По­го­во­рим про­это

Да­же в на­ше вре­мя то­таль­ной рас­кре­по­щен­но­сти и сня­тия по­чти всех сек­су­аль­ных та­бу мно­гие лю­ди до сих пор бо­ят­ся го­во­рить о сек­се. Они по­че­му-то уве­ре­ны в том, что в сек­се глав­ное — сам секс. И раз они уже до­шли до по­сте­ли (а тем бо­лее — до загса), то даль

Natali - - Он И Она -

–Пред­став­ля­ешь, Мар­та! — вос­клик­ну­ла моя неуго­мон­ная по­друж­ка Ляль­ка, хи­хик­ну­ла и за­бле­сте­ла гла­за­ми. — Ко­неч­но, не пред­став­ляю, — от­ве­ти­ла я, и это бы­ло чи­стой прав­дой.

По­то­му что ни­кто-ни­кто, вклю­чая са­му Ляль­ку, не мо­жет знать до­под­лин­но, о чем она бу­дет го­во­рить в сле­ду­ю­щий мо­мент. А го­во­рить по­дру­га мо­жет о чем угод­но, на­чи­ная от бо­зо­на Хиггса и за­кан­чи­вая аме­ри­кан­ским би­зо­ном. Но ча­ще все­го, есте­ствен­но, го­во­рит о муж­чи­нах и сек­се. Со зна­ни­ем де­ла, сле­ду­ет при­знать. Не счи­тая мно­же­ства по­бед на амур­ном фрон­те и кон­ту­жен­ных Ляль­ки­ной сек­са­пиль­но­стью муж­чин, шта­бе­ля­ми ле­жа­щих у ее ног, по­дру­га уже тре­тий раз за­му­жем. Тре­тье­го, Ди­моч­ку, она под­би­ра­ла дол­го и ста­ра­тель­но, учи­ты­вая все ошиб­ки и про­сче­ты в преды­ду­щих бра­ках. Ди­моч­ка был пре­кра­сен со­бой, как Апол­лон, вы­сок и му­ску­лист, добр и ши­рок ду­шой, сду­вал с Ляль­ки да­же на­мек на пы­лин­ки и лю­бил ее до умо­по­мра­че­ния, со все­ми ее мно- го­чис­лен­ны­ми та­ра­ка­на­ми. Но у Ди­моч­ки был один не­до­ста­ток (впро­чем, вос­при­ни­ма­е­мый Ляль­кой, ско­рее, как до­сто­ин­ство) — он был неве­ро­ят­но, про­сто кос­ми­че­ски стес­ни­те­лен.

— Ну вот пред­став­ля­ешь, Мар­та, — про­дол­жи­ла Ляль­ка. — При­хо­жу я се­го­дня утром на ра­бо­ту, от­кры­ваю по­чту, а там пись­мо от Ди­моч­ки. А в нем... — Да ну го­во­ри уже! — рявк­ну­ла я и нетер­пе­ли­во пнула Ляль­ку под сто­лом. — А в пись­ме ссыл­ка, — Ляль­ка яв­но бы­ла до­воль­на про­из­ве­ден­ным эф­фек­том, ве­се­ли­лась и вся­че­ски про­дле­ва­ла ин­три­гу. — А в ссыл­ке пор­но­ро­лик!

Тут по­дру­га за­ка­ти­лась звон­ким сме­хом и за­ма­ха­ла ру­ка­ми. По­сле то­го как Ляль­ка от­сме­я­лась, вы­тер­ла гла­за и по­пра­ви­ла слег­ка по­плыв­шую кос­ме­ти­ку, она по­ве­да­ла тай­ну ин­тим­ной пе­ре­пис­ки. Как ока­за­лось, Ди­моч­ке с неко­то­рых пор очень хо­те­лось несколь­ко раз­но­об­ра­зить су­пру­же­ский секс, но ска­зать об этом жене он по обык­но­ве­нию стес­нял­ся. И по­то­му, что был стес­ни­тель­ным от рож­де­ния, и по­то­му, что в сек­се лю­би­мая и так бы­ла та еще штуч­ка (как, впро­чем, и в осталь­ных ас­пек­тах че­ло­ве­че­ской жиз­не­де­я­тель­но­сти), и гру­зить ее ка­ки­ми-то до­пол­ни­тель­ны­ми “за­бо­та­ми” Дмит­рий счи­тал непоз­во­ли­тель­но наг­лым и эго­и­стич­ным ша­гом со свой сто­ро­ны. Но сде­лать этот шаг очень хо­те­лось, а как — Ди­моч­ка не знал. От это­го стес­нял­ся еще боль­ше, за­мы­кал­ся и в ре­зуль­та­те впал в жест­кую ме­лан­хо­лию.

К сча­стью, он во­вре­мя вспом­нил, что на дво­ре как-ни­как XXI век, ком­пью­тер­ные тех­но­ло­гии, га­д­же­ты вся­кие. И что­бы до­не­сти свою мысль до че­ло­ве­ка, не обя­за­тель­но иметь его пе­ред гла­за­ми. Ди­ма под­прыг­нул от ра­до­сти, об­лег­чен­но вы­дох­нул, на­шел в Ин­тер­не­те пор­но­ро­лик со зри­мым во­пло­ще­ни­ем сво­их фан­та­зий и от­пра­вил ссыл­ку Ляль­ке на элек­трон­ный ад­рес. А сам сел и стал ждать.

— А что там хоть бы­ло, в этом филь­ме для взрос­лых?! — из­не­мо­га­ла я от лю­бо­пыт­ства и за­гля­ды­ва­ла по­дру­ге в ли­цо.

— А не ска­жу по­ка! Сна­ча­ла по­про­бую, — под­миг­ну­ла Ляль­ка раз­врат­ным гла­зом и взби­ла непо­кор­ные ло­ко­ны. — Лад­но, я по­бе­жа­ла, мне еще в секс-шоп на­до. А по­том до­мой. Ждет ведь, бес­стыд­ник та­кой.

И Ляль­ка умча­лась, рас­сы­пая по сто­ро­нам хру­сталь­ные ша­ри­ки сме­ха.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.