Два­жды в од­ну ре­ку

Moja Sudba - - Калейдоскоп - Фа­ми­лии и име­на дей­ству­ю­щих лиц из­ме­не­ны

«Фух, успел!» – бро­сил он на хо­ду и, под­хва­тив ме­ня под ру­ку, по­вел в ки­но­те­атр. В зал во­шли, ко­гда свет уже по­гас. Же­ня си­дел так близ­ко, что я с тру­дом мог­ла со­сре­до­то­чить­ся на филь­ме. Но на про­тя­же­нии все­го се­ан­са да­же не при­кос­нул­ся ко мне. «На­вер­ное, ни­че­го у нас не бу­дет», – огор­чи­лась я, од­на­ко, ко­гда ки­но за­кон­чи­лось, па­рень при­гла­сил ме­ня в ка­фе»...

Âре­мя бе­жит неумо­ли­мо, но по­ка ты мо­лод, это не пу­га­ет. Ка­жет­ся, что столь­ко все­го впе­ре­ди! А фи­ниш где-то очень-очень да­ле­ко, за го­ри­зон­том. И сколь­ко не идешь, он не при­бли­жа­ет­ся, а на­обо­рот, слов­но ото­дви­га­ет­ся от те­бя. Жизнь пре­крас­на, уди­ви­тель­на и бес­ко­неч­на, мож­но не то­ро­пить­ся, все успе­ешь. Со­ро­ка­лет­ние ка­жут­ся ста­ри­ка­ми, а уж пя­ти­де­ся­ти­лет­ние и по­дав­но! Но ко­гда сам пре­одо­ле­ва­ешь по­лу­ве­ко­вой ру­беж, вы­яс­ня­ет­ся, что пять­де­сят — не так уж мно­го, да и пять­де­сят пять — не при­го­вор... И вро­де в ду­ше ты все тот же, толь­ко вот пре­сло­ву­тый го­ри­зонт боль­ше не ото­дви­га­ет­ся, а на­обо­рот — с каж­дым днем бли­же и бли­же. По утрам под­ни­мать­ся труд­нее — то там за­бо­лит, то здесь коль­нет. Ча­ще за­гля­ды­ва­ет в го­сти грусть; по­рой без вся­кой ви­ди­мой при­чи­ны на­чи­на­ет­ся внут­рен­няя па­ни­ка — ведь на фи­ниш­ную пря­мую вы­хо­дить со­всем не хо­чет­ся... А еще че­рез ка­кое-то вре­мя при­хо­дит по­ни­ма­ние: ну что дер­гать­ся, раз ни­че­го нель­зя из­ме­нить? На­до на­сла­ждать­ся тем, что есть. И пы­та­ешь­ся убе­дить соб­ствен­ное от­ра­же­ние в зер­ка­ле: «Жен­щине столь­ко лет, на сколь­ко она се­бя чув­ству­ет. Ты еще очень да­же ни­че­го. Да что там, про­сто кра­сот­ка!» А оно смот­рит на те­бя и усме­ха­ет­ся: «Нет смыс­ла об­ма­ны­вать­ся, до­ро­гая. Ста­ре­ешь. Вон сколь­ко мор­щин на фи­зио­но­мии! И шея то­же...» – «Ну да, мор­щи­ны... — со­гла­ша­ешь­ся с тос­кой, но тем не ме­нее про­дол­жа­ешь от­ста­и­вать по­зи­ции: — За­то фи­гу­ра по-преж­не­му строй­ная!» – «Фи­гу­ра фи­гу­рой, но во­ло­сы-то пол­но­стью се­дые!» — слы­шишь в от­вет. «И что? Хо­чешь ска­зать, все луч­шее уже по­за­ди?» — от­ча­ян­но со­про­тив­ля­ешь­ся ты. – «От те­бя за­ви­сит», — не­ожи­дан­но идет на по­пят­ный от­ра­же­ние... Вот так, бе­се­дуя са­ма с со­бой, я и на­ча­ла оче­ред­ной день, при­выч­но за­гля­нув в зер­ка­ло по до­ро­ге из спаль­ни в ван­ную. По­том при­ве­ла се­бя в чув­ство, умыв­шись хо­лод­ной во­дой, и по­шла на кух­ню го­то­вить ко­фе. Кар­да, спо­кой­но си­дев­шая ря­дом со мной во вре­мя се­ан­са до­мо­ро­щен­ной пси­хо­те­ра­пии (слов­но по­ни­ма­ла важ­ность этой про­це­ду­ры для хо­зяй­ки), те­перь ме­та­лась из уг­ла в угол, по­виз­ги­вая и за­гля­ды­вая в гла­за — не мог­ла до­ждать­ся про­гул­ки. — Еще два гло­точ­ка и идем, — по­обе­ща­ла я, до­едая по­след- нюю пе­чень­ку. — Ты же ум­ни­ца, все по­ни­ма­ешь, прав­да? Три го­да на­зад взя­ла со­ба­ку из при­ю­та, и ни на се­кун­ду не по­жа­ле­ла об этом — те­перь я сно­ва спе­ши­ла до­мой, по­то­му что кто-то ме­ня ждал. Сын зво­нил ред­ко. Как и вся мо­ло­дежь нын­че, он очень мно­го ра­бо­тал. Да­же от­ка­зы­вал­ся за­бе­жать на обед в вы­ход­ной. Впро­чем, не толь­ко в за­ня­то­сти де­ло, тут и невест­ка по­ста­ра­лась. Что по­де­лать, мы с Та­ней с са­мо­го на­ча­ла — на раз­ных вол­нах, по­дру­жить­ся нам так и не уда­лось. Да и Бог с ним, глав­ное, что­бы сын был с ней счаст­лив. — Лад­но, идем, — ска­за­ла я, ста­вя чаш­ку в мой­ку, а Кар­да ра­дост­но за­ма­ха­ла хво­стом и с виз­гом по­мча­лась в при­хо­жую. Мы на­пра­ви­лись в бли­жай­ший парк. На­ро­ду в этот ран­ний час бы­ло ма­ло. Со­ба­ка но­си­лась меж­ду де­ре­вья­ми, а я шла по алее, устлан­ной яркими опав­ши­ми ли­стья­ми, ше­ле­стев­ши­ми под но­га­ми. В воз­ду­хе ви­тал вос­хи­ти­тель­ный осен­ний за­пах, небо ка­за­лось без­дон­ным до го­ло­во­кру­же­ния. И вре­мя вдруг по­вер­ну­лось вспять. Вс­пом­ни­лись со­бы­тия трид­ца­ти­лет­ней дав­но­сти... То­гда то­же сто­я­ла осень. Я ре­ши­ла сре­зать до­ро­гу к до­му и за­од­но про­бе­жать­ся че­рез сквер. Влюб­лен­ные па­ры про­гу­ли­ва­лись по ал­лей­кам, де­ти со­би­ра­ли каш­та­ны. Я то­же на­гну­лась, что­бы под­нять рас­ко­лов­ший­ся зе­ле­ный ежик (до сих люб­лю их в ку­лач­ке сжи­мать — так при­ят­но!), и тут ка­кой­то пес на­ле­тел на ме­ня и чуть не сбил с ног. — Ду­ся, ко мне! — по­слы­шал­ся муж­ской го­лос, но со­ба­ка и не ду­ма­ла слу­шать­ся, кру­ти­лась ря­дом со мной и но­ро­ви­ла лиз­нуть в ли­цо. — Да что ж ты де­ла­ешь! — хо­зя­ин по­до­шел к нам и схва­тил ее за ошей­ник. — Ни­че­го страш­но­го. Я люб­лю со­бак, — улыб­ну­лась и по­тре­па­ла Ду­сю по хол­ке. — По­хо­же, вы ей по­нра­ви­лись. Она очень об­щи­тель­ная, но при­ста­вать к незна­ко­мым лю­дям ей не раз­ре­шаю. — Не вол­нуй­тесь, со мной все в по­ряд­ке! — за­ве­ри­ла я. — Увы, не все та­кие по­ни­ма­ю­щие, как вы. Это боль­шая пси­на, мож­но ис­пу­гать­ся… — Мож­но, — ска­за­ла я. — Но за­чем? Она ведь та­кая ми­лая!

По утрам я бе­се­до­ва­ла со сво­им от­ра­же­ни­ем в зер­ка­ле, убеж­дая его, что хо­ро­шо вы­гля­жу

Мы пе­ре­бро­си­лись все­го па­рой фраз, но я успе­ла за­ме­тить, что хо­зя­ин Ду­си — очень ин­те­рес­ный па­рень. Хо­тя де­ло да­же не в этом — как толь­ко он по­до­шел, серд­це мое за­сту­ча­ло в осо­бом рит­ме. С удо­воль­стви­ем по­бол­та­ла бы с ним, но к сво­е­му разо­ча­ро­ва­нию услы­ша­ла: — Ну, нам по­ра, — и муж­чи­на при­стег­нул со­ба­ке по­во­док. — Мо­жет, еще встре­тим­ся? — по­спеш­но спро­си­ла я, по­ни­мая, что вы­гля­жу глу­по, но не в си­лах сдер­жать­ся. — Мо­жет… — улыб­нул­ся незна­ко­мец. — Мы жи­вем неда­ле­ко и ча­сто сю­да при­хо­дим. — Я то­же жи­ву ря­дом… — вос­клик­ну­ла ра­дост­но, од­на­ко это не про­из­ве­ло на него ни­ка­ко­го впе­чат­ле­ния. Па­рень ушел, я про­во­ди­ла его груст­ным взгля­дом. «По­хо­же, не по­нра­ви­лась… Ина­че не сбе­жал бы так быст­ро», — мельк­ну­ла мысль. Весь ве­чер ду­ма­ла толь­ко о нем. Соб­ствен­но, ни­че­го уди­ви­тель­но­го — я бы­ла мо­ло­да и ро­ман­тич­но на­стро­е­на, меч­та­ла о боль­шой люб­ви и ве­ри­ла, что она мо­жет прий­ти вот так, вне­зап­но, про­сто по­то­му что судь­ба… С тех пор, про­хо­дя че­рез парк, вся­кий раз вы­смат­ри­ва­ла незна­ком­ца с со­ба­кой, но боль­ше не встре­ти­ла его там. «Зна­чит, не судь­ба», — ду­ма­ла разо­ча­ро­ван­но. Но од­на­жды со­вер­шен­но не­ожи­дан­но ока­за­лась ря­дом с ним в ав­то­бу­се. «Ма­ло то­го, что жи­вем непо­да­ле­ку, так еще и ез­дим на ра­бо­ту од­ним марш­ру­том», — за­ме­тил па­рень, а я об­ра­до­ва­лась: вы­хо­дит, за­пом­нил не толь­ко ме­ня, но и то, что мы со­се­ди. Мы бес­печ­но бол­та­ли, лег­ко пе­рей­дя на «ты». Толь­ко я па­ни­че­ски бо­я­лась, что он вот-вот вый­дет, и опять его дол­го не уви­жу. А мо­жет, и ни­ко­гда... Из стра­ха ре­ши­лась спро­сить: — Что ты де­ла­ешь се­год­ня ве­че­ром? — А что? — па­рень по­смот­рел на ме­ня удив­лен­но. — Про­сто со­би­ра­юсь в ки­но и ищу ком­па­нию, — со­вра­ла с хо­ду. — Взя­ла би­ле­ты се­бе и по­дру­ге, но она за­бо­ле­ла. А од­ной неохо­та... Ну так как? — С та­кой ми­лой про­сто­душ­ной де­вуш­кой пой­ду с удо­воль­стви­ем… — улыб­нул­ся он, а я чуть не за­виз­жа­ла от ра­до­сти. До­го­во­ри­лись встре­тить­ся пе­ред ки­но­те­ат­ром. Ну и пред­ста­ви­лись друг дру­гу на­ко­нец, а то как-то неудоб­но ид­ти в ки­но с че­ло­ве­ком, ко­гда да­же не зна­ешь, как его зо­вут. Имя пар­ня мне очень по­нра­ви­лось, и весь день с неж­но­стью про­из­но­си­ла его про се­бя. Ев­ге­ний, Же­ня, Же­неч­ка... Ме­ня пе­ре­пол­ня­ли эмо­ции. «А ес­ли пе­ре­ду­ма­ет и не при­дет?» — кру­ти­лись в го­ло­ве тре­вож­ные мыс­ли. Хо­те­лось про­из­ве­сти впе­чат­ле­ние, по­это­му силь­нее обыч­но­го на­кра­си­ла рес­ни­цы и тща­тель­но уло­жи­ла во­ло­сы. С бе­ше­но ко­ло­тя­щим­ся серд­цем по­до­шла к ки­но­те­ат­ру, но зна­ко­мо­го еще не бы­ло. Ста­ла нерв­но хо­дить ту­да-сю­да, оста­нав­ли­ва­лась у афиш, де­лая вид, что чи­таю, а са­ма то и де­ло по­гля­ды­ва­ла на ча­сы. До се­ан­са оста­ва­лось пять ми­нут, ко­гда он на­ко­нец по­явил­ся. Же­ня пе­ре­бе­жал ули­цу на крас­ный свет, и ка­кой-то во­ди­тель по­сиг­на­лил ему. «Фух, успел!» — бро­сил па­рень на хо­ду и, под­хва­тив ме­ня под ру­ку, по­вел в ки­но­те­атр. В зал во­шли, ко­гда свет уже по­гас. Же­ня си­дел так близ­ко, что я с тру­дом мог­ла со­сре­до­то­чить­ся на филь­ме. Но на про­тя­же­нии все­го се­ан­са да­же не при­кос­нул­ся ко мне. «На­вер­ное, ни­че­го у нас не бу­дет», — огор­чи­лась я, од­на­ко, ко­гда ки­но за­кон­чи­лось, па­рень при­гла­сил ме­ня в ка­фе. Об­су­ди­ли фильм, я рас­ска­за­ла, что вы­учи­лась на па­рик­ма­хе­ра и ра­бо­таю в хо­ро­шем са­лоне. На­де­я­лась, узнаю что-то и о Жене, но он боль­ше слу­шал, чем го­во­рил. — Что ж, по­ра со­би­рать­ся. Уже позд­но, — вы­дал под ко­нец. Вста­ли из-за сто­ла, но сло­ва, ко­то­рых я жда­ла, до сих пор не про­зву­ча­ли — он не по­звал ме­ня на сле­ду­ю­щее сви­да­ние. Бо­ясь, что па­рень опять ис­чез­нет, спро­си­ла по­спеш­но: — Мы еще встре­тим­ся? — По­че­му бы нет... — бро­сил он. — То­гда... в пят­ни­цу в шесть ве­че­ра здесь же? — До­го­во­ри­лись. — Я дам те­бе свой ра­бо­чий но­мер… — до­ба­ви­ла для на­деж­но­сти. — Ес­ли вдруг что-то по­ме­ня­ет­ся, зво­ни, лад­но?

Он си­дел очень близ­ко, и со­сре­до­то­чить­ся на филь­ме бы­ло труд­но. По­том мы по­шли в ка­фе

— Лад­но, — от­ве­тил он. — Идем, про­во­жу те­бя до­мой. Нель­зя та­кую кра­си­вую де­вуш­ку от­пус­кать од­ну так позд­но. Бо­же, как я бы­ла счаст­ли­ва! И, за­сы­пая, по­гру­зи­лась в слад­кие меч­ты о бу­ду­щем. На­шем бу­ду­щем... А на сле­ду­ю­щий день не вы­дер­жа­ла и при­зна­лась со­труд­ни­це, что влю­би­лась. — Прям вот так сра­зу, по­сле пер­во­го сви­да­ния? — уди­ви­лась она. — Ну ты да­ешь! — Зна­ешь, ес­ли лю­ди суж­де­ны друг дру­гу, им не тре­бу­ет­ся мно­го вре­ме­ни. Это про­сто чув­ству­ет­ся, и все. — Ага, — она по­смот­ре­ла на ме­ня, как на су­ма­сшед­шую. На сле­ду­ю­щую встре­чу ле­те­ла, как на кры­льях. В этот раз Же­ня ждал ме­ня, за­ка­зал ко­фе и пи­рож­ные. И на­ко­нец за­го­во­рил о се­бе. Ра­бо­тал жур­на­ли­стом и обо­жал свое де­ло. Это чув­ство­ва­лось по то­му, как он рас­ска­зы­вал. — Ты та­кой ин­те­рес­ный че­ло­век, столь­ко все­го ви­дел, столь­ко зна­ешь! — вос­хи­ща­лась я. — Это те­бе не во­ло­сы стричь и не при­чес­ки де­лать... — Не вы­ду­мы­вай! — теп­ло улыб­нул­ся он и по­гла­дил ме­ня по ру­ке. — У каж­до­го своя ра­бо­та. Са­мое глав­ное — за­ни­мать­ся тем, что лю­бишь. — Ты прав, — про­из­нес­ла дро­жа­щим го­ло­сом, чув­ствуя, как внут­ри что-то ек­ну­ло от Же­ни­но­го при­кос­но­ве­ния. Пар­ню на­вер­ня­ка нра­ви­лось, что смот­рю на него с та­ким вос­тор­гом. Но это я те­перь по­ни­маю, а то­гда... про­сто на­сла­жда­лась каж­дой ми­ну­той, про­ве­ден­ной с ним, а рас­ста­ва­ясь, меч­та­ла о но­вой встре­че. Так силь­но бы­ла влюб­ле­на! Мы ста­ли встре­чать­ся ре­гу­ляр­но. Прав­да, Ев­ге­ний мно­го вре­ме­ни по­свя­щал ра­бо­те, да еще у него по­сто­ян­но бо­ле­ла ма­ма, за ко­то­рой он уха­жи­вал, как об­раз­цо­вый сын. «Ну и пусть на­ши сви­да­ния та­кие ред­кие, — ду­ма­ла я. — За­то каж­дое для ме­ня как празд­ник!» Ес­ли до­го­ва­ри­ва­лись по­гу­лять в пар­ке, да­же дождь не мог по­ме­шать. Воз­вра­ща­лась до­мой про­мок­шая, озяб­шая, но неве­ро­ят­но счаст­ли­вая... Вре­мя шло, моя лю­бовь ста­но­ви­лась все креп­че. Ме­ня тя­ну­ло к это­му муж­чине, меч­та­ла о бо­лее близ­ких от­но­ше­ни­ях. Да­же по но­чам сни­лось вся­кое... Аж про­сы­пать­ся не хо­те­лось, так хо­ро­шо бы­ло ря­дом с ним. Но у нас не бы­ло усло­вий для бли­зо­сти. Он жил с ма­мой, а я — с ро­ди­те­ля­ми. Это сей­час мо­ло­дые лю­ди сни­ма­ют квар­ти­ру и жи­вут вме­сте еще до сва­дьбы, а в те го­ды так бы­ло не при­ня­то: иные вре­ме­на — иные нра­вы. Я по­ни­ма­ла: ес­ли при­ве­ду до­мой пар­ня, мои кон­сер­ва­тив­ные пред­ки за­сып­лют его во­про­са­ми и сра­зу же за­хо­тят узнать, ко­гда мы пла­ни­ру­ем по­же­нить­ся. — Как твоя ма­ма? Ей уже луч­ше? Мо­жет, по­зна­ко­мишь нас? — как-то спро­си­ла у Же­ни, со­брав­шись с ду­хом. — Не знаю... По­ка не сто­ит. Не хо­чу ее вол­но­вать... — Но ведь это при­ят­ное вол­не­ние... — И от при­ят­но­го бы­ва­ет ин­фаркт. Луч­ше не то­ро­пить­ся... А по­том... По­сле од­но­го из сви­да­ний он при­гла­сил ме­ня к при­я­те­лю. Тот уехал в ко­ман­ди­ров­ку и оста­вил Ев­ге­нию клю­чи. Я пре­крас­но по­ни­ма­ла, что при­лич­ной де­вуш­ке так ве­сти се­бя не сто­ит, но лю­бовь ока­за­лась силь­нее ра­зу­ма. По­это­му не ко­ле­ба­лась ни ми­ну­ты. А до­ма ска­за­ла, что про­ве­ду вы­ход­ные у по­дру­ги, мол ее ро­ди­те­ли уез­жа­ют на па­ру дней, а она бо­ит­ся оста­вать­ся од­на. Квар­ти­ра, в ко­то­рую мы при­шли, рос­ко­шью не бли­ста­ла — скром­ное хо­ло­стяц­кое жи­лье. Не­смот­ря на это, нам бы­ло так хо­ро­шо! Же­ня ока­зал­ся очень де­ли­кат­ным, неж­ным, вни- ма­тель­ным и в то же вре­мя страст­ным. Он был пре­крас­ным лю­бов­ни­ком, а я — неопыт­ной дев­чон­кой. Сей­час, с вы­со­ты ны­неш­не­го опы­та, по­ни­маю: мне очень по­вез­ло, что имен­но этот муж­чи­на стал у ме­ня пер­вым. — Ты пре­крас­на, — шеп­тал он, об­ни­мая и це­луя ме­ня по­сле то­го, как все про­изо­шло. — Я так те­бя люб­лю! — Прав­да? — про­шеп­та­ла сму­щен­но. — А раз­ве са­ма не чув­ству­ешь? — Чув­ствую... Но ты так ред­ко го­во­ришь о люб­ви... — Это по­то­му, что сло­ва — не глав­ное. — Для ме­ня они важ­ны... — Ну раз так, слу­шай: люб­лю те­бя, силь­но-силь­но, боль­ше всех на све­те! — и сно­ва по­це­ло­вал ме­ня. Го­ло­ва по­шла кру­гом, все пе­ре­ста­ло су­ще­ство­вать, оста­лись толь­ко мы вдво­ем, в сво­ем осо­бом ми­ре, за­те­ряв­ши­е­ся сре­ди неве­до­мых звезд... Воз­вра­ще­ние к ре­аль­но­сти бы­ло для ме­ня бо­лез­нен­ным. Я бы во­об­ще не рас­ста­ва­лась с Же­ней, но его по-преж­не­му жда­ла ку­ча дел и боль­ная ма­ма. Ужас­но по нему скучала. Моя жизнь пре­вра­ти­лась в че­ре­ду ожи­да­ний и ред­ких мгно­ве­ний сча­стья, ко­то­рые мы про­жи­ва­ли вме­сте в на­шем чу­дес­ном ми­ре. Ко­гда на­ва­ли­ва­лась грусть, я жа­ло­ва­лась сво­ей со­труд­ни­це. Ма­ша бы­ла на­мно­го стар­ше ме­ня и име­ла боль­ше опы­та. — Стран­ный он ка­кой-то, этот твой Ев­ге­ний, — ска­за­ла ка­кто кол­ле­га. — Го­во­рит, что лю­бит те­бя, но у него нет вре­ме­ни лиш­ний раз встре­тить­ся? — Но он ведь жур­на­лист! А у них зна­ешь, ка­кая ра­бо­та... — По­ду­ма­ешь, жур­на­лист! Ну и что с то­го? — Ча­сто ез­дит в ко­ман­ди­ров­ки и… — И ты, ко­неч­но же, ве­ришь все­му, что он те­бе го­во­рит, да? — Что ты име­ешь в ви­ду? — уточ­ни­ла я. — Ка­кая же ты до­вер­чи­вая, Варь­ка! Вот вро­де и взрос­лая уже, а как ре­бе­нок, ей-бо­гу! Му­жи­ки — хит­рю­ги и эго­и­сты, ду­ма­ют толь­ко о се­бе. Во вся­ком слу­чае, боль­шин­ство. Ты уве­ре­на, что Же­ня с то­бой до кон­ца ис­кре­нен? — Ко­неч­но, он ведь ме­ня лю­бит! — Не будь на­ив­ной. Сло­во «лю­бовь» — как от­мыч­ка, с по­мо­щью ко­то­рой пар­ни про­ни­ка­ют в на­ше серд­це и по­лу­ча­ют все, что хо­тят. По­это­му убе­дись, рас­ска­зал ли твой лю­би­мый те­бе всю прав­ду. Сда­ет­ся мне, он что-то скры­ва­ет. Ее сло­ва по­се­я­ли в мо­ей ду­ше со­мне­ние. Те­перь при встре­че я рас­спра­ши­ва­ла его, что он де­ла­ет, ко­гда мы не ви­дим­ся, при­ста­ва­ла с по­дроб­ны­ми во­про­са­ми о его ма­ме. Но Же­ня ста­но­вил­ся все бо­лее за­мкну­тым, все силь­нее от­да­лял­ся. А од­на­жды при­шел на сви­да­ние ка­кой-то очень на­пря­жен­ный. У ме­ня сра­зу по­яви­лись пло­хие пред­чув­ствия. — Что-то слу­чи­лось? — спро­си­ла ис­пу­ган­но. — Да... — от­ве­тил он и стал бе­лый, как по­лот­но. — Слу­шай, я...

Вар­ва­ра, про­сти­ла Ев­ге­ния Ко­гда по­сле уны­лых до­ждей при­хо­дит на­по­ен­ное све­том ба­бье ле­то, ду­ша опять го­то­ва по­ве­рить в чу­до. Так слу­чи­лось и в мо­ей жиз­ни

не все те­бе ска­зал. Ты не зна­ешь глав­но­го. Я не сво­бо­ден. — Как это? — спро­си­ла, все еще не по­ни­мая, о чем речь. — У ме­ня есть же­на. — Что?! — Про­сти, дав­но хо­тел при­знать­ся, но не знал, как. Ты все­гда так смот­ре­ла на ме­ня... Эти твои до­вер­чи­вые на­ив­ные гла­за... Не мог при­чи­нить те­бе боль, ду­мал, по­том, ко­гда все уже... — Ты об­ма­нул ме­ня? — я не мог­ла по­ве­рить. — Но за­чем?! — Так вышло, про­сти. Я те­бя люб­лю. И раз­ве­дусь. И мы... — Как ты мог?! Я ведь ве­ри­ла те­бе! Ду­ма­ла, мы с то­бой... — Я раз­ве­дусь, толь­ко дай мне вре­мя! Про­сто по­до­жди и... — Ты ме­ня об­ма­нул! Че­го тут еще ждать! — я вско­чи­ла, что­бы уй­ти, но он схва­тил ме­ня за ру­ку. — Ва­ря… Я люб­лю те­бя, чест­ное сло­во! Та­кая лю­бовь, как у нас, слу­ча­ет­ся неча­сто! Про­сто по­верь мне и по­до­жди! Я бы­ла так рас­те­ря­на, что ни­че­го тол­ком не по­ни­ма­ла. Же­ня раз­бил мне серд­це. Все­го мог­ла ожи­дать, но толь­ко не это­го. Весь мой мир, все на­деж­ды рух­ну­ли. Я вы­рва­ла ру­ку и вы­бе­жа­ла из став­шей уже при­выч­ной квар­ти­ры его при­я­те­ля. До­ма за­кры­лась в сво­ей ком­на­те, ска­зав ро­ди­те­лям, что очень уста­ла и хо­чу вы­спать­ся, и про­ры­да­ла всю ночь, уткнув­шись в по­душ­ку, что­бы они не слы­ша­ли. А на сле­ду­ю­щий день по­де­ли­лась сво­им го­рем с Ма­шей. — Да... — вздох­ну­ла по­дру­га. — Те­перь ты и са­ма зна­ешь, на что спо­соб­ны му­жи­ки. — И что мне де­лать? Он го­во­рит, что раз­ве­дет­ся… — Они все так го­во­рят, а по­том го­да­ми мо­ро­чат лю­бов­ни­це го­ло­ву. Зна­ешь, что для муж­чи­ны са­мое слож­ное? Уй­ти от же­ны. Сколь­ко я та­ко­го на­слу­ша­лась… Ты мо­ло­дая, кра­си­вая, еще встре­тишь свое сча­стье. Плюнь и разо­три. По­бо­лит и пе­ре­ста­нет, — Ма­ша об­ня­ла ме­ня и по­гла­ди­ла по спине. — И ты силь­нее, чем те­бе сей­час ка­жет­ся. Тя­же­ло бы­ло это слы­шать, но от прав­ды не уй­дешь... Ма­ша зна­ла, что го­во­ри­ла. Она уже мно­го лет ра­бо­та­ла па­рик­ма­хе­ром, и кли­ент­ки по­рас­ска­за­ли ей нема­ло вся­ких ис­то­рий. Несколь­ко ме­ся­цев я при­хо­ди­ла в се­бя. Мир утра­тил крас­ки, стал скуч­ным, пу­стым, се­рым... По­рой ка­за­лось, серд­це разо­рвет­ся от тос­ки. Ко­неч­но, хо­те­лось ве­рить, что Же­ня го­тов ра­ди ме­ня раз­ве­стись, но по­ни­ма­ла: лю­бя­щей жен­щине ни­че­го не сто­ит об­ма­нуть се­бя. Да и раз­ве мож­но до­ве­рять че­ло­ве­ку, ко­то­рый те­бе так дол­го врал... Но вре­мя ле­чит. И как-то, вы­гля­нув в ок­но, вдруг за­ме­ти­ла, что де­ре­вья по­кры­лись зе­ле­нью, по си­не­му ве­сен­не­му небу плы­вут лег­кие об­лач­ка, а в воз­ду­хе раз­лит аро­мат си­ре­ни... «Бу­ду жить и ста­ну счаст­ли­вой!» — ре­ши­ла то­гда. На­ча­ла хо­дить на ве­че­рин­ки, встре­чать­ся с пар­ня­ми. Но ка­кто не скла­ды­ва­лось, неволь­но срав­ни­ва­ла но­вых ка­ва­ле­ров с Же­ней. Ока­за­лось, не все мож­но вы­ки­нуть из па­мя­ти, увы. С Мак­си­мом по­зна­ко­ми­лась аж че­рез семь ме­ся­цев, на но­во­год­нем ве­че­ре. Тан­це­ва­ла, сме­я­лась, изо всех сил ста­ра­лась ве­се­лить­ся, хо­тя нет-нет да и вспо­ми­на­ла Жень­ку, ду­ма­ла, как он там встре­ча­ет Но­вый год... С женой, на­вер­ное... Мак­сим про­во­дил ме­ня до­мой, мы один раз схо­ди­ли в ки­но... А по­том я за­бо­ле­ла грип­пом. Ле­жа­ла в кро­ва­ти, уку­тав­шись оде­я­лом и на­тя­нув на го­ло­ву шер­стя­ную шап­ку, и тут во­шла ма­ма с чаш­кой го­ря­че­го чая с ма­ли­ной. «Там к те­бе при­шли», — ска­за­ла она. Не успе­ла я спро­сить, кто, как в ком­на­те по­явил­ся Макс. В ру­ках он дер­жал авось­ку с ба­на­на­ми и апель­си­на­ми. По тем вре­ме­нам это бы­ли ред­кие фрук­ты — про­сто так в ма­га­зине не ку­пишь. — Как ты ме­ня на­шел? — спро­си­ла и гром­ко чих­ну­ла. — Ну... При­шлось на­прячь­ся, ко­неч­но, но я про­сто вы­нуж­ден был это сде­лать. — По­че­му? — Соску­чил­ся. — Ты вы­брал непод­хо­дя­щий мо­мент. — А ты, да­же ко­гда боль­ная, кра­си­вая. — Не смеш­но! — Я аб­со­лют­но се­рье­зен. Да и во­об­ще, от­ку­да у на­чи­на­ю­ще­го сто­ма­то­ло­га мо­жет быть чув­ство юмора? — хо­хот­нул он. — Как хо­ро­шо, что у ме­ня зу­бы здо­ро­вые, — по­шу­ти­ла и я. — Но ра­но или позд­но все рав­но те­бе по­на­доб­люсь… — улыб­нул­ся Макс. — У нас в се­мье все сто­ма­то­ло­ги, ба­буш­ка, ма­ма, па­па… Да­вай те­бе апель­син по­чи­щу! Или луч­ше ба­нан? Он при­хо­дил каж­дый день, все­гда что-то при­но­сил, и ме­ня тро­ну­ла эта за­бо­та. Ко­гда вы­здо­ро­ве­ла, мы ста­ли встре­чать­ся. Я все боль­ше при­вя­зы­ва­лась к нему. А од­на­жды он при­знал­ся мне в люб­ви и ска­зал, что хо­тел бы по­зна­ко­мить со сво­и­ми ро­ди­те­ля­ми. Я со­гла­си­лась. Они жи­ли в ста­рой ста­лин­ке, в огром­ной квар­ти­ре с вы­со­ки­ми по­тол­ка­ми. Его ма­ма ока­за­лась очень дру­же­люб­ной, отец то­же из­лу­чал доб­ро­же­ла­тель­ность. Об­ста­нов­ка го­во­ри­ла о хо­ро­шем вку­се хо­зя­ев, обед по­да­ли в ста­рин­ной фар­фо­ро­вой по­су­де. Вид­но бы­ло, что это друж­ная, креп­кая и обес­пе­чен­ная се­мья. И я ре­ши­ла: лучшего му­жа мне не най­ти. Ко­гда Макс де­лал пред­ло­же­ние, не со­мне­ва­лась, что люб­лю его, и ска­за­ла «да». Кро­ме то­го, мне, как и лю­бой де­вуш­ке, хо­те­лось на­ря­дить­ся в бе­лое под­ве­неч­ное пла­тье, ощу­тить на безы­мян­ном паль­це об­ру­чаль­ное коль­цо... В день сва­дьбы чув­ство­ва­ла се­бя ко­ро­ле­вой и бы­ла уве­ре­на, что мы с ним бу­дем жить дол­го и счаст­ли­во. По­на­ча­лу по­се­ли­лись у его ро­ди­те­лей. В теп­лом се­мей­ном кру­гу я по­чти за­бы­ла о про­шлом. Че­рез год за­бе­ре­ме­не­ла, что при­ве­ло в вос­торг све­к­ра и све­кровь. По­том с по­мо­щью ма­мы и папы Мак­са, мы ку­пи­ли свою квар­ти­ру. Ко­гда ро­дил­ся Ро­ма, у ме­ня уже бы­ло все, о чем мо­жет меч­тать жен­щи­на. Муж мно­го ра­бо­тал, хо­ро­шо за­ра­ба­ты­вал, и я счи­та­ла, что долж­на обес­пе­чить ему на­деж­ный тыл. По­это­му с осо­бым рве­ни­ем вы­пол­ня­ла до­маш­ние обя­зан­но­сти и за­ни­ма­лась ре­бен­ком. Сы­ну­ля рос здо­ро­вым и ве­се­лым, его лю­бовь с лих­вой ком­пен­си­ро­ва­ла все труд­но­сти, ко­то­рые вы­па­да­ют на

Я до­ро­го за­пла­тил за свои глу­пость, бес­печ­ность и нере­ши­тель­ность. Спа­си­бо судь­бе, что сно­ва све­ла ме­ня с лю­би­мой У Мак­са бы­ла чу­дес­ная се­мья, и я ре­ши­ла, что лучшего му­жа мне не най­ти. Мы по­же­ни­лись Ев­ге­ний, су­мел вер­нуть Вар­ва­ру

до­лю мо­ло­дых ма­мо­чек, са­мо­сто­я­тель­но, без вся­кой по­мо­щи, ве­ду­щих хо­зяй­ство. Я счи­та­ла, что счаст­ли­ва ря­дом с му­жем, по­ка слу­чай­но не встре­ти­ла Же­ню... Сто­ял сол­неч­ный ве­сен­ний день. Я шла че­рез парк с ко­ляс­кой, в ко­то­рой спал Ро­ма. Ре­ши­ла за­гля­нуть к Мак­су на ра­бо­ту. Ока­зав­шись воз­ле ка­би­не­та му­жа, чуть не по­те­ря­ла со­зна­ние. На сту­ле под стен­кой си­дел... Же­ня! — Ва­ря?! — уви­дев ме­ня, он вско­чил. — Ты здесь?! Но как?! — А ты? — про­бор­мо­та­ла, ста­ра­ясь взять се­бя в ру­ки. — Зуб бо­лит, но это неваж­но. Я так рад, что встретил те­бя! И тут в две­рях ка­би­не­та по­явил­ся мой муж. — За­хо­ди­те, — ска­зал он Жене и, за­ме­тив ме­ня, улыб­нул­ся: — Ми­лая, хо­ро­шо, что ты при­шла. Это по­след­ний па­ци­ент. По­до­ждешь? Ты с Ром­кой? — Да. Пой­ду, а то там ко­ляс­ку без при­смот­ра оста­ви­ла… На миг встре­ти­лась гла­за­ми с Же­ней и уло­ви­ла в них разо­ча­ро­ва­ние и огор­че­ние. Серд­це от­ча­ян­но за­ще­ми­ло. Во­зи­ла ко­ляс­ку вдоль зда­ния по­ли­кли­ни­ки, по­гля­ды­вая на вход, и нерв­ни­ча­ла жут­ко. По­че­му эта встре­ча так все вско­лых­ну­ла внут­ри? Я же дав­но рас­про­ща­лась с про­шлым и счаст­ли­ва в бра­ке, у ме­ня хо­ро­шая се­мья... Че­рез пол­ча­са сно­ва уви­де­ла Ев­ге­ния. Он по­до­шел ко мне, но преж­де чем успел что-то ска­зать, я рявк­ну­ла с пе­ре­пу­гу: — Что те­бе на­до? — Я раз­вел­ся, — со­об­щил спо­кой­но. — А мне ка­кое де­ло? — Я те­бе не врал, по­ни­ма­ешь? — Это уже в про­шлом! Мне все рав­но! — Но я хо­тел, что­бы ты зна­ла, что не бы­ла для ме­ня про­сто при­клю­че­ни­ем… Все бы­ло се­рьез­но, но ты... В этот мо­мент из по­ли­кли­ни­ки вы­шел мой муж. — Вы зна­ко­мы? — уди­вил­ся он. — Да так, ста­рая ис­то­рия. Идем до­мой. До сви­да­ния! — бро­си­ла Жене и ре­ши­тель­но за­ша­га­ла прочь, тол­кая ко­ляс­ку. Од­на­ко по­коя ме­ня эта неожи­дан­ная встре­ча та­ки ли­ши­ла. На­вер­ное, по­то­му что за­ста­ви­ла срав­ни­вать, что я ис­пы­ты­ва­ла ко­гда-то к Жене, и что те­перь — к Мак­су. Лю­би­ла ли му­жа? Да, но про­сто как род­ствен­ни­ка, от­ца сво­е­го ре­бен­ка. Ес­ли то­гда бы­ла го­то­ва на все, лишь бы быть с Же­ней, то сей­час вряд ли ста­ла бы чем­то жерт­во­вать ра­ди му­жа. На­ши от­но­ше­ния ос­но­вы­ва­лись ско­рее на удоб­стве и стрем­ле­нии к бла­го­по­лу­чию, чем на ду­шев­ной бли­зо­сти и необъ­яс­ни­мой тя­ге друг к дру­гу. Ни огонь­ка, ни су­ма­сшед­шин­ки... Че­рез ка­кое-то вре­мя я, ко­неч­но, спра­ви­лась с со­бой, ведь поз­во­лить се­бе ко­пать­ся в соб­ствен­ных ощу­ще­ни­ях не име­ла воз­мож­но­сти — в жиз­ни хва­та­ло бо­лее на­сущ­ных за­бот. Но то бы­ла бом­ба за­мед­лен­но­го дей­ствия. Мы с Мак­сом про­тя­ну­ли еще де­сять лет. Ко­гда страсть окон­ча­тель­но по­ки­ну­ла на­шу спаль­ню, су­пруг на­чал упре­кать ме­ня в хо­лод­но­сти. Что ж, го­во­рят, хо­ро­ший секс — га­ран­тия ста­биль­ных от­но­ше­ний. О нас нель­зя бы­ло это ска­зать. Ну не тя­ну­ло ме­ня к му­жу, что по­де­ла­ешь... «Мне что, най­ти се­бе лю­бов­ни­цу? — злил­ся он. — Я нор­маль­ный, здо­ро­вый му­жик, по­ни­ма­ешь? А у те­бя то го­ло­ва бо­лит, то ты уста­ла»... В кон­це кон­цов у му­жа по­яви­лась дру­гая. Он все поз­же воз­вра­щал­ся до­мой, а од­на­жды во­об­ще при­шел под утро. — Что ты вы­тво­ря­ешь?! — на­ле­те­ла я на него. — Ро­ма спра­ши­вал, где па­па, не мог за­снуть. — Не при­пле­тай сю­да сы­на, он здесь ни при чем. Мне на­до­е­ло все это! Же­нил­ся, ду­рак, на Снеж­ной ко­ро­ле­ве. И слиш­ком позд­но это по­нял. — Хва­тит ко мне при­ди­рать­ся! — Это не при­дир­ки, а кон­ста­та­ция фак­та. Не уве­рен, что ты во­об­ще ко­гда-ни­будь лю­би­ла ме­ня. — Так за­чем я, по-тво­е­му, за те­бя вы­шла? — Хо­ро­ший во­прос. Мо­жет, по­то­му что я был непло­хой пар­ти­ей? Со мной ты ни в чем не нуж­да­ешь­ся. То был ко­нец на­ших от­но­ше­ний. Да­же ра­ди сы­на мы боль­ше не мог­ли при­тво­рять­ся, что счаст­ли­вы. Лю­бов­ни­цей Мак­са ока­за­лась его па­ци­ент­ка, и вско­ре он к ней пе­ре­ехал. На­до от­дать спра­вед­ли­вость, на квар­ти­ру быв­ший муж не пре­тен­до­вал, ис­прав­но пла­тил али­мен­ты и за­бо­тил­ся о сыне. Я не пре­пят­ство­ва­ла их встре­чам. Нель­зя те­шить свое са­мо­лю­бие, ли­шая ре­бен­ка от­ца. Это непра­виль­но. Че­рез несколь­ко лет по­сле раз­во­да на­ши с Же­ней пу­ти опять

Че­рез вре­мя я, ко­неч­но, спра­ви­лась с со­бой. Но то ока­за­лась бом­ба за­мед­лен­но­го дей­ствия

пе­ре­сек­лись. Он при­шел к нам в са­лон. Я стриг­ла жен­щи­ну и не об­ра­ти­ла вни­ма­ния на во­шед­ше­го. — Доб­рый день! Вы на стрижку? — спро­си­ла моя на­пар­ни­ца. — Да. К Ва­ре… — За­пи­сы­ва­лись? — Нет, а это обя­за­тель­но? — го­лос по­се­ти­те­ля по­ка­зал­ся мне зна­ко­мым. Я обер­ну­лась и… узна­ла Ев­ге­ния! — Же­ня?! — толь­ко и смог­ла ска­зать. — Вот, при­шел по­стричь­ся. Что здесь стран­но­го, это ведь па­рик­ма­хер­ская… — в за­ме­ша­тель­стве про­бор­мо­тал он. — Да, ко­неч­но. Но у ме­ня кли­ент­ка. Ида мо­жет те­бя об­слу­жить. Идоч­ка, по­жа­луй­ста... — я обер­ну­лась к кол­ле­ге. — Я по­до­жду… — быст­ро про­го­во­рил Же­ня. — Я к те­бе... — Как хо­чешь, но это мо­жет за­тя­нуть­ся на­дол­го. — Мне не к спе­ху, — от­ве­тил он, сму­щен­но улы­ба­ясь. Чув­ство­ва­ла на се­бе его взгляд и нерв­ни­ча­ла. Бо­же, ну по­че­му спу­стя столь­ко лет этот че­ло­век на ме­ня так дей­ство­вал?! Ко­гда Же­ня сел ко мне в крес­ло, толь­ко спро­си­ла, как его по­стричь, а даль­ше ра­бо­та­ла в пол­ном мол­ча­нии. — Хо­ро­шо вы­гля­дишь. Как твои де­ла? — не вы­дер­жал он. — Нор­маль­но, — от­ве­ти­ла ко­рот­ко и сно­ва за­мол­ча­ла. — У тво­е­го му­жа все там же сто­ма­то­ло­ги­че­ский ка­би­нет? — Не знаю, — бро­си­ла рав­но­душ­но. — Как это? — уди­вил­ся Ев­ге­ний. — Вы что, раз­ве­лись? — До­пу­стим. А ты что, при­шел у ме­ня ин­тер­вью брать? — Нет, про­сто хо­тел те­бя уви­деть. Узнал, где ты ра­бо­та­ешь... — Зря. Не хо­ди сю­да боль­ше. — Но ты же те­перь сво­бод­на! А я не мо­гу те­бя за­быть... — Ой, да пе­ре­стань ра­ди бо­га! Не­уже­ли ду­ма­ешь, что я те­бе по­ве­рю по­сле все­го, что бы­ло?! Про­шли те вре­ме­на! — Знаю, но я не со­би­ра­юсь те­бя об­ма­ны­вать! — Вот и от­лич­но. Оставь ме­ня в по­кое, лад­но? Два­жды в од­ну ре­ку не вой­ти. Зна­ешь та­кую по­го­вор­ку? Ну так да­вай ей сле­до­вать. И нече­го вы­ду­мы­вать глу­по­сти, мы вз­рос­лые лю­ди. Же­ня ушел яв­но рас­стро­ен­ный, но мне бы­ло все рав­но. По край­ней ме­ре, пы­та­лась се­бя в этом убе­дить... ...Го­ды шли. Ро­ма вы­рос, окон­чил вуз, по­шел ра­бо­тать, же­нил­ся на Тане. А я оста­лась од­на... Взя­ла со­ба­ку из при­ю­та — она скра­ши­ва­ла мое оди­но­че­ство... — На се­год­ня хва­тит, по­ра воз­вра­щать­ся, — крик­ну­ла Кар­де, и пси­на под­бе­жа­ла ко мне с пал­кой в зу­бах. Я по­гла­ди­ла ее и, под­няв го­ло­ву, уви­де­ла строй­но­го по­жи­ло­го муж­чи­ну, на­прав­ляв­ше­го­ся пря­мо к нам. Что-то в нем бы­ло до бо­ли знакомое... Гос­по­ди, нет... Не­уже­ли Же­ня?! Ко­гда он при­бли­зил­ся, за­ме­ти­ла лег­кую лы­со­ва­тость, гу­стую сет­ку мор­щин воз­ле глаз, но са­ми гла­за не из­ме­ни­лись... — Класс­ная со­ба­ка, — по­хва­лил Же­ня. — Про­сти, спе­шу, — про­бор­мо­та­ла я. — По­до­жди, не убе­гай. Раз­ве мы не мо­жем про­сто по­го­во­рить, как ста­рые дру­зья? Ну сколь­ко мне еще ждать? — Мо­жем… — не­ожи­дан­но для са­мой се­бя со­гла­си­лась я, и по­шла вдоль ал­леи. Он на­пра­вил­ся за мной. Не знаю, что на ме­ня на­шло. То ли по­дей­ство­вал этот осен­ний за­пах, на­пом­нив­ший про­шлое и раз­бу­див­ший в ду­ше ощу­ще­ния, свя­зан­ные с дав­ней встре­чей, то ли Же­нин взгляд за­гип­но­ти­зи­ро­вал... То ли са­ма я из­ме­ни­лась, ста­ла муд­рее... Но не бы­ло ни бо­ли, ни же­ла­ния спря­тать­ся. — Ты ча­сто сю­да при­хо­дишь? — спро­сил он. — Да, гу­ляю с Кар­дой каж­дый день. — Здо­ро­во. А моя Ду­ся дав­но умер­ла. Вот, хо­чу опять за­ве­сти пса. Тоск­ли­во од­но­му. Доч­ка с женой жи­вет, со мной не об­ща­ет­ся... К то­му же ма­ло дви­га­юсь в по­след­нее вре­мя, а со­ба­ка вы­нуж­да­ет вы­хо­дить да­же то­гда, ко­гда идет дождь. — Да, хо­чешь, не хо­чешь — ид­ти нуж­но, — со­гла­си­лась я. Мы ми­ло по­бол­та­ли. Слов­но и не бы­ло бо­лез­нен­но­го рас­ста­ва­ния. Я да­же со­гла­си­лась дать Жене но­мер те­ле­фо­на. Вско­ре он по­зво­нил, и мы сно­ва встре­ти­лись в пар­ке. По­том еще и еще... Я опять жда­ла его звон­ков и сви­да­ний, как ко­гда-то, дав­ным-дав­но. Ря­дом с этим муж­чи­ной сно­ва по­чув­ство­ва­ла се­бя мо­ло­дой, как буд­то вре­мя по­вер­ну­лось вспять, и го­ри­зонт не­ожи­дан­но ото­дви­нул­ся. По утрам ни­че­го не бо­ле­ло, ощу­ща­лась уди­ви­тель­ная бод­рость! Да и па­ни­ка с гру­стью пе­ре­ста­ли за­хо­дить в го­сти... — Про­сти, что я то­гда не при­знал­ся те­бе сра­зу. По­ка по­нял, что без те­бя не мо­гу, по­ка ре­шил­ся... Был мо­ло­дой, глу­пый… — как-то ска­зал Ев­ге­ний. — Ага, еще и же­на­тый, — до­ба­ви­ла яз­ви­тель­но. — Ну сколь­ко мож­но? — оби­дел­ся он. — Каж­дый со­вер­ша­ет ошиб­ки, и я не ис­клю­че­ние. С Ли­лей по­зна­ко­мил­ся, ко­гда был со­всем еще зе­ле­ным. Мы по­же­ни­лись, но ока­за­лось, что со­вер­шен­но не под­хо­дим друг дру­гу. Я му­чил­ся в этом бра­ке. Ес­ли бы лю­бил жену, у нас с то­бой ни­че­го бы не бы­ло, по­ни­ма­ешь? К то­му же я ока­зал­ся од­но­лю­бом, — Же­ня за­сме­ял­ся. — Слу­шай, Ва­ря… А мо­жет, все-та­ки по­про­бу­ем вой­ти в ту же ре­ку? По­ду­ма­ешь, во­да утек­ла, но рус­ло-то оста­лось! Я ре­ши­ла риск­нуть, и вот уже шесть лет мы вме­сте. Лю­бовь ли это? Несо­мнен­но! И она про­ве­ре­на вре­ме­нем.

Мак­сим, ушел к дру­гой жен­щине Я лю­бил Ва­рю и ду­мал, что она то­же лю­бит ме­ня. Но по­том по­нял: наш брак для нее был про­сто удо­бен. За­то с Ри­точ­кой очень счаст­лив

ЕВ­ГЕ­НИЙ, ЕВ­ГЕ­НИЙ пер­вая лю­бовь Вар­ва­ры

МАК­СИМ, МАК­СИМ быв­ший муж Вар­ва­ры

ВАР­ВА­РА, ВАР­ВА­РА раз­ве­лась, жи­вет од­на

Я бы­ла мо­ло­да и ро­ман­тич­но на­стро­е­на, меч­та­ла о боль­шой люб­ви и ве­ри­ла, что она мо­жет прий­ти со­вер­шен­но не­ожи­дан­но, про­сто по­то­му что так рас­по­ря­ди­лось про­ви­де­ние. Мне бы­ло очень хо­ро­шо с этим пар­нем, тя­ну­ло к нему, слов­но маг­ни­том, хо­те­лось остать­ся на­едине и ни­ко­гда не раз­лу­чать­ся...

Лю­бов­ни­цей су­пру­га ста­ла его па­ци­ент­ка. В кон­це кон­цов Мак­сим пе­ре­ехал к ней жить. Раз­вод офор­ми­ли поз­же, квар­ти­ра оста­лась мне и сы­ну

На­вер­ное, я ста­ла муд­рее. А мо­жет, и прав­да, это судь­ба... Мы с Же­ней шесть лет вме­сте. Ве­рю в на­шу лю­бовь, но ве­ду се­бя уже ина­че, по­то­му что знаю се­бе це­ну. Пусть те­перь он бо­ит­ся ме­ня по­те­рять!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.