Вре­мя ПЕ­РЕ­МЕН

Те­перь я знаю: не сто­ит бо­ять­ся из­ме­не­ний в жиз­ни. И вы­хо­да на пен­сию – то­же!

Moja Sudba - - Калейдоскоп - Иван­на

Óа­ме­ри­кан­цев есть иди­о­ма: happy daily routine, что в до­слов­ном пе­ре­во­де озна­ча­ет «счаст­ли­вая по­все­днев­ная ру­ти­на». Я не зна­ла, что до­слов­ный пе­ре­вод мо­жет весь­ма от­ли­чать­ся от ре­аль­но­го смыс­ла, ко­то­рый вкла­ды­ва­ют в вы­ра­же­ние но­си­те­ли язы­ка, по­это­му фра­за все­гда ка­за­лась мне стран­ной — раз­ве ру­ти­на мо­жет быть счаст­ли­вой?! Но ко­гда на ме­ня вдруг по­сы­па­лись несча­стья, как го­рох из ды­ря­во­го меш­ка, вы­яс­ни­лось, что еще как мо­жет! Все на­ча­лось с то­го, что ди­рек­тор вы­звал ме­ня и со­об­щил о со­кра­ще­нии. — На­ша фир­ма сей­час пе­ре­жи­ва­ет не луч­шие вре­ме­на, а по­то­му со­дер­жать штат из трех бух­гал­те­ров, ко­гда со всей ра­бо­той мо­жет спра­вить­ся один, счи­таю нерен­та­бель­ным, — объ­яс­нял он, по­ка я, как ры­ба, вы­бро­шен­ная на бе­рег, су­до­рож­но хва­та­ла ртом воз­дух. — Но ведь мне до пен­сии оста­лось все­го пол­то­ра го­да, — про­сто­на­ла, об­ре­тя на­ко­нец дар ре­чи. — Иван­на Пет­ров­на, не да­ви­те на жа­лость, — по­мор­щил­ся шеф. — Тем бо­лее я ведь не с зав­траш­не­го дня вас уволь­няю. А с

ва­шей в ква­ли­фи­ка­ци­ей за те два д ме­ся­ца, что бу­де­те у нас до­ра­ба­ты­вать, д обя­за­тель­но най­де­те н се­бе но­вое ме­сто. Не Н со­мне­ва­юсь. Оп­ти­ми­сти­че­ские О пред­ска­за­ния с ди­рек­то­ра раз­би­лись б о сте­ну су­ро­вой ре­аль­но­сти. Разо­сла­ла по элек­трон­ке свое ре­зю­ме в де­сят­ки фирм, где тре­бо­вал­ся бух­гал­тер, но не по­лу­чи­ла ни од­но­го (!) от­ве­та. То­гда ста­ла их об­зва­ни­вать. Од­на­ко по­тен­ци­аль­ные ра­бо­то­да­те­ли, услы­шав, что мне уже пять­де­сят шесть, да­же не тру­ди­лись веж­ли­во по­обе­щать, что пе­ре­зво­нят поз­же, — сра­зу за­яв­ля­ли, что я им не под­хо­жу. Бы­ло очень обид­но и горь­ко ощу­щать се­бя невос­тре­бо­ван­ной, вы­бро­шен­ной за борт жиз­ни. По­это­му что­бы не впасть в де­прес­сию, за­ня­лась ауто­тре­нин­гом. «Ни­ка­кой ка­та­стро­фы не про­изо­шло, — убеж­да­ла се­бя. — По­ду­ма­ешь, уй­ду на пен­сию до­сроч­но, толь­ко и все­го! На­ко­нец-то хоть вы­сплюсь! Фи­нан­со­во ста­нет по­тя­же­лее, но не фа­таль­но — у Юры непло­хая зар­пла­та, вдво­ем на нее вполне мож­но про­жить. При­дет­ся, ко­неч­но, немно­го за­тя­нуть по­я­са, од­на­ко го­ло­дать точ­но не бу­дем». И тут муж пре­под­нес мне сюр­приз, а вер­нее, на­нес но­вый удар. Нет, Юру не со­кра­ти­ли и не вы­пер­ли на за­слу­жен­ный от­дых. Все бы­ло еще ху­же — в шесть­де­сят лет его за­поз­да­ло на­крыл пре­сло­ву­тый кри­зис сред­не­го воз­рас­та, и су­пруг ушел от ме­ня к трид­ца­ти­лет­ней ас­пи­рант­ке. Ес­ли о сво­ей пер­вой бе­де я доч­ке (Ок­са­ноч­ка за­му­жем и жи­вет от­дель­но) ни­че­го не го­во­ри­ла, то скрыть от нее пред­сто­я­щий раз­вод не смог­ла. Она по­оха­ла и по­воз­му­ща­лась в труб­ку (па­ру раз да­же с упо­треб­ле­ни­ем ненор­ма­тив­ной лек­си­ки), а по­том по­мча­лась к от­цу — оче­вид­но, взы­вать к его со­ве­сти и уго­ва­ри­вать не де­лать глу­по­стей. Ко мне при­е­ха­ла уже в де­ся­том ча­су ве­че­ра. По вы­ра­же­нию доч­ки­но­го ли­ца я сра­зу по­ня­ла, что ее ми­ро­твор­че­ская мис­сия про­ва­ли­лась. — Там все так за­пу­ще­но... — со­об­щи­ла она сер­ди­то. — Па­па со­всем оду­рел от сча­стья, на него ни­ка­кие ар­гу­мен­ты не дей­ству­ют. К то­му же эта его Ал­лу­ся бе­ре­мен­на, пред­став­ля­ешь? — Пред­став­ляю, — вздох­ну­ла я и раз­ры­да­лась. — Ма­муль, ну ты че­го? Пе­ре­стань! — ис­пу­га­лась Ок­сан­ка, впер­вые ви­дев­шая ме­ня пла­чу­щей. — Ведь не­да­ром го­во­рят: что ни де­ла­ет­ся — все к луч­ше­му! — Мо­жет, ка­кие-то из­ме­не­ния и к луч­ше­му, — всхлип­ну­ла я. — Но та­кие, как у ме­ня, — вряд ли. Как ска­зал Кон­фу­ций, не дай вам Бог жить в эпо­ху пе­ре­мен! — А нам Кон­фу­ций не указ! Мы са­ми с уса­ми! Вот уви­дишь, все бу­дет хо­ро­шо! Со­би­рай­ся... — Ку­да на ночь гля­дя? — По­едем в клуб ту­сить! — Ты что? Ка­кой клуб в мои пять­де­сят шесть?! — Там толь­ко фей­с­кон­троль есть, а огра­ни­че­ний по воз­рас­ту нет, — воз­ра­зи­ла Ок­сан­ка. — С та­ким фей­сом ме­ня все рав­но не пу­стят, — ска­за­ла, груст­но по­ко­сив­шись на свое от­ра­же­ние в зер­каль­ной по­верх­но­сти шка­фа­ку­пе. — М-да, ви­док у те­бя сей­час не очень, — при­зна­ла мою право­ту доч­ка. — По­хо­жа на осли­ка Иа-Иа, по­те­ряв­ше­го хвост. Зна­чит, по­сту­па­ем та­ким об­ра­зом: зав­тра с са­мо­го утра от­прав­ля­ем­ся в са­лон кра­со­ты и де­ла­ем те­бе пол­ный «тю­нинг». За­тем — на шо­пинг за об­нов­ка­ми. А по­том — кра­си­вые, на­ряд­ные и с от­лич­ным на­стро­е­ни­ем — в клуб. Хо­тя нет, до клу­ба еще в ту­ра­гент­ство за­едем и ку­пим нам с то­бой пу­тев­ки ку­да-ни­будь, где еще ле­то. Ку­да ты боль­ше хо­чешь — в Тур­цию или в Еги­пет? А мож­но на Кипр мах­нуть — там то­же сей­час теп­ло. — Ок­са­на, ка­кой тю­нинг, ка­кие об­нов­ки, ка­кой Кипр? Мне ведь се­рую зар­пла­ту пла­ти­ли, так что пен­сия бу­дет не боль­ше двух ты­сяч. Те­перь при­дет­ся каж­дую ко­пей­ку счи­тать, — по­пы­та­лась осту­дить доч­кин пыл. Од­на­ко она осту­жать­ся не по­же­ла­ла и вос­клик­ну­ла еще с боль­шей го­ряч­но­стью: — Ни­че­го, ма­моч­ка! Мо­ей за­нач­ки на все хва­тит, а ты по­том, ес­ли что, ча­стя­ми от­дашь. — С че­го от­да­вать? — Толь­ко не го­во­ри, что со­би­ра­ешь­ся це­лы­ми дня­ми смот­реть се­ри­а­лы или си­деть со ста­руш­ка­ми­со­сед­ка­ми на ла­воч­ке у подъ­ез­да! С тво­им де­я­тель­ным ха­рак­те­ром обя­за­тель­но най­дешь ка­кое-ни­будь при­быль­ное за­ня­тие! — На­при­мер? — неве­се­ло усмех­ну­лась я. — На­при­мер, печь тор­ты на за­каз. Я вкус­нее тво­е­го ко­фей­но­го в жиз­ни не ела. Тем бо­лее что те­бе очень нра­вит­ся это де­ло... Са­ма по­ду­май, как здо­ро­во — по­лу­чать кайф и день­ги од­но­вре­мен­но! — А что, мож­но по­про­бо­вать, — про­тя­ну­ла без осо­бой уве­рен­но­сти. — Не мож­но, а нуж­но! Вот вер­нем­ся с мо­ря, и с но­вы­ми си­ла­ми вста­нешь к «мар­те­ну». А я те­бе бу­ду за­каз­чи­ков под­го­нять... — Ты прав­да ду­ма­ешь, что у ме­ня по­лу­чит­ся? — Уве­ре­на на все сто! ...На сле­ду­ю­щий день доч­ка та­ки за­та­щи­ла ме­ня в па­рик­ма­хер­скую. Ко­гда мастер уса­ди­ла в крес­ло и спро­си­ла, что бу­дем де­лать, от­ве­ти­ла Ок­са­на: — Сде­лай­те из мо­ей ма­мы по­тря­са­ю­щую кра­са­ви­цу. Де­вуш­ка с улыб­кой кив­ну­ла и при­ня­лась кол­до­вать над мо­и­ми во­ло­са­ми. Я при­кры­ла гла­за, а ко­гда че­рез час их от­кры­ла, на ме­ня из зер­ка­ла смот­ре­ла не невзрач­ная тет­ка с пе­гим хво­сти­ком на за­тыл­ке, а яр­кая блон­дин­ка с ко­рот­кой стиль­ной стриж­кой. Мо­жет, «по­тря­са­ю­щей кра­са­ви­цей» я и не ста­ла, но лет на де­сять по­мо­ло­де­ла — это точ­но. С тех пор про­шел ров­но год. Мое хоб­би при­но­сит весь­ма непло­хой до­ход, и дочь под­би­ва­ет ме­ня от­крыть неболь­шое ка­фе, тем бо­лее что кон­ди­те­ра и бух­гал­те­ра на­ни­мать не при­дет­ся. Зав­тра сно­ва ле­чу на Кипр, но не с Ок­сан­кой, а... с лю­би­мым муж­чи­ной. Кон­фу­ций был, ко­неч­но, очень муд­рым че­ло­ве­ком, но ведь у ки­тай­цев есть еще и та­кая по­сло­ви­ца: «Человек, ко­то­рый по­чув­ство­вал ве­тер пе­ре­мен, дол­жен стро­ить не щит от вет­ра, а вет­ря­ную мель­ни­цу». Я с этим со­глас­на це­ли­ком и пол­но­стью!

Ок­са­на, взрос­лая дочь Иван­ны Как ни стран­но, но раз­вод и уволь­не­ние с ра­бо­ты по­шли ма­му­ле на поль­зу. Ее жизнь яв­но из­ме­ни­лась к луч­ше­му

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.