ГО­ЛОС СЕРД­ЦА

По­ка мы об­ща­лись в ча­те, все шло про­сто за­ме­ча­тель­но. Но ко­гда Сер­гей по­зво­нил, я бы­ла жут­ко разо­ча­ро­ва­на...

Moja Sudba - - News - Ири­на

Âдет­стве я обо­жа­ла слу­шать сказки, ко­то­рые па­па чи­тал мне пе­ред сном. Па­пин го­лос — глу­бо­кий, бархатный, бо­га­тый — про­сто за­во­ра­жи­вал. А став стар­ше, с удовольствием ста­ви­ла дис­ки с ли­те­ра­тур­но-му­зы­каль­ны­ми ра­дио­пе­ре­да­ча­ми, ко­то­рые отец за­пи­сы­вал спе­ци­аль­но для ме­ня. Сей­час та­ких пе­ре­дач уже нет. Но я все рав­но слу­шаю ра­дио, при­чем вы­би­раю только те стан­ции, где ве­ща­ние ве­дут муж­чи­ны с кра­си­вым го­ло­сом. Ни­че­го не по­де­ла­ешь — дет­ская при­выч­ка. Шу­чу, ко­неч­но... Хо­тя шут­ни­ца из ме­ня еще та. А вот жизнь со мной недав­но по­шу­ти­ла вполне се­рьез­но. Сей­час рас­ска­жу... ...Как-то, вер­нув­шись до­мой по­сле ра­бо­ты, я по­ужи­на­ла и, как обыч­но, се­ла за компьютер. Про­ве­ри­ла по­чту и от­кры­ла ок­но с ча­том. Недав­но по­зна­ко­ми­лась там с пар­нем. Он по­ка­зал­ся мне ин­те­рес­ным, но тол­ком по­го­во­рить так и не успе­ли — ма­ма по­про­си­ла ме­ня по­мочь ей на кухне. И вот те­перь я на­ме­ре­ва­лась про­дол­жить об­ще­ние. Прав­да, дол­го си­деть не со­би­ра­лась — очень уста­ла, день в офи­се был про­сто су­ма­сшед­ший. — При­вет! — про­чла на экране. — Как про­шла среда? — При­вет! Среда как среда, од­на бе­да — уста­ла до чер­ти­ков, сил ни­ка­ких. — О! Да ты сти­ха­ми раз­го­ва­ри­ва­ешь! — от­ре­а­ги­ро­вал со­бе­сед­ник. — До чер­ти­ков, го­во­ришь? Ни­че­го, сей­час мы это быст­ро по­пра­вим. — На­до же! — на­пе­ча­та­ла

я, мы­с­лен­но усмех­нув­шись. — И как мы со­би­ра­ем­ся это де­лать? Не слишком ли мы са­мо­уве­рен­ны? — Не слишком! — со смай­ли­ком от­ве­тил Сер­гей. — Зна­ем, что де­ла­ем, и га­ран­ти­ру­ем: че­рез пол­ча­са от уста­ло­сти и сле­да не оста­нет­ся. В тот вечер я за­си­де­лась за ком­пью­те­ром до­позд­на и со­вер­шен­но за­бы­ла о тяжелом ра­бо­чем дне и его по­след­стви­ях. С Се­ре­жей бы­ло так хо­ро­шо! Ка­кая там са­мо­уве­рен­ность, ни­че­го по­доб­но­го! Про­сто си­ла, доб­ро­та, вни­ма­тель­ность, такт... Мы об­ща­лись че­рез Ин­тер­нет две неде­ли. Спать ло­жи­лась не рань­ше двух но­чи, но уста­ло­сти не чув­ство­ва­ла — слов­но на кры­льях ле­та­ла. Хо­те­лось встре­тить­ся с пар­нем, но гор­дость ме­ша­ла за­го­во­рить о сви­да­нии пер­вой. И пра­виль­но, что не пред­ло­жи­ла, в один из ве­че­ров Сер­гей сам по­про­сил дать ему но­мер те­ле­фо­на и обе­щал тут же пе­ре­зво­нить. Я с вол­не­ни­ем жда­ла. Ко­гда за­иг­рал мо­биль­ный, на­жа­ла на кноп­ку и ска­за­ла: «При­вет! Ты, Се­ре­жа?» Ка­кое же ме­ня жда­ло разо­ча­ро­ва­ние! Гос­по­ди... А ведь он го­во­рил, что ра­бо­та­ет пе­ре­вод­чи­ком, спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся на син­хрон­ном пе­ре­во­де... Ну и как люди вы­дер­жи­ва­ют этот вы­со­кий писк­ля­вый го­лос?! — Ал­ло! Ира? Ты ме­ня слы­шишь, ал­ло? По­че­му мол­чишь? — пи­щал в труб­ку мой ча­тов­ский зна­ко­мый. Сле­до­ва­ло что-то ска­зать, но я бы­ла так шо­ки­ро­ва­на раз­ни­цей меж­ду тем, че­го ожи­да­ла, и тем, что ока­за­лось на са­мом де­ле, что не мог­ла ни­че­го с со­бой по­де­лать. В этот мо­мент в мою ком­на­ту за­гля­ну­ла ма­ма. Же­ста­ми ста­ла мне что-то по­ка­зы­вать. Она смеш­но раз­ма­хи­ва­ла ру­ка­ми, при­под­ни­ма­ла бро­ви, ска­ши­ва­ла гла­за, мо­та­ла го­ло­вой и да­же, ка­жет­ся, уша­ми ше­ве­ли­ла. — Се­ре­жа, из­ви­ни, ме­ня ма­ма зо­вет, — бро­си­ла я в труб­ку, вос­поль­зо­вав­шись си­ту­а­ци­ей, и на­жа­ла от­бой. — Что слу­чи­лось? — спросила, тя­же­ло вздох­нув: — Что за спек­такль? — Не гру­би мне, дочь! — те­ат­раль­но про­из­нес­ла она и рас­сме­я­лась. — Про­сто Ан­ге­ли­на зво­ни­ла. Ска­за­ла, что у те­бя мо­биль­ный за­нят. Ин­те­ре­со­ва­лась, при­дешь ли ты к ней на день рож­де­ния. — И что, она не мог­ла по­до­ждать де­сять ми­нут? — Ей сроч­но на­до бы­ло. Не знаю, зачем... — Лад­но, мам, спа­си­бо. На­вер­ное, опять хо­чет ме­ня с кем-то по­зна­ко­мить, сва­ха­са­мо­уч­ка... Вот же ж... — Ириш­ка, что с то­бой? — ма­ма вни­ма­тель­но по­смот­ре­ла на ме­ня. — Ты та­кая ра­дост­ная в последнее время бы­ла, светилась вся. А сей­час... Что опять не так? — Ага, бы­ла. По­зна­ко­ми­лась с пар­нем в Ин­тер­не­те, та­ким класс­ным ка­зал­ся... А как услы­ша­ла его го­лос, чуть в об­мо­рок не упа­ла... — Ай-ай-ай! Вот бе­да, так бе­да! — ма­ма сно­ва те­ат­раль­но на­хму­ри­ла бро­ви и всплес­ну­ла ру­ка­ми. — Го­лос, зна­чит, не та­кой! Хоть па­рень и класс­ный... Ну, раз го­лос — глав­ное, то... — Хва­тит из­де­вать­ся, ма! Ты же зна­ешь, ка­кое это для ме­ня име­ет зна­че­ние! Те­бе лег­ко го­во­рить, у па­пы вот... — У каж­до­го свои недо­стат­ки, — пе­ре­би­ла она ме­ня. — И го­лос — далеко не са­мое важ­ное, уж по­верь, в па­пе я це­ню со­всем не это. — А мне важ­но, что­бы... — сно­ва на­ча­ла я, но ма­му­ля опять пе­ре­би­ла: — Де­ло твое, ко­неч­но, но луч­ше бы при­слу­ша­лась к го­ло­су серд­ца — он, как пра­ви­ло, не об­ма­ны­ва­ет. И хва­тит об этом, — стро­го обо­рва­ла оче­ред­ную мою по­пыт­ку что-то объ­яс­нить. — По­зво­ни Ге­ле и ло­жись спать. На день рож­де­ния к по­дру­ге я, ко­неч­но, по­шла. И по­зна­ко­ми­лась там с пар­нем. На сей раз Гель­ки­но сва­тов­ство вро­де бы уда­лось. Игорь мне по­нра­вил­ся — вы­со­кий, ка­ре­гла­зый, с тем­ны­ми вью­щи­ми­ся во­ло­са­ми, ост­ро­ум­ный. А глав­ное — го­лос... Ну про­сто су­пер! Только при­вле­ка­тель­ным все это ка­за­лось недол­го — до пер­во­го сви­да­ния. Впро­чем, по­ка мы гу­ля­ли по пар­ку, хо­ди­ли по ули­цам ве­чер­не­го го­ро­да, бы­ло нор­маль­но. Но ко­гда устро­и­лись в ка­фе... За­ка­за­ли пи­рож­ные и чай. Я немно­го сму­ща­лась, по­это­му только чуть-чуть по­кле­ва­ла из своей та­рел­ки и вы­пи­ла чаш­ку чая. Игорь же быст­рень­ко умял пи­рож­ное и, пло­то­яд­но гля­дя на мое, ска­зал: — Ты, как ви­жу, слад­ко­го не лю­бишь? Ну и слав­нень­ко, я те­бе по­мо­гу. Без вся­ко­го стес­не­ния он при­дви­нул к се­бе та­рел­ку, а по­том за­ка­зал и сло­пал еще ку­сок тор­та. При­шло время рас­счи­ты­вать­ся. Игорь дол­го с на­пря­жен­ным ви­дом рыл­ся в ко­шель­ке, по­том поднял на ме­ня гла­за и спро­сил: — У те­бя есть день­ги? Я и за­был, что на ме­ли пе­ред зар­пла­той, — и вы­ло­жил на стол мя­тый пол­тин­ник. Ко­неч­но, я за­пла­ти­ла, хо­тя непри­ят­ный оса­док остал­ся. Но то бы­ло еще не все. Ко­гда мы вы­шли из ка­фе и до­шли до оста­нов­ки, мой ка­ва­лер за­ис­ки­ва­ю­ще улыб­нул­ся: — Ты ведь не оби­дишь­ся, ес­ли не бу­ду про­во­жать те­бя до са­мо­го до­ма? Мне зав­тра очень ра­но вста­вать... Я мол­ча се­ла в по­до­шед­ший в этот мо­мент ав­то­бус и, ко­гда две­ри за­хлоп­ну­лись, на­ро­чи­то по­ма­ха­ла го­ре-уха­же­ру че­рез стек­ло. Еха­ла и ду­ма­ла обо всем, что про­изо­шло. Не только се­го­дня, но и рань­ше. Неволь­но срав­ни­ва­ла Иго­ря с Сер­ге­ем, ко­то­рый в пол­ной рас­те­рян­но­сти спра­ши­вал ме­ня в ча­те по­след­ние несколь­ко дней, что слу­чи­лось. А я упор­но от­мал­чи­ва­лась. И труб­ку не бра­ла. Ка­кая же я все-та­ки сви­нья! Раз­ве па­рень ви­но­ват, что у него та­кой го­лос? И ма­ма, ко­неч­но, пра­ва, ес­ли по-че­ло­ве­че­ски. Вот и по­лу­чи­ла ты, де­ви­ца-кра­са­ви­ца, по за­слу­гам. Как буд­то спе­ци­аль­но судь­ба этого Иго­ря под­су­ну­ла, что­бы уму-ра­зу­му на­учить... К сча­стью, Сер­гей был тер­пе­лив и на­стой­чив. И я в кон­це кон­цов от­ве­ти­ла на его зво­нок. И мы встре­ти­лись в ка­фе. И он ока­зал­ся та­ким при­вле­ка­тель­ным внешне и во­об­ще та­ким за­ме­ча­тель­ным, что по­сте­пен­но пе­ре­ста­ла об­ра­щать вни­ма­ние на его го­лос. При­вык­ла, на­вер­ное... Впро­чем, ка­кая раз­ни­ца, ес­ли мы те­перь вме­сте? Пе­ред сном Се­ре­жа рас­ска­зы­ва­ет мне сказки, и у него это по­лу­ча­ет­ся ни­чуть не ху­же, чем ко­гда-то у мо­е­го от­ца. К то­му же он сам при­ду­мы­ва­ет их, а по­том во­пло­ща­ет в жизнь — ра­ди ме­ня... А уж как до­воль­на ма­ма...

Ири­на, вы­шла за­муж за Сер­гея «В че­ло­ве­ке долж­но быть все пре­крас­но», – пи­сал клас­сик. Ко­гда мы лю­бим, так и есть, а недо­стат­ки не име­ют значения

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.