Агата для Игната

Вдруг я за­ме­ти­ла эту па­роч­ку... Что они вы­тво­ря­ли, жуть! Рез­ви­лись на лу­жай­ке, как де­ти ма­лые! А ведь оба – уже по­жи­лые лю­ди!

Moja Sudba - - Калейдоскоп - Га­ли­на

Êо­гда по­гиб­ли на­ши ро­ди­те­ли, мне бы­ло во­сем­на­дцать, а мо­е­му бра­ту Иг­на­ту — че­тыр­на­дцать. Все тя­го­ты по вос­пи­та­нию млад­шень­ко­го лег­ли на мои пле­чи. Я ста­ра­лась быть для него и ма­мой, и па­пой, и луч­шим дру­гом.

За­муж вы­шла толь­ко в трид­цать пять. Рань­ше как-то не скла­ды­ва­лось. Впро­чем, с су­пру­гом про­жи­ла со­всем недол­го, мы раз­ве­лись. Да и де­тей у нас не бы­ло. По­это­му всю свою нерас­тра­чен­ную любовь на­пра­ви­ла на лю­би­мо­го брат­ца. Мы с Иг­на­том по­се­ли­лись в ро­ди­тель­ском до­ме, ко­то- рый поз­же уже до­стро­и­ли са­ми. В од­ной по­ло­вине я, в дру­гой — брат с же­ной. Его Ксе­ния мне ни­ко­гда не нра­ви­лась. Ка­за­лась несе­рьез­ной, да­же вет­ре­ной. Но он лю­бил ее — при­шлось сми­рить­ся. А по­том же­нуш­ка Игната за­гу­ля­ла, за­бра­ла доч­ку и сва­ли­ла к ка­ко­му-то «прын­цу» в сто­ли­цу.

И опять мы оста­лись вдво­ем. Оба еще не ста­рые, но тем не ме­нее оди­но­кие. Все за­бо­ты о лю­би­мом бра­те я сно­ва взя­ла на се­бя. И го­то­ви­ла ему, и сти­ра­ла, и на его по­ло­вине уби­ра­ла. Ве­че­ра про­во­ди­ли то у ме­ня, то у него — смот­ре­ли те­ле­ви­зор, об­ща­лись, ча­ев­ни­ча­ли. Утром вска­ки­ва­ла ни свет ни за­ря, со­ору­жа­ла

зав­трак и нес­ла нена­гляд­но­му Иг­на­ше. Не жизнь, а идил­лия! А не так дав­но Иг­нат ку­пил се­бе кру­той но­ут­бук. — И за­чем он те­бе ну­жен? — уди­ви­лась я. — Что­бы ид­ти в но­гу со вре­ме­нем! — за­явил бра­тец. — Глу­по­сти! — от­ре­а­ги­ро­ва­ла недо­воль­но. Слов­но чув­ство­ва­ла, что эта без­душ­ная до­ро­гу­щая ма­ши­на ста­нет меж­ду на­ми. Так и слу­чи­лось. — Вот, бра­тиш­ка, смот­ри, ка­ких пи­ро­гов на­пек­ла! Да­вай чай пить. — Ага! Он по­ло­жил се­бе в та­рел­ку несколь­ко штук и сно­ва уста­вил­ся в мо­ни­тор. — Ты со­всем мне не уде­ля­ешь вни­ма­ния! — Се­ст­рен­ка, не оби­жай­ся! Про­сто… как бы те­бе это объ­яс­нить? Там, в Се­ти, на­шел мас­су но­вых дру­зей… — И они за­ме­ни­ли те­бе ме­ня? — спро­си­ла оби­жен­но. — Не глу­пи! Ни­че­го не из­ме­ни­лось, — Иг­нат вы­клю­чил ком­пью­тер и усел­ся ря­дом. — Так, что у те­бя на ра­бо­те? — спро­сил, изоб­ра­зив за­ин­те­ре­со­ван­ность... И опять мы си­де­ли вме­сте, и сно­ва я бы­ла счаст­ли­ва. Од­на­ко че­рез ме­сяц за­ме­ти­ла, как силь­но из­ме­нил­ся брат. — Се­го­дня за­дер­жусь по­сле ра­бо­ты! — пре­ду­пре­дил он од­на­жды утром и по­че­му-то по­крас­нел, как рак. — Ужи­най са­ма, не жди ме­ня. «Стран­но! — по­ду­ма­ла я, рань­ше та­ко­го не бы­ва­ло». А по­том его опоз­да­ния ста­ли нор­мой. Это очень бес­по­ко­и­ло. В кон­це кон­цов я да­же по­жа­ло­ва­лась по­дру­ге. — Хоть бы Иг­на­ша не свя­зал­ся с ка­кой-ни­будь де­ви­цей лег­ко­го по­ве­де­ния! — Га­ли­на, ты в сво­ем уме? Сколь­ко тво­е­му брат­цу лет? — Ну-у-у… — про­тя­ну­ла я. — Со­рок де­вять ско­ро…

— Вот имен­но! И какая де­ви­ца на него клю­нет? — Рас­пут­ная! — за­ора­ла ни с то­го ни с се­го. — Они, эти са­мые де­ви­цы, де­нег сто­ят. И нема­лых… — Ко­неч­но! — со­гла­си­лась я. — Че­го и бо­юсь! Еще нач­нет ве­щи из до­му вы­но­сить и про­да­вать! — Так ты ин­вен­та­ри­за­цию про­ве­ди и все ба­рах­ло про­ну­ме­руй! — усмех­ну­лась Зи­на­и­да. — Не ду­ри, Гал­ка… По­том по­яви­лись но­вый оде­ко­лон и фир­мен­ные джин­сы... Даль­ше — пол­ней­шее неже­ла­ние де­лить­ся со мной сво­и­ми проблемами... И я ре­ши­ла про­сле­дить! В то вос­кре­се­нье Иг­нат ска­зал, что пой­дет по де­лам. Ну и по­то­па­ла сле­дом за ним, дер­жась на при­лич­ном рас­сто­я­нии, ра­зу­ме­ет­ся. Брат во­шел в парк и устре­мил­ся вглубь ал­леи. Я — сле­дом, но в ка­кой-то мо­мент (ста­рая ка­ло­ша!) за­зе­ва­лась и по­те­ря­ла его из ви­ду. При­шлось ры­са­чить по пар­ку, за­гля­ды­вать в ка­феш­ки, мчать­ся к пру­ду... Но брат­ца ни­где не бы­ло! И вдруг уви­де­ла: мой Иг­на­ша рез­вил­ся на по­ляне. Да, да, имен­но рез­вил­ся, в пря­мом смыс­ле сло­ва! Вме­сте с ка­кой-то тет­кой. Они так увлек­лись друг дру­гом, что да­же не за­ме­ти­ли ме­ня! По­том пря­мо на ал­лей­ку за­еха­ло так­си, па­роч­ка усе­лась в него и ука­ти­ла. А несчаст­ная сест­ра (то есть я) оста­лась ры­дать за ку­сти­ком. «Бро­сил ме­ня! Про­ме­нял на эту ба­бу! Жизнь по­те­ря­ла смысл!» — за­ла­мы­ва­ла ру­ки в от­ча­я­нии. Стем­не­ло, а брат все не воз- вра­щал­ся. Его мо­биль­ник был от­клю­чен. Я тоск­ли­во смот­ре­ла в ок­но… И тут вдруг вспом­ни­ла, что недав­но Иг­нат го­во­рил по те­ле­фо­ну с ка­кой-то Ага­той. Это имя то­гда по­че­му-то по­ка­за­лось мне зна­ко­мым. «Хо­тя… Раз­ве у нор­маль­ной жен­щи­ны мо­жет быть та­кое иди­от­ское имя?! — по­ду­ма­ла с пре­зре­ни­ем. — На­шел се­бе ка­ку­ю­то… Ви­дать, чок­ну­тую…» И опять по­зво­ни­ла по­друж­ке — по­жа­ло­вать­ся на жизнь. — Га­лоч­ка, он влю­бил­ся! Это же пре­крас­но! — вос­клик­ну­ла Зин­ка. — А я как же? — всхлип­ну­ла горь­ко. — Так и ты най­ди ко­го­ни­будь и то­же влю­бись!

— А где мне ис­кать, спра­ши­ва­ет­ся? — не уни­ма­лась я. — Где хо­чешь! Влю­бись, ду­ра! — жест­ко по­вто­ри­ла Зи­на. Позд­ним ве­че­ром оби­да вы­плес­ну­лась в сло­ва, сло­ва са­ми сли­лись в строч­ки, и по­лу­чил­ся стих, на­ив­ный, но пол­ный го­ря и от­ча­я­ния: «Есть у ме­ня брат по име­ни Иг­нат. Жи­ли мы с ним ду­ша в ду­шу, по­ка Агата все не на­ру­ши­ла. Те­перь это про­сто ка­кой-то ад! Ви­дать, по­ме­шал­ся мой брат Иг­нат. И на ком?! Это да­же смеш­но, ей-бо­гу! Упер­ся в ду­ру-Ага­ту ро­гом! А о сест­ре за­был со­вер­шен­но! По­ра и мне влю­бить­ся, на­вер­но…» Утром бра­тец во­шел ко мне в ком­на­ту и дол­го с удив­ле­ни­ем рас­смат­ри­вал ли­сток с мо­им сти­хо­тво­ре­ни­ем.

— Хм… Пуш­кин нерв­но ку­рит в сто­рон­ке! Кста­ти, от­ку­да ты зна­ешь, как зо­вут… — Эту ста­ру­ху? — Ха! Она — твоя ро­вес­ни­ца! Вы­хо­дит, и ты ста­ру­ха? — Не ха­ми! Знаю, и все! — Кста­ти, зав­тра у нас го­сти, — вста­вил Иг­на­ша. — Кто? — Агата с бра­том! — Это еще за­чем? На кой они сю­да при­прут­ся?! — По­об­щать­ся. — Я не об­ща­юсь с незна­ко­мы­ми людь­ми! — А вы зна­ко­мы… — В смыс­ле? — В смыс­ле — сюр­приз... Хоть я и упи­ра­лась, но ужин все же при­го­то­ви­ла. Ве­че­ром к нам за­яви­лись та са­мая тет­ка и до­воль­но-та­ки при­ят­ный муж­чи­на при­бли­зи­тель­но мо­е­го воз­рас­та. Он улыб­нул­ся и пред­ста­вил­ся: — Ар­нольд… Не узна­ешь? А пом­нишь ле­то семь­де­сят де­вя­то­го? Пи­о­нер­ла­герь, тре­тий от­ряд… Двой­няш­ки Агата и Ноль­дик и их по­друж­ка Га­ля… На­бег на кол­хоз­ный сад, страш­ный сто­рож с иво­вым пру­том… Ну, пом­нишь? Ве­чер про­шел пре­крас­но. Мы без­за­бот­но бол­та­ли, вспо­ми­на­ли про­шлое, шу­ти­ли, сме­я­лись... Ко­гда го­сти ушли, Иг­нат тор­же­ствен­но про­из­нес: — Да бу­дет те­бе из­вест­но, до­ро­гая сест­ра, Ар­нольд уже мно­го лет не же­нат. — И что с то­го? — за­паль­чи­во вос­клик­ну­ла я, чув­ствуя, что крас­нею. — Мне это ни ка­пель­ки не ин­те­рес­но! — Да ни­че­го, вы про­сто друг с дру­га глаз не сво­ди­ли… В вос­кре­се­нье я еду к ним на да­чу. Что ты на это ска­жешь? — Что? То­же хо­чу! — Вот и лад­нень­ко! По­ка бу­дем дру­жить се­мья­ми, а даль­ше по­смот­рим…

Га­ли­на, стар­шая сест­ра Игната Да, по­жа­луй, по­дру­га пра­ва. Влюб­лен­ность – пре­крас­ное сред­ство от оди­но­че­ства, те­перь в этом не со­мне­ва­юсь

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.