И все же ве­чер УДАЛ­СЯ!

Не­смот­ря ни на что, мы пре­крас­но про­ве­ли вре­мя. А уж по­сме­я­лись... от ду­ши!

Moja Sudba - - Î Òåõ, Êîìó Çà... - Ан­на

Вик­тор, муж Ан­ны Ес­ли до­ро­жишь сво­ей се­мьей, луч­ше не обост­рять раз­но­гла­сия, а пе­ре­во­дить их в плос­кость шут­ки

Ïо­че­му па­мять под­су­ну­ла эти вос­по­ми­на­ния имен­но сей­час? На­вер­ное, по ас­со­ци­а­ции. Про­сто гу­ля­ли ве­че­ром с му­жем на Вла­ди­мир­ской гор­ке, лю­бо­ва­лись ог­ня­ми ве­чер­не­го го­ро­да, шу­ти­ли, сме­я­лись... Со­всем как то­гда, в мар­те. Толь­ко в тот ве­чер здесь еще ле­жал снег, а нын­че воз­дух на­по­ен осен­ни­ми аро­ма­та­ми. Но не все ли рав­но, осень на ули­це или вес­на, ес­ли лю­дям так хо­ро­шо вме­сте?.. ...Ко­гда бы мы ни хо­ди­ли в те­атр, трид­цать лет на­зад или сей­час, все­гда опаз­ды­ва­ем, и все­гда по мо­ей вине. И хо­тя со­би­рать­ся на­чи­наю за пол­то­ра ча­са до вы­хо­да — в оче­ред­ной раз мчим­ся как уго­ре­лые. Но все-та­ки успе­ва­ем вой­ти в зал за ми­ну­ту до на­ча­ла пред­став­ле­ния. Мел­ки­ми шаж­ка­ми про­дви­га­ем­ся по сво­е­му ря­ду, за­де­вая ко­ле­ни уже си­дя­щих зри­те­лей, и из­ви­ня­ем­ся, из­ви­ня­ем­ся… Фух! На­ко­нец устра­и­ва­ем­ся на сво­их ме­стах и вы­ды­ха­ем. Свет гас­нет, празд­ник на­чи­на­ет­ся… Но я, соб­ствен­но, не об этом хо­те­ла рас­ска­зать. Хо­тя и об этом то­же. Впро­чем, все по по­ряд­ку. Па­ру лет на­зад, за несколь­ко недель до 8 Мар­та, на ра­бо­те раз­да­ва­ли при­гла­си­тель­ные на кон­церт по­пу­ляр­ной в го­ды на­шей мо­ло­до­сти му­зы­каль­ной груп­пы. Это был по­да­рок жен­щи­нам на празд­ник. Ни мне, ни му­жу груп­па ни­ко­гда не нра­ви­лась, и би­ле­ты я не взя­ла. За­чем ид­ти на то, что не лю­бишь? Но на­до от­дать долж­ное: боль­шин­ство на­ших ро­вес­ни­ков в то вре­мя от это­го ан­сам­бля с ума схо­ди­ли — фа­на­те­ли, как те­перь го­во­рит наш се­ми­лет­ний внук. И вот, за три дня до кон­цер­та ко мне по­до­шла мо­ло­дая со­труд­ни­ца, по воз­рас­ту го­дя­ща­я­ся в доч­ки, и пред­ло­жи­ла свои при­гла­си­тель­ные. — Ма­ма долж­на бы­ла при­е­хать на кон­церт, — ска­за­ла она. — Очень лю­бит эту груп­пу. Я хо­те­ла сде­лать ей приятное. Но те­перь она пе­ре­ду­ма­ла, рас­пу­ти­цы ис­пу­га­лась. Возь­ми­те би­ле­ты! Ну что тут ска­жешь… От­ка­зать бы­ло нелов­ко, пла­тить не на­до… «Пред­ло­жу му­жу, — ре­ши­ла я. — Ска­жу, что на­стро­е­на схо­дить ку­да-ни­будь на празд­ник». Со­всем за­си­де­лись до­ма в по­след­нее вре­мя. Рань­ше ча­сто бы­ва­ли в ки­но, в те­ат­ре, на вы­став­ках… Да что там! Каж­дые вы­ход­ные от­прав­ля­лись на про­гул­ку в лес или в бот­сад. А те­перь… Нет, на­до, на­до трях­нуть ста­ри­ной. А еще луч­ше тря­сти ею ре­гу­ляр­но, что­бы не наг­ле­ла и не ду­ма­ла, что она ста­ла на­шей хо­зяй­кой и рас­по­ря­ди­тель­ни­цей. — Хо­ро­шо, спа­си­бо, Алеч­ка! Мы с удо­воль­стви­ем схо­дим, — улыб­ну­лась я. — Жаль, что ва­ша ма­ма не при­е­дет. Су­пруг на­от­рез от­ка­зал­ся ид­ти на кон­церт: — Ой, толь­ко не это! Ты не пред­став­ля­ешь, что нас там ждет. При­дет­ся бе­ру­ши встав­лять, вот уви­дишь! Оно на­до, это из­де­ва­тель­ство?.. — Но по­след­ний раз мы с то­бой хо­ди­ли в те­атр боль­ше го­да на­зад! На твой про­шлый день рож­де­ния! — про­из­нес­ла я с ви­дом за­яд­лой те­ат­рал­ки. — Вот, точ­но! Да­вай луч­ше на ка­кой-ни­будь спек­такль схо­дим вме­сто это­го кон­цер­та. — И на спек­такль то­же схо­дим. А сей­час би­ле­ты уже в ру­ках, не про­па­дать же им. — Ну да, те­бе глав­ное, что­бы ни­че­го не про­па­да­ло, — ска­зал Вик­тор. — Жа­ди­на! — до­ба­вил он уже со сме­хом. — Лад­но, пой­дем, в кон­це кон­цов, Жен­ский день, а ты у ме­ня все-та­ки жен­щин­ка! Да еще лю­би­мая! — я по­до­шла к нему и по­це­ло­ва­ла. — Толь­ко бе­ру­ши не за­будь, — иро­нич­но до­ба­вил муж. Гос­по­ди, на­сколь­ко он ока­зал­ся даль­но­вид­ным! И не­уди­ви­тель­но, ведь не раз бы­вал на по­доб­ных ме­ро­при­я­ти­ях по ра­бо­те (Ви­тя у ме­ня жур­на­лист), а я на та­кие кон­цер­ты хо­дить ни­ко­гда не лю­би­ла. Раз­ве что ес­ли при­ез­жал на гастро­ли кто-то осо­бен­ный: Крис де Бург или Де­мис Рус­сос, на­при­мер… Вот это бы­ли вы­ступ­ле­ния! А тут… Так, про­ход­ной ва­ри­ант. Но все рав­но на­до вый­ти в свет, а то со­всем за­чах­нем… Ра­бо­та, ра­бо­та… А ко­гда же от­ды­хать? В на­шем воз­расте это уже про­сто необ­хо­ди­мо. В озна­чен­ный день, как все­гда, опаз­ды­ва­ли. Но не так силь­но, как обыч­но. По­то­му что успе­ли… Нет, луч­ше не бу­ду за­бе­гать впе­ред. Ко­гда еха­ли на метро, за­ме­ти­ли ре­кла­му кон­цер­та на стек­ле ва­го­на. — Вот ви­дишь! — ска­за­ла му­жу, вы­ра­зи­тель­но гля­нув на него. — Пло­хое ре­кла­ми­ро­вать не ста­нут! Зна­чит, не про­га­да­ли. Те­бе по­нра­вит­ся. Ви­тя мол­ча усмех­нул­ся. Уже у вы­хо­да из метро ка­кой­то муж­чи­на спро­сил, нет ли у нас лишних би­ле­ти­ков. — Вот ви­дишь! — по­вто­ри­ла я и еще бо­лее вы­ра­зи­тель­но по­смот­ре­ла на су­пру­га. По до­ро­ге к кон­церт­но­му за­лу нас несколь­ко раз оста­нав­ли­ва­ли и за­да­ва­ли один и тот же во­прос: — Нет лишних би­ле­ти­ков? — Нет, — от­ве­ча­ла я с гор­дым ви­дом. Вы­со­ко под­няв го­ло­ву, по­до­шла ко вхо­ду, муж то­же при­обод­рил­ся, про­тя­ну­ли кон­тро­ле­ру би­ле­ты… — Хм, хм... — он по­кру­тил их в ру­ках и вы­дал: — Но вам не сю­да, а в Ок­тябрь­ский дво­рец. Мы с Ви­тей пе­ре­гля­ну­лись и в за­ме­ша­тель­стве вы­шли из фойе. Вни­ма­тель­но изу­чи­ли би­ле­ты… Ну и ну! Дей­стви­тель­но, на­до бы­ло ехать в дру­гое ме­сто. — Ты что, не мог по­смот­реть за­ра­нее? — набросилась я на му­жа. — По­вел на кон­церт, на­зы­ва­ет­ся... — Я по­вел?! — уди­вил­ся он. — А кто-о-о?! — во­про­си­ла гроз­но. — Ну лад­но, я. Но то, что нам имен­но сю­да, ска­за­ла ты, — и до­ба­вил с озор­ной улыб­кой: — Эх, луч­ше бы про­да­ли, столь­ко же­ла­ю­щих бы­ло! Я ткну­ла его в бок и рас­хо­хо­та­лась. Кон­церт­ный зал, где вы­сту­па­ла на­ша груп­па, на­хо­дил­ся не так уж и да­ле­ко: де­сять ми­нут на метро, по­том еще де­сять — пеш­ком, а по­сле еще под­нять­ся по вы­со­кой лест­ни­це на са­мую ма­куш­ку го­ро­да… А до на­ча­ла оста­ва­лось семь ми­нут. — Так мо­жет, ну его? — спро­сил Ви­тя. — Я так на­стро­и­лась… А те­перь би­ле­ты про­па­дут… Жал­ко… — Хо­ро­шо, идем, — ре­ши­тель­но про­из­нес су­пруг. — Ну опоз­да­ем немно­го, по­ду­ма­ешь… Нам не при­вы­кать, — под­миг­нул за­го­вор­щиц­ки. — Вре­ди­на! — улыб­ну­лась я и чмок­ну­ла его в ще­ку. — Да вы еще успе­е­те! — «уте­шил» вы­гля­нув­ший вдруг

из-за две­ри кон­тро­лер, и мы с Ви­тей друж­но рас­хо­хо­та­лись, мол, ну да, тут же ру­кой по­дать — за пять остав­ших­ся ми­нут раз­ве не до­бе­рем­ся… Он-то, ко­неч­но, и прав­да мог бы успеть в свои трид­цать с хво­сти­ком, ес­ли бы нес­ся пу­лей, но мы в свои шесть­де­сят… А с дру­гой сто­ро­ны, Ев­ге­ний Оне­гин яв­лял­ся в те­атр в се­ре­дине пред­став­ле­ния, и ни­че­го. Да и мо­нар­шие осо­бы ни­ко­гда не за­мо­ра­чи­ва­лись по по­во­ду опоз­да­ния… ...На кон­церт по­па­ли. Прав­да, пых­те­ли, слов­но два па­ро­во­за, под­ни­ма­ясь по бес­ко­неч­ной лест­ни­це. И би­ле­ти­ки тут ни­кто не спра­ши­вал. На­обо­рот, не­смот­ря на то что все на­ча­лось пол­ча­са на­зад, до сих пор пред­ла­га­ли ку­пить. За­то по­па­лась очень при­ят­ная гар­де­роб­щи­ца, с ко­то­рой мы ми­ло по­бол­та­ли, и в зал нас пу­сти­ли без про­блем. А по­том ме­ня бук­валь­но оглу­ши­ло. Уха­ю­щий звук от ко­ло­нок про­ни­кал пря­мо в сол­неч­ное спле­те­ние, уши за­ло­жи­ло. Вот ко­гда по­жа­ле­ла, что за­бы­ла взять бе­ру­ши. Но что тво­ри­лось с пуб­ли­кой! По­жи­лые лю­ди с жир­ком на пу­зе, склад­ка­ми на бо­ках и се­ди­ной в во­ло­сах хло­па­ли в ла­до­ши, под­пе­ва­ли, ка­ча­ли го­ло­ва­ми в такт му­зы­ке, вы­хо­ди­ли в про­ход тан­це­вать… — Фа­на­те­ют, — ска­за­ла я бла­го­вер­но­му, неволь­но вспом­нив сло­веч­ко вну­ка. — Вить, не­уже­ли всем этим лю­дям та­кое дей­стви­тель­но нра­вит­ся? — Ну ты же ви­дишь, — хо­хот­нул он. — Сно­ва чув­ству­ют се­бя юны­ми. И ты то­же рва­лась сю­да все­ми си­ла­ми… — Рва­лась, но и не по­до­зре­ва­ла, что бу­дет имен­но так. Ко­гда от­зву­чал оче­ред­ной шля­гер и со­лист­ка груп­пы ис­чез­ла за ку­ли­са­ми, на сцене от­ку­да ни возь­мись по­яви­лась тем­но­во­ло­сая тет­ка, су­дя по все­му, под­вы­пив­шая. Она при­ня­лась гром­ко петь, жут­ко фаль­ши­вя, ви­ляя за­дом и раз­ма­хи­вая ру­ка­ми яко­бы в такт яко­бы му­зы­ке. Кто-то за­мер, с удив­ле­ни­ем уста­вив­шись на нее, кто-то хо­хо­тал до ко­ли­ков, а тет­ка про­дол­жа­ла как ни в чем не бы­ва­ло, яв­но до­воль­ная «успе­хом» у пуб­ли­ки. По­том ря­дом с ней воз­ник охран­ник и по­про­сил по­ки­нуть сце­ну. «Ар­тист­ка» от­ка­за­лась. Он стал уго­ва­ри­вать, но не тут-то бы­ло!

Ан­на, лю­бит по­сме­ять­ся и по­шу­тить В жиз­ни хва­та­ет нега­ти­ва. По­это­му к ра­до­сти на­до от­но­сить­ся бе­реж­но, це­нить каж­дую счаст­ли­вую ми­ну­ту

При­ш­лось бед­ня­ге чуть ли не во­ло­ком та­щить са­мо­зва­ную пе­ви­цу — та от­ча­ян­но со­про­тив­ля­лась. Те­перь уже по­ка­ты­вал­ся со сме­ху весь зал. Ко­гда сно­ва за­уха­ли ко­лон­ки и вы­шла со­лист­ка, мы ре­ши­ли: луч­ше по­бу­дем на све­жем воз­ду­хе. Ни­ку­да не то­ро­пясь, спу­сти­лись по лест­ни­це, по­си­де­ли в ка­фе, по­том дол­го бро­ди­ли по Вла­ди­мир­ской гор­ке, вды­хая све­жий за­пах та­ю­ще­го сне­га, лю­бо­ва­лись ог­ня­ми ве­чер­не­го го­ро­да… А уж по­сме­я­лись, вспо­ми­ная по­дроб­но­сти при­клю­че­ния! От ду­ши! — Зна­ешь, я не жа­лею, что по­шла, — ска­за­ла лю­би­мо­му. — Хо­ро­ший по­лу­чил­ся ве­чер! Не­смот­ря ни на что. — Ага, ве­чер юмо­ра, — хо­хот­нул он. Об­нял ме­ня и до­ба­вил: — И я не жа­лею. Ес­ли опять при­не­сешь та­кие би­ле­ты, схо­дим обя­за­тель­но!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.