Се­мей­ный тре­уголь­ник

У люб­ви свои непи­са­ные законы. А уж как она уме­ет де­лать сюр­при­зы! При­чем далеко не все­гда и от­нюдь не для всех при­ят­ные...

Moja Sudba - - News - Фа­ми­лии и имена дей­ству­ю­щих лиц из­ме­не­ны

«Я не мог­ла по­ве­рить... Не­уже­ли Мак­сим дей­стви­тель­но ни­че­го не по­нял? Не мо­жет та­ко­го быть, ведь он со­всем не ду­рак. А Макс меж­ду тем про­дол­жал: «На­дя че­рез па­ру дней ло­жит­ся в боль­ни­цу, ро­жать. Там есть один очень хо­ро­ший врач, ес­ли у нас роды прой­дут нор­маль­но, и вам с Ильей его по­ре­ко­мен­дую». Ве­че­ром мне по­зво­ни­ла На­деж­да»...

Óнас с На­дей раз­ни­ца в возрасте — все­го ни­че­го, ка­ких-то пол­то­ра года. Но при этом сест­ра все­гда в се­мье счи­та­лась ма­лень­кой, а я — взрос­лой. На­день­ка, На­дю­ша, На­дю­сик. Та­кое се­бе ми­лое бе­ло­ку­рое со­зда­ние с пу­ши­сты­ми рес­ни­ца­ми. Она ни­ко­гда не спо­ри­ла со стар­ши­ми и уме­ла най­ти об­щий язык со сверст­ни­ка­ми. А вот я с дет­ства от­ли­ча­лась упрям­ством и ост­рым языч­ком. Мо­жет, имен­но по­это­му друж­ба меж­ду на­ми так и не сло­жи­лась? — Ох, и на­пла­чешь­ся ты со сво­им но­ро­вом! — постоянно твер­ди­ла мне ма­ма. — Те­бя же ни один му­жик не вы­дер­жит! Истин­ность ма­ми­ных слов я хо­ро­шо осо­зна­ла, ко­гда вы­рос­ла. Нра­ви­лась ре­бя­там, по­это­му лег­ко на­хо­ди­ла се­бе пар­ней. Но так же лег­ко с ними и рас­ста­ва­лась. Без рас­ка­я­ния, без со­жа­ле­ния: ма­ло ли еще встре­тит­ся на мо­ем ве­ку! А вот На­дя все­гда меч­та­ла о пре­крас­ном прин­це. Ее рас­суж­де­ния вы­зы­ва­ли у ме­ня улыб­ку. — Муж­чи­на дол­жен быть один и на всю жизнь, — го­во­ри­ла сест­ра. — По­ка не встре­чу сво­е­го един­ствен­но­го, ни на кого да­же не по­смот­рю! Не хо­чу раз­ме­ни­вать­ся. «Ну и лад­но, — усме­ха­лась я мол­ча. — Хо­зя­ин — ба­рин!» Мне же нра­ви­лось ме­нять уха­же­ров как пер­чат­ки. Ду­ма­ла ли то­гда, что за это судь­ба ото­мстит по пол­ной?.. …Мы встре­ти­лись в па­бе. Ме­ня за­та­щи­ла ту­да по­друж­ка Вик­то­рия, та­кая же бес­ша­баш­ная, как и я. А он при­шел с ком­па­ни­ей, в которой ока­за­лись при­я­те­ли Ви­ки. По­сле то­го как все пе­ре­зна­ко­ми­лись, Макс сел на­про­тив, посмот­рел в мои гла­за и улыб­нул­ся: «Пи­ва?» «Тер­петь не мо­гу!» — фырк­ну­ла в от­вет. На пя­тач­ке у бар­ной стой­ки ан­самбль на­стра­и­вал ин­стру­мен­ты. Как только про­зву­ча­ли пер­вые ак­кор­ды за­вод­но­го рок-н-рол­ла, Мак­сим про­тя­нул мне ру­ку: «То­гда пой­дем танцевать!» Не успе­ла опом­нить­ся, как мы очу­ти­лись в цен­тре за­ла. На­род при­тих, пре­кра­тил раз­го­во­ры, по­вер­нул­ся к нам. Я по­чув­ство­ва­ла себя нелов­ко, но только в первую ми­ну­ту, а по­том ре­ши­ла: по­ду­ма­ешь, пусть смот­рят! Па­рень ока­зал­ся от­лич­ным парт­не­ром. Дви­гал­ся сво­бод­но, с немыс­ли­мой быст­ро­той и умуд­рял­ся при этом со­гла­со­вы­вать свои дви­же­ния со мной. Очень ско­ро я вы­би­лась из сил, уже чуть бы­ло не оста­но­ви­лась, что­бы от­ды­шать­ся. И тут Макс, лег­ко под­хва­тив ме­ня за та­лию, слег­ка под­бро­сил вверх. Му­зы­ка стих­ла, по­слы­ша­лись ап­ло­дис­мен­ты, при­чем люди хло­па­ли не столько му­зы­кан­там, сколь­ко нам. Парт­нер, при­об­няв ме­ня за пле­чи, по­вел к сто­ли­ку. — Отлично тан­цу­ешь! — ска­зал, бле­стя гла­за­ми. — Ну что, те­перь вы­пьешь пи­ва? Я еще не ото­шла по­сле быст­ро­го тан­ца, по­это­му от па­ры глот­ков мо­мен­таль­но опья­не­ла. Мак­сим яв­но ко мне кле­ил­ся, и, не скрою, его вни­ма­ние бы­ло при­ят­но. А еще ло­ви­ла на се­бе за­вист­ли­вые взгля­ды по­се­ти­тель­ниц па­ба: не остав­ля­ло со­мне­ний, что они меч­та­ли ока­зать­ся на мо­ем ме­сте! А вот по­вез­ло одной мне. Мы бол­та­ли, по­чти со­при­ка­са­ясь го­ло­ва­ми, что­бы рас­слы­шать сло­ва со­бе­сед­ни­ка сквозь прон­зи­тель­ные зву­ки сак­со­фо­на. В ка­кой-то мо­мент Макс при­дви­нул­ся так близ­ко, что я по­чув­ство­ва­ла его ды­ха­ние. «Мож­но сей­час удрать и по­гу­лять по на­бе­реж­ной», — пред­ло­жил он. Уже го­то­ва бы­ла ска­зать «да», как вдруг за­зво­нил мо­биль­ный. Вы­све­тил­ся На­дин но­мер. И, как все­гда, не во­вре­мя! — Ой, а я те­бя ви­жу! Че­рез боль­шое ок­но. По­вер­нись! Раз­вер­ну­лась и уви­де­ла за стек­лом свою сест­ри­цу. Она сто­я­ла на улице и ма­ха­ла мне ру­кой. — Ну за­хо­ди! — от­ве­ти­ла ей со вздо­хом. Ко­гда На­дя по­до­шла к сто­ли­ку, мой но­вый зна­ко­мый, ка­за­лось, пре­вра­тил­ся в ста­тую. Сест­ра мяг­ко улыб­ну­лась:

Од­на­ж­ды по­друж­ка за­та­щи­ла ме­ня в паб, там я с Максимом и по­зна­ко­ми­лась

— А твой па­рень уме­ет раз­го­ва­ри­вать? — спросила она. — Мо­жет, пред­ста­вишь ме­ня? Я нехо­тя сде­ла­ла это. Мак­сим, ко­то­рый только что бес­пре­стан­но шу­тил и бол­тал без умол­ку, те­перь слов­но про­гло­тил язык. Я по­чув­ство­ва­ла укол рев­но­сти: как он на нее смот­рит! Хо­тя в мо­ей сест­ре вро­де нет ни­че­го осо­бен­но­го. Ну, сим­па­тич­ная мор­даш­ка, ну, строй­ная фи­гур­ка... Кстати, она да­же не стре­мит­ся ее под­черк­нуть, но­сит что-то бес­фор­мен­ное, ни­же ко­ле­на. — По­ме­ша­ла вам, да? — из­ви­ня­ю­щим­ся то­ном спросила На­дя. — Вы как-то сра­зу за­мол­ча­ли оба… — Да нет, му­зы­ку слу­ша­ем, — бро­си­ла я. — Макс то­же увле­ка­ет­ся тан­ца­ми, вот мы с ним здесь и от­жи­га­ли! — А я со­всем не умею танцевать, — со­кру­шен­но и, как мне по­ка­за­лось, слишком уж же­ман­но про­из­нес­ла На­деж­да. — У ме­ня, на­вер­ное, от рож­де­ния пло­хое чув­ство рит­ма. — Да ерун­да это, за­про­сто мож­но ис­пра­вить! — вдруг ожил па­рень. — Да­вай на­учу те­бя са­мым про­стым дви­же­ни­ям, ни­че­го слож­но­го. Ну пой­дем! И Макс взял сест­ру за ру­ку. Да так бе­реж­но, буд­то она бы­ла стек­лян­ной или фар­фо­ро­вой. На­дя опять улыб­ну­лась ви­но­ва­то и вста­ла из-за сто­ла. Сле­ду­ю­щие пол­ча­са я мол­ча по­тя­ги­ва­ла пиво, ко­то­рое «тер­петь не мо­гу», злясь все боль­ше и боль­ше. Макс не от­хо­дил от мо­ей сест­ри­цы-скром­ни­цы ни на шаг, буд­то при­кле­и­ли. Ви­ка толк­ну­ла ме­ня лок­тем. — По­хо­же, за­пал! — с удовольствием кон­ста­ти­ро­ва­ла она. — Не обид­но? Пря­мо из-под но­са пар­ня уве­ли! — То­же мне, тра­ге­дия! Ты же зна­ешь, как я к это­му от­но­шусь. По­ду­ма­ешь... Од­ним боль­ше, од­ним мень­ше… — по­жа­ла плечами в от­вет и вклю­чи­лась в об­щий раз­го­вор, кра­ем гла­за на­блю­дая за слад­кой па­роч­кой. Вот они при­се­ли за сто­лик непо­да­ле­ку, сдви­нув по­бли­же свои сту­лья, вот начали о чем-то шеп­тать­ся. Пе­ре­кри­ки­вая му­зы­ку, На­дя об­ра­ти­лась ко мне: — Мы с Максимом, на­вер­ное, пой­дем. Он обе­щал по­ка­зать на на­бе­реж­ной од­но ме­стеч­ко, где ку­сок сте­ны класс­но рас­пи­са­ли граф­фи­ти. Па­роч­ка по­про­ща­лась со всей ком­па­ни­ей и ушла. А я за­ка­за­ла се­бе еще бо­кал пи­ва. На­деж­да вер­ну­лась до­мой позд­но и сра­зу же во­шла ко мне в ком­на­ту. — Как ду­ма­ешь, лю­бовь с пер­во­го взгля­да бывает? — спросила она, бле­стя гла­за­ми. — Угу. Бывает, — усмех­ну­лась я. — Прав­да, со вто­ро­го мо­жет ока­зать­ся, что это ни­ка­кая не лю­бовь, а про­сто увлечение. И по­том, ты же ни­че­го не зна­ешь о Мак­се! А вдруг у него ха­рак­тер пло­хой, или он пьет… Она счаст­ли­во за­сме­я­лась, чмок­ну­ла ме­ня в нос и ска­за­ла: — Нет, он со­всем не та­кой! Макс чу­дес­ный! Я точ­но знаю! С этого дня они начали встре­чать­ся. Как-то очень несо­вре­мен­но, с по­хо­да­ми в театр и на вы­став­ки, с цве­та­ми и те­ле­фон­ны­ми раз­го­во­ра­ми до утра. На­дя вы­гля­де­ла со­вер­шен­но счаст­ли­вой, а вот я зли­лась. При­чем мне то­гда ка­за­лось, что злюсь на Мак­са: ну зачем он де­воч­ке го­ло­ву мо­ро­чит? Че­рез по­дру­гу мно­гое узна­ла о нем. Ти­пич­ный маль­чик­ма­жор. Па­па — ка­кой-то вы­со­ко­по­став­лен­ный чи­нов­ник, сам па­рень, успеш­но окон­чив пре­стиж­ный вуз, при­стро­ен в теп­лое ме­стеч­ко, где и по­лу­ча­ет при­лич­ную зар­пла­ту. Ах да! Ока­за­лось, что Мак­сим с дет­ства за­ни­ма­ет­ся тан­ца­ми, да­же при­ни­мал уча­стие в меж­ду­на­род­ных со­рев­но­ва­ни­ях. Ну и ко­неч­но — мас­са лю­бов­ных при­клю­че­ний. Ви­ка рас­ска­зы­ва­ла, за­хле­бы­ва­ясь от вос­тор­га: — Его быв­шая бы­ла фо­то­мо­де­лью, а пе­ред ней он встре­чал­ся с доч­кой оли­гар­ха. Го­во­рят, эта доч­ка, ко­гда Макс ее бро­сил, да­же тра­вить­ся про­бо­ва­ла, сла­ва бо­гу, во­вре­мя от­ка­ча­ли Да уж, та­кой фрукт — мо­ей сест­ре точ­но не па­ра! По­иг­ра­ет с

От Ви­ки я узна­ла, что Макс – ти­пич­ный ма­жор, да еще и баб­ник. Нет, он не па­ра мо­ей сест­ре!

ней, как кот с мы­шью, и оста­вит. А для На­ди раз­рыв мо­жет стать се­рьез­ным уда­ром, ведь она та­кая на­ив­ная! Я дол­го кре­пи­лась, но по­том ре­ши­ла се­рьез­но по­го­во­рить с Мак­сом. Заз­ва­ла его в ка­фе и недол­го ду­мая на­ча­ла: — Ска­жи чест­но, как ты от­но­сишь­ся к мо­ей сест­ре? — Я что, на ис­по­ве­ди? — Макс удив­лен­но при­под­нял бро­ви. — Мне ка­жет­ся, это ка­са­ет­ся только ме­ня и На­ди. От нелов­ко­сти ском­ка­ла сал­фет­ку. Раз­го­вор пред­сто­ял де­ли­кат­ный, но, как стар­шая сест­ра, я про­сто обя­за­на бы­ла по­за­бо­тить­ся о млад­шей! — Ви­дишь ли… На­дя — человек немно­го не от ми­ра се­го. Меч­та­тель­ная, за­стен­чи­вая. Сест­ра ни­ко­гда еще не влюб­ля­лась, и мне не хо­чет­ся, что­бы она стра­да­ла, – объ­яс­ни­ла. Мак­сим при­щу­рил­ся: — С че­го ты взя­ла, что за­став­лю твою сест­ру стра­дать? Ес­ли хо­чешь знать, я впер­вые в жиз­ни влю­бил­ся по-на­сто­я­ще­му. На­дю­ша — она та­кая… Ко­ро­че, хо­чу на ней же­нить­ся! Я обал­де­ло уста­ви­лась на пар­ня: он это все­рьез? Хм... Хо­тя по­хо­же, что да, вон как гла­за свер­ка­ют! Но от­че­го-то вме­сто об­лег­че­ния по­чув­ство­ва­ла сад­ня­щую боль в серд­це: зна­чит, Макс ее не бро­сит… Зна­чит, мне на­де­ять­ся не на что… Ночью, вер­тясь под жар­ким оде­я­лом, ни­как не мог­ла за­снуть. С от­чет­ли­во­стью, ис­пу­гав­шей до жу­ти, вдруг по­ня­ла: мною дви­жет не забота о сест­ре, не о ней вол­но­ва­лась, вы­пы­ты­вая у Мак­си­ма сте­пень его увле­чен­но­сти. Про­сто са­ма влю­би­лась! Как только эта мысль при­шла в го­ло­ву, я рыв­ком се­ла на кро­ва­ти. Втю­рить­ся в прак­ти­че­ски же­ни­ха своей сест­ры?! Со­всем опо­ло­уме­ла! Ко­неч­но, ес­ли по­ста­рать­ся, мож­но бы­ло бы от­бить и не та­ко­го, как Макс, — опы­та в со­блаз­не­нии муж­чин мне не за­ни­мать. Но ста­вить на кон счастье На­ди? Ведь удар от двой­но­го пре­да­тель­ства бу­дет для нее невы­но­сим… Только под утро на­шла ре­ше­ние. Го­во­рят же, что клин кли­ном вы­ши­ба­ют. На­до сроч­но най­ти се­бе молодого че­ло­ве­ка, при­чем не ка­ко­го-ни­будь пер­во­го по­пав­ше­го­ся, а до­стой­но­го кон­ку­рен­та Мак­су! Илья уже дав­но до­би­вал­ся ме­ня и, в прин­ци­пе, был непло­хим пар­нем. Вот только лю­би­ла я во­все не его. Услы­шав в труб­ке мой го­лос, об­ра­до­вал­ся со­всем по-ще­ня­чьи: — Да, ко­неч­но, сол­ныш­ко, се­го­дня со­вер­шен­но сво­бо­ден! Мо­жем встре­тить­ся пря­мо сей­час! Ко­гда ве­че­ром про­во­жал до до­ма, я иг­ри­во спросила: — Не прочь под­нять­ся ко мне? Ро­ди­те­ли уеха­ли на да­чу, сест­ра, на­вер­ное, уже спит. Илья не воз­ра­жал… А на­ут­ро, про­во­жая го­стя до две­ри, я уже от­чет­ли­во по­ни­ма­ла: не бу­ду с ним боль­ше встре­чать­ся. Ведь это ненор­маль­но — на­хо­дясь в объ­я­ти­ях од­но­го муж­чи­ны, меч­тать о дру­гом. Да и Илья не ви­но­ват в том, что он мне со­вер­шен­но без­раз­ли­чен, вон как ста­рал­ся со­от­вет­ство­вать… Макс прак­ти­че­ски каждый день при­хо­дил к нам в дом. То они с На­дей, об­няв­шись, смот­ре­ли те­ле­ви­зор на ди­ване, то вме­сте го­то­ви­ли ужин, то раз­би­ра­ли по­куп­ки. Прав­да, на ночь ни ра­зу не оста­вал­ся: на­ши ро­ди­те­ли та­ко­го бы не по­ня­ли. Ма­ма од­на­ж­ды ска­за­ла мне: «Хоть бы у них с На­дю­шей все бы­ло се­рьез­но! Как зять нам этот па­рень вполне под­хо­дит». Я от­вер­ну­лась к ок­ну, что­бы она не за­ме­ти­ла, как пе­ре­ко­си­лось мое ли­цо. За по­след­ние несколь­ко недель во­об­ще от­вык­ла нор­маль­но спать и есть. Для ме­ня бы­ло на­сто­я­щей му­кой смот­реть на эту влюб­лен­ную па­роч­ку. А уж ко­гда при мне на­чи­на­ли об­ни­мать­ся или це­ло­вать­ся… Нет, это бы­ло вы­ше мо­их сил! — А по­жи­ви-ка ты у ме­ня! — пред­ло­жи­ла Ви­ка, ви­дя, как стра­даю. — Я од­на, так что не по­ме­ша­ешь. Мо­жет быть, на­хо­дясь по­даль­ше от Мак­са, смо­жешь вы­ле­чить­ся, за­быть... Я уста­ви­лась на по­дру­гу: а ведь она пра­ва! Моя лю­бовь к Мак­си­му — бо­лезнь, ка­кое-то на­ва­жде­ние. Воз­мож­но, вы­зва­на чув­ством со­пер­ни­че­ства с сест­рой, воз­мож­но, обыч­ной за­ви­стью. Раз уж ва­ри­ант «клин кли­ном» не сра­бо­тал, сто­ит по­про­бо­вать по­жить вда­ли от него. И пе­ре­еха­ла к Ви­ке. За­пи­са­лась на кур­сы ан­глий­ско­го, в фит­нес-клуб, про­во­ди­ла сво­бод­ные вечера в ба­рах с нескуч­ной ком­па­ни­ей. Ста­ра­лась так за­пол­нить свою жизнь де­ла­ми и раз­вле­че­ни­я­ми, что­бы не оста­ва­лось ни одной сво­бод­ной ми­нут­ки. Вот только с пар­ня­ми как-то гло­баль­но раз­ла­ди­лось. Ни с кем не хо­те­лось да­же зна­ко­мить­ся. И только Илья зво­нил прак­ти­че­ски еже­днев­но, при­гла­шал встре­тить­ся, а я постоянно на­хо­ди­ла при­чи­ны увиль­нуть. Меж­ду тем у сест­ры де­ло яв­но шло к сва­дьбе. За­яв­ле­ния в загс по­ка не по­да­ва­ли, но ма­ма рас­ска­зы­ва­ла об их жар­ких спо­рах, где про­ве­сти ме­до­вый ме­сяц. Макс на­ста­и­вал на Гре­ции, На­дю тя­ну­ло в При­бал­ти­ку. «Я им ска­за­ла, что мы с от­цом сра­зу по­сле сва­дьбы поехали сажать картошку в се­ле, — сме­я­лась ма­му­ля. — И ни­че­го, на ка­че­ство на­ше­го бра­ка это ни­как не по­вли­я­ло». Од­на­ж­ды, воз­вра­ща­ясь с ра­бо­ты, ре­ши­ла за­гля­нуть в ма­лень­кий юве­лир­ный ма­га­зин­чик. Ра­но или позд­но На­деж­да все рав­но вый­дет за­муж, зна­чит, сто­ит уже сей­час при­смот­реть ей по­да­рок. Что-ни­будь во вкусе сест­ры: изящ­ную под­вес­ку, ко­леч­ко с ка­меш­ком или брас­ле­тик... По­че­му так слу­чи­лось, что имен­но там, воз­ле при­лав­ка с коль­ца­ми, я встре­ти­ла Мак­са? То­гда мне по­ка­за­лось, что это — судь­ба… — Вот, смот­рю об­ру­чаль­ные коль­ца, — ска­зал На­дин же­них. — Как ду­ма­ешь, ка­кой ва­ри­ант луч­ше: глад­кие или с гра­ви­ров­кой? — Не­уже­ли де­ло до­шло до ко­лец? — я при­под­ня­ла од­ну бровь. — Вы­хо­дит, о сва­деб­ном пу­те­ше­ствии вы на­ко­нец до­го­во­ри­лись? Макс рас­сме­ял­ся: — Ну да, на­шли ком­про­мисс — по­едем в Ис­па­нию! Кстати, жи­ву тут неда­ле­ко, мо­жет, зай­дешь? По­пьем ко­фе, у ме­ня за­ме­ча­тель­ный есть — отец при­вез из Иор­да­нии. Квар­тир­ка, в которой оби­тал Мак­сим, бы­ла неболь­шой, свет­лой и очень уют­ной. Па­рень при­нял­ся ва­рить ко­фе, а я, как за­во­ро­жен­ная, смот­ре­ла на его ру­ки. Тон­кие длин­ные паль­цы, изящ­ные, но силь­ные. Пред­ста­ви­ла вдруг, как они

пе­ре­би­ра­ют мои во­ло­сы, сжи­ма­ют мои пле­чи, как рас­сте­ги­ва­ют пу­гов­ки на мо­ей блуз­ке… — Ты что за­меч­та­лась? — воз­вра­тил ме­ня к ре­аль­но­сти го­лос хо­зя­и­на. — На­дя мне постоянно твер­дит, что, мол, как-то нехо­ро­шо вы­хо­дит. Оказывается, есть та­кая на­род­ная при­ме­та: ес­ли младшая сест­ра сыграет сва­дьбу рань­ше стар­шей, то стар­шая оста­нет­ся ста­рой де­вой. Как по мне, это пол­ная ерун­да, — он поднял гла­за от джез­вы. — Что ска­жешь? Стрях­нув с себя на­ва­жде­ние, де­ла­но рас­сме­я­лась: — Ко­неч­но, ерун­да, я не суе­вер­на. К то­му же в бли­жай­шее время точ­но за­муж не со­би­ра­юсь. — А че­го так? — уди­вил­ся Макс. — Ты очень сек­су­аль­ная, эф­фект­ная, на те­бя муж­чи­ны сле­та­ют­ся, как мо­тыль­ки. По­че­му не стре­мишь­ся най­ти се­бе па­ру? Хо­те­ла бы­ло убе­ди­тель­но со­врать что-то по по­во­ду же­ла­ния сна­ча­ла сде­лать ка­рье­ру, но вдруг вы­па­ли­ла: — По­то­му что люб­лю те­бя. Его ру­ка дер­ну­лась, ко­фе вы­лил­ся на кон­фор­ку, за­ши­пев. Па­рень изум­лен­но уста­вил­ся на ме­ня: — Ты шу­тишь? — Нет. Вполне се­рьез­но. По­вис­ла нелов­кая па­у­за. Мак­сим сто­ял у пли­ты, уста­вив­шись на дже­зву. Я за­бра­ла со сту­ла свою су­моч­ку и на­пра­ви­лась к вы­хо­ду. На по­ро­ге огля­ну­лась: — Из­ви­ни, что-то рас­хо­те­лось пить ко­фе. На­де­юсь, ты на ме­ня не в оби­де. И да: ку­пи луч­ше коль­ца с гра­ви­ров­кой. По пу­ти до­мой со мной слу­чи­лась на­сто­я­щая ис­те­ри­ка. Ну от­че­го мир устро­ен так неспра­вед­ли­во?! По­че­му един­ствен­ный муж­чи­на, которого я по­лю­би­ла, не мо­жет быть мо­им? Ослеп­ла от слез, шла, не ви­дя дороги, то и де­ло спо­ты­ка­ясь. Но вдруг по­чув­ство­ва­ла, что ме­ня креп­ко взя­ли за ло­коть. — Пе­ре­стань, убьешь­ся. Да­вай при­ся­дем на ла­воч­ку, — про­зву­чал пря­мо над мо­им ухом зна­ко­мый го­лос. Под­ня­ла за­ту­ма­нен­ные сле­за­ми гла­за и уви­де­ла Мак­са. Мы добре­ли до ска­мей­ки и я, все так же ры­дая, уткну­лась ему в грудь. Па­рень гла­дил ме­ня по го­ло­ве, при­го­ва­ри­вая: — Не на­до, успо­кой­ся. По­ду­ма­ешь, ка­кая ерун­да… Че­рез пол­ча­са сле­зы ис­сяк­ли. То­гда Макс за­го­во­рил: — Хо­чу, что­бы ты по­ня­ла. Я очень хо­ро­шо к те­бе от­но­шусь, но… но люб­лю все-та­ки твою сест­ру. Мне не хо­чет­ся при­чи­нять те­бе боль, од­на­ко это так. Мол­ча вста­ла со ска­мей­ки и по­шла, не обо­ра­чи­ва­ясь... ...Сва­дьба Мак­са и На­ди бы­ла рос­кош­ной, яв­но по­ста­ра­лись ро­ди­те­ли же­ни­ха. Бы­ло вид­но, что мать и отец пар­ня души не ча­ют в невест­ке. Да и за что ее не лю­бить: ми­лая, мяг­кая, уступ­чи­вая. Иде­аль­ная же­на! Сам Макс то­же был на седь­мом небе от сча­стья. Го­сти ве­се­ли­лись, тан­це­ва­ли, про­из­но­си­ли то­сты. Только я, за­бив­шись в уго­лок, чув­ство­ва­ла себя га­же неку­да. Ус­по­ка­и­ва­ло лишь од­но: те­перь, ко­гда они офи­ци­аль­но ста­ли му­жем и же­ной, у ме­ня не оста­лось ни­ка­ких шан­сов. В та­кой безыс­ход­но­сти есть свои плю­сы: зна­чит, пе­ре­ста­ну на­де­ять­ся и ве­рить в чу­до… По­сле сва­дьбы мо­ло­дые пе­ре­еха­ли жить в квар­ти­ру Мак­са, а я на­ко­нец воз­вра­ти­лась в род­ной дом. Прав­да, На­дя ча­сто при­бе­га­ла к нам и с упо­е­ни­ем рас­ска­зы­ва­ла о своей се­мей­ной жиз­ни: как они по­ку­па­ли но­вые за­на­вес­ки в го­сти­ную, как де­ла­ли пе­ре­ста­нов­ку, как вдво­ем хо­ди­ли в жен­скую кон­суль­та­цию… — Что? — до ме­ня с опоз­да­ни­ем до­шел смысл ска­зан­но­го. — Что вы де­ла­ли в кон­суль­та­ции? Сест­ра счаст­ли­во за­сме­я­лась: — Ты со­всем не слу­ша­ешь? У нас ско­ро бу­дет ре­бе­нок! Врач ска­зал, что че­рез па­ру ме­ся­цев мож­но опре­де­лить пол. Хо­чу маль­чи­ка. Хо­тя, ко­неч­но, и де­воч­ка — здо­ро­во. Я с тру­дом вы­да­ви­ла из себя улыб­ку: — По­здрав­ляю. Пред­став­ляю, как Мак­сим счаст­лив. — Ага. На­ку­пил мне ка­ких-то ви­та­ми­нов... Це­лую тор­бу. И за­пре­тил тя­же­лое под­ни­мать, со­всем. Да­же ки­ло­грамм кар­тош­ки. Он та­кой за­бот­ли­вый! Не со­мне­ва­юсь. Муж­чи­на, которого я люб­лю, и не мо­жет быть дру­гим. Только неж­ным, за­бот­ли­вым, пре­дан­ным. Прав­да, жаль, что свою за­бо­ту по­свя­ща­ет не мне… Бе­ре­мен­ность у На­деж­ды про­те­ка­ла тя­же­ло. Не помогли ни чу­до-ви­та­ми­ны, ни вни­ма­ние му­жа. Где-то на седь­мом ме­ся­це ее по­ло­жи­ли в боль­ни­цу на со­хра­не­ние. Макс еже­днев­но про­ве­ды­вал сест­ру, да и я ста­ра­лась за­бе­гать к ней как мож­но чаще. Од­на­ж­ды ве­че­ром он по­зво­нил мне. — Смо­жешь утром про­ве­дать На­дю­шу вме­сто ме­ня? — спро­сил не со­всем обыч­ным го­ло­сом. — У нас се­го­дня был кор­по­ра­тив, я слег­ка не в фор­ме. Ес­ли она уви­дит ме­ня с бо­ду­на, рас­стро­ит­ся. — О чем раз­го­вор, ко­неч­но, — со­гла­си­лась, не раз­ду­мы­вая. — Только прось­ба, — до­ба­вил Макс. — Под­ско­чи ко мне се­го­дня, кое-ка­кие ве­щи ей собрал, она про­си­ла при­вез­ти. Вз­г­ля­нув на ча­сы, по­ду­ма­ла: «В прин­ци­пе, еще не так позд­но, мож­но и за­ехать». Ко­гда Мак­сим от­крыл две­ри, я слег­ка рас­те­ря­лась: па­рень

До ме­ня не сра­зу до­шел смысл ска­зан­но­го. Они бы­ли в кон­суль­та­ции? Сест­ра в по­ло­же­нии?!

был яв­но не в фор­ме. Немно­го по­ка­чи­ва­ясь, он дер­жал­ся за ко­сяк, ви­ди­мо, что­бы не упасть. Да, ви­дать, хо­ро­шо по­гу­ля­ли на кор­по­ра­ти­ве! — Я так по­ни­маю, ты без же­ны со­всем рас­сла­бил­ся! — про­из­нес­ла по­лу­шу­тя. — Да­вай-ка, дру­жи­ще, сва­рю те­бе ко­фе, да и са­ма с удовольствием вы­пью. Макс ото­рвал­ся от ко­ся­ка, кач­нул­ся в дру­гую сто­ро­ну. Быст­ро под­хва­ти­ла его под мыш­ки, что­бы не упал. Он не со­про­тив­лял­ся, лишь оправ­ды­вал­ся: — Ме­ня со­би­ра­ют­ся по­вы­сить, вот и при­шлось с на­чаль­ством на бру­дер­шафт пить. Ты только На­де не го­во­ри, лад­но? Посме­и­ва­ясь, по­ве­ла пар­ня в ком­на­ту, уса­ди­ла на ди­ван и от­пра­ви­лась ва­рить ко­фе. Го­ря­чий аро­мат­ный на­пи­ток немно­го при­вел его в чув­ство. — Не ухо­ди сра­зу, хо­ро­шо? По­си­ди еще немно­го, а то мне

од­но­му до­ма так тоск­ли­во, — по­про­сил Мак­сим. Ну что бы­ло де­лать? Се­ла на ди­ван, от­пи­ла из чаш­ки, по­том обер­ну­лась: па­рень вни­ма­тель­но изу­чал ме­ня. — Зна­ешь, а вы с На­дей все-та­ки по­хо­жи, — из­рек вдруг глу­бо­ко­мыс­лен­но, — хоть чер­ты и раз­ные, но что-то неуло­ви­мое наблюдается. Вот, на­при­мер, вы­со­кий лоб, ли­ния бро­вей… Он бес­це­ре­мон­но взял ме­ня за под­бо­ро­док, по­вер­нул ли­цо к све­ту. Я аж рас­те­ря­лась. По­том, по­ви­ну­ясь ка­ко­му-то необъ­яс­ни­мо­му им­пуль­су, про­ве­ла ру­кой по его во­ло­сам, при­кос­ну­лась к ще­ке. Об­ви­ла шею и про­шеп­та­ла на ухо: — Только ни­че­го не го­во­ри, лад­но? Про­сто мол­чи. Мак­сим осто­рож­но об­нял ме­ня за та­лию, при­влек к се­бе. Не­сме­ло, буд­то про­буя на вкус, при­кос­нул­ся к гу­бам… Ночью вне­зап­но просну­лась. Рыв­ком се­ла на кро­ва­ти: ря­дом слад­ко по­са­пы­вал мой лю­би­мый муж­чи­на. Вы­шед­шая из-за ту­чи лу­на осве­ти­ла ком­на­ту, я вздрог­ну­ла: у кро­ва­ти на тум­боч­ке сто­я­ла сва­деб­ная фо­то­гра­фия. Счаст­ли­во сме­ю­ща­я­ся На­дя, об­ни­ма­ю­щий ее Макс… Нет, ошиб­лась: лю­би­мый муж­чи­на во­все не мой! Гос­по­ди, что я на­де­ла­ла? Зачем? Хо­ро­шо, что сей­час вы­звать так­си глу­бо­кой ночью не со­став­ля­ет про­бле­мы! Ма­ши­на нес­лась по тем­но­му го­ро­ду, я при­сло­ни­лась к окон­но­му стек­лу пы­ла­ю­щей ще­кой. И что те­перь? Как бу­дут раз­ви­вать­ся на­ши отношения с Максимом? О сест­ре во­об­ще ста­ра­лась не ду­мать... Бли­же к обе­ду он по­зво­нил: — На­до встре­тить­ся. Мо­жешь вый­ти с ра­бо­ты на пол­ча­са? Бе­жа­ла на встре­чу со смут­ной на­деж­дой: сей­час лю­би­мый ска­жет, что по­го­ря­чил­ся, же­нив­шись на На­де. Ко­неч­но, как по­ря­доч­ный человек, бу­дет помогать ей с вос­пи­та­ни­ем ре­бен­ка, но жить все рав­но ста­нет со мной. Ну не мо­жет быть ина­че! По­сле всех слов, ко­то­рые он го­во­рил ночью, по­сле всех объ­я­тий и по­це­лу­ев... — Ты, ко­неч­но, по­ни­ма­ешь, что это бы­ла ми­нут­ная сла­бость. Я все-та­ки мо­ло­дой ак­тив­ный муж­чи­на, а На­дю­ша в последнее время постоянно по боль­ни­цам. Но ведь мы не хо­тим ее огор­чать, прав­да? Тем более, в та­ком по­ло­же­нии… Вдруг по­чув­ство­ва­ла, что мне не хватает воз­ду­ха. Макс си­дел на­про­тив, спо­кой­ный, со­бран­ный, и только тон­кие паль­цы, те­ре­бя­щие сал­фет­ку, вы­да­ва­ли его вол­не­ние. Од­на­ко вол­но­вал­ся он лишь об од­ном: что­бы о слу­чив­шем­ся ночью не узна­ла его же­на. — Не пе­ре­жи­вай, я все по­ни­маю, — от­ве­ти­ла на­ко­нец. — Кстати, На­дю се­го­дня не ви­де­ла, она бы­ла на про­це­ду­рах. Но все, что ты пе­ре­дал, оста­ви­ла у нее в па­ла­те. Па­рень по­ве­се­лел: — Да, она мне уже зво­ни­ла, го­во­рит, на сле­ду­ю­щей неде­ле ее вы­пи­шут. Ну как, друж­ба? Он про­тя­ну мне ру­ку. Я ее по­жа­ла. Мои паль­цы дро­жа­ли. Про­ма­яв­шись па­ру дней, при­ня­ла ре­ше­ние и по­зво­ни­ла Илье. Тот при­бе­жал прак­ти­че­ски сра­зу: — Как раз со­би­рал­ся по­се­тить вечер фран­цуз­ско­го кино, там бу­дет по­каз од­но­го очень ин­те­рес­но­го филь­ма… ...Про­шел ров­но ме­сяц с той па­мят­ной но­чи с лю­би­мым. И те­перь мне при­шлось вновь встре­тить­ся с Мак­сом, но уже по соб­ствен­ной ини­ци­а­ти­ве. Так же, как он то­гда, я нерв­но те­ре­би­ла сал­фет­ку. Как от­не­сет­ся к то­му, что ему ска­жу? — Пред­став­ля­ешь, я бе­ре­мен­на, — вы­па­ли­ла, ре­шив­шись. И до­ба­ви­ла: — Срок — ме­сяц. Мак­сим улыб­нул­ся: — Вот и здо­ро­во! На­ши де­ти вырастут в одной пе­соч­ни­це. Кстати, Илья — хо­ро­ший па­рень, те­бе по­вез­ло. Со­ве­тую не за­тя­ги­вать со сва­дьбой, ты же в кур­се, как ро­ди­те­ли от­но­сят­ся к по­доб­ным ве­щам. Я смот­ре­ла на него во все гла­за: что, дей­стви­тель­но ни­че­го не по­нял? Не мо­жет та­ко­го быть, ведь он со­всем не ду­рак. А Макс меж­ду тем про­дол­жал: — На­дя че­рез па­ру дней ло­жит­ся в боль­ни­цу, ро­жать. Там есть один очень хо­ро­ший врач, ес­ли у нас роды прой­дут нор­маль­но, и вам с Ильей его по­ре­ко­мен­дую… Тем же ве­че­ром по­зво­ни­ла На­деж­да и воз­буж­ден­но за­та­рах­те­ла в труб­ку: — Мне Макс все рас­ска­зал! Ну ты, сест­рич­ка, да­ешь: по­че­му не со­об­щи­ла эту ра­дост­ную но­вость сна­ча­ла мне? А как Илья от­ре­а­ги­ро­вал? Что го­во­рит? При­ду­мы­вая на хо­ду, я про­ле­пе­та­ла: — Ну, он еще не зна­ет... Не то­роп­люсь рас­ска­зы­вать — вдруг бу­дет недо­во­лен? По­то­му-то с Максимом и по­де­ли­лась: он, как муж­чи­на, дал мне па­ру советов. Ко­неч­но, не со­мне­ва­лась, что Илья об­ра­ду­ет­ся, как без­дом­ный ще­нок, которого при­юти­ли из жа­ло­сти доб­рые люди. Вот только сто­ит ли вы­хо­дить за него за­муж? В кон­це кон­цов, Макс, как взрос­лый человек, сам обя­зан от­ве­чать за свои по­ступ­ки. Он изоб­ра­зил свя­тую невин­ность, но я имею пол­ное пра­во по­тре­бо­вать от него при­зна­ния мла­ден­ца! И тут же пред­ста­ви­ла гла­за мо­ей сест­ры в тот мо­мент, ко­гда ска­жу ей: «До­ро­гая, по­ка ты там ле­жа­ла боль­ни­це, пы­та­ясь со­хра­нить жизнь и здо­ро­вье ре­бе­ноч­ку сво­е­го обо­жа­е­мо­го му­жень­ка, он сде­лал еще од­но­го ре­бе­ноч­ка — тво­ей сест­ре». Пусть это и свя­тая прав­да, но ко­му от нее бу­дет лег­че? Я на­бра­ла но­мер Ильи: — Нам на­до сроч­но встре­тить­ся. Илья бро­сил­ся це­ло­вать мне ру­ки: — До­ро­гая, я так рад! Знаю, что не стою те­бя, но сде­лаю все,

что­бы стать хо­ро­шим му­жем и от­цом. Вот уви­дишь, ты не по­жа­ле­ешь. Я ти­хонь­ко убра­ла свои ру­ки, ста­ра­ясь не по­ка­зы­вать, как мне непри­ят­ны его лоб­за­ния, и про­из­нес­ла: — Да­вай по­го­во­рим о де­лах. Итак, нам сто­ит во втор­ник пой­ти в загс, там при­ни­ма­ют с де­ся­ти до ча­су… Един­ствен­ным че­ло­ве­ком, ко­то­рый знал обо всем этом прав­ду, бы­ла моя неиз­мен­ная по­дру­га Ви­ка. Од­на­ко она на­бро­си­лась с об­ви­не­ни­я­ми: — Ты хоть по­ни­ма­ешь, что сде­ла­ла?! Лад­но, оста­вим в сто­роне мо­раль­ный ас­пект, по­хо­же, ты не му­ча­ешь­ся угры­зе­ни­я­ми со­ве­сти из-за то­го, что со­блаз­ни­ла му­жа сест­ры. Но вдруг ма­лыш бу­дет ко­пи­ей сво­е­го па­поч­ки? Вдруг Илья до­га­да­ет­ся? В дан­ной си­ту­а­ции са­мое ра­зум­ное — сде­лать аборт. Нет ре­бен­ка — нет про­бле­мы. По­че­му те­бе в го­ло­ву не при­шла столь про­стая мысль? Уста­ви­лась на по­дру­гу: а ведь дей­стви­тель­но, не при­шла! Вне­зап­но у ме­ня за­ны­ло вни­зу жи­во­та, и я, слов­но за­щи­ща­ясь, об­хва­ти­ла его дву­мя ру­ка­ми. — Нет, ни за что! — вос­клик­ну­ла ис­пу­ган­но. — Пусть Макс мне не при­над­ле­жит, пусть ни­ко­гда не бу­ду с ним, но за­то у ме­ня бу­дет ре­бе­нок, его ре­бе­нок. А что кто по­ду­ма­ет, кто о чем до­га­да­ет­ся… Зна­ешь... все рав­но! Во втор­ник сто­я­ла под загсом и нерв­ни­ча­ла: Илья все не по­яв­лял­ся. На­ко­нец не вы­дер­жа­ла, по­зво­ни­ла ему: — Ты в проб­ке за­стрял? — Нет, — ле­дя­ным то­ном от­ве­тил он, — про­сто ре­шил не же­нить­ся на те­бе. Ви­дишь ли, у ме­ня был раз­го­вор с Ви­кой… В об­щем, я все знаю. Как-то еще ми­рил­ся с тем, что ты ме­ня не лю­бишь, ста­рал­ся сми­рить­ся с тво­ей хо­лод­но­стью. Но де­лать из себя дурака не поз­во­лю! Ту­по уста­ви­лась на труб­ку, из которой нес­лись ко­рот­кие гуд­ки. Ай да Ви­ка, ну и по­дру­га! Хо­тя… Илья ей дав­но нра­вил­ся, да­же, мож­но ска­зать, я ко­гда-то его у нее от­би­ла. Вот она и ото­мсти­ла, до­жда­лась сво­е­го ча­са. Од­на­ко… на­сколь­ко далеко Вик­то­рия за­шла в своей ме­сти? Я по­зво­ни­ла, но не успе­ла и сло­ва вы­мол­вить, как она на­бро­си­лась на ме­ня: — И не чи­тай мне но­та­ции! Уве­ре­на, что по­сту­пи­ла пра­виль­но. Кстати, по­ка мол­чу о том, от кого у те­бя ре­бе­но­чек, но знай: бу­дешь и даль­ше мо­ро­чить го­ло­ву Илье, всем рас­ска­жу прав­ду! И в первую оче­редь — тво­ей сест­ре! При­дя на ра­бо­ту, я сра­зу же про­шла в ка­би­нет на­чаль­ни­ка: — На про­шлой неде­ле вы го­во­ри­ли, что мы от­кры­ва­ем фи­ли­ал в об­ласт­ном цен­тре на за­па­де и вы на­би­ра­е­те ту­да пер­со­нал. Так вот, я хо­те­ла бы уехать из Ки­е­ва… … За окош­ком мель­ка­ли по­ля, ле­со­по­сад­ки, стол­бы элек­тро­пе­ре­дач, про­но­си­лись кре­стьян­ские до­ма с ого­ро­да­ми, по­лу­стан­ки. Устро­ив­шись по­удоб­нее на жест­кой ва­гон­ной пол­ке, я смот­ре­ла сквозь стек­ло. По­за­ди оста­лись пу­та­ные, не очень убе­ди­тель­ные объ­яс­не­ния с ро­ди­те­ля­ми, ко­то­рые ни­как не мог­ли по­нять, от­че­го уез­жаю из сто­ли­цы в глу­бин­ку, На­ди­ны удив­лен­ные вос­кли­ца­ния: «Как он мог! Как это — не его ре­бе­нок?! Ну, ес­ли ты да­же не спо­соб­на вспом­нить, с кем спа­ла…» Остал­ся со­вер­шен­но спо­кой­ный без­мя­теж­ный взгляд Мак­са: «Что ж, раз ты так ре­ши­ла… Мы бу­дем те­бе помогать». По­езд за­мед­лил ход, при­бли­жа­ясь к стан­ции на­зна­че­ния. Я вы­шла на пер­рон, осмот­ре­лась по сто­ро­нам. Го­ро­док по­ка­зал­ся очень чи­стень­ким и уют­ным, это немно­го со­гре­ло из­му­чен­ную ду­шу. Мо­жет, он по­мо­жет мне за­быть несчаст­ную лю­бовь, даст воз­мож­ность на­чать но­вую жизнь? Солн­це вы­гля­ну­ло из-за туч, и я улыб­ну­лась...

Зря я жда­ла же­ни­ха воз­ле загса, он так и не по­явил­ся. Вы­яс­ни­лось, что это Ви­ка ви­но­ва­та

МАК­СИМ, МАК­СИМ зна­ко­мый Оле­си, муж На­ди НА­ДЕЖ­ДА, НА­ДЕЖ­ДА младшая сест­ра Оле­си ОЛЕСЯ, ОЛЕСЯ ре­ши­ла на­чать с чи­сто­го ли­ста

На­дя вся светилась от сча­стья, воз­вра­ща­ясь со сви­да­ний. Да и Мак­сим был не по­хож на себя – слов­но на кры­льях ле­тал

Ока­зав­шись в его объ­я­ти­ях, я за­бы­ла обо всем на свете. Лю­би­мый шеп­тал лас­ко­вые сло­ва и был так нежен! Но впе­ре­ди жда­ло разо­ча­ро­ва­ние...

На­дя и Макс счаст­ли­вы в бра­ке. Ско­ро в се­мье при­бав­ле­ние – врач на УЗИ ска­зал, что бу­дет сын

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.