УРАВ­НЕ­НИЕ с тре­мя неизвестными

Moja Sudba - - Актуально - Вла­ди­мир

Àле­на изум­лен­но ахах ну­ла, ко­гда, прос­нув­шись, уви­де­ла на при­кро­ват­ной тум­боч­ке бу­кет сво­их лю­би­мых хри­зан­тем. — У нас ка­кой-то празд­ник? — спро­си­ла она. — А раз­ве я ни­ко­гда не да­рю те­бе цве­тов про­сто так, без по­во­да? — улыб­нул­ся. — Да­ришь. Но не в пол­седь­мо­го утра. — Ло­гич­но. А вс­пом­ни-ка, ка­кое се­год­ня чис­ло? — Чет­вер­тое ав­гу­ста. — В этот день ров­но два­дцать лет на­зад мы с то­бой позна­ко­ми­лись... Так что при­гла­шаю ве­че­ром от­празд­но­вать зна­ме­на­тель­ную да­ту в ре­сто­ране. — Да­вай лучше устро­им пик­ник за го­ро­дом. И де­шев­ле, и ро­ман­тич­нее, — пред­ло­жи­ла же­на. — Да­вай, — ее идея при­шлась мне по ду­ше. — То­гда иди за ма­ши­ной, а я здесь со­бе­ру все, что нуж­но для пик­ни­ка... Наш га­раж рас­по­ло­жен до­воль­но да­ле­ко от до­ма. По­ка я ту­да шел, у ме­ня бы­ло до­ста­точ­но вре­ме­ни для вос­по­ми­на­ний... ...В ап­ре­ле де­вя­но­сто вось­мо­го Ка­рин­ка со­об­щи­ла, что чт вы­хо­дит за­муж. Я от­ре­а­ги­ро­вал ре на но­вость, как ге­рой гер аме­ри­кан­ско­го филь­ма «Отец неве­сты». Ни­как не мог осо­знать, что доч­ка, ко­то­рую ко до сих пор счи­тал ма­лень­кой ма де­воч­кой, уже взрос­лая вз де­вят­на­дца­ти­лет­няя ба­рыш­ня, неве­ста. При­нять этот факт мне бы­ло очень труд­но, но, с дру­гой сто­ро­ны, мой за­прет ни­че­го не из­ме­нил бы. В июне сыг­ра­ли сва­дьбу, при­чем мы с же­ной из­ряд из­ряд­но на нее по­тра­ти­лись.По­то­му ко­гда в ав­гу­сте ушли в от­пуск, по­еха­ли не на мо­ре, как обыч­но (тем бо­лее что ре­бе­нок уже «от­поч­ко­вал­ся» и те­перь его дол­жен оздо­ров­лять су­пруг), а на ба­зу от­ды­ха в пя­ти­де­ся­ти ки­ло­мет­рах от го­ро­да. Имен­но там я впер­вые уви­дел Але­ну. Она то­же при­е­ха­ла с му­жем, и в сто­ло­вой две на­ши па­ры ока­за­лись за од­ним сто­ли­ком. Мы очень быст­ро по­дру­жи­лись — этот про­цесс на от­ды­хе по­че­му-то про­хо­дит на­мно­го стре­ми­тель­нее, чем в обыч­ной жиз­ни. К то­му же вы­яс­ни­лось, что у нас с Ни­ко­ла­ем ку­ча об­щих зна­ко­мых, оба увле­ка­ем­ся ры­бал­кой и спор­том. Что же ка­са­ет­ся на­ших «по­ло­ви­нок»... Двум об­щи­тель­ным со­ро­ка­лет­ним жен­щи­нам все­гда най­дет­ся о чем по­го­во­рить. Ком­па­ния сло­жи­лась та­кая ду­шев­ная, что и по­сле от­пус­ка мы с че­той По­та­по­вых про­дол­жи­ли дру­жить до­ма­ми. Хо­ди­ли в го­сти, вме­сте от­ме­ча­ли празд­ни­ки и да­же еще три­жды съез­ди­ли все вчет­ве­ром на от­дых. На­до ска­зать, что род­ствен­ни­ки и зна­ко­мые счи­та­ли нас с же­ной иде­аль­ной па­рой. По­жа­луй, до по­ры до вре­ме­ни так и бы­ло. Но в со­рок пять у мо­ей Ри­ты что-то вдруг «пе­ре­мкну­ло», и су­пру­га ста­ла ме­ня ди­ко рев­но­вать рев­но­вать. При­чем ко всем жен­щи­нам под­ряд. В их чис­ло по­па­ла и Але­на. Не скрою, она мне нра­ви­лась, но же­на то­ва­ри­ща — та­бу. Я во­об­ще ни­ко­гда не из­ме­нял Ри­те, тем не ме­нее бла­го­вер­ная все ча­ще устра­и­ва­ла скан­да­лы на ров­ном ме­сте, за­ка­ты­ва­ла ис­те­ри­ки с би­тьем по­су­ды и угро­за­ми по­дать на раз­вод. В кон­це кон­цов это сде­ла­ло мою жизнь со­вер­шен­но невы­но­си­мой, и я ста­рал­ся сво­бод­ное вре­мя про­во­дить вне до­ма. Но не шлять­ся же по ули­цам, вот и за­си­жи­вал­ся до­позд­на на ра­бо­те. Од­на из мо­их кол­лег, неза­муж­няя трид­ца­ти­се­ми­лет­няя Оль­га, то­же лю­би­ла ра­бо­тать по ве­че­рам. Не кра­са­ви­ца, но до­воль­но ми­лая, она уго­ща­ла ме­ня соб­ствен­но­руч­но ис­пе­чен­ны­ми пи­рож­ка­ми и неуме­ло ко­кет­ни­ча­ла, по­да­вая тем са­мым сиг­нал, что не прочь вы­ве­сти на­ши от­но­ше­ния за рам­ки слу­жеб­ных. Еще год на­зад ни за что бы не по­вел­ся на по­доб­ные зна­ки вни­ма­ния. Но Оля бы­ла та­кой спо­кой­ной, та­кой доб­ро­же­ла­тель­ной, а имен­но этих ка­честв мне в по­след­нее вре­мя ка­та­стро­фи­че­ски не хва­та­ло в жене. В об­щем, мы ста­ли лю­бов­ни­ка­ми. Пы­та­ясь най­ти се­бе оправ­да­ние, рас­суж­дал так: «Ри­та все рав­но по­сто­ян­но об­ви­ня­ет ме­ня в невер­но­сти, так пусть уж для ее об­ви­не­ний бу­дут ре­ре аль­ные ос­но­ва­ния». Неред­ко, что­бы из­бе­жать оче­ред­ной се­мей­ной раз­бор­ки, в вы­ход­ные то­же сбе­гал из до­ма под ка­ким­ни­будь пред­ло­гом и ехал к Оль­ге. Не столь­ко ра­ди сек­са, сколь­ко для то­го что­бы хоть па­ру ча­сов от­дох­нуть у нее ду­шой. Ка­кие чув­ства ис­пы­ты­вал к сво­ей лю­бов­ни­це? По­жа­луй, од­но­един­ствен­ное — го­ря­чую бла­го­дар­ность за те ми­ну­ты ти­ши­ны и по­коя, ко­то­рые она мне да­ри­ла. Сла­ва бо­гу, же­на об Оли­ном су­ще­ство­ва­нии да­же не по­до­зре­ва­ла, за­то все силь­нее рев­но­ва­ла к зна­ко­мым ей жен­щи­нам. Во вре­мя од­но­го из скан­да­лов кто-то по­зво­нил на мой мо­биль­ный. Преж­де чем на­жать кноп­ку со­еди­не­ния, ма­ши­наль­но взгля­нул на дис­плей — но­мер на нем вы­све­тил­ся незна­ко­мый. Ри­та сра­зу же пе­ре­ста­ла кри­чать — ей бы­ло ин­те­рес­но, кто мне зво­нит и о чем ста­нем бе­се­до­вать. Боль­ше все­го в ту ми­ну­ту хо­те­лось уй­ти в ван­ную и вклю­чить там во­ду, что­бы же­на не мог­ла под­слу­шать раз­го­вор. Но по­ни­мал: ес­ли так по­ступ­лю, только по­до­лью мас­ла в огонь ее рев­но­сти. К то­му же знал, что Оля не ста­нет ме­ня под­став­лять, а дру­гих звон­ков не бо­ял­ся. По­это­му остал­ся в го­сти­ной. При­жал те­ле­фон к уху: — Ал­ло, я слу­шаю. — Кто? — спро­си­ла же­на, со злым блес­ком в гла­зах. Ес­ли бы и хо­тел, все рав­но не смог бы от­ве­тить на во­прос, по­то­му что в труб­ке раз­да­ва­лись лишь сдав­лен­ные ры­да­ния и нечле­но­раз­дель­ные воз­гла­сы. —Ни­че­го не по­ни­маю! — бурк­нул раз­дра­жен­но. —

Еле­на, счаст­ли­ва во вто­ром бра­ке «По­обе­щай, что бу­дешь счаст­ли­ва», – про­сил муж, уми­рая. Да­ла обе­ща­ние... И вы­шло так, что вы­пол­ни­ла

Го­во­ри­те внят­но, или... — Во­ло­дя! — я узнал на­ко­нец го­лос Але­ны. — Спе­ци­аль­но вы­шла к со­сед­ке и зво­ню с ее те­ле­фо­на, что­бы Ко­ля не слы­шал. У него об­на­ру­жи­ли... — она про­тяж­но всхлип­ну­ла, — зло­ка­че­ствен­ную опу­холь. Вра­чи ска­за­ли, что уже тре­тья ста­дия и необ­хо­ди­мо сроч­но опе­ри­ро­вать... Я не знаю, что де­лать!!! — Нуж­ны день­ги? — Тре­бу­ю­щей­ся сум­мы у нас нет, но я где-ни­будь до­ста­ну. Ху­же, что Ко­ля на­от­рез от­ка­зал­ся от опе­ра­ции. Го­во­рит, мол, за­чем та­кие рас­хо­ды, ес­ли все рав­но уми­рать. Мо­жет, хоть ты его уго­во­ришь? — Сей­час при­еду! — Ко­му это со­би­ра­ешь­ся вез­ти на­ши се­мей­ные день­ги? — на­бро­си­лась на ме­ня Ри­та, ко­гда я на­жал кноп­ку от­боя. — Од­на из тво­их шлюх за­ле­те­ла и тре­бу­ет баб­ки на аборт? Я стра­даль­че­ски по­тер вис­ки. Гос­по­ди, как же мне на­до­е­ли ее бре­до­вые фан­та­зии! Ведь рань­ше бы­ла ра­зум­ной и вполне адек­ват­ной жен­щи­ной, а те­перь со­всем кры­ша по­еха­ла. С тру­дом по­да­вив же­ла­ние ска­зать жене «па­ру лас­ко­вых», объ­яс­нил: — Это Але­на По­та­по­ва зво­ни­ла. У Ни­ко­лая на­шли рак. Тре­тья ста­дия. — Зна­чит, он бо­лен и как му­жик уже ни­че­го не мо­жет? Ага! И Ален­ка ре­ши­ла сроч­но най­ти ему за­ме­ну! Ну стер­ва, еще и день­ги за свое рас­пут­ство тре­бу­ет. Мог­ла бы дать те­бе бес­плат­но, по-дру­же­ски... Тут уже я ни­как не смог сдер­жать­ся. — Ты хоть са­ма слы­шишь, что го­во­ришь?! — за­орал, сры­вая го­лос. — У тво­ей по­дру­ги та­кое го­ре, а ты, вме­сто то­го что­бы ей по- со­чув­ство­вать, по­решь несу­свет­ную чушь! Те­бе к пси­хи­ат­ру схо­дить нуж­но! — А те­бе — к сек­со­па­то­ло­гу! — брыз­жа слю­ной, за­виз­жа­ла Ри­та, по­те­ряв над со­бой вся­кий кон­троль. — Пусть вы­ле­чит те­бе бе­шен­ство чле­на, мо­жет, то­гда пе­ре­ста­нешь тра­хать все, что дви­жет­ся! Она еще что-то кри­ча­ла мне вслед, ко­гда я спус­кал­ся в лиф­те. Только на ули­це об­на­ру­жил, что вы­бе­жал в до­маш­них тап­ках, но воз­вра­щать­ся не стал. Но­че­вать остал­ся у По­та­по­вых. До утра про­го­во­рил с Ни­ко­ла­ем и су­мел-та­ки уго­во­рить его на опе­ра­цию. Ко­гда утром за­ехал до­мой, что­бы пе­ре­одеть­ся пе­ред ра­бо­той, Ри­та рас­пла­ка­лась, ста­ла про­сить про­ще­ния. Го­во­ри­ла, что вче­ра ве­ла се­бя так мерз­ко, по­то­му что очень ме­ня лю­бит и бо­ит­ся по­те­рять, и что боль­ше ни­ко­гда в жиз­ни по­доб­ное не по­вто­рит­ся. Очень хо­те­лось ей ве­рить, к то­му же ме­ня дав­но му­чи­ло чув­ство ви­ны из-за свя­зи с Оль­гой, по­это­му кив­нул: — Про­еха­ли. Кто ста­рое по­мя­нет, то­му глаз вон! По­та­по­вы бы­ли мо­и­ми дру­зья­ми, и я не мог оста­вить их в бе­де. Во вся­ком слу­чае, де­лал все, что бы­ло в мо­их си­лах: на­ве­щал Ни­ко­лая в боль­ни­це, че­рез дру­зей до­ста­вал ред­кие ле­кар­ства, по­сле се­ан­сов хи­мио­те­ра­пии вы­пол­нял функ­ции си­дел­ки, что­бы дать Алене хоть несколь­ко ча­сов по­спать. Я вос­хи­щал­ся тем, как му­же­ствен­но она бо­рет­ся за жизнь му­жа. Только один раз поз­во­ли­ла се­бе сла­би­ну (ко­гда по­зво­ни­ла мне по те­ле­фо­ну, что­бы со­об­щить страш­ную но­вость), но по­том дер­жа­лась стой­ким оло­вян­ным сол­да­ти­ком, хо­тя я знал, что ей неимо­вер­но тя­же­ло — и фи­зи­че­ски, и пси­хо­ло­ги­че­ски. Чув­ство­вал, как в серд­це за­рож­да­ет­ся но­вое чув­ство к Алене — го­раз­до бо­лее глу­бо­кое и силь­ное, чем про­сто друж­ба и вос­хи­ще­ние, од­на­ко за­пре­щал се­бе об этом ду­мать. Ри­та сво­е­го обе­ща­ния не сдер­жа­ла и про­дол­жа­ла пе­ри­о­ди­че­ски устра­и­вать сце­ны рев­но­сти. Но ес­ли рань­ше под по­до­зре­ние по­па­да­ли все, то те­перь объ­ек­том ее на­па­док ста­ла ис­клю­чи­тель­но Але­на. — Ты так мно­го вре­ме­ни про­во­дишь у По­та­по­вых... Мо­жет, во­об­ще лучше к ним пе­ре­се­лить­ся? — за­яви­ла как-то же­на. — Очень удоб­но: днем уха­жи­ва­ешь за боль­ным Ко­лей, а по но­чам убла­жа­ешь здо­ро­вую Але­ну. Я то­гда еле сдер­жал­ся, что­бы не уда­рить Ри­ту. Ни­ко­лай про­жил по­сле опе­ра­ции все­го семь ме­ся­цев, а по­том его не ста­ло. Це­лый год по­сле смер­ти Ко­ли я чув­ство­вал се­бя как ви­тязь на рас­пу­тье. В мо­ей жиз­ни бы­ли три жен­щи­ны: же­на — пер­вая лю­бовь, мать мо­е­го ре­бен­ка и жен­щи­на, с ко­то­рой про­жил два­дцать от­но­си­тель­но счаст­ли­вых лет, Оль­га, с ко­то­рой от­ды­хал ду­шой, и Але­на — вдо­ва дру­га, о ко­то­рой ду­мал те- перь по­сто­ян­но. По­ни­мал: у это­го урав­не­ния с тре­мя неизвестными есть только од­но вер­ное ре­ше­ние. Но не мог его най­ти. Судь­ба са­ма да­ла под­сказ­ку. Од­на­ж­ды днем за­ехал до­мой за за­бы­ты­ми до­ку­мен­та­ми и за­стал су­пру­гу в по­сте­ли с незна­ко­мым му­жи­ком. Мол­ча про­шел на кух­ню и стал пить про­тив­ную теп­лую во­ду пря­мо из чай­ни­ка. Вско­ре по­яви­лась Ри­та, уже в ха­ла­те. Ви­ди­мо, ре­шив, что луч­шая за­щи­та — на­па­де­ние, она ис­те­рич­но за­кри­ча­ла: — А по­че­му те­бе мож­но, а мне нель­зя?! Я то­же жи­вой че­ло­век и хо­чу люб­ви! — Бог в по­мощь, — ска­зал я и, быст­ро со­брав свои ве­щи, уехал к Оль­ге. Она ста­ла со­би­рать ужин, но вы­гля­де­ла ка­кой-то непри­выч­но по­дав­лен­ной. — Во­ва, ты на мне все рав­но не же­нишь­ся, — ска­за­ла, сму­щен­но от­во­дя взгляд. — А быв­ший со­курс­ник ме­ня за­муж по­звал... Он хо­ро­ший... Мо­жет, еще смо­гу ре­бе­ноч­ка ро­дить... Я креп­ко об­нял ее: — Спа­си­бо, Олень­ка, те­бе за все! Будь счаст­ли­ва! Ко­гда вы­шел на ули­цу, за­зво­нил мо­биль­ный. Серд­це да­ло сбой — Але­на! — Во­лодь, у вас все в по­ряд­ке? — спро­си­ла она. — А то мне нехо­ро­ший сон про те­бя при­снил­ся... — Не все. Я от Ри­ты ушел. Сей­час ду­маю, ку­да ехать — в го­сти­ни­цу или в офи­се пе­ре­кан­то­вать­ся, по­ка жи­лье сни­му. — Ес­ли хо­чешь, мо­жешь ко мне при­е­хать, — ска­за­ла она по­сле дол­гой па­у­зы. И я при­е­хал, что­бы остать­ся на­все­гда. За те один­на­дцать лет, что мы вме­сте, убе­дил­ся: при­нял един­ствен­но пра­виль­ное ре­ше­ние!

Вла­ди­мир, же­нил­ся на вдо­ве дру­га Я при­е­хал к Алене, что­бы остать­ся с ней на­все­гда. Убеж­ден, что при­нял то­гда един­ствен­но вер­ное ре­ше­ние

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.