ФАК­ТЫ

Гео­гра­фи­че­ские на­зва­ния Сре­ди­зе­мья, фи­гу­ри­ру­ю­щие в про­из­ве­де­ни­ях Тол­ки­на,

Natali - - Легенда - Оль­га ЯНКОВАЯ

на утвер­жде­ние пер­вые гран­ки, он при­ди­рал­ся к каж­дой ре­дак­тор­ской прав­ке, вне­сен­ной в его текст. Но Стен­ли Ан­вин тер­пе­ли­во вы­дер­жал се­рию “об­ли­чи­тель­ных” пи­сем про­фес­со­ра, и в сен­тяб­ре 1937-го пер­вое бри­тан­ское из­да­ние “Хоб­би­та” уви­де­ло свет. А в кон­це де­каб­ря Ро­нальд на­чал тру­дить­ся над про­из­ве­де­ни­ем, ко­то­рое вот уже бо­лее по­лу­ве­ка удер­жи­ва­ет зва­ние од­ной из са­мых по­пу­ляр­ных книг XX сто­ле­тия — “Вла­сте­лин ко­лец”. Точ­ку в гран­ди­оз­ной эпо­пее он по­ста­вил лишь в 1948-м, хо­тя еще год про­дол­жал пе­ре­пи­сы­вать от­дель­ные фраг­мен­ты. Из-за неве­ро­ят­но­го объ­е­ма ав­то­ра по­про­си­ли раз­де­лить этот труд на ча­сти — так они и бы­ли опуб­ли­ко­ва­ны. Кро­ме то­го, из­да­те­ли не ве­ри­ли, что гран­ди­оз­ный успех (и при­быль), ко­то­рый име­ли “Хоб­би­ты”, бу­дет со­пут­ство­вать но­вой ра­бо­те Тол­ки­на, по­то­му за­клю­чи­ли с ав­то­ром не са­мый вы­год­ный для него кон­тракт. Бум, на­чав­ший­ся сра­зу по­сле по­яв­ле­ния кни­ги на при­лав­ках ма­га­зи­нов, рас­се­ял все сом­не­ния, а же­ла­ние ино­стран­ных ком­па­ний при­об­ре­сти пра­ва на пуб­ли­ка­цию лишь утвер­ди­ло ми­сте­ра Ан­ви­на в мыс­ли, что он рис­ко­вал не зря.

Са­мо­го Тол­ки­на под­ня­тая во­круг него шу­ми­ха раз­дра­жа­ла: “Люди пя­лят­ся на ме­ня, буд­то я ка­кая-ни­будь гор­гу­лья”, — се­то­вал он. Од­на­ко все­гда с ра­до­стью от­ве­чал на во­про­сы, ка­са­ю­щи­е­ся его де­ти­ща. Ведь все опи­сан­ные во “Вла­сте­лине” со­бы­тия бы­ли для про­фес­со­ра аб­со­лют­но ре­аль­ны. “Я спро­сил его, су­ще­ство­ва­ли ли хоб­би­ты в бо­лее ран­ние эпо­хи, — рас­ска­зы­вал впо­след­ствии жур­на­лист Клайд Кил­би. — А он от­ве­тил: “Нет, по­то­му что хоб­би­ты — ан­гли­чане”. Что ка­са­ет­ся гео­гра­фии, то од­на­жды мы еха­ли по Лон­дон­ской до­ро­ге, и в несколь­ких ми­лях во­сточ­нее Окс­фор­да Толкин ука­зал на ка­кие-то хол­ми­ки к се­ве­ру и ска­зал: “Вот там-то и жи­ли хоб­би­ты”. Сре­ди­зе­мье он раз­ме­стил в Ев­ро­пе.

Но ощу­тить все ра­до­сти без­бед­ной жиз­ни ав­то­ру ме­га­по­пу­ляр­ной три­ло­гии до­ве­лось толь­ко в 1956 го­ду, ко­гда он впер­вые по­лу­чил свою до­лю от при­бы­ли: в че­ке зна­чи­лась сум­ма в 4000 фун­тов, что зна­чи­тель­но пре­вы­ша­ло го­до­вое жа­ло­ва­нье про­фес­со­ра, всю жизнь пре­по­да­вав­ше­го в Окс­фор­де. С каж­дым го­дом ав­тор­ские от­чис­ле­ния ста­но­ви­лись все боль­ше: Ро­нальд и Эдит те­перь мог­ли поз­во­лить се­бе жить так, как хо­чет­ся. Де­ти дав­но вы­рос­ли, об­за­ве­лись соб­ствен­ны­ми се­мья­ми и разъ­е­ха­лись из ро­ди­тель­ско­го до­ма. А сам Толкин в 1959-м оста­вил пре­по­да­ва­тель­скую ра­бо­ту, что­бы по­се­лить­ся с же­ной в неболь­шом го­род­ке Пул, где они рань­ше так лю­би­ли про­во­дить лет­ние ка­ни­ку­лы. Хо­тя про­фес­со­ру по­на­ча­лу очень недо­ста­ва­ло ин­тел­лек­ту­аль­ных бе­сед, он сми­рил­ся с ти­ши­ной и раз­ме­рен­но­стью Пу­ла. Ока­за­лось, что об­ще­ние с Эдит, для ко­то­рой в те­че­ние дол­гой жиз­ни на­хо­ди­лось не так мно­го вре­ме­ни, до­став­ля­ет ему на­сто­я­щее удо­воль­ствие. Жи­те­ли го­род­ка при­вык­ли ви­деть по­жи­лую че­ту, не спе­ша про­гу­ли­ва­ю­щу­ю­ся по ал­ле­ям пар­ка или мир­но бе­се­ду­ю­щую, си­дя на тер­ра­се од­но­го из мест­ных ре­сто­ра­нов. Из­ме­нил­ся не толь­ко рас­по­ря­док жиз­ни про­фес­со­ра, но и его вку­сы: неко­гда они с дру­гом Лью­и­сом пре­зи­ра­ли тех, кто лю­бил изыс­кан­ные одеж­ды, те­перь же сам Ро­нальд ще­го­лял в ко­стю­мах haute couture. И по-ста­ри­ков­ски вор­чал, слы­ша от­го­лос­ки за­хва­тив­шей мир тол­ки­но­ма­нии: “Ген­даль­фа — в пре­зи­ден­ты!” — скан­ди­ро­ва­ла мо­ло­дежь, уве­шен­ная знач­ка­ми с ло­зун­га­ми: “Фро­до жив!” и “Хоб­би­ты — это хоб­би­ты”. Прав­да, узнав о том, что “Вла­сте­ли­на” хо­тят экра­ни­зи­ро­вать, он ка­те­го­ри­че­ски вос­про­ти­вил­ся: Джон Ро­нальд Ру­эл Толкин так и не при­нял нов­ше­ства, ко­то­рые при­нес ХХ век, и до кон­ца дней не при­зна­вал ра­дио, ки­но, те­ле­ви­де­ние и ру­гал со­вре­мен­ные нра­вы.

Увы, идил­лия дли­лась недол­го: в 1971-м его же­на умер­ла. Эдит бы­ло во­семь­де­сят два, но для Ро­наль­да их но­вая жизнь толь­ко на­ча­лась.

С ее ухо­дом из­ме­ни­лось все: сын Кри­сто­фер по­мог от­цу сно­ва пе­ре­брать­ся в Окс­форд и по­се­лил в квар­ти­ре при Мёр­тон-кол­ле­дже. Толкин оку­нул­ся в при­выч­ную ат­мо­сфе­ру, где был при­нят со все­ми при­чи­та­ю­щи­ми­ся по­че­стя­ми.

...Его не ста­ло ран­ним сен­тябрь­ским утром 1973 года: в этот день он оста­вил Сре­ди­зе­мье и от­пра­вил­ся в даль­ний путь, в ту точ­ку во Все­лен­ной, где за­жда­лась его Эдит-лу­ти­эн. Не слу­чай­но на мо­ги­ле Тол­ки­на и его же­ны вы­гра­ви­ро­ва­ны име­на Бе­ре­на и его воз­люб­лен­ной. ♥

ВНУК ТОЛ­КИ­НА САЙ­МОН ТА­К­ЖЕ СТАЛ ПИСАТЕЛЕМРОМАНИСТОМ

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.