­по­сти вре­ме­ни не оста­нет­ся. — Зи­на… Спа­си­бо! — бро­си­лась ей на шею. — Лишь бы только твоя зна­ко­мая со­гла­си­лась! — Ро­ма­ну рас­ска­жешь о том, что слу­чи­лось? — вдруг спросила по­дру­га. — Не знаю, — ис­пу­ган­но по­смот­ре­ла на нее. — Зачем? — А ес­ли кто-то те­бя ви­дел и до него дой­дут слу­хи? Или Па­вел сам до­ло­жит, что­бы ото­мстить, что ни­че­го не вы­шло? — Лад­но… Ска­жу, раз та­кое де­ло, — со­гла­си­лась я. — Уж луч­ше пусть от ме­ня узна­ет. А то на­го­во­рят, че­го не бы­ло. — Вот уви­дишь, все бу­дет хо­ро­шо, — об­ня­ла ме­ня Зи­на. Ушла от нее в го­раз­до луч­шем со­сто­я­нии. Все-та­ки хо­ро­шо, что есть та­кая по­дру­га, пусть она ино­гда и вред­ная... — Ну на­ко­нец-то вер­ну­лась! — вос­клик­нул Ро­ма, ко­гда я пе­ре­сту­пи­ла по­рог. — Где ты бы­ла так дол­го? — У Зи­ны… — от­ве­ти­ла, ко­леб­лясь. — Слу­шай, Ром... Мне

По­дру­га по­со­ве­то­ва­ла устро­ить­ся на ра­бо­ту и обе­ща­ла по­мочь с этим. Зи­на у ме­ня – зо­ло­то!

на­до что-то те­бе со­об­щить. Луч­ше сядь… По­ни­ма­ешь... Ро­ма удив­лен­но смот­рел на ме­ня. На­вер­ное, за­ме­тил, что го­лос дро­жит. А мо­жет, уви­дел, что коф­точ­ка по­рва­на. Де­вать­ся бы­ло неку­да. На­ча­ла нерв­но рас­ска­зы­вать о про­изо­шед­шем, уве­ря­ла, что не со­би­ра­лась из­ме­нять, объ­яс­ня­ла, что про­сто хо­те­ла по­чув­ство­вать, что кто-то мной ин­те­ре­су­ет­ся, по­лу­чить немно­го вни­ма­ния. Но каждое но­вое сло­во бы­ло по­доб­но вет­ке, бро­шен­ной в ко­стер, — в му­же на­рас­та­ло воз­му­ще­ние. А ведь я и так со­зна­тель­но не упо­мя­ну­ла о том, что Па­вел уда­рил ме­ня. Бо­я­лась, что это бу­дет уже слишком... — Бо­же, Ла­ра! — за­орал су­пруг, так и не дав до­го­во­рить. — Зна­чит, ты со­би­ра­лась за­кру­тить ро­ман у ме­ня за спи­ной?! — Не за­кру­тить ро­ман, а лишь по­флир­то­вать немно­го... Что­бы по­чув­ство­вать та­кое вол­не­ние, как в мо­ло­до­сти… — С ума со­шла? Ка­кое вол­не­ние? Сколь­ко те­бе лет? — Про­сто ты со­всем ме­ня не за­ме­ча­ешь! — Как это не за­ме­чаю?! Ты моя же­на! Я все де­лаю для те­бя, для на­ших де­тей! А ина­че на вка­лы­вал бы так. — Ни­ко­гда не го­во­ришь, что лю­бишь ме­ня... — Но ведь это и так яс­но! Ду­мал, ты зна­ешь об этом! — От­ку­да? Ни­ку­да ме­ня не во­дишь, цве­ты не да­ришь, ком­пли­мен­ты не де­ла­ешь... Раз­ве это лю­бовь? — С то­бой невоз­мож­но! — тя­же­ло вздох­нул он. — Ты чуть не на­де­ла­ла глу­по­стей… Хо­ро­шо еще, что чест­но все рас­ска­за­ла. Хо­тя и разо­зли­ла ме­ня... — Знаю, — всхлип­ну­ла. — Я ужас­ная. У ме­ня та­кой хо­ро­ший муж, а я меч­таю о ка­ких-то нере­аль­ных ве­щах… Ро­ма по­до­шел ко мне, об­нял, про­бор­мо­тал: — Ну не плачь, не плачь... Я то­же ви­но­ват. И прав­да, на­до да­рить цве­ты, го­во­рить при­ят­ное... А я так устаю... Про­сти. — Ты се­рьез­но? — ме­ня уди­ви­ла его ре­ак­ция. — Да. Обе­щаю, что бу­ду ста­рать­ся. Ведь ты же ни­ку­да не уй­дешь? Ты ме­ня еще лю­бишь? Я кив­ну­ла, раз­ма­за­ла сле­зы по ще­кам, при­жа­лась к Ро­ме. На ду­ше ста­ло так лег­ко, слов­но го­ра с плеч сва­ли­лась. — Зна­ешь, мо­жет, я ско­ро пой­ду на ра­бо­ту, — по­хва­ста­лась. — Зи­на ска­за­ла, что по­пы­та­ет­ся по­мочь что-то най­ти. — Это не обя­за­тель­но, я в со­сто­я­нии со­дер­жать се­мью. — Знаю, — улыб­ну­лась. — Но не в этом де­ло. Про­сто мне са­мой нуж­но. Что­бы не ду­мать о глу­по­стях... — Раз так, то иди, ко­неч­но... — ска­зал муж. На сле­ду­ю­щий день по­зво­ни­ла Зи­на и, до­воль­ная, со­об­щи­ла, что ее по­дру­га ме­ня бе­рет. Зар­пла­та неболь­шая, но это же не ра­ди зар­пла­ты и за­те­ва­лось. А Ро­ман, вер­нув­шись с ра­бо­ты, при­гла­сил в суб­бо­ту на ужин в ре­сто­ран. А еще при­нес бу­кет роз. Про­сто так, без по­во­да… Мо­жет, нам дей­стви­тель­но суж­де­но пе­ре­жить вто­рую мо­ло­дость? Дай-то Бог...

Ро­ман, лю­бит су­пру­гу без лиш­них слов Со­всем я за­ра­бо­тал­ся, за­был, что жене вни­ма­ние тре­бу­ет­ся. Ис­прав­лять­ся пора, по­ка не позд­но, что­бы Ла­ру не по­те­рять

Па­вел сра­зу при­влек мое вни­ма­ние. Да, немо­ло­дой, ну и что? Я то­же уже не де­воч­ка. Но за­то ка­кой взгляд, ка­кая улыб­ка! Про­сто Клинт Иствуд! К то­му же сам при­гла­сил ме­ня на та­нец... А тет­ки про­сто за­ви­ду­ют!

Не ожи­да­ла от Ромы та­кой ре­ак­ции. Нет, сна­ча­ла он разо­злил­ся, ко­неч­но, но по­том ска­зал, что сам ви­но­ват и по­ста­ра­ет­ся ис­пра­вить­ся. На­ши отношения на­ла­жи­ва­ют­ся. Мо­жет, еще удаст­ся пе­ре­жить вто­рую мо­ло­дость?..

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.