Мия: ЭМ­МА СТО­УН

Natali - - Эксклюзив -

Порт­рет Мии, глав­ной ге­ро­и­ни ки­но­мю­зик­ла, как буд­то спи­сан с Эм­мы Сто­ун. Два­дца­ти­вось­ми­лет­няя ак­три­са при­е­ха­ла из ма­лень­ко­го го­род­ка в Ари­зоне по­ко­рять Гол­ли­вуд, ко­гда ей не ис­пол­ни­лось и 16-ти. Эм­ма меч­та­ла о ки­но­ка­рье­ре с дет­ства, и в день сво­е­го рож­де­ния с по­мо­щью пре­зен­та­ции в сти­ле Powerpoint убе­ди­ла ро­ди­те­лей от­пу­стить ее в Лос-ан­дже­лес до окон­ча­ния шко­лы.

Под­пи­сав до­го­вор с аген­том, а имен­но это бы­ло глав­ным ро­ди­тель­ским усло­ви­ем, Эм­ма оку­ну­лась в ти­пич­ный кру­го­во­рот но­вич­ков, пы­та­ю­щих сча­стья в Гол­ли­ву­де. Со­глас­но до­го­во­ра, она по­се­ща­ла част­ные уро­ки ак­тер­ско­го ма­стер­ства и участ­во­ва­ла в мно­го­чис­лен­ных про­слу­ши­ва­ни­ях на ро­ли вто­ро­го пла­на в те­ле­се­ри­а­лах. Эм­ма с эн­ту­зи­аз­мом бра­лась за лю­бой об­раз, будь то роль угрю­мой бас-ги­та­рист­ки, за­цик­лен­ной сту­дент­ки кол­ле­джа или от­ча­ян­ной охот­ни­цы за зом­би. Чув­ство юмо­ра по­мог­ло юной ак­три­се с успе­хом во­пло­тить на экране са­мых экс­цен­трич­ных ге­ро­инь. Ее за­ме­ти­ли и ста­ли при­гла­шать на бо­лее се­рьез­ные ро­ли. Участ­вуя в съем­ках “Че­ло­век-па­ук”, Эм­ма по­зна­ко­ми­лась с Эн­д­рю Гар­фил­дом, сыг­рав­шим глав­ную роль в филь­ме и, как ока­за­лось, в ее лич­ной жиз­ни. Их на­зы­ва­ли са­мой ми­лой па­рой Гол­ли­ву­да. До сих пор неиз­вест­но, по­че­му они рас­ста­лись спу­стя че­ты­ре года. Вполне ве­ро­ят­но, что нема­лую роль в этом сыг­ра­ла их чрез­мер­ная за­ня­тость. За­то ки­но­ка­рье­ра Эм­ми взле­те­ла в звезд­ную высь. По­чти как у ге­ро­и­ни “Ла-ла Лэнд”.

С мо­ло­дой звез­дой мы встре­ти­лись в То­рон­то в оте­ле Fairmont. Го­лос Эм­мы с хри­пот­цой зву­чит уве­рен­но и энер­гич­но для столь ран­не­го ча­са, за­ли­ви­стый смех за­ра­жа­ет за­до­ром, а огром­ные зе­ле­ные гла­за за­тя­ги­ва­ют в се­бя, как в омут. Со­вер­шен­но оче­вид­но, что с та­кой де­вуш­кой невоз­мож­но со­ску­чить­ся.

Эм­ма, по­здрав­ляю те­бя с за­слу­жен­ным успе­хом! Кар­ти­ну уже на­зва­ли од­ной из са­мых луч­ших в го­ду и да­же по­ста­ви­ли на один уро­вень с ми­ро­вы­ми ше­дев­ра­ми, в част­но­сти со зна­ме­ни­ты­ми “Шер­бур­ски­ми зон­ти­ка­ми”. Как дол­го те­бе и Рай­а­ну при­шлось ра­бо­тать над му­зы­каль­ны­ми но­ме­ра­ми? Спа­си­бо, я до сих пор не мо­гу при­вык­нуть к про­дол­жи­тель­ным ова­ци­ям на пре­мье­рах и к то­му, что нас сравни­ва­ют с клас­си­ка­ми му­зы­каль­но­го жан­ра. Но в от­ли­чие от “Шер­бур­ских зон­ти­ков” на­ши ге­рои и по­ют, и раз­го­ва­ри­ва­ют. И нам есть чем гор­дить­ся. Мы са­ми пе­ли, и все но­ме­ра бы­ли за­пи­са­ны вжи­вую. Ре­пе­ти­ро­ва­ли три ме­ся­ца. Ис­клю­че­ни­ем ста­ла сце­на в ноч­ном Гриф­фит-пар­ке. Она шла под фо­но­грам­му, ко­то­рую мы до это­го за­пи­са­ли в сту­дии. В пар­ке нам с Рай­а­ном на­до бы­ло еще и тан­це­вать, а чув­стви­тель­ность мик­ро­фо­нов не поз­во­ля­ла де­лать это од­но­вре­мен­но. Чу­дес­ная сце­на! Но я так по­ни­маю, что лег­кость, с ко­то­рой вы ее ис­пол­ня­ли, до­воль­но об­ман­чи­ва? Да, для нас она бы­ла са­мой тя­же­лой в кар­тине. Дли­лась шесть ми­нут и за­пи­сы­ва­лась од­ним дуб­лем. При­шлось снять восемь та­ких дуб­лей в те­че­ние двух но­чей. До это­го мы бес­ко­неч­но ре­пе­ти­ро­ва­ли, ча­стень­ко са­мо­сто­я­тель­но вы­ез­жая в парк и про­буя тан­це­вать там под покровом но­чи. ( Сме­ет­ся.) Ро­ман­тич­но, ни­че­го не ска­жешь. Вы же с Рай­а­ном не в пер­вый раз ра­бо­та­ли на съе­моч­ной пло­щад­ке? Да, это уже на­ша тре­тья сов­мест­ная ра­бо­та. Ко­неч­но, на­мно­го лег­че за­во­е­вать до­ве­рие друг дру­га, ес­ли люди зна­ко­мы. Но в жан­ре мю­зик­ла мы оба ра­бо­та­ли впер­вые, по­это­му при­хо­ди­лось вме­сте учить­ся петь и тан­це­вать. Что для те­бя зна­чит Лос-ан­дже­лес? Это мой дом. Про­жив в Лос-ан­дже­ле­се пять лет, я пе­ре­еха­ла в Нью-йорк. Ду­ма­ла, что ни­ко­гда не бу­ду тос­ко­вать по это­му го­ро­ду. Но последние пол­то­ра года сно­ва жи­ву в Лос-ан­дже­ле­се и осо­знаю, как мно­го ме­ня с ним свя­зы­ва­ет. Я нор­маль­но от­но­шусь да­же к зна­ме­ни­тым проб­кам Лос-ан­дже­ле­са! Про­сто по­то­му, что люб­лю на­хо­дить­ся в ма­шине од­на. Мож­но слу­шать му­зы­ку на пол­ную гром­кость, ду­мать, быть са­мой со­бой. Мне не нра­вит­ся в этом го­ро­де толь­ко од­но: в ре­сто­ра­нах по­се­ти­те­ли обя­за­тель­но с ин­те­ре­сом раз­гля­ды­ва­ют вхо­дя­щих. А вдруг это зна­ме­ни­тость? Рас­сла­бить­ся бы­ва­ет очень труд­но. Осо­бен­но ко­гда ты и есть та са­мая зна­ме­ни­тость. ( Сме­ем­ся.) Но ведь так бы­ло не все­гда. Ты же то­же на­стра­да­лась во вре­мя про­слу­ши­ва­ний, как твоя ге­ро­и­ня? Ко­неч­но, ме­ня не ми­но­ва­ла до­ля от­верг­ну­той кан­ди­дат­ки. Та­кое все­гда боль­но бьет по са­мо­лю­бию и к это­му труд­но при­вык­нуть. Од­на­жды мне за­бы­ли вы­слать текст, и на про­бах роль при­шлось чи­тать. За это на ме­ня так на­кри­ча­ли, что я рас­пла­ка­лась пря­мо пе­ред ка­ме­рой. Мне то­гда толь­ко-толь­ко ис­пол­ни­лось шест­на­дцать. С тех пор я все­гда очень тща­тель­но за­учи­ва­ла текст и ни­ко­гда не при­хо­ди­ла непод­го­тов­лен­ной. Од­на­ко это все рав­но не да­ва­ло га­ран­тии, что те­бя вы­бе­рут. Но са­мое страш­ное — это не про­слу­ши­ва­ния и не от­ка­зы. Са­мое страш­ное — ко­гда те­бя ни­ку­да не зо­вут. Вот тут на­чи­на­ешь се­рьез­но па­ни­ко­вать. Ты счи­та­ешь, что твой се­го­дняш­ний успех сто­ил тех уси­лий? Ты счаст­ли­ва и ни о чем не жа­ле­ешь? Ак­тер­ство, как дру­гие твор­че­ские про­фес­сии, тре­бу­ет неко­то­рой за­цик­лен­но­сти и фо­ку­си­ров­ки на са­мой се­бе. Ино­гда непро­сто най­ти ба­ланс меж­ду лю­би­мым де­лом и че­ло­ве­ком, с ко­то­рым хо­чешь быть вме­сте. Как сов­ме­стить и то, и дру­гое каж­дый ре­ша­ет для се­бя сам. О чем жа­лею имен­но я?.. Па­ру лет на­зад у ме­ня был непро­стой пе­ри­од. Я вдруг по­ня­ла, что мно­гие из мо­их дру­зей, от­учив­шись в кол­ле­джах, по­лу­чи­ли ди­пло­мы о выс­шем об­ра­зо­ва­нии. И я осо­зна­ла, что не толь­ко не бы­ла в кол­ле­дже, но и шко­лу окон­чи­ла, обу­ча­ясь до­ма, в пе­ре­ры­вах меж­ду про­слу­ши­ва­ни­я­ми. То­гда мне ка­за­лось, что это то, что мне на­до. Но все рав­но груст­но, что эта фа­за жиз­ни про­шла ми­мо ме­ня. Хо­тя, ко­неч­но, я счаст­ли­ва и мне грех жа­ло­вать­ся: уда­ча до сих пор со­пут­ство­ва­ла мне по жиз­ни.

В ЭТИХ СЪЕМ­КАХ ЭММЕ ПРИГОДИЛСЯ ОПЫТ ИГ­РЫ НА БРОДВЕЙСКОЙ СЦЕНЕ

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.