Лучше поменять мужчину

Пы­та­ясь устро­ить лич­ную жизнь, я по­рой за­бы­ва­ла о доч­ке. А ведь ей так нуж­ны бы­ли мои вни­ма­ние и за­бо­та...

Moja Sudba - - Калейдоскоп - Фа­ми­лии и име­на дей­ству­ю­щих лиц из­ме­не­ны

«Вс­пом­ни­лось соб­ствен­ное дет­ство, как мать по­сто­ян­но при­во­ди­ла до­мой но­вых уха­же­ров. А ведь я то­гда, бу­дучи дев­чон­кой, обе­ща­ла се­бе, что ни­ко­гда не ста­ну та­кой, как она. Но в ито­ге по­сту­па­ла так же. Очень хо­те­лось лю­бить и быть лю­би­мой, со­здать се­мью, вот и об­ма­ны­ва­лась раз за ра­зом. Увы, от­ча­яв­ша­я­ся жен­щи­на ред­ко при­ни­ма­ет пра­виль­ные ре­ше­ния»...

апа бро­сил нас с ма­мой, ко­гда мне­ис­пол­ни­лось­ко­гда мне ис­пол­ни­лось пять лет. По­сле ухо­да от­ца ма­му­ля устро­и­лась еще на од­ну ра­бо­ту. Це­лы­ми дня­ми ее не бы­ло до­ма, а ко­гда воз­вра­ща­лась, па­да­ла от уста­ло­сти. Она пы­та­лась на­ла­дить свою лич­ную жизнь, но ни­че­го не по­лу­ча­лось. Все вре­мя по­па­да­лись ка­кие-то непод­хо­дя­щие муж­чи­ны, и дол­го ни один из них не за­дер­жи­вал­ся. Ба­буш­ка (ма­ми­на ма­ма) жи­ла с на­ми по со­сед­ству. Имен­но у нее ро­ди­тель­ни­ца остав­ля­ла ме­ня, по­ка на­хо­ди­лась на ра­бо­те. Ба­бу­ля вкус­но кор­ми­ла, учи­ла вы­ши­вать и вя­зать, чи­та­ла мне книж­ки, пы­лин­ки с ме­ня сду­ва­ла. А вот с ма­мой ве­ла се­бя стро­го и все­гда упре­ка­ла, ко­гда та рас­ста­ва­лась с оче­ред­ным кан­ди­да­том в му­жья. — Что ж те­бе, Тань­ка, так с му­жи­ка­ми не ве­зет? — со­кру­ша­лась она. — И где ты их только та­ких на­хо­дишь?! Сколь­ко раз те­бе го­во­ри­ла, что с ли­ца во­ду не пить, но все без тол­ку. Нет бы хо­зяй­ствен­но­го, от­вет­ствен­но­го в дом при­ве­сти... Веч­но ка­кие-то про­хин­деи по­па­да­ют­ся... — Мам, не на­чи­най, а? — вя­ло от­би­ва­лась ма­му­ля. — Ну рас­ста­лись, и рас­ста­лись. Без те­бя тош­но. Я бо­я­лась про­ти­во­ре­чить ба­буш­ке — не хо­те­ла сер­дить ее, но ко­гда мы с ма­мой оста­ва­лись на­едине, го­во­ри­ла: — Не пе­ре­жи­вай, ма­моч­ка. Мы ведь мо­жем жить счаст­ли­во и вдво­ем... — Ну да... — со­гла­ша­лась она без осо­бой уве­рен­но­сти и все рав­но про­дол­жа­ла ис­кать свою вто­рую по­ло­вин­ку. Но так и не на­шла. Ко­неч­но, я то­гда не по­до­зре­ва­ла, что этот груст­ный сце­на­рий пе­ре­ко­чу­ет и в мою жизнь, что то­же без­успеш­но ста­ну ис­кать на­сто­я­щую лю­бовь... До сих пор не по­ни­маю, по­че­му так про­ис­хо­дит, по­че­му до­че­ри несчаст­ли­вых ма­те­рей неред­ко по­вто­ря­ют их судь­бу и упря­мо на­сту­па­ют раз за ра­зом на те же граб­ли. Очень не хо­чу, что­бы и с мо­ей Све­точ­кой слу­чи­лось то же са­мое... ...До шко­лы я по­чти не об­ща­лась с ро­вес­ни­ка­ми, раз­ве что ино­гда во дво­ре с кем-то иг­ра­ла. Но боль­ше лю­би­ла си­деть до­ма, чи­тать книж­ки, вя­зать и меч­тать. Од­на­ко ко­гда по­шла

учить­ся, из­го­ем не ста­ла — сло­жи­лись нор­маль­ные от­но­ше­ния с од­но­класс­ни­ка­ми, хо­тя ни с кем осо­бо не дру­жи­ла. Лю­би­мым пред­ме­том бы­ла физ­куль­ту­ра. В си­лу врож­ден­ных гиб­ко­сти и быст­рой ре­ак­ции мне лег­ко да­ва­лись лю­бые фи­зи­че­ские упраж­не­ния, учи­тель неред­ко ста­вил ме­ня в при­мер. Да­же в седь­мом и вось­мом клас­сах за­ни­ма­лась в школь­ной сек­ции во­лей­бо­ла, ко­то­рую ор­га­ни­зо­вал наш физ­рук. К со­жа­ле­нию, по­том он ку­да-то уехал, а но­вая пре­по­да­ва­тель­ни­ца физ­куль­ту­ры от­но­си­лась к сво­ей ра­бо­те без осо­бо­го ин­те­ре­са, и сек­ция пе­ре­ста­ла су­ще­ство­вать. Ко­гда ис­пол­ни­лось че­тыр­на­дцать, я влю­би­лась в де­ся­ти­класс­ни­ка. Па­ша был на два го­да стар­ше и, ко­неч­но, ни­че­го не за­ме­чал. Да и как он, вы­со­кий, свет­ло­во­ло­сый кра­са­вец с го­лу­бы­ми гла­за­ми, по­хо­жий на ви­кин­га из древ­них саг, мог за­ме­тить скром­ную ху­день­кую дев­чон­ку, ко­то­рая ни­как не вы­ра­жа­ла сво­их чувств, раз­ве что крас­не­ла при ви­де по­нра­вив­ше­го­ся пар­ня и опус­ка­ла гла­за. Ре­бя­там из стар­ших клас­сов ведь нет ни­ка­ко­го де­ла до ма­ло­ле­ток, а ес­ли по юно­ше еще по­ло­ви­на шко­лы сох­нет, то и во­все... По­сле шко­лы по­да­ла до­ку­мен­ты в пе­да­го­ги­че­ский уни­вер­си­тет в Дро­го­бы­че на фа­куль­тет фи­зи­че­ско­го вос­пи­та­ния. Вол­не­ния и хло­по­ты, свя­зан­ные с по­ступ­ле­ни­ем, ото­дви­ну­ли мое чув­ство к Пав­лу на вто­рой план. Пе­ре­езд, оформ­ле­ние в об­ще­жи­тии, зна­ком­ство с со­курс­ни­ка­ми, пер­вые ме­ся­цы уче­бы... Я по­гру­зи­лась в сту­ден­че­скую жизнь, и

по­рой да­же ка­за­лось ка­за­лось, что все внут­ри успо­ко­и­лось успо­ко­и­лось. Но ко­гда при­е­ха­ла до­мой по­сле пер­во­го кур­са и на дне рож­де­ния быв­шей од­но­класс­ни­цы уви­де­ла Па­шу, чув­ство за­хлест­ну­ло с но­вой си­лой. Он сам по­до­шел ко мне, при­гла­сил тан­це­вать. Смот­рел влюб­лен­ны­ми гла­за­ми и весь ве­чер очень кра­си­во уха­жи­вал. Име­нин­ни­ца бы­ла недо­воль­на та­ким по­во­ро­том со­бы­тий — Пав­лик яв­но ей са­мой нра­вил­ся. Несколь­ко раз она пы­та­лась за­вла­деть его вни­ма­ни­ем, а в кон­це ве­че­рин­ки пред­ло­жи­ла дру­го­му пар­ню про­во­дить ме­ня до­мой. Но у нее ни­че­го не вы­шло — про­во­жать по­шел Па­ша. Всю до­ро­гу что-то рас­ска­зы­вал, а я, опья­нен­ная вне­зап­но на­хлы­нув­шим сча­стьем, слу­ша­ла и мол­ча­ла. — По­че­му ты ни­че­го не го­во­ришь? — спро­сил па­рень уже на по­ро­ге мо­е­го до­ма. — Не знаю, — по­жа­ла пле­ча­ми и опу­сти­ла гла­за. — Ты очень кра­си­вая, — про­шеп­тал он. Про­вел ла­до­нью по мо­ей ще­ке, по­том взял за под­бо­ро­док, при­под­нял его. — Посмот­ри на ме­ня, — по­про­сил и... по­це­ло­вал в гу­бы. У ме­ня за­шлось серд­це, за­кру­жи­лась го­ло­ва. Ес­ли бы Па­вел не удер­жал в сво­их объ­я­ти­ях, точ­но упа­ла бы. — Что с то­бой? — ис­пу­ган­но спро­сил он. — Те­бе пло­хо? — Нет, что ты! — про­шеп­та­ла, при­хо­дя в се­бя. — На­обо­рот, очень хо­ро­шо! Я так дол­го жда­ла это­го, — при­зна­лась вдруг. — Жда­ла? — уди­вил­ся па­рень. — Люб­лю те­бя еще со шко­лы, — вы­да­ла про­сто­душ­но. — Прав­да, что ли? — про­бор­мо­тал Пав­лик оза­да­чен­но. — Ну ты да­ешь! — он еще раз неж­но при­кос­нул­ся сво­и­ми гу­ба­ми к мо­им, при­жал ме­ня к се­бе, и ска­зал: — До зав­тра, прин­цес­са! Обя­за­тель­но уви­дим­ся! Мы на­ча­ли встре­чать­ся, мне бы­ло так хо­ро­шо с ним! И все у нас про­изо­шло как-то са­мо со­бой, есте­ствен­но и лег­ко, без непри­ят­ных мо­мен­тов, ко­то­рые, как я узна­ла поз­же, бы­ва­ют у неко­то­рых пар в пер­вый раз. А ко­гда утром просну­лись в до­ме мо­ей ма­мы, ко­то­рая в тот мо­мент бы­ла в ко­ман­ди­ров­ке, Па- ша об об­нял ме­ня, при­жал к се­бе се­бе, по­том ото­дви­нул, дер­жа держ за пле­чи, за­гля­нул в гла­за гла и ска­зал: — Да­вай Да по­же­ним­ся! — —В Вот так сра­зу? — неожи­дан­но ожи для са­мой се­бя вы­да­ла я, вме­сто то­го что­бы мгно­вен­но со­гла­сить­ся. сог — —Н Ну да! Что тя­нуть... — Но я же учусь, на­до ин­сти­тут ин окон­чить. — Ух ты, ка­кая се­рьез­ная, рь — хо­хот­нул Пав­лик. П — Ну лад­но, учись, уч раз не хо­чешь за з ме­ня за­муж. — Очень хо­чу! Но ко­гда к по­лу­чу ди­плом. п Ты же не пе­ре­ду­ма­ешь, пер прав­да? Па­ша не пе­ре­ду­мал, хо­тя рас­пи­сать­ся нам при­шлось го­раз­до рань­ше, чем я пред­по­ла­га­ла. По­то­му что несколь­ко счаст­ли­вых но­чей, но­чей ко­то­рые мы про­ве­ли вме­сте, вмест по­ка ма­ма бы­ла в ко­ман­ди­ров­ке, не оста­лись без по­след­ствий. Вер­нув­шись в Дро­го­быч на уче­бу, по­чув­ство­ва­ла, что со мной что-то не то. На­ча­лась тош­но­та, го­ло­во­кру­же­ния. Зоя, моя со­сед­ка по ком­на­те в об­ще­жи­тии, ска­за­ла как-то: «Да ты, по­дру­га, по­хо­же бе­ре­мен­на». Она ока­за­лась пра­ва. В ок­тяб­ре Па­ша при­е­хал по­ви­дать­ся, и я ему рас­ска­за­ла. «Ну вот ви­дишь, все ре­ши­лось са­мо со­бой! И ждать ни­че­го не нуж­но», — об­ра­до­вал­ся он, а я ис­пы­та­ла та­кое об­лег­че­ние! Ведь до это­го хо­ди­ла са­ма не своя, не зна­ла, как по­сту­пить, как лю­би­мый от­ре­а­ги­ру­ет на но­вость... Мы по­да­ли за­яв­ле­ние в загс в Дро­го­бы­че, а в вы­ход­ные я по­еха­ла до­мой и со­об­щи­ла ма­ме о сво­ей бе­ре­мен­но­сти. — Да уж, ни­че­го не ска­жешь! — мать не скры­ва­ла недо­воль­ства. — Не по­ни­маю, ку­да то­ро­пить­ся... На­де­я­лась я, что хоть у те­бя жизнь нор­маль­но сло­жит­ся, да вид­но, не судь­ба. — Ма­моч­ка, все бу­дет хо­ро­шо, мы с Па­шей лю­бим друг дру­га и ско­ро по­же­ним­ся, — ска­за­ла я. — Лю­би­те! По­же­ни­тесь! Пре­лест­но! Мы с тво­им па­пой то­же лю­би­ли, и что из это­го вы­шло? Хо­ро­шо, хоть ба­буш­ка не сер­ди­лась. Ра­дост­но хло­по­та­ла воз­ле ме­ня и при­го­ва­ри­ва­ла: — Гос­по­ди, пусть у те­бя, де­точ­ка, все по­лу­чит­ся! — Обя­за­тель­но по­лу­чит­ся, ба­бу­ля, — уве­ря­ла я. Ка­кая же бы­ла на­ив­ная... Мы рас­пи­са­лись и по­се­ли­лись у Па­ши­ных ро­ди­те­лей, хо­тя они то­же бы­ли да­ле­ко не в вос­тор­ге от то­го, что сын же­нил­ся и ско­ро ста­нет от­цом. Счи­та­ли, что их един­ствен­ный от­прыск слиш­ком ра­но огра­ни­чил свою сво­бо­ду, да и во­об­ще, мог най­ти се­бе ко­го-ни­будь по­бо­га­че, ведь са­ми бы­ли хо­зя­е­ва­ми боль­шо­го до­ма и вла­дель­ца­ми ав­то­ма­стер­ской. Мне при­шлось офор­мить ака­дем­ку. На­де­я­лась, что че­рез год вер­нусь в ин­сти­тут, а ма­ма и све­кровь смяг­чат­ся по­сле рож­де­ния ре­бен­ка и по­мо­гут его нян­чить. Но то, о чем мы

меч­та­ем, — это од­но, и со­всем дру­гое — то, что по­лу­ча­ет­ся на са­мом де­ле. У нас с Па­шей ро­ди­лась здо­ро­вая кра­си­вая де­воч­ка. Го­лу­бо­гла­зая, как муж, с ру­сы­ми во­ло­си­ка­ми и уже от­рос­ши­ми но­гот­ка­ми. Моя ра­дость, мое сол­ныш­ко! Од­на­ко пер­вые счаст­ли­вые дни по­сле ро­дов, ко­гда все сю­сю­ка­ли над мо­ей ма­лыш­кой, про­шли быст­ро, и я оста­лась один на один со всем, что при­хо­дит­ся пе­ре­жить мо­ло­дой ма­ме по­сле по­яв­ле­ния ре­бен­ка. Бес­сон­ные но­чи, бес­по­кой­ные дни, по­сто­ян­ный недо­сып, жут­кая уста­лость, до­во­дя­щая по­рой до то­го, что жить не хо­чет­ся. Да еще те­перь пол­но­стью за­ви­се­ла от всех — от све­кро­ви, ко­то­рая ме­ня кор­ми­ла, от му­жа, ко­то­рый за­ра­ба­ты­вал день­ги и вы­да­вал мне опре­де­лен­ные сум­мы на са­мое необ­хо­ди­мое, от ма­мы, ко­то­рая по­яв­ля­лась по вы­ход­ным, что­бы немно­го по­мочь. При­хо­ди­лось по­сто­ян­но всех о чем-то про­сить и от всех слы­шать: «Что бы ты без нас де­ла­ла?» Со вре­ме­нем и са­ма уве­ро­ва­ла, что без по­мо­щи Па­ши и его ро­ди­те­лей про­сто про­па­ла бы. Ни­кто не счи­тал­ся с мо­им мне­ни­ем, я ощу­ща­ла се­бя со­вер­шен­но ни­чтож­ной. Смот­ре­ла в зер­ка­ло и ви­де­ла не преж­нюю то­нень­кую, фи­гу­ри­стую, с ис­кря­щи­ми­ся гла­за­ми де­вуш­ку, а груст­ную, устав­шую, силь­но рас­пол­нев­шую мо­ло­дую жен­щи­ну в рас­тя­ну­том спор­тив­ном ко­стю­ме. И Пав­лик стал от­но­сить­ся ко мне ина­че. По­рой ло­ви­ла на се­бе его брезг­ли­вый взгляд, ча­сто слы­ша­ла упрек: «Во что ты пре­вра­ти­лась!» Под­держ­ки от му­жа не бы­ло ни­ка­кой, а на­зы­вал он ме­ня те­перь «ма­ма­шей» или «гу­сы­ней». Чув­ство­ва­ла, что ста­ла для него обу­зой. Так про­шло два с по­ло­ви­ной го­да. К уче­бе вер­нуть­ся не уда­лось, по­то­му что ни све­кровь, ни ма­ма си­деть со Све­точ­кой не мог­ли (или не хо­те­ли?) — обе про­дол­жа­ли ра­бо­тать. А ба­буш­ка бы­ла уже со­всем ста­рень­кой. От­да­вать доч­ку в са­дик я то­же не то­ро­пи­лась, она и так ча­сто бо­ле­ла. Чув­ство­ва­ла се­бя слов­но в клет­ке. Бы­ла несчаст­ли­ва, но не зна­ла, как это из­ме­нить. Од­на­ж­ды при­зна­лась ма­ме: — Я уже не вы­дер­жи­ваю, не мо­гу жить в этом до­ме. Ни­кто ме­ня там не ува­жа­ет… Ино­гда ка­жет­ся, плю­ну­ла бы на все и убе­жа­ла ку­да гла­за гля­дят. Тюрь­ма про­сто! — Хо­те­ла быть взрос­лой — по­лу­чай! — неожи­дан­но жест­ко от­ре­а­ги­ро­ва­ла она. — Ду­ма­ешь, жизнь — это од­ни удо­воль­ствия? Как бы не так! И по­том, твой Па­вел не та­кой уж пло­хой. Не пьет, не бьет. Ра­бо­та­ет, день­ги при­но­сит… А что не ува­жа­ет — ты са­ма ви­но­ва­та. Вон как рас­пу­сти­ла се­бя! По­ра бы уже чем-то за­нять­ся, а доч­ку в са­дик от­дать. — Но ведь Све­та все вре­мя бо­ле­ет, в ка­кой са­дик?! О чем ты го­во­ришь! — Зна­чит, вос­ста­нав­ли­вай­ся в ин­сти­ту­те и пе­ре­во­дись на за­оч­ный. По­ка до­учишь­ся, Све­ту­ля под­рас­тет. По­лу­чишь об­ра­зо­ва­ние, устро­ишь­ся на ра­бо­ту. Са­ма бу­дешь се­бе хо­зяй­кой, раз не хо­чешь от му­жа и све­кро­ви за­ви­сеть. А как ты ду­ма­ла? Ни­че­го в ру­ки про­сто так не при­плы­вет, за все на­до пла­тить, все­го до­би­вать­ся, — я рас­те­рян­но мол­ча­ла. Ма­ма вдруг смяг­чи­лась и до­ба­ви­ла: — О день­гах не вол­нуй­ся. По­мо­гу, чем смо­гу. Про­дер­жим­ся, не впер­вой! Как ни стран­но, этот раз­го­вор при­дал мне сил. Я вос­ста­но- ви­лась в уни­вер­си­те­те и пе­ре­ве­лась на за­оч­ный. Ко­гда Све­те ис­пол­ни­лось че­ты­ре, от­да­ла ее в са­дик и устро­и­лась учи­тель­ни­цей физ­куль­ту­ры. За­ра­бо­ток, ко­неч­но, был неболь­шой, но то бы­ли день­ги. Уже не при­хо­ди­лось вы­пра­ши­вать каж­дую ко­пей­ку, и я вос­пря­ну­ла ду­хом. — Ты та­кая важ­ная ста­ла, — на­сме­хал­ся Па­ша. — Спе­ци­а­лист­ка по прыж­кам че­рез коз­ла и ла­за­нию по ка­на­ту! — Мо­жет и так, что в этом пло­хо­го? Де­тей учу — раз, ско­ро ста­ну ма­ги­стром — два. А ты — ум­ник без ди­пло­ма, — не пре­ми­ну­ла уко­лоть му­жа (он ведь сра­зу по­сле шко­лы по­шел ра­бо­тать к от­цу в ав­то­ма­стер­скую, выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния так и не по­лу­чил). Бла­го­да­ря ра­бо­те я ожи­ла. Чув­ство­ва­ла се­бя нуж­ной и от­но­си­тель­но неза­ви­си­мой, сно­ва по­ве­ри­ла в свои си­лы, по­лу­ча­ла удо­воль­ствие от жиз­ни. Вер­ну­ла бы­лую фор­му и сме­ло

мои

смот­ре­ла на соб­ствен­ное от­ра­же­ние в зер­ка­ле. От за­тю­кан­ной мо­ло­дой ма­ма­ши не оста­лось и сле­да. А вот Па­ша стал ужас­но рев­ни­вым. До­ста­точ­но мне бы­ло прий­ти до­мой с ра­бо­ты на пол­ча­са поз­же, и он устра­и­вал до­прос. По­сле по­езд­ки с детьми на со­рев­но­ва­ния при­шлось вы­дер­жать гран­ди­оз­ный скан­дал. Мы ссо­ри­лись по­чти каж­дый день, это уже бы­ла не лю­бовь, а сплош­ная нер­во­треп­ка. Я хо­те­ла раз­ве­стись, но все еще бо­я­лась, что са­ма не справ­люсь, да и род­ствен­ни­ки ме­ня осу­дят за то, что ли­шаю ре­бен­ка се­мьи. Но раз­ве это бы­ла се­мья? Во вре­мя на­ших ссор Све­та за­би­ва­лась в уго­лок и си­де­ла пе­ре­пу­ган­ная, сжав­шись в ко­мок. Я под­хо­ди­ла к ней, об­ни­ма­ла, при­жи­ма­ла к се­бе, а она на­чи­на­ла пла­кать, спра­ши­вая сквозь сле­зы: «Ма­моч­ка, по­че­му вы все вре­мя ру­га­е­тесь? Я что-то не так де­лаю, да?» Серд­це сжи­ма­лось от бо­ли. Не о та­ком до­ме для се­бя и для до­че­ри я меч­та­ла. Не хва­та­ло еще, что­бы ре­бе­нок ис­пы­ты­вал чув­ство ви­ны за то, в чем со­вер­шен­но не ви­но­ват! В кон­це кон­цов не вы­дер­жа­ла, со­бра­ла ве­щи и пе­ре­еха­ла к ма­ме. Но Па­ша не хо­тел рас­ста­вать­ся. Он все вре­мя за мной хо­дил, про­сил, обе­щал: «Дай мне шанс, у нас ведь ре­бе­нок. Все на­ла­дит­ся, я по­ста­ра­юсь». Не знаю, по­че­му жен­щи­ны ве­рят муж­ским обе­ща­ни­ям... Хо­тя са­ма то­же по­ве­ри­ла и вер­ну­лась. Мы пы­та­лись спа­сти наш брак, но ста­но­ви­лось только ху­же. Све­кровь все­гда бы­ла на сто­роне сы­на, счи­та­ла, что во всем ви­но­ва­та невест­ка. Еще пять лет на­зад я бы по­кор­но опу­сти­ла го­ло­ву, но те­перь ста­ла дру­гим че­ло­ве­ком. Са­ма за­ра­ба­ты­ва­ла, за­ни­ма­лась лю­би­мым де­лом и чув­ство­ва­ла се­бя на­мно­го силь­нее. В кон­це кон­цов мы раз­ве­лись, хоть этот раз­вод дал­ся мне нелег­ко. Хо­те­лось на­чать жизнь с чи­сто­го ли­ста, и я ре­ши­ла уехать из род­но­го го­род­ка. Устро­и­лась на ра­бо­ту во Ль­во­ве и сня­ла там квар­ти­ру. Све­ту со­би­ра­лась за­брать, ко­гда при­вык­ну и об­жи­вусь. А по­ка оста­ви­ла ее у ма­мы, ко­то­рая к то­му

Ко­гда я по­жа­ло­ва­лась ма­ме на труд­но­сти, она от­ре­а­ги­ро­ва­ла неожи­дан­но жест­ко

вре­ме­ни вы­шла на пен­сию и под­ра­ба­ты­ва­ла фри­лан­се­ром. Мне при­шлось сме­нить несколь­ко квар­тир и поменять три ра­бо­ты, по­ка на­ко­нец на­шла ме­сто с хо­ро­шей зар­пла­той в част­ном ли­цее и жи­лье, в ко­то­ром чув­ство­ва­ла се­бя как до­ма. То­гда и за­бра­ла доч­ку во Ль­вов. — Те­перь здесь бу­дет наш дом. Что ска­жешь? — спро­си­ла у Све­ты, ко­гда она осмот­ре­лась на но­вом ме­сте. — Мне нра­вит­ся. Глав­ное — бу­ду ря­дом с то­бой, — от­ве­ти­ла дочь, за­гля­нув в гла­за, а я чуть не рас­пла­ка­лась и по­обе­ща­ла се­бе: сде­лаю все, что­бы моя де­воч­ка жи­ла счаст­ли­во. Меч­та­ла о по­куп­ке соб­ствен­ной квар­ти­ры, но сле­до­ва­ло на­ко­пить де­нег на пер­вый взнос. По­это­му на­шла еще ра­бо­ту. Ко­гда за­кан­чи­ва­лись уро­ки в шко­ле, спе­ши­ла в спорт­клуб, где ве­ла аэро­би­ку, пи­ла­тес, стрет­чинг… Бра­лась за все, что пред­ла­га­ли. Све­ту не с кем бы­ло оста­вить, и она всю­ду хо­ди­ла со мной. До­позд­на си­де­ла в спорт­за­ле, ко­то­рый стал ей вто­рым до­мом, там де­ла­ла уро­ки, чи­та­ла. Ино­гда тре­ни­ро­ва­лась с мо­и­ми груп­па­ми, ста­ра­тель­но и по-дет­ски смеш­но по­вто­ряя дви­же­ния. В тот пе­ри­од мы раз­лу­ча­лись только на вре­мя ее и мо­их за­ня­тий в шко­ле. Эх, до че­го хо­ро­шо бы­ло, хо­тя я и по­сто­ян­но жи­ла на бе­гу. А по­том по­зна­ко­ми­лась с Ми­шей, фут­боль­ным тре­не­ром. У нас ока­за­лось очень мно­го об­щих тем для раз­го­во­ра, по­сколь­ку оба ра­бо­та­ли в спор­тив­ной сфе­ре. Па­ру раз Ми­ха­ил под­во­зил ме­ня до­мой, од­на­ж­ды при­гла­сил в ка­фе, по­том схо­ди­ли в ки­но... В об­щем, я влю­би­лась... ...Мы встре­ча­лись уже пол­го­да, муж­чи­на пе­ри­о­ди­че­ски оста­вал­ся у нас но­че­вать. Но в ка­кой-то мо­мент за­ме­ти­ла, что доч­ку это раз­дра­жа­ет. Мой воз­люб­лен­ный ей не нра­вил­ся. — За­чем нам во­об­ще этот дя­дя Ми­ша? — ска­за­ла как-то Све­та, ко­гда он ушел. — Ведь бы­ло так хо­ро­шо вдво­ем! — А с Ми­шей раз­ве пло­хо? — про­бор­мо­та­ла я. — Да, пло­хо! — бро­си­ла она сер­ди­то. — Этот твой Ми­ша хо­чет, что­бы все де­ла­лось только так, как он ска­зал! — Раз­ве? — уди­ви­лась сна­ча­ла, но по­том, по­раз­мыс­лив, при­шла к вы­во­ду, что в сло­вах Све­ты есть ра­ци­о­наль­ное зер­но. На­до же, та­кая ма­лень­кая, а за­ме­ти­ла то, че­го столь­ко вре­ме­ни не за­ме­ча­ла я. А ведь и прав­да, в Ми­ши­ной ре­чи по­сто­ян­но про­ска­ки­ва­ли фра­зы: «Ты долж­на…», «Ты обя­за­на…», «Те­бе сле­ду­ет»... Мой но­вый парт­нер хо­тел, чтоб все жи­ли под его дик­тов­ку. Мне ка­за­лось, я та­кая неза­ви­си­мая, а са­ма и не за­ме­ти­ла, как ста­ла под­чи­нять­ся ему. Да­же бы­ла счаст­ли­ва, ко­гда Ми­ха­ил пред­ло­жил жить вме­сте. — Но я не хо­чу пе­ре­ез­жать, — за­упря­ми­лась Све­та. — По­че­му? У Ми­ши нам бу­дет лучше. Квар­ти­ра боль­шая... — Не­прав­да! Мне при­дет­ся доль­ше в шко­лу до­би­рать­ся! — Не пе­ре­жи­вай, най­дем дру­гую, лучше и бли­же к до­му. — Я не хо­чу! — бун­то­ва­ла дочь. — Не хо­чу жить с тво­им Ми­шей! И не бу­ду его слу­шать­ся! При­шлось объ­яс­нить Ми­ха­и­лу, что не сто­ит то­ро­пить­ся с пе­ре­ез­дом, по­то­му что Свет­ла­на по­ка не на­стро­е­на. — И ты пой­дешь на по­во­ду у ре­бен­ка? — воз­му­тил­ся он. — Да уж, от­лич­ное вос­пи­та­ние! Зна­ешь, что бу­дет даль­ше? — По­ня­тия не имею. А ты, мож­но по­ду­мать, зна­ешь, — ме­ня то­же на­ча­ло раз­дра­жать дес­по­тич­ное по­ве­де­ние Ми­ши. — Де­ти долж­ны знать свое ме­сто, — за­явил он, — и под­чи­нять­ся ре­ше­ни­ям взрос­лых! Нет бы мне по­слу­шать в тот мо­мент свою ин­ту­и­цию... Но так хо­те­лось люб­ви, так меч­та­ла со­здать на­сто­я­щую се­мью, что под­да­лась ему и, не об­ра­щая вни­ма­ния на про­те­сты доч­ки, ор­га­ни­зо­ва­ла пе­ре­езд. Ду­ма­ла, со вре­ме­нем на­ла­дит­ся, утря­сет­ся, Ми­ша оце­нит мои уступ­ки, Све­ту­ля при­вык­нет к от­чи­му... Но увы... Ми­ха­ил по­сто­ян­но мушт­ро­вал ме­ня, без кон­ца де­лал за­ме­ча­ния. «Ты че­рес­чур мно­го ра­бо­та­ешь»... Слиш­ком ма­ло тре­бу­ешь от доч­ки»… А Свет­лан­ка ста­ла его по­ба­и­вать­ся и ста­ра­лась не по­па­дать­ся ему на гла­за. Она чув­ство­ва­ла се­бя в Ми­ши­ной квар­ти­ре ка­кой-то по­те­рян­ной. — Мам, мне тут ужас­но не нра­вит­ся, — не вы­дер­жа­ла дочь од­на­ж­ды. — Хо­чу к ба­буш­ке! От­ве­зи ме­ня к ней, лучше я там бу­ду в шко­лу хо­дить... — Что те­бе в го­ло­ву стук­ну­ло? — воз­му­ти­лась я. — Ты долж­на жить со мной, сво­ей ма­те­рью! — По­че­му обя­за­тель­но с то­бой? — скри­ви­лась она. — Ведь ко­гда-то я жи­ла с ба­бу­лей. — То бы­ло рань­ше, вре­мен­но. Те­перь все ина­че. И не на­стра­и­вай се­бя на пло­хое. Жизнь на­ла­дит­ся, ты при­вык­нешь и к это­му до­му, и к дя­де Ми­ше, — убеж­да­ла я. Но не­смот­ря на мои бла­гие на­ме­ре­ния, по­сто­ян­но что-то шло не так. Ко­гда на­ча­лись каникулы, мы с Ми­шей ре­ши­ли по­ехать к мо­рю. Я ска­за­ла до­че­ри, что со­би­ра­ем­ся в Кобле­во, но она сно­ва за­про­те­сто­ва­ла: «Не хо­чу! Хо­чу к ба­буш­ке!» — Ты во­об­ще не долж­на спра­ши­вать ее мне­ния, — сде­лал оче­ред­ное за­ме­ча­ние Ми­ха­ил. — Не хо­чет ехать с на­ми, пусть не едет. И нече­го уго­ва­ри­вать! Пус­кай ску­ча­ет у ба­буш­ки, в сле­ду­ю­щий раз не бу­дет кру­тить но­сом. И опять я по­шла по ли­нии наи­мень­ше­го со­про­тив­ле­ния: Све­ту от­вез­ла к ма­ме, а мы от­пра­ви­лись к мо­рю. — Не хо­чу чи­тать те­бе но­та­ции, — на­ча­ла ро­ди­тель­ни­ца, ко­гда я уже сто­я­ла на по­ро­ге, со­би­ра­ясь ухо­дить, — но это ненор­маль­но. Мужчину все­гда мож­но поменять, а ре­бен­ка — нет, он дол­жен быть на пер­вом ме­сте. — Ма­ма, по­жа­луй­ста… — про­сто­на­ла я. — Уж кто бы го­во­рил, но не ты… Вс­пом­ни, как ве­ла се­бя, ко­гда я бы­ла де­воч­кой... — Пом­ню... Хо­тя не­ко­то­рые ве­щи лучше по­ни­ма­ешь с го­да­ми. Мне так жал­ко Свет­лу­шу… Бед­ный ре­бе­нок! Ты ей очень нуж­на. По­это­му по­вто­рю еще раз, хоть и счи­та­ешь, что не имею пра­ва: что бы ни бы­ло, жен­щи­на не долж­на вы­би­рать меж­ду муж­чи­ной и ре­бен­ком. А ес­ли парт­нер ста­вит ее пе­ред вы­бо­ром, то лучше поменять парт­не­ра. Лич­ная жизнь — это в первую оче­редь де­ти, а все осталь­ное — вто­рич­но.

Ми­ша все вре­мя де­лал за­ме­ча­ния и тре­бо­вал, что­бы все бы­ло только так, как счи­та­ет он

Сей­час я по­ни­маю: то бы­ли зо­ло­тые сло­ва. А то­гда... Все еще на­де­я­лась, что ис и с Ми­шей сло­жит­ся, и Свет­лан­ка в кон­це це кон­цов при­вык­нет. В Кобле­во мы жи­ли в уют­ном но­ме- ре, пла­ва­ли в мо­ре, по­сто­ян­но бы­ли и вдво­ем, хо­ди­ли на ужин в ре­сто­ран. . Ми­ха­ил не жа­лел де­нег, де­лал мне е по­дар­ки, но пол­но­стью счаст­ли­вой й я се­бя не чув­ство­ва­ла. Все вре­мя ду- ма­ла о доч­ке и каж­дый день ей зво- ни­ла, что очень раз­дра­жа­ло мо­е­го о воз­люб­лен­но­го. — Так ред­ко име­ем воз­мож­ность по­обыть на­едине! Да­вай на­сла­ждать­ся мо­мен­том, — го­во­рил он. — Рас­слабь­ся... я... Но я смот­ре­ла на се­мьи, за­го­ра­ю­щие ие на пля­же, чув­ство­ва­ла се­бя ви­но­ва­той й пе­ред сво­им ре­бен­ком и все ча­ще за­ду­мы­ва­лась ыва­лась о бу­ду­щем. Здесь, на от­ды­хе, вдруг чет­ко ко осо­зна­ла, что, ес­ли доч­ка не при­мет это­го мужчину, жчи­ну, ни­че­го у нас с ним не вый­дет. Ко­гда вер­ну­лись, по­еха­ла за до­че­рью. ю. И сно­ва при­шлось вы­слу­ши­вать ма­ми­ны упре­ки. — Све­та несчаст­ли­ва с ва­ми, — ска­за­ла за­ла она, и это окон­ча­тель­но ме­ня до­би­ло, я не зна­ла, что де­лать. Но вско­ре про­бле­ма ре­ши­лась са­ма. Ми­ше пред­ло­жи­ли ра­бо­ту за гра­ни­цей, и он по­звал ме­ня с со­бой. Есте­ствен­но, сра­зу же по­ду­ма­ла о Све­те. Не зна­ет язы­ка — это раз. Как быть со шко­лой? Это два. И глав­ное: со­гла­сит­ся ли она? Что, вез­ти ре­бен­ка на­силь­но?! А я? Что бу­ду де­лать в со­вер­шен­но незна­ко­мом ме­сте? Сно­ва ста­ну пол­но­стью за­ви­си­мой? Те­перь уже от Ми­ши? Нет, это уже од­на­ж­ды про­хо­ди­ла. — Я не смо­гу… — с тру­дом вы­да­ви­ла из се­бя. — Что-о-о?! — изум­лен­но вос­клик­нул Ми­ха­ил, и ста­ло яс­но, что он во­об­ще не рас­смат­ри­вал та­кой ва­ри­ант. — Сей­час се­ре­ди­на учеб­но­го го­да, по­это­му не мо­гу вот так про­сто за­брать доч­ку и уехать, — ста­ла оправ­ды­вать­ся. — Но ты все­гда мо­жешь оста­вить ее у ба­буш­ки... — О нет! Не хо­чу сно­ва бро­сать Све­ту. — Лад­но. Я по­еду пер­вый, а вы — ко­гда за­кон­чит­ся учеб­ный год, — ска­зал Ми­ша то­ном, не тер­пя­щим воз­ра­же­ний. Он уехал. Я ужас­но ску­ча­ла, но чем доль­ше бы­ла од­на, тем силь­нее убеж­да­лась, что долж­на остать­ся здесь. Боль­ше не хо­те­ла быть за­ви­си­мой от муж­чи­ны, не же­ла­ла со­зда­вать ду­шев­ный дис­ком­форт сво­ей де­воч­ке. Про­ти­во­ре­чия раз­ры­ва­ли серд­це, стра­да­ла, но зна­ла: ни за что не со­гла­шусь сно­ва жить так, как ко­гда-то с Па­шей в его до­ме. На­ши от­но­ше­ния про­дол­жа­лись еще семь ме­ся­цев. Я мо­ро­чи­ла Ми­ха­и­лу го­ло­ву, при­ду­мы­вая вся­кие от­го­вор­ки и от­тя­ги­вая окон­ча­тель­ное ре­ше­ние. В кон­це кон­цов он сам на­пи­сал в смс, что меж­ду на­ми все кон­че­но, и по­про­сил боль­ше ему не зво­нить. Вна­ча­ле я по­чув­ство­ва­ла злость и оби­ду: «Он ме­ня бро­са­ет? Мер­за­вец!» А по­том ста­ло очень груст­но — ка­за­лось, по­те­ря­ла часть ду­ши. И хо­тя дав­но под­спуд­но ощу­ща­ла, что ра­но или позд­но про­изой­дет раз­рыв, все рав­но чув­ство­ва­ла се­бя несчаст­ной. ...Бы­ли каникулы, Све­та го­сти­ла у ба­буш­ки. А я воз­вра­ща- лась с ра­бо­ты б и уса­жи­ва­лась пе­ред те­ле­ви­зо­ром. С Ску­ча­ла по Ми­ше, хо­те­лось ему по­зво­нить, но сра­зу же вспо­ми­на­ла его смс: «Меж­ду на­ми все кон­че­но». В се­ре­дине ав­гу­ста по­еха­ла к ма­ме, что­бы за­брать Све­ту, и со­вер­шен­но слу­чай­но встре­ти­ла быв­ше­го му­жа. Он ша­гал по ули­це мне на­встре­чу. Ря­дом с ним шла бе­ре­мен­ная жен­щи­на, на­мно­го мо­ло­же него. Мы оста­но­ви­лись, по­здо­ро­ва­лись, Па­вел пред­ста­вил свою спут­ни­цу. — Моя же­на Ило­на, — про­из­нес гор­до, с вы­зо­вом. — А где вы жи­ве­те? — по­ин­те­ре­со­ва­лась я. — Как где? У ро­ди­те­лей, — от­ве­тил быв­ший. — Ты же пом­нишь, у них очень боль­шой дом. «Да уж, не по­за­ви­ду­ешь этой Илоне, — по­ду­ма­ла, гля­дя на жен­щи­ну, ко­то­рая в те­че­ние все­го раз­го­во­ра не про­ро­ни­ла ни сло­ва. — Па­ша на­шел се­бе иде­аль­ную су­пру­гу — тихую, спо­кой­ную, по­кор­ную. Та­кая на­вер­ня­ка смо­жет ужить­ся под од­ной кры­шей со све­кро­вью, ибо ни­ко­гда не ста­нет пре­тен­до­вать на роль хо­зяй­ки». — Что слу­чи­лось? — спро­си­ла ма­ма, ко­гда я вер­ну­лась. — Встре­ти­ла Павла… — А, так зна­чит, уже зна­ешь, — она про­дол­жи­ла го­то­вить ужин. — Эй, ты че­го?! Вы­ше го­ло­ву! При­дет и твое вре­мя, еще на­ла­дишь жизнь. Нуж­но только с умом вы­би­рать пар­ней… Ох уж эти со­ве­ты! И ведь ба­буш­ка ей да­ва­ла при­мер­но та­кие же, а что тол­ку... Ма­ма так и оста­лась од­на... Мы с доч­кой вер­ну­лись до­мой и сно­ва ста­ли жить вдво­ем. Но про­дол­жа­лось это недол­го. Че­рез па­ру ме­ся­цев я по­зна­ко­ми­лась с Ко­лей, и вско­ре он по­се­лил­ся у нас. Же­на вы­гна­ла его и по­да­ла на раз­вод. В об­щем-то нам бы­ло непло­хо вме­сте, но чув­ства не пы­ла­ли. «Про­сто встре­ти­лись два оди­но­че­ства, раз­ве­ли у до­ро­ги ко­стер», — по­ет­ся в ста­ром ро­ман­се. А мы только по­пы­та­лись раз­ве­сти, но ко­стер не раз­го­рел­ся... Двое несчаст­ных лю­дей, по­те­ряв­ших­ся в жиз­ни. Хо­тя... Мо­жет,

что-то и сло­жи­лось бы, ес­ли бы не Ко­ли­ны из­ме­ны. И са­мое смеш­ное, что из­ме­нял он мне с... соб­ствен­ной же­ной! Узнав об этом, мол­ча со­бра­ла его че­мо­да­ны и вы­ста­ви­ла за дверь. Нас­коль­ко мне из­вест­но, Ни­ко­лай вер­нул­ся к су­пру­ге. Что ж, зна­чит, так все и долж­но бы­ло быть. — Мам, не рас­стра­и­вай­ся, — по­пы­та­лась уте­шить ме­ня дочь — Этот Ко­ля мне со­всем не нра­вил­ся. Бед­ная моя де­воч­ка! Вот, зна­чит, как... По­взрос­ле­ла, ста­ла боль­ше по­ни­мать и тер­пе­ла, ни­че­го не го­во­ри­ла, по­ка я са­ма не вы­гна­ла го­ре-лю­бов­ни­ка... Вс­пом­ни­лось соб­ствен­ное дет­ство, как мать по­сто­ян­но при­во­ди­ла до­мой ка­ких-то но­вых муж­чин. А ведь я то­гда, бу­дучи дев­чон­кой, обе­ща­ла се­бе, что ни­ко­гда не ста­ну та­кой, как она. Но в ито­ге по­сту­па­ла так же. Очень хо­те­лось лю­бить и быть лю­би­мой, меч­та­ла со­здать на­сто­я­щую се­мью, вот и ве­лась на недо­стой­ных, об­ма­ны­ва­ясь раз за ра­зом... Ну что тут ска­жешь, от­ча­яв­ша­я­ся жен­щи­на ред­ко при­ни­ма­ет пра­виль­ные ре­ше­ния. Так вы­шло и с Мак­си­мом. Сна­ча­ла он по­ка­зал­ся мне осо­бен­ным. Ум­ный, неж­ный, вни­ма­тель­ный... Все по­чи­нить уме­ет — ру­ки зо­ло­тые. А как ста­ли жить вме­сте, вы­яс­ни­лось, что ал­ко­го­лик. Нет, не то что­бы злост­ный: не на­пи­вал­ся, не устра­и­вал пья­ных де­бо­шей. Но как только на­сту­па­ли вы­ход­ные, в до­ме по­яв­ля­лось спирт­ное, и Макс по­сто­ян­но был на­ве­се­ле. Ко­гда я ста­ла упре­кать его, за­явил: — Нуж­но снять стресс. Это ни­ко­му не ме­ша­ет. — Мне ме­ша­ет. Не хо­чу, что­бы дочь все это ви­де­ла. — Так пусть не смот­рит. Она все рав­но ме­ня не лю­бит. — А за что долж­на те­бя лю­бить? Ты уде­ля­ешь ей вни­ма­ние? Да­же не по­го­во­ришь с де­воч­кой ни­ко­гда! — Я ей не отец. — Но мы вме­сте, мы се­мья, — про­из­нес­ла неуве­рен­но. — Зна­ешь, «се­мья» — это, по­жа­луй, слиш­ком силь­но ска­за­но, — за­ме­тил он, чем очень ме­ня разо­ча­ро­вал. При­шлось по­про­щать­ся и с Мак­си­мом. Как только он ис­чез из на­ше­го до­ма, Све­та сра­зу по­ве­се­ле­ла. — Не вол­нуй­ся, ма­ма. Те­перь нам бу­дет лучше. Мы ведь мо­жем быть счаст­ли­вы вдво­ем, прав­да? — Прав­да, — от­ве­ти­ла я. И по­обе­ща­ла се­бе, что боль­ше не бу­ду ввя­зы­вать­ся в слу­чай­ные бес­пер­спек­тив­ные от­но­ше­ния. Хва­тит тех, кто только пор­тит жизнь. У ме­ня есть пре­крас­ная дочь, она — смысл мо­е­го су­ще­ство­ва­ния. И ей ну­жен дом, пол­ный добра и теп­ла. Дом, в ко­то­ром не бу­дет по­сто­рон­них. Как ре­ши­ла — так и сде­ла­ла. Пол­но­стью со­сре­до­то­чи­лась на Све­те... ...Пол­го­да на­зад доч­ка по­про­си­ла: — Ма­ма, за­пи­ши ме­ня на ка­ра­те! — Ка­ра­те? — уди­ви­лась я. — Что те­бе в го­ло­ву стук­ну­ло? Ты же де­воч­ка. Мо­жет, лучше на тан­цы или на гим­на­сти­ку? — Нет! Только ка­ра­те! — уве­рен­но за­яви­ла Свет­ла­на. Ко­гда за­пи­сы­ва­ла доч­ку в сек­цию, по­зна­ко­ми­лась с ее тре­не­ром. И по­том, ко­гда от­во­ди­ла и за­би­ра­ла Све­ту­лю, встре­ча­лась с ним и об­суж­да­ла ее успе­хи и неуда­чи. В Иване очень им­по­ни­ро­ва­ло то, как он об­ра­ща­ет­ся со сво­и­ми вос­пи­тан­ни­ка­ми. Де­ти про­сто обо­жа­ли его. А уж моя кра­са­ви­ца только о сво­ем лю­би­мом тре­не­ре и го­во­ри­ла. И од­на­ж­ды за­яви­ла: — Ма, а ты зна­ешь, что нра­вишь­ся Ива­ну Сер­ге­е­ви­чу? — я изум­лен­но по­смот­ре­ла на Све­ту. Она же как ни в чем не бы­ва­ло про­дол­жи­ла: — Вот ес­ли бы мы жи­ли все вме­сте... — Ну ты да­ешь! — пе­ре­би­ла я. — Но он класс­ный! Ты долж­на дать ему шанс! — Да? — улыб­ну­лась ее «взрос­ло­му» под­хо­ду к де­лу. — Ну раз те­бе Иван Сер­ге­е­вич нра­вит­ся, я по­ду­маю…

Свет­ла­на В до­ме у Ми­ши в сво­ей ла се­бя не чув­ство­ва не парт­нер ей та­рел­ке. Мой най­ти он не су­мел нра­вил­ся, де­воч­кой. с об­щий язык тре­бо­ва­ла и бун­то­ва­ла Све­та к ба­буш­ке от­вез­ти ее

По­ка я обу­стра­и­ва­лась во Ль­во­ве, Све­та жи­ла у ба­буш­ки, и та учи­ла ее вя­зать и вы­ши­вать, как ко­гда- то ме­ня моя ба­бу­ля

По­сле то­го как рас­ста­лась с Мак­си­мом, да­ла се­бе сло­во, что боль­ше не ста­ну ввя­зы­вать­ся в бес­пер­спек­тив­ные от­но­ше­ния и бу­ду жить в первую оче­редь ра­ди до­чень­ки

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.