Жен­ское СЧА­СТЬЕ

Мне ко­гда нра­вит­ся, жизнь бьет клю­чом, но не га­еч­ным и не по го­ло­ве. А в тот день, по за­ко­ну под­ло­сти, с са­мо­го утра все пошло на­пе­ре­ко­сяк...

Moja Sudba - - Калейдоскоп - Да­рья

Õва­тит дрых­нуть!» — за­орал го­ло­сом су­пру­га бу­диль­ник в мо­ем смарт­фоне. Весь про­шлый ме­сяц я про­сы­па­лась под марш То­ре­а­до­ра из опе­ры «Кар­мен», а еще рань­ше — под пес­ню груп­пы «Рамм­штайн». Это Гриш­ка мой так раз­вле­ка­ет­ся. — Хва­тит дрых­нуть, хва­тит дрых­нуть, хва­тит дры... — над­ры­вал­ся бу­диль­ник. Семь утра. Хо­те­лось бы еще немно­го по­ва­лять­ся, но... нель­зя! За час долж­на успеть приготовить му­жу зав­трак, пе­ре­ку­сить са­ма, со­брать­ся, раз­бу­дить, на­кор­мить и одеть сы­на. В фир­ме, где ра­бо­та­ет лю­би­мый, стро­гая дис­ци­пли­на, за опоз­да­ние — штраф, а Гри­ше еще нуж­но за­вез­ти Ва­ню к све­кро­ви, а ме­ня — на ра­бо­ту. Пах­ло све­же­за­ва­рен­ным ко­фе. «Мо­ло­дец ка­кой, — уми­ли­лась. — Не стал до­жи­дать­ся, по­ка я вста­ну, а сам к мо­е­му про­буж­де­нию рас­ста­рал­ся!» Как ни стран­но, Гри­го­рий успел не толь­ко сва­рить ко­фе, но и сде­лать ом­лет с сы­ром. Си­дел за сто­лом пол­но­стью оде­тый и до­едал свою по­ло­ви­ну, а моя си­рот­ли­во осты­ва­ла на ско­во­род­ке. — На сбо­ры пят­на­дцать ми­нут, — со­об­щил нена­гляд­ный. — Вре­мя пошло. — Как пят­на­дцать?! — ис­пу­га­лась я. — По­че­му? — Мне вче­ра ве­че­ром шеф по­зво­нил, со­об­щил, что у нас сер­вак упал. К на­ча­лу ра­бо­че­го дня нуж­но кровь из но­су под­нять. — Но я за пят­на­дцать ми­нут не успею... — То­гда Ива­на быст­рень­ко со­бе­ри. К ма­ме его за­бро­шу, а ты — са­ма-са­ма... До­би­рать­ся до ра­бо­ты на об­ще­ствен­ном транс­пор­те

с дву­мя пе­ре­сад­ка­ми жут­ко не хо­те­лось, по­это­му бро­си­ла «Я с ва­ми!» и вклю­чи­ла ре­жим элек­тро­ве­ни­ка. Две ми­ну­ты на то, что­бы умыть­ся хо­лод­ной во­дой (го­ря­чей нет уже ме­сяц). Оде­лась за пять, еще столь­ко же ушло на блиц­ма­ки­яж. Вы­та­щи­ла сон­но­го теп­ло­го Ва­нюш­ку из кро­ват­ки: «Про­сы­пай­ся, сол­ныш­ко, сей­час к ба­буш­ке по­едем». Сын улыб­нул­ся и при­стро­ил го­ло­ву мне на пле­чо — до­сы­пать. Тут за­зво­нил мо­биль­ный. — Даш, у те­бя день­ги есть? — спро­си­ла Ира, моя кол­ле­га. — А то у ме­ня го­ляк. — Сколь­ко нуж­но? — Это не мне. Я сей­час вспом­ни­ла, что у Ок­са­ны Стож­ко се­год­ня день рож­де­ния. А мы вче­ра за­бы­ли ей на по­да­рок со­брать. Ку­пи по до­ро­ге на ра­бо­ту. Как со­бе­рем — от­да­дим. — Так мо­жет, день­ги по­да­рим? — за­ез­жать в ма­га­зин очень не хо­те­лось. — Ок­сан­ка уже несколь­ко раз на­ме­ка­ла, что меч­та­ет о блен­де­ре. Ес­ли по пол­тин­ни­ку ски­нем­ся, по­лу­чит­ся де­вять­сот гри­вен. Толь­ко с та­ким рас­че­том по­ку­пай, что­бы еще на цве­точ­ки оста­лось... — В та­кую рань все ма­га­зи­ны бы­то­вой тех­ни­ки еще за­кры­ты, — сно­ва по­пы­та­лась я от­ма­зать­ся. — Ну, опоз­да­ешь немно­го. Шеф с утра со­би­рал­ся к зуб­но­му, так что рань­ше две­на­дца­ти вряд ли в офи­се по­явит­ся, — ска­за­ла Ири­на и от­клю­чи­лась. Обре­чен­но вздох­нув, до­ста­ла из за­нач­ки ты­ся­чу гри­вен, су­ну­ла в ко­ше­лек. — Даш­ка, ну где ты там за­стря­ла? Нам уже по­ра вы­хо­дить! — сер­ди­то про­кри­чал муж из при­хо­жей. — Идем! — ото­зва­лась я. ... По­сле то­го как сда­ли Вань­ку све­кро­ви, по­про­си­ла бла­го­вер­но­го: — Вы­са­ди ме­ня воз­ле быт­тех­ни­ки. — Что зна­чит, вы­са­ди? — воз­му­тил­ся он. — Это же не по пу­ти. Мне при­дет­ся крюк де­лать! — Ну по­жа­луй­ста... Гри­ша по­мор­щил­ся, но со­гла­сил­ся. Я по­лез­ла в сум­ку за зер­каль­цем (хо­те­ла удо­сто­ве­рить­ся, что нор­маль­но на­кра­ше­на), и тут об­на­ру­жи­ла от­сут­ствие ко­шель­ка. По­те­рять его ни­где не мог­ла, сле­до­ва­тель­но... — Стой! — взвизг­ну­ла я. — С ума со­шла?! — за­орал муж. — Раз­ве мож­но так пу­гать че­ло­ве­ка за ру­лем? — Гри­шень­ка, нам нуж­но до­мой вер­нуть­ся. Ко­ше­лек с день­га­ми взять за­бы­ла... — Лад­но, по­де­люсь... — он вы­удил из кар­ма­на несколь­ко мя­тых ку­пюр. — Мне мно­го нуж­но, — ска­за­ла я и ста­ла сум­бур­но объ­яс­нять, для че­го. — Те­бе на­до, ты и воз­вра­щай­ся, — мрач­но за­явил Гри­ша. — Еще неиз­вест­но, сколь­ко мне при­дет­ся с сер­ве­ром во­зить­ся, а уже по­ло­ви­на де­вя­то­го. — Для те­бя ра­бо­та важ­нее, чем же­на! — А для те­бя она важ­нее, чем ре­бе­нок! Про­сил же, по­си­ди с Ива­ном до трех лет, как все нор­маль­ные жен­щи­ны, так нет... Ка­рье­рист­ка! — От ка­рье­ри­ста слы­шу! — я вы­ско­чи­ла из ма­ши­ны и со зло­стью хлоп­ну­ла двер­цей. Да-а-а, неудач­нень­ко день на­чал­ся! Пря­мо бе­да... Про­дол­же­ние ока­за­лось то­же, мяг­ко го­во­ря, не очень. При­шлось тря­стись в пе­ре­пол­нен­ных марш­рут­ках. Да еще, ко­гда еха­ла до­мой, во­ди­тель устро­ил с кол­ле­гой гон­ки — кто рань­ше до­мчит до сле­ду­ю­щей оста­нов­ки. Пен­си­о­нер­ки ис­пу­ган­но хва­та­лись за серд­це, бе­ре­мен­ная жен­щи­на — за жи­вот. Пас­са­жи­ры с креп­ки­ми нер­ва­ми спо­ри­ли, кто при­дет к фи­ни­шу пер­вым, а осталь­ные — бур­но воз­му­ща­лись. По­сле, ко­гда уже до­би­ра­лась до ма­га­зи­на, ка­кая-то тет­ка, сто­яв­шая в ав­то­бу­се сза­ди, ело­зи­ла по мо­ей но­ге ко­лю­чим кра­ем клет­ча­то­го ба­у­ла. Выйдя из марш­рут­ки, я об­на­ру­жи­ла на кол­гот­ках вну­ши­тель­ную ды­ру. На по­куп­ку блен­де­ра и бу­ке­та для Ок­са­ны, а так­же но­вых кол­го­ток для се­бя ушло ми­нут со­рок, еще пол­ча­са — что­бы до­брать­ся до ра­бо­ты. Так что в ре­дак­цию вле­те­ла без два­дца­ти один­на­дцать. — Те­бя Сан Са­ныч ис­кал, — со­об­щи­ла Ира. — Злю­щий! Рвет и ме­чет! — Ты же ска­за­ла, что шеф утром бу­дет зу­бы лечить! — Вид­но, пе­ре­ду­мал... Главред дей­стви­тель­но был не в се­бе. — По­че­му опоз­да­ла? — про­сто­нал он, при­кры­вая ру­кой здо­ро­вен­ный флюс. — На про­спек­те в проб­ке за­стря­ли. — Не ври! Не бы­ло там ни­ка­ких про­бок! Ва­ри­ан­ты об­лож­ки но­во­го жур­на­ла го­то­вы? — Не со­всем... — про­бле­я­ла я. — То есть го­то­вы, но еще... сы­ро­ва­ты. — Не­уже­ли за три дня не смог­ла до­ве­сти их до кон­ди­ции? Мне сей­час нуж­но уехать, к пя­ти вер­нусь. Что­бы рас­пе­чат­ки ле­жа­ли у ме­ня на сто­ле, по­ня­ла? Чест­но при­знать­ся, про эти чер­то­вы ва­ри­ан­ты во­об­ще за­бы­ла, по­это­му рва­ну­ла к сво­е­му сто­лу и при­ня­лась бур­но кре­а­ти­вить — да­же на обе­ден­ный пе­ре­рыв не вы­хо­ди­ла. Око­ло двух по­зво­ни­ла све­кровь: — Да­рья, вы за­чем мне боль­но­го ре­бен­ка при­вез­ли? Сроч­но за­би­рай его до­мой и вы­зы­вай вра­ча. — Тем­пе­ра­ту­ра вы­со­кая? — Нор­маль­ная. Но Ва­неч­ка вя­лый и кук­сит­ся. — Я ни­как не смо­гу сей­час при­е­хать! — Что ж ты за мать та­кая?! — Меж­ду про­чим, у Вань­ки не толь­ко мать, но и отец есть, — рявк­ну­ла я и от­клю­чи­ла мо­биль­ный. ...Сан Са­ныч вер­нул­ся в ре­дак­цию аж в на­ча­ле седь­мо­го. Уже без флю­са. Рас­смот­рел ва­ри­ан­ты и ткнул в один из них паль­цем: — Этот гуд! Мо­ло­дец. До­мой в тот день я при­е­ха­ла поз­же Гри­ши. Сы­ну­ля иг­рал в ма­не­же и вы­гля­дел бод­ряч­ком. — Ма­ма зря вол­ну гна­ла, у Ива­на про­сто зуб ре­жет­ся, — по­яс­нил муж. — Дес­ну ему ле­кар­ством на­ма­зал, и он сра­зу по­ве­се­лел. Даш, не сер­дись, что утром на­орал. Я те­бя очень силь­но люб­лю — прав­да-прав­да! — Я те­бя то­же... По­сколь­ку ужин го­то­вил Гри­ша, вы­зва­лась по­мыть по­су­ду. Из кра­на не­ожи­дан­но по­тек... ки­пя­ток! «А жизнь-то на­ла­жи­ва­ет­ся! — по­ду­ма­ла с улыб­кой. — Ре­бе­нок здо­ров, су­пруг в люб­ви при­знал­ся, шеф по­хва­лил. И да­же во­да го­ря­чая по­яви­лась... Вот оно — жен­ское сча­стье!»

Гри­го­рий, муж Да­ши и отец Ва­неч­ки Же­на бук­валь­но раз­ры­ва­ет­ся меж­ду сы­ном и ра­бо­той. Пе­ри­о­ди­че­ски она пы­та­ет­ся и от ме­ня «ото­рвать ку­со­чек»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.