ШКО­ЛА ЖИЗ­НИ Вла­ди­ми­ра Зе­лен­ско­го

С Вла­ди­ми­ром Зе­лен­ским мы встре­ти­лись сра­зу по­сле пре­мье­ры филь­ма “Слу­га на­ро­да 2”. У нас бы­ло все­го пол­ча­са, вы­кро­ен­ных из плот­но­го гра­фи­ка ар­ти­ста, но за это вре­мя нам уда­лось раз­уз­нать о но­вом филь­ме, об от­но­ше­нии к жиз­ни, о на­сто­я­щих дру­зьях и о том,

Natali - - Персона - Ирина ТАТАРЕНКО

Вла­ди­мир, 2016-й был успеш­ным для “Квар­та­ла” — ки­но­ком­па­ния FOX при­об­ре­ла пра­ва на фор­мат се­ри­а­ла “Слу­га на­ро­да”, один­на­дцать но­ми­на­ций на “Те­ле­три­умф”, га­стро­ли, пре­мье­ры. Все­го это­го бы­ло труд­но до­бить­ся? Да, это бы­ло слож­но. Зна­е­те, 2016 год ока­зал­ся кри­зис­ным для на­шей ин­ду­стрии. Мно­гие из кол­лег разо­шлись, раз­бе­жа­лись, но важ­но, что нам уда­лось со­хра­нить ком­па­нию. Бы­ло несколь­ко се­рьез­ных ин­фор­ма­ци­он­ных уда­ров по “Квар­та­лу”. Я разо­ча­ро­вал­ся во мно­гих лю­дях, ко­то­рые ка­за­лись дру­зья­ми, а в труд­ный мо­мент по­мог­ли усу­гу­бить си­ту­а­цию. По­лу­ча­ет­ся, я не так уж хо­ро­шо раз­би­ра­юсь в лю­дях. Хо­тя все­гда счи­тал, что у ме­ня хо­ро­шая ин­ту­и­ция. Но бы­ли и дру­гие, незна­ко­мые, ко­то­рые нас под­дер­жа­ли. Вы­пус­ки “Ве­чер­не­го Квар­та­ла” раз­би­ра­ют на ци­та­ты. Есть ли фра­зы из но­во­го филь­ма “Слу­га на­ро­да 2”, ко­то­рые пе­ре­ко­че­ва­ли в ваш сло­вар­ный оби­ход? Мне, ко­неч­но, нра­вит­ся то, что мы де­ла­ем, но я от се­бя не в та­ком уж вос­тор­ге, что­бы за­слу­ши­вать­ся. Мне слож­но смот­реть на то, что я де­лаю. Каж­дый раз пе­ре­жи­ваю, ко­гда смот­рю “Квар­тал”. На са­мом де­ле в “Слу­ге на­ро­да 2” есть мно­го класс­ных мо­мен­тов и, ду­маю, бу­дет что взять на ци­та­ты. До пре­мье­ры мы смот­ре­ли фильм вме­сте с кри­ти­ка­ми. Нас ин­те­ре­со­ва­ла ре­ак­ция лю­дей, ко­то­рые не на­стро­е­ны к нам ло­яль­но, и мо­гу ска­зать с гор­до­стью: мы оста­лись до­воль­ны их от­зы­ва­ми. Вы не бо­и­тесь кри­ти­ки? Слу­шай­те, кто из адек­ват­ных лю­дей лю­бит кри­ти­ку? Ни­кто. К ней мож­но про­сто нор­маль­но от­но­сить­ся. В “Слу­ге на­ро­да 2” вы ис­пол­ни­ли глав­ную роль. Что вам боль­ше все­го нра­вит­ся, а что не нра­вит­ся в ак­тер­ской про­фес­сии? Я ни­ко­гда не счи­тал се­бя “чи­стым” ак­те­ром. По­то­му что я че­ло­век ду­ма­ю­щий. Не пой­ми­те ме­ня пре­врат­но. Мно­гие ак­те­ры — люди неглу­пые, но не ду­ма­ю­щие. Та­ко­ва при­ро­да про­фес­сии. Че­ло­век об­ла­да­ет ак­тер­ской тех­ни­кой, ко­то­рой он пять лет обу­чал­ся в уни­вер­си­те­те и по­том еще два­дцать от­та­чи­вал в те­ат­ре. И ко­гда ему на­до сыг­рать сце­ну стра­ха, он со­вер­шен­но тех­ни­че­ски изоб­ра­жа­ет эту эмо­цию. Я не го­во­рю, что это непра­виль­но. Мо­жет быть, так ак­тер доль­ше се­бя со­хра­ня­ет. Но я не мо­гу тех­ни­че­ски ис­пу­гать­ся на сцене. Ак­те­ры мо­гут ча­са­ми го­во­рить тек­сты дра­ма­ти­че­ских про­из­ве­де­ний, а я ино­гда со­би­раю но­ме­ра “Квар­та­ла” по сло­ву. По­то­му что мо­гу за­быть. У ме­ня ведь в го­ло­ве мил­ли­он на­прав­ле­ний, ку­ча идей, а мне еще нуж­но вспом­нить ре­пли­ку. Ко­неч­но, я мо­гу все быст­ро сло­жить и сыг­рать, но до кон­ца не счи­таю се­бя ак­те­ром. Вам все­гда хо­чет­ся вы­хо­дить на сце­ну? Не все­гда. Все за­ви­сит от то­го, кто на­хо­дит­ся в за­ле. Ино­гда по­па­да­ет­ся из­ба­ло­ван­ный зри­тель. В та­ком слу­чае, ес­ли я уже вы­шел на сце­ну, то хо­чу увлечь, до­бить­ся вни­ма­ния, что­бы в фи­на­ле он встал и ап­ло­ди­ро­вал за то, что мы по­да­ри­ли ему класс­ное настро­е­ние. Но и у ме­ня бы­ва­ет раз­ное настро­е­ние. Ино­гда нет внут­рен­не­го за­па­ла. Внешне это ни­как не вы­ра­жа­ет­ся, но внут­ри при­хо­дит­ся ло­мать се­бя, на­стра­и­вать на нуж­ный лад. Вы очень за­ня­ты. На что вам не жаль по­тра­тить вре­мя? На се­мью. По­рой мне хо­чет­ся про­сто по­си­деть ря­дом и по­дер­жать за ру­ку ре­бен­ка. Еще не жаль на ин­те­рес­ную твор­че­скую дис­кус­сию. Ес­ли идея за­тя­ги­ва­ет, я го­тов по­тра­тить на нее столь­ко вре­ме­ни, сколь­ко необ­хо­ди­мо. По­то­му что мне ин­те­рес­но по­при­ду­мы­вать, по­раз­ра­ба­ты­вать.

ска­жут: “Вот бес­со­вест­ный, мы ему сде­ла­ли по­да­рок на день рож­де­ния, а он...” В об­щем, я был на кон­цер­те Ан­дреа Бо­чел­ли. Это по­тря­са­ю­щий ита­льян­ский опер­ный ис­пол­ни­тель. У него уни­каль­ный го­лос. Я так дав­но хо­тел по­пасть на его кон­церт, и дру­зья по­да­ри­ли мне би­лет. До по­ло­ви­ны вы­ступ­ле­ния мне бы­ло ин­те­рес­но, а по­том слу­шать ста­ло слож­но. По­то­му что он ис­пол­нял клас­си­ку, а во­круг него все кру­ти­лось и вер­те­лось. Это бы­ло гран­ди­оз­ное шоу с тан­цо­ра­ми, ко­стю­ма­ми, све­то­вы­ми спе­ц­эф­фек­та­ми. Но как раз это­го все­го я не ожи­дал. Нель­зя ска­зать, что я не счи­таю это ис­кус­ством, про­сто я при­шел на дру­гое.

Та­к­же я по­лу­чил мас­су удо­воль­ствия от кон­цер­та Адель. Она для ме­ня иде­аль­ный пред­ста­ви­тель поп-му­зы­ки. Мне нра­вит­ся ее го­лос, ха­риз­ма, внеш­ность. Еще я люб­лю му­зеи — ис­то­рии, жи­во­пи­си — все рав­но ка­кие. В них я чув­ствую се­бя ком­форт­но, не оди­но­ко и ни­ко­гда не устаю. Са­мые лю­би­мые — Ван Го­га в Ам­стер­да­ме, Уф­фи­ци во Фло­рен­ции. Хо­тя Фло­рен­ция и Ве­не­ция уже са­ми по се­бе го­ро­да-му­зеи, где каж­дый ка­ме­шек — это исто­рия. Ву­ди Ал­лен рас­ска­зы­вал, что у него есть от­дель­ный ко­мод, за­ва­лен­ный блок­но­та­ми, сал­фет­ка­ми, спи­чеч­ны­ми ко­роб­ка­ми, на ко­то­рых он в раз­ное вре­мя за­пи­сы­вал идеи. Как вы фик­си­ру­е­те свои мыс­ли? Я за­пи­сы­ваю и в те­ле­фон, и в блок­но­ти­ки, и в ком­пью­тер. И все бла­го­по­луч­но те­ряю. По­это­му моя го­ло­ва оста­ет­ся са­мым на­деж­ным хра­ни­ли­щем для идей. При­чем ес­ли идея за­бы­ва­ет­ся, то это к луч­ше­му. Зна­чит, она сно­ва всплы­вет, но уже в по­ло­жен­ное ей вре­мя. От вне­зап­но­го всплес­ка идей Ал­ле­на стра­да­ли кни­ги в том чис­ле. Вы делаете по­мет­ки на по­лях? Нет, я да­же не по­ни­маю, за­чем их де­лать. Что­бы за­пом­нить фра­зу? Зна­е­те, как один мой зна­ко­мый чи­та­ет кни­ги? Про­чи­тал стра­ни­цу — вы­рвал, про­чи­тал стра­ни­цу — вы­рвал, по­ка от кни­ги не оста­ва­лась толь­ко об­лож­ка.. Ме­ня же с дет­ства при­учи­ли бе­реж­но об­ра­щать­ся с кни­гой. За­во­ра­чи­вать ее в об­лож­ку, что­бы, не дай Бог, с ней ни­че­го не слу­чи­лось. Ее же на­до чи­стень­кой вер­нуть хо­зя­и­ну. Нель­зя бы­ло чи­тать кни­ги на кухне, брать с со­бой в ван­ную. Это сей­час у ме­ня в биб­лио­те­ке есть несколь­ко “по­стра­дав­ших”, рас­пух­ших по мо­ей вине. По­то­му что за­снул с кни­гой в ван­ной. Я, кста­ти, так ча­сто де­лаю. У ме­ня так “Ан­на Ка­ре­ни­на” уто­ну­ла, преж­де чем я до­шла до то­го мо­мен­та, где ге­ро­и­ня по­па­ла под по­езд... С “Ан­ной Ка­ре­ни­ной” — это к мо­ей су­пру­ге. Ле­на чи­та­ет Тол­сто­го. Недав­но го­во­рит мне: “Ты зна­ешь, все-та­ки уди­ви­тель­ное про­из­ве­де- ние “Вой­на и мир”. Воз­мож­но, но у ме­ня не хва­ти­ло тер­пе­ния его про­чи­тать в школь­ные го­ды, а сей­час я точ­но не смо­гу его оси­лить. Хо­тя знаю, что в мо­ем воз­расте все пе­ре­чи­ты­ва­ют Тол­сто­го, и всем нра­вит­ся.

По­тря­са­ю­щий пи­са­тель, от книг ко­то­ро­го я по­лу­чаю ко­лос­саль­ное удо­воль­ствие, — Бо­рис Аку­нин. Осо­бен­но люб­лю при­клю­че­ния Фан­до­ри­на. Мне каж­дый раз ин­те­рес­но, что же бу­дет даль­ше? А кто убий­ца? Вот про это мне нра­вит­ся по­рас­суж­дать, по­ду­мать. Ис­то­рии су­и­цид­но-пси­хо­ло­ги­че­ские а-ля ах, как же без люб­ви, пой­ду и за­стре­люсь — ми­мо ме­ня. Пер­вая, вто­рая стра­ни­ца — и за­кры­ваю, спа­си­бо! Ну не хва­та­ет мне тер­пе­ния! Мне на­до, что­бы сю­жет сра­зу схва­тил и не от­пус­кал. А во­об­ще, я так мно­го чи­таю сце­на­ри­ев, что бук­вы ужас­но на­до­е­ли. Мне сей­час боль­ше нра­вят­ся кар­тин­ки. (Улы­ба­ет­ся.) Моя по­дру­га утвер­жда­ет, что под кни­гу “Имя ро­зы” Ум­бер­то Эко ей уда­ет­ся вы­сы­пать­ся да­же в марш­рут­ке. Что делаете вы, ко­гда не спит­ся? Бы­ва­ет, не мо­гу уснуть, по­то­му что ме­ня не по­ки­да­ют мыс­ли. То­гда по­мо­га­ет бо­кал крас­но­го ви­на. Есть еще та­кая хо­ро­шая вещь, как ме­ла­то­нин. Ко­гда ты зна­ешь, что у те­бя есть пять-шесть ча­сов, а на­до вы­спать­ся, я вы­пи­ваю таб­лет­ку. Офи­ген­ная вещь! Мож­но, ко­неч­но, по­чи­тать... Кни­га, на ко­то­рой я за­сы­пал год под­ряд, — “Шан­та­рам”. Не­че­ло­ве­че­ски тол­стая. (Сме­ет­ся.) А во­об­ще, мне нра­вит­ся чи­тать несколь­ко книг па­рал­лель­но. Од­ну — в те­ле­фоне, дру­гую — в ван­ной. За­г­ля­нул в од­ну: “Как там де­ла? Нор­маль­но. Хо­ро­шо”. За­г­ля­нул во вто­рую: “А как там де­ла? То­же нор­маль­но. От­лич­но!” А вот в са­мо­ле­те я хо­ро­шо вы­сы­па­юсь под ки­но. Новые филь­мы смот­рю от на­ча­ла до кон­ца, но есть мас­са ста­рых, ко­то­рые я знаю очень хо­ро­шо. Вклю­чаю их с лю­бо­го мо­мен­та — и по­ни­маю, что ни­че­го не про­пу­стил и не про­пу­щу, ес­ли усну. Люб­лю спать под филь­мы, осо­бен­но в ки­но­те­ат­рах. А в ка­ком са­мом необыч­ном ме­сте вам при­хо­ди­лось про­сы­пать­ся? В ки­но­те­ат­ре на га­стро­лях. По­сле кон­цер­та я все­гда уго­ва­ри­ваю ко­ман­ду пой­ти со мной в ки­но. Кто­то на­чи­на­ет: “Во­ва, но ты же опять бу­дешь спать”. Я па­ри­рую: “Ре­бя­та, я бодр!” Мы идем в ки­но, и я за­сы­паю, а они по­том спра­ши­ва­ют: “Что ты по­нял в этом филь­ме?! В от­вет я на­пе­ваю ме­ло­дию, ко­то­рая зву­чит на за­став­ке филь­мов ки­но­ком­па­нии “XX век FOX”. (Сме­ет­ся.) Но зна­е­те, что пло­хо? С мо­и­ми ре­бя­та­ми по му­зе­ям не по­хо­дишь. У нас был кон­церт в Гер­ма­нии, и я уго­во­рил их по­ехать ско­рост­ной элек­трич­кой в Ам­стер­дам, что­бы схо­дить в му­зей Ван Го­га. Там три эта­жа, бе­решь на­уш­ни­ки и гу­ля­ешь по экс­по­зи­ции. С каж­дым но­вым за­лом на­ши ря­ды ре­де­ли, по­ка вдруг я не за­ме­тил, что ря­дом со мной уже ни­ко­го не оста­лось. Я по­смот­рел в про­лет меж­ду эта­жа­ми, а они на пер­вом при­мо­сти­лись на огром­ном мяг­ком крес­ле и об­ре­чен­но смот­рят вдаль. (Сме­ет­ся.)

НЕ ТАК УЖ ХО­РО­ШО Я РАЗ­БИ­РА­ЮСЬ В ЛЮ­ДЯХ, ХО­ТЯ СЧИ­ТАЛ, ЧТО У МЕ­НЯ ХО­РО­ШАЯ ИН­ТУ­И­ЦИЯ

я за­во­жу ее на уро­ки, и по до­ро­ге в шко­лу мы еще пол­ча­са успе­ва­ем по­об­щать­ся в ма­шине. По­том я иду в спорт­зал и на ра­бо­ту. О чем вы обыч­но го­во­ри­те с до­че­рью? О раз­ном, ино­гда да­же о “Квар­та­ле”. Са­ша глу­бо­ко по­ни­ма­ет то, чем я за­ни­ма­юсь. На что у вас по­сто­ян­но не хва­та­ет вре­ме­ни, но вы хо­те­ли бы сде­лать? Я хо­чу снять ки­но как ре­жис­сер. У ме­ня на это по­сто­ян­но не хва­та­ет вре­ме­ни, но я хо­тел бы ус­петь осу­ще­ствить свою меч­ту в этой жиз­ни! ♥

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.