I А до ре­бен... ка ру­ки не доходят

В са­ди­ке Ири­ша по­сто­ян­но бо­ле­ла, по­это­му мы с му­жем ре­ши­ли на­нять ня­ню

Moja Sudba - - News - Вик­то­рия

Ìа­ма ро­ди­ла ме­ня в де­вят­на­дцать. Пе­ре­ве­лась с днев­но­го от­де­ле­ния жур­фа­ка на за­оч­ное и сле­ду­ю­щие во­семь лет по­чти пол­но­стью по­свя­ти-

ла ма­те­рин­ству. Толь­ко ко­гда я пе­ре­шла в тре­тий класс, ро­ди­тель­ни­ца опять за­ня­лась ка­рье­рой. И, пред­ставь­те се­бе, сде­ла­ла ее. На­чи­на­ла вне­штат­ным кор­ре­спон­ден­том ре­ги­о­наль­ной га­зе­ты, а в со­рок бы­ла уже глав­ным ре­дак­то­ром. Моя те­тя Ви­ка по­шла дру- гим пу­тем. К трид­ца­ти се­ми го­дам она ста­ла чле­ном со­ве­та ди­рек­то­ров круп­но­го бан­ка и лишь по­сле это­го сроч­но вы­шла замуж и ро­ди­ла сы­на. Ну а мы с То­шей по­же­ни­лись в два­дцать пять, а в два­дцать семь у нас по­яви­лась Ири­на свет Ан­то­нов­на. По­это­му те­тин ва­ри­ант для ме­ня от­пал сам со­бой, но и ма­мин то­же не под­хо­дил. Я пре­крас­но по­ни­ма­ла: ес­ли на­дол­го за­стря­ну в до­мо­хо­зяй­ках, то на ка­рье­ре мож­но бу­дет по­ста­вить жир­ный крест. В кон­це кон­цов на се­мей­ном со­ве­те бы­ло ре­ше­но: си­жу с Ириш­кой два го­да, по­том от­да­ем ее в са­дик, а я вы­хо­жу на ра­бо­ту и быст­ры­ми тем­па­ми на­вер­сты­ваю упу­щен­ное. План сам по се­бе, ко­неч­но, был неплох, но доч­ка внес­ла в него свои кор­рек­ти­вы. До двух лет вполне здо­ро­вень­кая, за семь ме­ся­цев дет­са­дов­ской жиз­ни она че­ты­ре ра­за пе­ре­бо­ле­ла раз­ны­ми ОРЗ и ОРВИ, при­чем вы­здо­рав­ли­ва­ла каж­дый раз очень дол­го. И ес­ли шеф вна­ча­ле страш­но об­ра­до­вал­ся, что я сно­ва вли­лась в кол­лек­тив, то по­сле всех этих боль­нич­ных стал бро­сать на ме­ня от­кро­вен­но ко­сые взгля­ды. Оно и по­нят­но, ка­ко­му на­чаль­ни­ку по­нра­вит­ся, ко­гда под­чи­нен­ный боль­ше си­дит до­ма, чем на­хо­дит­ся в офи­се

и вы­пол­ня­ет свои слу­жеб­ные обя­зан­но­сти. — Так даль­ше про­дол­жать­ся не мо­жет! — ска­зал супруг, ко­гда на­ша прин­цес­са в оче­ред­ной раз слег­ла с вы­со­кой тем­пе­ра­ту­рой. — Ты же са­ма ви­дишь, что Ир­ка и дет­ский сад — две ве­щи, несов­мест­ные, как ге­ний и зло­дей­ство. — Да, это ви­жу, — тя­же­ло вздох­ну­ла. — А вот вы­хо­да из си­ту­а­ции не на­блю­даю. — Те­бе нуж­но уво­лить­ся и за­ни­мать­ся доч­кой. — А по­че­му мне? У нас ген­дер­ное рав­но­пра­вие. Сам уволь­няй­ся и си­ди с ней. — Я?! — ис­пу­гал­ся То­ша. — Ма­лень­ко­му ре­бен­ку луч­ше с ма­мой. — Ес­ли па­па от­вет­ствен­ный, лю­бя­щий и за­бот­ли­вый, с ним то­же бу­дет непло­хо, — воз­ра­зи­ла я. — Или ты пло­хой отец? — Хо­ро­ший, — на­су­пив­шись, бурк­нул муж. — Но... У нас Ста­ни­слав Пет­ро­вич на пен­сию ухо­дит, и мне по сек­ре­ту шеп­ну­ли, что на его долж­ность со­би­ра­ют­ся ме­ня на­зна­чить... — Ну да, че­рез неде­лю ты ста­нешь зав­ла­бом, еще че­рез па­ру лет — на­чаль­ни­ком от­де­ла, а ко­гда до­слу­жишь­ся до глав­но­го тех­но­ло­га ком­би­на­та, за­явишь, что я — ту­пая ов­ца, что те­бе со мной неин­те­рес­но, и сва­лишь к ум­ной и успеш­ной. — Я? Да ни­ко­гда в жиз­ни! — Не за­ре­кай­ся, — пе­ре­би­ла его. — Тем бо­лее что по­доб­ная мо­дель по­ве­де­ния в муж­чи­нах ва­шей се­мьи ге­не­ти­че­ски за­ло­же­на. Во вся­ком слу­чае, твои дя­дя и стар­ший брат по­сту­пи­ли с же­на­ми имен­но так. Столь ве­со­мый ко­зырь Ан­то­ну крыть бы­ло нечем. — А что же нам де­лать? — спро­сил он рас­те­рян­но. — Да­вай най­мем ня­ню. — До­ве­рить Ириш­ку чу­жо- му че­ло­ве­ку?! Нет, нет и еще раз нет!!! — То­гда ки­нем жре­бий. Что­бы все бы­ло чест­но и по спра­вед­ли­во­сти. До­ве­рить свою ка­рье­ру сле­по­му слу­чаю муж не ре­шил­ся и угрю­мо кив­нул: — Лад­но, пусть бу­дет ня­ня. Но толь­ко са­мая луч­шая... ...Двух пер­вых пре­тен­ден­ток на долж­ность Мэ­ри Поп­пинс мы еди­но­душ­но за­бра­ко­ва­ли, за­то тре­тья оча­ро­ва­ла нас с пер­вой ми­ну­ты зна­ком­ства. Это бы­ла опрят­ная по­жи­лая жен­щи­на с без­упреч­но гра­мот­ной ре­чью, чу­дес­ной улыб­кой и ме­ди­цин­ским об­ра­зо­ва­ни­ем. К то­му же вы­рас­ти­ла двух до­че­рей и вы­нян­чи­ла трех вну­ков, так что пе­да­го­ги­че­ский опыт у нее то­же имел­ся. — Я со­рок лет про­ра­бо­та­ла опе­ра­ци­он­ной мед­сест­рой, — рас­ска­зы­ва­ла Ла­ри­са Фе­до­ров­на. — А два го­да на­зад у му­жа случился ин­сульт, и мне при­ш­лось уй­ти на пен­сию, что­бы уха­жи­вать за ним. Семь ме­ся­цев то­му Юра умер — тромб ото­рвал­ся. Мог­ла вер­нуть­ся на ра­бо­ту, но в мо­ем воз­расте тя­же­ло вы­ста­и­вать по несколь­ко ча­сов у опе­ра­ци­он­но­го сто­ла. И вну­ки вы­рос­ли, в опе­ке уже не нуж­да­ют­ся. А я не при­вык­ла без­дель­ни­чать, вот и ре­ши­ла по­дать­ся в няни... Во вре­мя это­го мо­но­ло­га Ириш­ка успе­ла за­лезть к го­стье на ко­ле­ни и до­вер­чи­во об­нять ее за шею. По­сле это­го у нас с То­шей не оста­лось со­мне­ний — ведь де­ти так же, как и жи­вот­ные, ин- ту­и­тив­но чув­ству­ют, ка­кой че­ло­век доб­рый, а ка­кой — злой. В об­щем, ре­ши­ли оста­но­вить­ся на кан­ди­да­ту­ре Ла­ри­сы Фе­до­ров­ны. Есте­ствен­но, в пер­вые дни на ра­бо­те у ме­ня го­ло­ва бы­ла за­ня­та не слу­жеб­ны­ми де­ла­ми, а тем, как там ня­ня об­ра­ща­ет­ся с на­шей нена­гляд­ной прин­цес­сой. Мо­жет, это она на лю­дях вся та­кая белая и пу­ши­стая, а на са­мом де­ле при­вя­зы­ва­ет Ири­шу к сту­лу и смот­рит се­ри­а­лы... Но по ве­че­рам доч­ка встре­ча­ла нас ве­се­лая, здо­ро­вая и счаст­ли­вая, а утром, ед­ва про­драв гла­за, спра­ши­ва­ла: «А ба­ба Ла­ла ско­ло пли­дет? Я со­ску­ци­лась!» Так что ме­ня быст­ро по­пу­сти­ло. А еще ра­до­ва­ло, что мы с му­жем воз­вра­ща­лись по­сле ра­бо­ты в при­бран­ную квар­ти­ру, а на пли­те ждал обед. — На­до бы на­шей няне до­пла­чи­вать за убор­ку и го­тов­ку, — ска­за­ла я То­ше. — А ее ни­кто не про­сил это де­лать, — воз­ра­зил он. — Хо­чешь жить в сра­че, а на ужин за­ка­зы­вать пиц­цу или си­деть го­лод­ным до по­лу­но­чи, по­ка что-ни­будь съе­доб­ное свар­га­ню? А я, меж­ду прочим, то­же ра­бо­таю и то­же устаю! То­гда да­вай по очереди го­то­вить... И лю­би­мый сно­ва был вы­нуж­ден со­гла­сить­ся, что я пра­ва. При­бав­ке к жа­ло­ва­нью Ла­ри­са Фе­до­ров­на очень об­ра­до­ва­лась и ста­ла с удво­ен­ной энер­ги­ей ее от­ра­ба­ты­вать. Те­перь на­ша «двуш­ка» бук­валь­но си­я­ла чи­сто­той, а в ка­стрю­лях ста­ли на­хо­дить не ба­наль­ные кот­ле­ты с ка- шей, а что-то бо­лее вкус­ное и тру­до­ем­кое — на­при­мер, го­луб­цы или ва­ре­ни­ки с тре­мя ви­да­ми на­чин­ки... Рай­ская жизнь про­дол­жа­лась око­ло ме­ся­ца, а по­том ме­ня во дво­ре оста­но­ви­ла со­сед­ка и по­ин­те­ре­со­ва­лась: «По­че­му ваша Ироч­ка уже две неде­ли не по­яв­ля­ет­ся на дет­ской пло­щад­ке? Опять бо­ле­ет?» «Стран­но, — ду­ма­ла я, под­ни­ма­ясь в лиф­те. — Неуже­ли Ла­ри­са Фе­до­ров­на не гу­ля­ет с Ири­шей? На­до узнать по­че­му». Од­на­ко спро­сить не успе­ла — ня­ня спе­ши­ла в боль­ни­цу к по­дру­ге и умча­лась, ед­ва я пе­ре­сту­пи­ла по­рог. — Посмотри кар­тин­ки, — су­ну­ла в ру­ки доч­ке сбор­ник ска­зок. — А я по­ка пе­ре­оде­нусь и душ при­му. Ко­гда вер­ну­лась в ком­на­ту, Ириш­ка си­де­ла на ди­ване и оже­сто­чен­но во­ди­ла по стра­ни­це паль­чи­ком. — Ты что де­ла­ешь? — уди­ви­лась я. — Но­вая кал­тин­ка не от­к­лы­ва­ет­ся, — сер­ди­то со­об­щи­ла она. По­бе­се­до­вав с доч­кой, вы­яс­ни­ла кое-что весь­ма непри­ят­ное, по­то­му на сле­ду­ю­щее утро у ме­ня со­сто­ял­ся се­рьез­ный раз­го­вор с на­шей ня­ней. Та при­зна­лась, что по­ка на­во­ди­ла в квар­ти­ре по­ря­док и во­зи­лась на кухне, Ири­ша иг­ра­ла со смарт­фо­ном, по­то­му что «до ре­бен­ка ру­ки не до­хо­ди­ли». Уволь­нять я Ла­ри­су Фе­до­ров­ну не ста­ла, но со­вра­ла, что опла­чи­вать услу­ги до­б­ра­бот­ни­цы нам с му­жем, увы, не по кар­ма­ну, и по­про­си­ла от­ныне толь­ко смот­реть за на­шей доч­кой. С тех пор к няне ни­ка­ких на­ре­ка­ний нет, хо­тя, ес­ли чест­но, немно­го ску­чаю по ее рас­сте­га­ям и фар­ши­ро­ван­ной рыб­ке.

Вик­то­рия, ма­ма трех­лет­ней доч­ки Ла­ри­са Фе­до­ров­на – от­лич­ная ня­ня, Ира ее обо­жа­ет. А без раз­но­со­лов рань­ше жи­ли, и те­перь как-ни­будь про­жи­вем!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.