СЕРДЦУ

Это слу­чи­лось по­чти сто лет на­зад. Каж­дый день в обе­ден­ное вре­мя на стан­ции Си­буя пес по­ро­ды аки­та-ину встре­чал сво­е­го хо­зя­и­на — про­фес­со­ра То­кий­ско­го уни­вер­си­те­та. Ко­гда у то­го слу­чил­ся ин­фаркт, со­ба­ка про­дол­жа­ла при­хо­дить и де­ла­ла это на про­тя­же­нии де­вя

Natali - - Эссе -

Mоя со­сед­ка, ин­тел­ли­гент­ная се­ми­де­ся­ти­лет­няя жен­щи­на, до сих пор но­сит вы­со­кие каб­лу­ки и на­ра­щи­ва­ет рес­ни­цы. Она вто­рой раз за­му­жем, есть вну­ки и да­же пра­вну­ки. Пер­вый муж умер два­дцать лет на­зад, и вся­кий раз, ко­гда она о нем вспо­ми­на­ет, без­утеш­но пла­чет и при­зна­ет­ся, что лю­бит его еще силь­нее, чем при жиз­ни. Ее вто­рой муж, энер­гич­ный муж­чи­на со здо­ро­вым ру­мян­цем до са­мых ушей, об этом зна­ет и на­де­ет­ся, что ко­гда-ни­будь она по­лю­бит его то­же. Хо­тя бы чуть-чуть.

У мо­ей зна­ко­мой есть сын, рож­ден­ный в ре­зуль­та­те страст­но­го двух­не­дель­но­го ро­ма­на. За­муж она так и не вы­шла, по­то­му что про­дол­жа­ет лю­бить его от­ца. Ре­гу­ляр­но ез­дит к нему на дру­гой ко­нец го­ро­да и хо­дит сом­нам­бу­лой под ок­на­ми. Пла­чет. Зо­вет. Несколь­ко раз скреб­лась в дверь, но он не от­крыл. Она зна­ет о нем все: в ко­то­ром ча­су от­во­зит ре­бен­ка в шко­лу, ка­кие про­дук­ты за­ку­па­ет по суб­бо­там и в ка­ком ме­ся­це уез­жа­ет с се­мьей на Га­и­ти. Сма­хи­ва­ет злые сле­зы и про­дол­жа­ет се­бя ис­тя­зать. Как Ха­ти­ко при­хо­дит на ру­и­ны их чувств, что­бы вдо­воль по­го­ре­вать. Каж­дый год пи­шет ему огром­ное пись­мо и рас­ска­зы­ва­ет о сво­их чув­ствах. О том, ка­ким зяб­ким был ноябрь, об успе­хах сы­на, о ре­мон­те в квар­ти­ре, про­чи­тан­ном “Во­ро­ши­лов­гра­де” Жа­да­на, сбро­шен­ных ки­ло­грам­мах и кон­цер­те по­ста­рев­ше­го Сер­гея Ни­ки­ти­на. Под­ку­па­ет поч­та­льо­на, что­бы та от­да­ва­ла пись­ма лич­но в ру­ки, и умо­ля­ет о встре­че: — Я ве­рю, что мы бу­дем вме­сте, — го­во­рит она мне. — У те­бя есть для это­го ос­но­ва­ния? Он да­ет по­вод? На­ме­ка­ет? При­гла­ша­ет на сви­да­ния? Зво­нит и бро­са­ет труб­ку? — за­даю уточ­ня­ю­щие во­про­сы. — Нет. — То­гда смысл? — В люб­ви не мо­жет быть смыс­ла. Пе­ре­до мной со­ро­ка­лет­ний муж­чи­на. Три­жды был же­нат и все три ра­за неудач­но. Жен не лю­бил, и они это чув­ство­ва­ли. Сей­час жи­вет пя­ти­лет­ка­ми меж­ду встре­ча­ми од­но­класс­ни­ков. Его нераз­де­лен­ная любовь Ма­русь­ка ско­ро ста­нет ба­буш­кой, а он про­дол­жа­ет жить ил­лю­зи­ей: — Я все рав­но бу­ду ждать и до­би­вать­ся. — А сколь­ко ты так уже ждешь? — С тре­тье­го клас­са. Воз­мож­но, мы за­ра­же­ны неизу­чен­ной бо­лез­нью или нам нра­вит­ся лю­бить то, что не име­ем? В дет­стве я очень хо­те­ла ми­лень­ко­го пуп­са в бор­до­вом ка­по­ре... Так вот, я о нем гре­зи­ла несколь­ко лет, не за­ме­чая кол­лек­ции ку­кол под ба­та­ре­ей. За­тем точ­но так же стра­да­ла по де­ся­ти­класс­ни­ку, де­мон­стра­тив­но ме­ня иг­но­ри­ро­вав­ше­му, по ак­те­ру, ис­пол­нив­ше­му глав­ную роль в филь­ме “Тар­зан”, и по быв­ше­му му­жу. А ведь ре­гу­ляр­но вос­кре­шая умер­шее, мы осо­знан­но воз­вра­ща­ем­ся в по­за­вче­ра. Пе­ре­чи­ты­вая смс-пе­ре­пис­ку го­дич­ной дав­но­сти, тис­кая об­лез­ше­го зай­ца, по­да­рен­но­го еще на пер­вом кур­се, це­луя его сни­мок, на ко­то­ром он с длин­ной ду­рац­кой чел­кой, — вы­ни­ма­ем свои лич­ные ба­та­рей­ки. За­мед­ля­ем­ся и оста­нав­ли­ва­ем­ся. По­то­му что, ре­ани­ми­руя про­шлое, мы ней­тра­ли­зу­ем на­сто­я­щее: этот день, этот зе­вок, эту от­те­пель. За­бы­ва­ем, что невоз­мож­но про­жить еще раз лет­ние ка­ни­ку­лы 2005 года, от­пуск 2007-го и вче­раш­ний бес­смыс­лен­ный спор. Не­ре­аль­но до­гнать то­го, кто убе­га­ет, по­стро­ить диа­лог с тем, кто упор­но мол­чит, и на­силь­но за­ста­вить по­лю­бить муж­чи­ну, ко­то­рый к нам рав­но­ду­шен. Это срод­ни по­пыт­кам сдви­нуть

го­ру Дже­бель-ха­фит, из­ме­нить те­че­ние ре­ки, ис­пра­вить ал­го­ритм вью­ги, рас­то­пить шель­фо­вые лед­ни­ки, пе­ре­пи­сать про­шлое, лун­ный ка­лен­дарь и три веч­ных за­ко­на Все­лен­ной.

Ес­ли он не лю­бит — зна­чит он не лю­бит. Все. Точка. Три вос­кли­ца­тель­ных зна­ка!!! И не­умест­ны “на­де­юсь” и “все еще мо­жет быть”. Зна­чит, не сов­па­ли гор­мо­ны, не со­шлись ори­ен­ти­ры, ис­сяк­ла хи­ми­че­ская ре­ак­ция, а не по­то­му, что он нас не так по­нял или не раз­гля­дел. И не сто­ит мель­кать пе­ред ним в мод­ном паль­то в сти­ле овер­сайз, ез­дить во­круг его до­ма с по­тух­ши­ми фа­ра­ми, обе­дать в его лю­би­мой ка­феш­ке и от­прав­лять няш­ные кар­тин­ки в Viber.

Ес­ли его нет (уехал в дру­гую стра­ну, в дру­гую ре­аль­ность, же­нил­ся, сме­нил ори­ен­та­цию, ушел в мо­на­стырь) — зна­чит его нет. А мы есть. И мы аб­со­лют­но жи­вы! И во­круг нас люди, до­стой­ные муж­чи­ны и це­лый мно­го­гран­ный мир. Со­ба­ка про­сто не зна­ла и ве­ла се­бя со­от­вет­ству­ю­ще. Она не шту­ди­ро­ва­ла ум­ные кни­ги, не хо­ди­ла на тре­нин­ги лич­ност­но­го ро­ста, не ра­бо­та­ла с си­лой ро­да и не чи­та­ла аф­фир­ма­ции. А мы все зна­ем и по­ни­ма­ем. И мо­жем при­ка­зать сердцу. При­крик­нуть на него, по­спо­рить, по­пы­тать­ся его отрез­вить. По­бо­роть на­вяз­чи­вые мыс­ли и си­лой пе­ре­клю­чить вни­ма­ние. Ведь это все­го лишь мы­шеч­ный ор­ган, пе­ре­ка­чи­ва­ю­щий кровь, и не уме­ю­щий ду­мать. А у нас все­го од­на жизнь и од­на за­да­ча: быть счаст­ли­вы­ми. Лю­бой це­ной. Лю­бым спо­со­бом. Так, мо­жет, уже хва­тит рав­нять­ся на пса Ха­ти­ко, и при­шло вре­мя взять от­вет­ствен­ность за свои чув­ства?! ♥

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.