Не знаю,

как бы я спра­вил­ся, ес­ли бы не моя же­на, до­чень­ки, дру­зья и кол­ле­ги. Они очень по­мог­ли 16 мая 2016 го­да 17 мая 2016 го­да 18 мая 2016 го­да, утро

Moja Sudba - - Калейдоскоп - Фа­ми­лии и име­на дей­ству­ю­щих лиц из­ме­не­ны

Я смот­рю в ок­но. Не­бо си­нее, чи­стое — ни еди­но­го об­лач­ка. Све­тит яр­кое солн­це. В та­кой день осо­бен­но ост­ро ощу­ща­ешь, как пре­крас­на жизнь. Пе­ре­би­раю дис­ки на по­лоч­ке и став­лю в про­иг­ры­ва­тель тот, на ко­то­ром на­пи­са­но The Beatles, на оче­ре­ди ко­ро­боч­ка с над­пи­сью The Rolling Stones. Как лег­ко ста­но­вит­ся на ду­ше от ста­рой зна­ко­мой му­зы­ки! Вс­по­ми­на­ет­ся юность. Шко­ла, ин­сти­тут... Зо­ло­тые вре­ме­на... В этих пес­нях столь­ко энер­гии! Всю жизнь их слу­шаю, и не на­до­еда­ет. Но вот-вот при­дет­ся вы­клю­чать пле­ер и от­прав­лять­ся в боль­ни­цу. Сло­во «рак» все­ля­ет ужас… По­че­му это слу­чи­лось имен­но со мной? Нес­пра­вед­ли­во как-то... Но су­ще­ству­ет ли во­об­ще в ми­ре спра­вед­ли­вость? Все от­но­си­тель­но, а ис­ти­на все­гда где-то ря­дом... Лад­но, хва­тит фи­ло­соф­ство­вать, по­ра ехать. В он­ко­цен­тре мно­же­ство па­ци­ен­тов раз­но­го воз­рас­та. При­хо­дит­ся вы­сто­ять оче­редь в ре­ги­стра­ту­ру, а по­том еще вы­си­деть пол­то­ра ча­са у ка­би­не­та вра­ча. Сам при­ем длит­ся все­го ми­нут де­сять. Ре­зуль­та­ты ги­сто­ло­гии неуте­ши­тель­ные. Док­тор пред­ла­га­ет мне опе­ра­цию, го­во­рит, что без нее не обой­тись. А я... сра­зу со­гла­ша­юсь. Ка­кой смысл тя­нуть? Ли­бо пан, ли­бо про­пал. Но на­де­юсь все-та­ки на луч­шее. Хоть бу­ду знать, что сде­лал все воз­мож­ное, что­бы по­бо­роть бо­лезнь. Иду к ав­то­бус­ной оста­нов­ке, внут­ри стран­ное без­раз­ли­чие. Ка­за­лось бы, де­ла — ху­же неку­да. И тем не ме­нее по­че­му-то не нерв­ни­чаю. Апа­тия пол­ная. Да­же не знаю, от­че­го так... Труд­нее все­го бу­дет рас­ска­зать жене и де­тям. Кристина на­вер­ня­ка раз­вол­ну­ет­ся, ста­нет успо­ко­и­тель­ные гло­тать. Мо­жет, от­ло­жу раз­го­вор до зав­тра… Ули­цу пе­ре­бе­га­ют па­рень с де­вуш­кой. Мо­ло­дые, здо­ро­вые, кра­си­вые, улы­ба­ют­ся друг дру­гу. Ка­кие же они счаст­ли­вые! Мо­ло­дость и здо­ро­вье — са­мое важ­ное. А ко­гда здо­ро­вья нет и мо­ло­дость дав­но про­шла... Впро­чем, на­до мыс­лить по­зи­тив­но. Сколь­ко раз я учил это­му сту­ден­тов...

За зав­тра­ком ска­зал Кри­стине, что врач под­твер­дил пред­ва­ри­тель­ный ди­а­гноз. Она дол­го си­де­ла мол­ча. По­том об­ня­ла ме­ня и рас­пла­ка­лась. Лю­би­мая моя, род­ная... Мы вме­сте уже два­дцать во­семь лет. У нас все об­щее — и иму­ще­ство, и де­ти, и увле­че­ния, и про­шлое, и на­сто­я­щее. И бе­да то­же об­щая. День про­шел прош в за­бо­тах и хло­по­тах, от них ни­ку­да не де­нешь­ся. А по­том про­го­во­ри­ли всю ночь. Не о де­лах или о вну­ках, нет... Вс­по­ми­на­ли Вс­пом про­шлое, бе­се­до­ва­ли о жиз­ни, о ее смыс­ле. Мож­но ли за­но­во от­крыть дру­го­го че­ло­ве­ка? Тем бо­лее то­го, с ко­то­рым ря­дом столь­ко лет? Ока­за­лось — мож­но! Позна­ко­ми­лись Позна­ко­ми мы с су­пру­гой со­вер­шен­но слу­чай­но. На ра­бо­те, в уни­вер­си­те­те. у Как-то в ко­ри­до­ре ме­ня обо­гна­ла де­вуш­ка. От О нее по­ве­я­ло та­кой све­же­стью! Бы­ла та­кая строй­ная, та­кая стре­ми­тель­ная! с Ба­рыш­ня оста­но­ви­лась у со­сед­не­го ка­би­не­та, а я за­дер­жал­ся воз­ле две­ри сво­ей ка­фед­ры, за­ме­тив, как она во­зит­ся воз с зам­ком. За­мок яв­но не под­да­вал­ся. Я по­до­шел и от­крыл откр с пер­во­го ра­за. — Боль­шое спа­си­бо, — с бла­го­дар­но­стью про­из­нес­ла де­вуш­ка и про­тя­ну­ла про­тян мне ру­ку. — Ме­ня зо­вут Кристина. — Сте­пан, — от­ве­тил, за­дер­жав ее неж­ную ла­до­шку в сво­ей немно­го до доль­ше, чем по­ло­же­но. — Очень при­ят­но. — Ка­жет­ся, Ка­жет­ся мы со­се­ди… — до­ба­ви­ла она, улы­ба­ясь. Кристина бы­лаб мо­ло­день­кой ас­пи­рант­кой. Мы как-то сра­зу по­чув­ство­ва­ли по­чув­ствов друг к дру­гу сим­па­тию и... ста­ли встре­чать­ся. Хоть я и счи­тал­ся за­яд­лым хо­ло­стя­ком, но в эту уди­ви­тель­ную де­вуш­ку влю­бил­ся так, что вско­ре сде­лал ей пред­ло­же­ние. Сва­дьбу сыг­ра­ли в мае. Де­ре­вья только-только по­кры­лись лист­вой, си­рень цве­ла осо­бен­но буй­но, и ее за­пах ви­тал над го­ро­дом. А уж как щед­ро све­ти­ло солн­це! При­ро­да, по­хо­же, ра­до­ва­лась вме­сте с на­ми. Гла­за лю­би­мой лу­чи­лись сча­стьем, нас по­здрав­ля­ли дру­зья... То был неза­бы­ва­е­мый день! Я же­нил­ся в 32 го­да. Кристина пе­ре­вер­ну­ла всю мою жизнь. В пря­мом и пе­ре­нос­ном смыс­лах. На­ча­лось с ге­не­раль­ной убор­ки квар­ти­ры. Же­на за­ста­ви­ла вы­бро­сить мно­го вся­ко­го ми­ло­го серд­цу хла­ма. При­шлось по­про­щать­ся со ста­ры­ми га­зе­та­ми. По­жел­тев­шие вы­рез­ки со ста­тья­ми о важ­ных фут­боль­ных мат­чах то­же от­пра­ви­лись в му­сор­ное вед­ро. А уж ко­гда до­шло до на­ве­де­ния по­ряд­ка в ящи­ках... На то, что­бы пе­ре­смот­реть все на­ко­пив­ше­е­ся там, ушла уй­ма вре­ме­ни. Бы­ло так жал­ко вы­бра­сы­вать го­да­ми хра­нив­ши­е­ся те­ат­раль­ные би­ле­ты, от­крыт­ки из от­пус­ка, раз­ные су­ве­нир­чи­ки... Труд­нее все­го ока­за­лось рас­ста­вать­ся со ста­ры­ми пись­ма­ми от де­ву­шек. Но Кристина за­упря­ми­лась. — Этот пе­ри­од в тво­ей жиз­ни уже за­кон­чил­ся, — ска­за­ла она, и я под­чи­нил­ся, ведь лю­би­мая бы­ла пра­ва. Бла­го­да­ря ее на­стой­чи­во­сти и на­шим об­щим уси­ли­ям квар­ти­ра при­об­ре­ла со­вер­шен­но иной вид. Ин­те­рес­но, каж­дый ли брак на­чи­на­ет­ся с на­ве­де­ния по­ряд­ка в до­ме?

Си­дя на ди­ване, я на­блю­дал, как Кристина со­би­ра­ет мои ве­щи, све­ря­ясь со спис­ком. Ха­лат, май­ки, пи­жа­ма, та­поч­ки... Все ак­ку­рат­но уло­же­но в сум­ку. Так уме­ет только моя же­на. У нее все­гда и во всем по­ря­док. — А что с ра­бо­той? — спро­си­ла она. — Ты всем ска­зал? — Да, со­труд­ни­ки да­же ди­а­гноз зна­ют, — от­ве­тил. — И от­нес­лись с по­ни­ма­ни­ем. ...Впе­ре­ди ме­ня ждет опе­ра­ция по уда­ле­нию опу­хо­ли про­ста­ты. Страш­но да­же ду­мать об этом. Как оно бу­дет, чем за­кон­чит­ся? Очень непри­ят­ная те­ма для муж­чи­ны, чест­но го­во­ря. Но от ре­аль­но­сти не уй­дешь... Прав­да, врач убе­дил ме­ня, что в плане сек­су­аль­ной жиз­ни все долж­но быть в по­ряд­ке.

Ле­жу на боль­нич­ной кой­ке. Ря­дом са­дит­ся Кристина. — Те­бе еще что-ни­будь нуж­но? — спра­ши­ва­ет за­бот­ли­во. — Спа­си­бо, все есть. — Мо­жет, вто­рую бу­тыл­ку ми­не­рал­ки? — по­ры­ва­ет­ся она. — Сей­час быст­рень­ко сбе­гаю куп­лю. — Не на­до, лю­би­мая. По­ка хва­тит. Ка­за­лось бы, та­кие ба­наль­ные раз­го­во­ры, а сколь­ко в них теп­ла... На про­ща­ние дол­го дер­жу в ру­ках неж­ную ла­до­шку же­ны. Рас­ста­вать­ся не хо­чет­ся, но Кри­стине на­до ид­ти. — Мне по­ра. Де­воч­ки ждут, вол­ну­ют­ся на­вер­ня­ка, — шеп­чет до­ро­гая. — При­ду зав­тра по­сле обе­да, рань­ше с ра­бо­ты не вы­рвать­ся. Как про­опе­ри­ру­ют, на­пи­ши, ес­ли смо­жешь, sms. До­ста­точ­но двух букв: «Ок». Ру­ка Кри­сти­ны вы­скаль­зы­ва­ет из мо­ей, и я оста­юсь на­едине со сво­и­ми мыс­ля­ми. Здесь очу­тил­ся со­вер­шен­но слу­чай­но. Как-то за­шел в де­ка­нат, и тут ко мне по­до­шла сек­ре­тар­ша: — Сте­пан Пет­ро­вич, по­ра прой­ти оче­ред­ной мед­осмотр. Вот ва­ше на­прав­ле­ние. «На­до же, — по­ду­мал тот мо­мент. — Ес­ли бы не это, так бы и не вы­брал­ся сам в по­ли­кли­ни­ку. А ведь са­мо­чув­ствие в по­след­нее вре­мя не осо­бен­но...» Сдал ана­ли­зы кро­ви и мо­чи, про­ве­рил дав­ле­ние. Те­ра­певт, про­смот­рев ре­зуль­та­ты, по­мол­чал, по­том вни­ма­тель­но взгля­нул на ме­ня и про­из­нес: — М-да... Так се­бе, чест­но го­во­ря. На что-то жа­лу­е­тесь? — В об­щем, нет, — от­ве­тил. — Хо­тя ино­гда бы­ва­ет... Как-то неваж­но се­бя чув­ствую… — Сде­ла­ем еще несколь­ко спе­ци­аль­ных об­сле­до­ва­ний, — ре­шил врач. — То­гда и по­смот­рим. Док­тор вы­пи­сал ку­чу на­прав­ле­ний. И, в чис­ле про­че­го, на­пра­вил ме­ня на осмотр к уро­ло­гу. С это­го-то все и на­ча­лось. А по­том в мо­ей жиз­ни по­явил­ся он­ко­центр, и вот... Се­год­ня опе­ра­ция. Ле­жу на кро­ва­ти и жду. Че­рез па­ру ми­нут долж­ны от­вез­ти в опе­ра­ци­он­ный зал. Как там Кристина и доч­ки? Что сей­час де­ла­ют? Ду­ма­ют ли обо мне?

Опе­ра­ция по­за­ди. Фух, сла­ва Бо­гу! Я жив — зна­чит, Он та­ки есть на све­те. Ме­ня уже ве­зут в па­ла­ту. Чув­ствую се­бя вполне нор­маль­но. По край­ней ме­ре по­ка так ка­жет­ся. Пер­вая мысль: «На­пи­сать Кри­стине». Пы­та­юсь до­тя­нуть­ся до ящи­ка в тум­боч­ке, но не по­лу­ча­ет­ся — нет сил. — Что, хо­ти­те до­стать мо­биль­ный? — до­га­ды­ва­ет­ся со­сед. — По­до­жди­те, сей­час по­дам. Под­хо­дит к тум­бе, до­ста­ет те­ле­фон, про­тя­ги­ва­ет мне. Я на­жи­маю кла­ви­ши. Две бук­вы: «Ок». От­прав­ляю sms жене. Те­перь она не бу­дет нерв­ни­чать. И сра­зу за­сы­паю.

От­кры­ваю гла­за. Пер­вая мысль: «Где я? До­ма не та­кой по­то­лок...» «Тю ты, это же боль­ни­ца!» — со­об­ра­жаю на­ко­нец и успо­ка­и­ва­юсь. Мед­лен­но при­под­ни­ма­юсь, пы­та­юсь сесть на кро­ва­ти. У ме­ня это по­лу­ча­ет­ся! Под­но­шу ко рту чаш­ку. Пер­вый гло­ток. Ми­не­рал­ка ка­жет­ся та­кой вкус­ной! На­сто­я­щее на­сла­жде­ние. Вто­рой гло­ток. Боль­ше по­ка не на­до... Хо­тя до че­го же за­ме­ча­тель­но! И по­че­му рань­ше не ощу­щал, что во­да та­кая вкус­ная? Гос­по­ди, как хо­ро­шо, что я жив и все по­за­ди! Ка­кое сча­стье! Ско­ро, на­вер­ное, при­дет Кристина, она обе­ща­ла. А вот и моя лю­би­мая же­нуш­ка. Це­лу­ет ме­ня, улы­ба­ет­ся. От нее ис­хо­дит уди­ви­тель­ная энер­гия, ко­то­рая пе­ре­да­ет­ся мне. На­вер­ня­ка пе­ре­жи­ва­ет, но как дер­жит се­бя в ру­ках! Кристина ста­вит у кро­ва­ти куль­ки, вы­ни­ма­ет бан­ку с ку­ри­ным бу­льо­ном, па­кет ке­фи­ра, су­док с ку­ри­цей. Я с удо­воль­стви­ем пью го­ря­чий бу­льон и ощу­щаю се­бя со­вер­шен­но

счаст­ли­вым! Остат­ки еды су­пру­га от­но­сит в хо­ло­диль­ник. Пе­че­нье и пи­рож­ки ак­ку­рат­но скла­ды­ва­ет в мой шкаф­чик — на бу­ду­щее. — У те­бя здесь та­кой же бес­по­ря­док, как и до­ма, — ка­ча­ет го­ло­вой, но я не оби­жа­юсь, по­то­му что люб­лю Кри­сти­ноч­ку про­сто за то, что она есть.

Си­жу в ха­ла­те в боль­нич­ном кон­фе­ренц-за­ле. Здесь со­бра­лись мно­гие па­ци­ен­ты он­ко­ло­ги­че­ско­го от­де­ле­ния. Од­ни уже про­опе­ри­ро­ва­ны, дру­гие — еще нет. Нас при­гла­си­ли на встре­чу с пси­хо­ло­гом. И зна­е­те, кто при­шел? Сим­па­тич­ная блон­дин­ка лет трид­ца­ти пя­ти. Она са­ма по се­бе — хо­дя­чий по­зи­тив. Жен­щи­на го­во­рит о том, что ко все­му на­до под­хо­дить с оп­ти­миз­мом. По­зи­тив­ный на­строй — за­лог успе­ха. Со­ве­ту­ет на­учить­ся це­нить се­го­дняш­ний день, ра­до­вать­ся каж­до­му мгно­ве­нию и не осо­бен­но вол­но­вать­ся о бу­ду­щем. — Мно­гие счи­та­ют, что вкус сча­стья мож­но по­чув­ство­вать только то­гда, ко­гда сде­ла­ешь ка­рье­ру, ку­пишь ма­ши­ну, при­об­ре­тешь квар­ти­ру или дом, — го­во­рит пси­хо­лог. — Это на­зы­ва­ет­ся «от­кла­ды­ва­ние сча­стья на по­том». На­ша за­да­ча — вы­ра­бо­тать при­выч­ку ра­до­вать­ся ма­ло­му. Дом и ма­ши­на — все­го лишь ма­те­ри­аль­ные цен­но­сти, ко­то­рые да­ют мак­си­мум — чув­ство удо­вле­тво­ре­ния, — жен­щи­на на миг за­ду­мы­ва­ет­ся, по­том про­дол­жа­ет: — Со­сре­до­точь­тесь на по­лу­че­нии по­зи­ти­ва от обыч­ных ме­ло­чей, по­про­буй­те жить од­ним днем. Ко­гда вер­не­тесь до­мой из боль­ни­цы, сде­лай­те се­бе хо­ро­ший чай или ко­фе... Что вы боль­ше лю­би­те... — Ко­фе, — пе­ре­би­ва­ет один из боль­ных. — От­лич­но, — улы­ба­ет­ся пси­хо­лог. — Сядь­те в удоб­ное крес­ло и вклю­чи­те те­ле­ви­зор. Рас­слабь­тесь, ни о чем не ду­май­те, по­смот­ри­те фут­бол… — Ой, — сно­ва пе­ре­би­ва­ет тот же па­ци­ент, — за­ви­сит от то­го, ка­кой матч. Ино­гда мож­но та-а-ак пе­ре­нерв­ни­чать!.. В за­ле раз­да­ет­ся друж­ный смех. А я вспо­ми­наю пер­вый гло­ток ми­не­рал­ки по­сле опе­ра­ции, то, ка­ким он был вкус­ным, ка­кое ощу­ще­ние сча­стья по­да­рил.

На­ко­нец-то до­ма! До че­го при­ят­но, ко­гда все ра­ду­ют­ся тво­е­му воз­вра­ще­нию! Обе доч­ки про­сто све­тят­ся. От это­го они да­же ста­ли бо­лее по­кла­ди­сты­ми и мень­ше ссо­рят­ся. Кристина го­то­вит что-то вкус­нень­кое, то и де­ло при­бе­гая узнать, как мои де­ла. Вре­мя от вре­ме­ни зво­нят дру­зья и зна­ко­мые. — Как ты се­бя чув­ству­ешь? Все в по­ряд­ке? — Впе­ре­ди хи­мио­те­ра­пия, — от­ве­чаю спо­кой­но. Мне да­ли боль­нич­ный. Ле­жу, слу­шаю му­зы­ку ше­сти­де­ся­тых. «Let It Be», — по­ют «Бит­лы». Пусть бу­дет так. Да, пусть бу­дет что бу­дет. Те­перь у ме­ня есть вре­мя по­ду­мать о мно­гом. Рань­ше та­кой воз­мож­но­сти я не имел. Де­ла, по­сто­ян­ная гон­ка, все вре­мя что-то ко­му-то дол­жен... А бо­лезнь — как ко­неч­ная ав­то­бу­са. Тут все вы­хо­дят. Ждет ли ме­ня сле­ду­ю­щий ав­то­бус? На­до, по­жа­луй, про­ана­ли­зи­ро­вать путь, ко­то­рый уже прой­ден...

Я опять в боль­ни­це. По­за­ди — пер­вый курс «хи­мии». Хо­жу в ха­ла­те по ко­ри­до­ру. Оста­нав­ли­ва­юсь у ок­на, смот­рю на не­бо. Са­мо­ле­ты спе­шат в аэро­порт. Про­во­жаю их взгля­дом и ду­маю: как хо­ро­шо бы­ло бы сей­час ока­зать­ся в од­ном из них. Мо­жет, пас­са­жи­ры воз­вра­ща­ют­ся до­мой по­сле от­ды­ха в Тур­ции или в Бол­га­рии? За­го­ре­лые, окреп­шие, до­воль­ные, пол­ные впе­чат­ле­ний. В ны­неш­нем от­пус­ке мы то­же хо­те­ли по­пу­те­ше­ство­вать — по­ле­теть на Крит. Дав­няя меч­та... Те­перь уже не удаст­ся. По край­ней ме­ре в этом го­ду. У ме­ня в па­ла­те че­ты­ре со­се­да. Сре­ди про­чих вы­де­ля­ет­ся Сер­гей. Му­жик ве­сит сто со­рок ки­ло­грам­мов! Хо­зя­ин фир­мы, тор­гу­ю­щей сель­хоз­то­ва­ра­ми. Сколь­ко в этом че­ло­ве­ке энер­гии! Не­смот­ря на свою неподъ­ем­ную ту­шу, тя­же­лую бо­лезнь и то, что в дан­ный мо­мент он ле­жит под ка­пель­ни­цей, Сер­гей прак­ти­че­ски без пе­ре­ры­ва ру­ко­во­дит фир­мой. — Ну что? — го­во­рит по те­ле­фо­ну. — Ты ку­пил все, что я ска­зал? Хо­ро­шо. А по­чем? Су­пер. И что? Все про­да­ли? То­гда по­зво­ню им, что­бы зав­тра при­сла­ли та­кое же ко­ли­че­ство. Как? Ни­че­го, что суб­бо­та. Все рав­но ра­бо­та­ем. Ко­неч­но. Ты и моя су­пру­га. Ну, при­ме­те то­вар. Только хо­ро­шо все про­верь­те. И на­клад­ные то­же. Лад­но, по­том еще по­зво­ню. По­ка. Се­год­ня очень жар­ко. Му­жик тя­же­ло ды­шит. Но, ка­жет­ся, все рав­но до­во­лен. Воз­ле его уха сно­ва мо­биль­ный. Те­перь Се­ре­жа раз­го­ва­ри­ва­ет с же­ной. Я вос­хи­ща­юсь его оп­ти­миз­мом, уме­ни­ем не рас­ки­сать. — Пой­ми­те, — объ­яс­ня­ет мой со­сед ми­лой жен­щине-вра­чу, — мне неко­гда бо­леть. Дол­жен как мож­но ско­рее вы­ле­чить­ся. На­чал стро­ить дом. Бу­дем там жить всей се­мьей: мы с же­ной, доч­ка с му­жем, гля­дишь, и вну­ки пой­дут... — Сер­гей, — улы­ба­ет­ся док­тор. — В первую оче­редь вам сле­ду­ет по­за­бо­тить­ся о се­бе. И на­чать на­до с ди­е­ты... — С ка­кой еще ди­е­ты? — пе­ре­би­ва­ет ее па­ци­ент. — Я люб­лю хо­ро­шо по­есть и вы­пить пи­ва. И уже не из­ме­нюсь. — Ну хо­тя бы от ку­ре­ния от­ка­жи­тесь. Или огра­ничь­те ко­ли­че­ство си­га­рет. — Тут вы пра­вы, — взды­ха­ет Се­ре­жа. — Про­бо­вал, но у ме­ня, чест­но го­во­ря, это не очень вы­хо­дит. — По­обе­щай­те мне, — на­ста­и­ва­ет вра­чи­ха. — Ну лад­но, ес­ли про­сит та­кая кра­си­вая жен­щи­на, то как тут не по­обе­щать, — сме­ет­ся он.

Позд­ний ве­чер. Стою у ок­на в боль­нич­ном ко­ри­до­ре. Ти­ши­на, не­бо уже по­чти тем­ное, с лег­кой зе­ле­но­ва­той по­лос­кой на го­ри­зон­те. В го­ро­де за­жгли фо­на­ри. Та­кой уют­ный вид от­сю­да — про­сто кар­тин­ка. От­ку­да-то с про­ти­во­по­лож­ной сто­ро­ны ули­цы до­но­сят­ся зву­ки го­ло­сов. Кто-то гром­ко вклю­чил ра­дио. Стоп… Да ведь это же Rolling Stones! От­кры­ваю ок­но ши­ре. Эх, жаль, что ни­ко­гда не слы­шал их вжи­вую... Ко­гда-то че­рез зна­ко­мых до­ста­вал пла­стин­ки «Рол­лин­гов»,

«Бит­лов», по­том груп­пы «Квин», при­ве­зен­ные из-за буг­ра, и пе­ре­пи­сы­вал их на маг­ни­то­фон­ные бо­би­ны. Как-то по­да­рил Кри­стине на день рож­де­ния пла­стин­ку «бит­лов» с кон­цер­том Magical Mystery Tour («Вол­шеб­ное та­ин­ствен­ное пу­те­ше­ствие»). И с тех пор у нас с ней лю­би­мой пес­ней ста­ла All We Need Is Love («Все, что нам нуж­но, — это лю­бовь»). А учи­ты­вая, что у этой пес­ни мар­ше­вый ритм, мож­но ска­зать, что она ста­ла про­грамм­ной в на­шей с же­ной жиз­ни. Но ведь и прав­да, что глав­ное для че­ло­ве­ка? А для всех лю­дей вме­сте взя­тых? А для все­го ми­ра и всей пла­не­ты? Что нас объ­еди­ня­ет, что по­мо­га­ет по­нять друг дру­га? Ко­неч­но же, лю­бовь! Все, что нам нуж­но, — это лю­бовь! Я и сей­час так ду­маю. И на­де­юсь, это по­мо­жет пре­одо­леть страш­ную бо­лезнь. Чув­ствую се­бя мо­ло­дым, по­ка иг­ра­ют The Beatles и The Rolling Stones. Хо­тя мои де­ти не по­ни­ма­ют ме­ня и слу­ша­ют со­вер­шен­но дру­гую му­зы­ку.

Ле­жу под ка­пель­ни­цей. Зво­нит мо­биль­ник. — При­вет, — в труб­ке го­лос Та­ма­ры, кол­ле­ги с ка­фед­ры. Она то­же бо­ле­ла ра­ком, но вы­ле­чи­лась. Рас­спра­ши­ва­ет ме­ня о са­мо­чув­ствии, а в кон­це вдруг го­во­рит: — Же­лаю, что­бы твои меч­ты ис­пол­ни­лись. — Лег­ко те­бе же­лать, ко­гда уже здо­ро­ва… — от­ве­чаю ей. — Во-пер­вых, ты про­сто обя­зан ве­рить, что по­бе­дишь. А во-вто­рых, у че­ло­ве­ка долж­ны быть меч­ты и нель­зя от них от­ка­зы­вать­ся. Я все­гда меч­та­ла по­бы­вать в Ав­стра­лии, и обя­за­тель­но по­па­ду ту­да! Это ме­ня и в боль­ни­це под­дер­жи­ва­ло. А о чем меч­таю я? Эх, сле­тать бы в Ли­вер­пуль, по­смот­реть на го­род ле­ген­дар­ной му­зы­каль­ной чет­вер­ки, по­бы­вать в му­зее груп­пы, прой­ти на Abbey Road по зеб­ре, по ко­то­рой на зна­ме­ни­том фо­то пе­ре­хо­дят до­ро­гу «Бит­лы» ... Еже­днев­но при­хо­дят sms от дру­зей и кол­лег. Со­дер­жа­ние у всех по­хо­жее и очень обод­ря­ю­щее: «Все бу­дет хо­ро­шо! Дер­жись!» Зна­ко­мые, встре­чая Кри­сти­ну в ма­га­зине или на ули­це, пе­ре­да­ют при­вет. Несколь­ко мо­их со­труд­ни­ков сда­ли кровь, ко­гда ме­ня по­ло­жи­ли в боль­ни­цу. Как мно­го все-та­ки доб­рых лю­дей! Все, что нам нуж­но, — это лю­бовь...

Стою пе­ред зер­ка­лом, смот­рю на се­бя и не узнаю. Чу­жой че­ло­век. Го­ло­ва — по­чти лы­сая. Ни­че­го не по­де­ла­ешь, та­ко­вы по­след­ствия хи­мио­те­ра­пии, ко­то­рая уби­ва­ет не только ра­ко­вые клет­ки, но и весь ор­га­низм. Во­ло­сы ле­зут кло­чья­ми, их пол­но по всей квар­ти­ре. Кристина в кон­це кон­цов объ­яви­ла, по­чти тор­же­ствен­но: «Бре­ем те­бя на­лы­со». «Слу­ша­юсь, то­ва­рищ ко­ман­дир!» — улыб­нул­ся я. А что тол­ку рас­стра­и­вать­ся, го­ре­вать, жа­ло­вать­ся? Бу­ду как Ко­тов­ский, то­же непло­хо. Да и во­об­ще, лы­сый че­реп по срав­не­нию с му­чи­тель­ны­ми при­сту­па­ми тош­но­ты и про­чи­ми «удо­воль­стви­я­ми» — это та­кая ме­лочь.

Это уже по­след­ний курс хи­мио­те­ра­пии. Опять ле­жу на кро­ва­ти под ка­пель­ни­цей. Хо­чет­ся жа­ре­ной кар­тош­ки. За­кры­ваю гла­за и ви­жу це­лую та­рел­ку — ру­мя­ной, с хру­стя­щей ко­роч­кой! Хва­таю ру­ка­ми, ем и не мо­гу ото­рвать­ся... По­про­шу Кри­сти­ну, что­бы на­жа­ри­ла по­боль­ше, ко­гда вер­нусь до­мой. Как хо­чет­ся в свою квар­ти­ру! Хо­тя и здесь уже знаю всех вра­чей и мед­се­стер, и с неко­то­ры­ми боль­ны­ми по­дру­жил­ся... Мно­го хо­ро­ших лю­дей, мно­го. Жаль только, что от­да­ешь се­бе в этом от­чет, лишь все­рьез за­бо­лев.

Это на­ча­лось со­вер­шен­но неожи­дан­но. Про­шло все­го два дня с тех пор, как вер­нул­ся до­мой. Спо­кой­но си­дел смот­рел те­ле­ви­зор. И вдруг ста­ло мо­ро­зить, аж до дро­жи. Пря­мо тряс­ло все­го. Кристина по­смот­ре­ла на ме­ня, в ее взгля­де по­явил­ся ис­пуг, а по­том ре­ши­мость. — Немед­лен­но едем в боль­ни­цу, — стро­го ска­за­ла она. При­е­ха­ли в он­ко­центр на так­си. Су­пру­га до­го­во­ри­лась с во­ди­те­лем, что­бы я по­си­дел в ма­шине, и убе­жа­ла. Вско­ре вер­ну­лась с са­ни­та­ром. На крес­ле-ка­тал­ке ме­ня от­вез­ли в от­де­ле­ние. Сра­зу взя­ли ана­лиз кро­ви, до­ста­ви­ли в па­ла­ту, уло­жи­ли и по­ста­ви­ли ка­пель­ни­цу. Кри­стине ве­ле­ли си­деть ря­дом с кро­ва­тью и на­блю­дать. Она по­ло­жи­ла свою ла­донь мне на ру­ку, я по­чув­ство­вал се­бя чуть лег­че. Пе­ре­ли­ли це­лых два лит­ра кро­ви! Ока­зы­ва­ет­ся, ге­мо­гло­бин со­всем упал. Бла­го­да­рю вас, неиз­вест­ные до­но­ры, вы спас­ли мне жизнь... — Ска­жи­те спа­си­бо жене, что сра­зу же вас при­вез­ла, — за­явил врач по­сле про­це­ду­ры. — Вни­ма­тель­ней к се­бе на­до быть... Де­сять дней про­ле­жал в боль­ни­це, по­ка не про­шел кри­зис. Я дол­жен все это пе­ре­жить. Жал­ко Кри­сти­ноч­ку, она очень уста­ла. Да еще ни­ка­кой на­деж­ды на от­пуск... Про­шлым ле­том мы с ней бы­ли в Ри­ме. Насто­я­щие рим­ские каникулы. Как в ста­ром филь­ме. Про­гул­ки по го­ро­ду, чу­дес­ная ита­льян­ская кух­ня, мест­ное ви­но… И все вре­мя вдво­ем. Оста­лись фо­то­гра­фии и мно­го свет­лых вос­по­ми­на­ний.

Я до­ма на боль­нич­ном. Чи­таю вво­лю, пе­ре­смат­ри­ваю ста­рые бу­ма­ги, де­лаю дав­но за­пла­ни­ро­ван­ную убор­ку в пись­мен­ном сто­ле. Но по­ти­хонь­ку, не то­ро­пясь, по­то­му что очень быст­ро устаю. Ино­гда при­хо­дит от­вра­ти­тель­ное чув­ство ненуж­но­сти, од­на­ко ста­ра­юсь гнать от се­бя по­доб­ные ощу­ще­ния. Ведь мне зво­нят дру­зья, зна­ко­мые, кол­ле­ги. Это очень по­мо­га­ет. Под­держ­ка Кри­сти­ны и де­тей — то­же.

Се­год­ня на­сто­я­щая осен­няя по­го­да. Воз­дух про­зрач­ный, солн­це яр­кое, по­жел­тев­шие ли­стья плав­но кру­жат, па­дая на зем­лю. Иду мед­лен­но, по-дру­го­му про­сто не мо­гу. С ле­вой сто­ро­ны кто-то об­го­ня­ет ме­ня. Ка­кая энер­гич­ная ста­руш­ка! Ма­лень­кая, су­хонь­кая, а ка­тит та­кую боль­шую сум­ку на ко­ле­си­ках! Я чув­ствую се­бя раз­ва­ли­ной. А ведь впе­ре­ди еще од­на опе­ра­ция. Уда­ле­ние лим­фо­уз­лов в брюш­ной по­ло­сти. Гос­по-

ди, хоть бы пе­ре­жить... Дай мне си­лы, Гос­по­ди!

Опять в боль­ни­це. Жду опе­ра­ции. По­сле обе­да при­е­дет Кристина. Я так по ней со­ску­чил­ся. Од­но­му все труд­нее...

Се­год­ня опе­ра­ция. Ле­жу на кой­ке, смот­рю на тем­ные ту­чи за ок­ном. Идет гу­стой снег. Ско­ро Но­вый год. Ди­рек­ция на­ше­го уни­вер­си­те­та устра­и­ва­ет празд­нич­ный кор­по­ра­тив для со­труд­ни­ков. Жаль, что я на этот раз не смо­гу быть с ни­ми... От­че­го-то вдруг вспом­нил­ся наш с Кри­сти­ноч­кой ме­до­вый ме­сяц. Оста­но­ви­лись то­гда в са­мой луч­шей го­сти­ни­це Ива­но-Фран­ков­ска. Бро­ди­ли по ми­лым улоч­кам го­ро­да, обе­да­ли в ка­фе, не вы­сы­па­лись но­ча­ми и бы­ли счаст­ли­вы. А по­том как-то по­еха­ли в го­ры и под­ня­лись на од­ну из вер­шин. Ни­ко­гда не за­бу­ду вы­ра­же­ния глаз же­ны, то­го вос­тор­га и ра­до­сти, ко­то­рые уви­дел в них. Пе­ред на­ми от­кры­вал­ся уди­ви­тель­ный вид. Я при­жал Кри­сти­ну к се­бе… Все-та­ки она очень храб­рая жен­щи­на! И за­слу­жи­ва­ет вос­хи­ще­ния. В кон­це кон­цов, что та­кое моя опе­ра­ция по срав­не­нию с му­ка­ми, в ко­то­рых рож­да­ют­ся де­ти? Во вре­мя ро­дов я сто­ял под две­рью ро­диль­но­го за­ла и с ужа­сом слу­шал, как кри­чит лю­би­мая. Так хо­те­лось быть ря­дом с ней, взять за ру­ку, по­мочь… По­том аку­шер­ка по­ка­за­ла мне ре­бен­ка. Не за­бу­ду тот миг, ко­гда при­жал к гру­ди свою первую доч­ку. Чест­но го­во­ря, чуть не рас­пла­кал­ся то­гда... ...Я уже по­чти при­шел в се­бя. Опять тот же свет лам­по­чек в лиф­те и пер­вая мысль: «На­пи­сать Кри­стине». Ока­зы­ва­ет­ся, моя ны­неш­няя опе­ра­ция дли­лась че­ты­ре ча­са. — Не мог­ли бы вы по­дать мне мо­биль­ный? Он в верх­нем ящи­ке, — про­шу со­се­да по па­ла­те и от­прав­ляю су­пру­ге со­об­ще­ние: «Ок». По­том за­кры­ваю гла­за и ку­да-то про­ва­ли­ва­юсь... Прос­нув­шись, ви­жу Кри­сти­ну, си­дя­щую на сту­ле ря­дом с мо­ей кро­ва­тью. Про­тя­ги­ваю ру­ку, и же­на дол­го ее гла­дит. Несколь­ко ми­нут мы мол­чим. Только по­том она на­чи­на­ет рас­спра­ши­вать ме­ня о по­дроб­но­стях.

C тру­дом пе­ре­дви­га­юсь по ко­ри­до­ру. Кро­ме ме­ня, в от­де­ле­нии нет ни од­но­го боль­но­го. Всех от­пу­сти­ли до­мой на Но­вый год. Про­хо­жу ми­мо на­ря­жен­ной ел­ки, на­прав­ля­юсь к ок­ну, вы­гля­ды­ваю. К оста­нов­ке подъ­ез­жа­ет ав­то­бус. Пе­ред га­зет­ным ки­ос­ком ка­кая-то жен­щи­на ссо­рит­ся с муж­чи­ной. «Из-за че­го, лю­ди, ссо­ри­тесь? Не­уже­ли есть при­чи­на?! — ду­маю я. — Вы да­же не зна­е­те, ка­кие счаст­ли­вые, что здо­ро­вы и сто­и­те там, на оста­нов­ке!»

Ну вот, на­ко­нец-то и ме­ня от­пу­сти­ли. Вра­чам ведь то­же ну­жен празд­ник... Да и я Но­вый год бу­ду встре­чать до­ма. То и де­ло зво­нят со­слу­жив­цы, зна­ко­мые, по­здрав­ля­ют. При­ят­но, что не за­бы­ли, хоть я и ни на что не го­ден сей­час. Кристина на­кры­ла ши­кар­ный стол. Вкус­ней­шее мя­со, неж­ней­шая ры­ба, хо­ло­дец, са­ла­ты. Жа­ре­ная кар­тош­ка! Так только моя же­на уме­ет! С осо­бым удо­воль­стви­ем сма­кую каж­дый ку­со­чек. Ка­кая вкус­ня­ти­на! — Так рад, что вы со мной, род­ные! — го­во­рю, под­ни­мая бо­кал с шам­пан­ским. Пить мне, ко­неч­но, нель­зя, это про­сто сим­во­ли­че­ски, Но­вый год все же. По­том су­пру­га и де­ти про­из­но­сят то­сты. Кристина тра­ди­ци­он­но иг­ра­ет роль Де­да Мо­ро­за и раз­да­ет по­дар­ки. Рань­ше при ней бы­ла и Сне­гу­роч­ка, то есть я, а в этот раз... Но все рав­но ра­дост­но. Жив и си­жу тут с близ­ки­ми.

Сла­ва бо­гу, на­сту­пил март! На Но­вый год за­ду­мал: ес­ли до­жи­ву до вес­ны, то все бу­дет нор­маль­но. И вот, ре­зуль­та­ты ана­ли­зов хо­ро­шие! Я вы­иг­рал этот бой. Я жи­ву!!!

Пер­вый день на ра­бо­те по­сле дол­го­го от­сут­ствия. Дол­го­ждан­ная встре­ча с кол­ле­га­ми, по ко­то­рым очень со­ску­чил­ся. — О, на­ко­нец-то! Как ты се­бя чув­ству­ешь? Все в по­ряд­ке? — Да, — от­ве­чаю я. — По­бе­да! По­здрав­ля­ют, же­ла­ют здо­ро­вья. За­хо­жу на ка­фед­ру. Тут все из­ме­ни­лось... А мо­жет, про­сто за­был, как рань­ше вы­гля­дел ка­би­нет? Зав­ка­фед­рой ра­дост­но при­вет­ству­ет ме­ня. Как же это важ­но, что я ну­жен, что мо­е­го воз­вра­ще­ния жда­ли! Пер­вая по­ло­ви­на ра­бо­че­го дня про­хо­дит на подъ­еме, а вот под ко­нец чув­ствую ужас­ную уста­лость. Та­кое ощу­ще­ние, что до до­му не до­бе­русь... Да... Бу­дут ли у ме­ня си­лы ра­бо­тать?

Се­год­ня же­на ска­за­ла, что у нее есть для ме­ня сюр­приз. Ко­гда узнал, ка­кой имен­но, рас­тро­гал­ся до слез. Лю­би­мая моя… Она так мно­го для ме­ня сде­ла­ла. — Мы смо­жем осу­ще­ствить твою са­мую боль­шую меч­ту — го­во­рит Кристина, и мне ка­жет­ся, ее взгляд про­ни­ка­ет в глу­би­ны мо­ей ду­ши, где спря­та­ны са­мые за­вет­ные же­ла­ния. — Спа­си­бо, род­ная! Я так хо­тел это­го! — бла­го­да­рю ее. — Жизнь ко­рот­ка. На­до жить се­го­дняш­ним днем.

Мы ле­тим над об­ла­ка­ми. Ря­дом со мной в крес­ле си­дит Кристина и смот­рит в ок­но. О чем ду­ма­ет? О сво­их меч­тах? О том, ко­гда они ис­пол­нят­ся? А по­ка ис­пол­ня­ют­ся мои… Са­мо­лет при­зем­ля­ет­ся в аэро­пор­ту Ли­вер­пу­ля. Едем ав­то­бу­сом в Аль­берт-док. Вы­сто­яв оче­редь, спус­ка­ем­ся по сту­пень­кам в под­валь­ную часть крас­но­го зда­ния. Там на­хо­дит­ся му­зей ис­то­рии «Бит­лз» — The Beatles Museum. По­па­дая в ан­фи­ла­ду за­лов, мы как бы дви­жем­ся ря­дом со зна­ме­ни­той чет­вер­кой, взрос­ле­ем вме­сте с пар­ня­ми, про­хо­дим с ни­ми по ули­цам, за­гля­ды­ва­ем в по­ме­ще­ния клу­бов, ка­фе, ма­га­зи­нов… Вклю­чив аудио­гид, слу­ша­ем «Жи­вую ис­то­рию» Джу­лии Бэйрд, млад­шей сест­ры Лен­но­на. В за­лах зву­чит раз­ная му­зы­ка, го­ло­са, раз­го­во­ры, зву­ко­вые сиг­на­лы. С ви­део­мо­ни­то­ров о ре­бя­тах рас­ска­зы­ва­ют их дру­зья, род­ствен­ни­ки, со­труд­ни­ки. Уй­ма ин­те­рес­ных пред­ме­тов, как ре­аль­ных ре­лик­вий, так и про­сто ат­ри­бу­тов то­го вре­ме­ни. За стек­лом — ги­та­ры, на ко­то­рых иг­ра­ли «Бит­лы», их кон­церт­ные ко­стю­мы. Да­же дав­но зна­ко­мые фо­то­гра­фии смот­рят­ся по-но­во­му… Эмо­ции пе­ре­пол­ня­ют ме­ня, от вос­тор­га рас­те­рял все сло­ва. Я как буд­то сно­ва по­пал в юность. Оста­нав­ли­ва­юсь пе­ред каж­дым экс­по­на­том, сма­кую каж­дый миг, как то­гда, по­сле опе­ра­ции, пер­вый гло­ток ми­не­раль­ной во­ды. Ря­дом со мной Кристина. Она так близ­ко… Мы по­ку­па­ем несколь­ко дис­ков и фо­то­гра­фий с ко­пи­я­ми ав­то­гра­фов. Вый­дя из му­зея, на­прав­ля­ем­ся к сто­я­щей в до­ке жел­той под­вод­ной лод­ке. Фо­то­гра­фи­ру­ем­ся на па­мять на ее фоне. — Ми­лая, ме­ня так тро­га­ет эта му­зы­ка ше­сти­де­ся­тых, — го­во­рю я Кри­стине. — Эти ста­рые пес­ни... И на­ша с то­бой лю­би­мая осо­бен­но... Ну, ты зна­ешь… — Ко­неч­но знаю, род­ной мой! И не на­до ни­че­го объ­яс­нять. А как те­бя лег­ко рас­тро­гать, мне из­вест­но лучше всех, — со­гла­ша­ет­ся Кристина, при­жи­ма­ясь ко мне. — Хо­ро­шо, что уда­лось сде­лать те­бе этот сюр­приз, по­да­рить хоть чу­точ­ку сча­стья... «Жизнь пре­крас­на, — ду­маю я. — На­до только на­учить­ся за­ме­чать это, ра­до­вать­ся то­му, что есть сей­час, ис­кать во всем по­ло­жи­тель­ные сто­ро­ны. Не так уж и слож­но, в сущ­но­сти. Ведь за вре­мя бо­лез­ни мне встре­ти­лось столь­ко за­ме­ча­тель­ных лю­дей, ко­то­рые по­мо­га­ли чем мог­ли. Я очень бла­го­да­рен Кри­стине, вра­чам и мед­сест­рам из он­ко­цен­тра, что так за­бо­ти­лись обо мне. И до­чень­ки мои — то­же ум­нич­ки, да­ва­ли си­лы. Кол­ле­ги, зна­ко­мые... И как пра­вы бы­ли ли­вер­пуль­ские ре­бя­та, ко­гда мно­го лет на­зад пе­ли: «Все, что нам нуж­но, — это лю­бовь». Они на­шли глав­ный от­вет на во­прос, как вы­жить нам всем вме­сте и каж­до­му в от­дель­но­сти. И пусть их пре­крас­ная пес­ня зву­чит веч­но.

Ко­гда я уже устро­ил­ся в па­ла­те, же­на еще ка­кое-то вре­мя си­де­ла ря­дом, да­ва­ла со­ве­ты, на­пут­ство­ва­ла. С ней мне бы­ло на­мно­го лег­че и спо­кой­нее

Кристина не остав­ля­ла ме­ня од­но­го, за­ря­жа­ла энер­ги­ей и обод­ря­ла

Я мно­гим обя­зан сво­ей дра­го­цен­ной же­нуш­ке! И бес­ко­неч­но бла­го­да­рен ей за лю­бовь и под­держ­ку во вре­мя бо­лез­ни, за ту ра­дость, ко­то­рую она да­рит мне каж­дый день

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.